1 Понятие акцентуации характера и его сущность


Глава 2. Сравнительный анализ акцентуаций характера



страница2/4
Дата12.05.2016
Размер0.5 Mb.
ТипЛитература
1   2   3   4

Глава 2. Сравнительный анализ акцентуаций характера


по К. Леонгарду и А. Личко
2.1. Основные типологии акцентуации характера

по К. Леонгарду и А. Личко

Классификация А. Личко предназначена специально для подросткового возраста.


Гипертимный тип. Подростки, относящиеся к гипертимному типу, с детства отличаются большой шумливостью, общительностью, чрезмерной само­стоятельностью, даже смелостью, склонностью к озорству. У них нет ни застенчивости, ни робости перед незнакомцами, но зато не достает чувства дистанции в отношении к взрослым. В играх любят командовать сверстниками. В школе, несмотря на хорошие способности, живой уме, умение схватывать все на лету, учатся неровно из-за неусидчивости, отвлекаемости, недисциплинированности. В подростковом возрасте главная черта – почти всег­да хорошее, даже несколько приподнятое настроение. Оно сочетается хорошим самочувствием, нередко цветущим внешним видом, высоким жизненным тонусом, активностью, брызжущей энергией, всегда прекрасным аппетитом и крепким освежающим сном. Лишь изредка плохое настроение омрачается вспышками раздражения и гнева, что вызвано противодействием окружающих, их стремлением подавить слишком бурную энергию, подчинить своей воле. К правильным и законным представителям этого типа относятся легкомысленно, могут незаметно для себя проглядеть грань между допущенным и запрещенным. Они всегда тянутся в компанию, тяготятся и плохо переносят одиночество, среди сверстников стремится к лидерству, при этом не формальному, а к фактическому – роль вожака и заводил; при общительности в выборе знакомств неразборчивы и всегда могут оказаться в сомнительной компании. Любят риск авантюры. характерно хорошее чувство нового. Отходчивы, быстро меняются, даже дружат с теми, с кем раньше ссорились. Свои способности и возможности обычно переоценивают. Гипертимный тип встречается, как правило, в виде явной акцентуации. На ее фоне могут возникать острые эффективные реакции и ситуативно-обусловленные патологические нарушения поведения (ранняя алкоголизация токсикаианическое поведение, эмансипационные побеги и т.п.). Гипертимная акцентуация может быть также почвой для психопатических развитий по гипертимно-неустойчивому истероидному типу. Гипертимный тип встречается как нередкий преморбидный фон при маниакально-депрессивном и шизоаффективном психозах.

Циклоидный тип. В детстве не отличаются от сверстников или производят впечатление гипертимов. С наступлением пубертатного периода может возникнуть первая суб­депрессивная фаза. В дальнейшем эти фазы чередуются фазами подъема и периодами ровного настроения. Длительность фаз меняется сперва дни 1-2, с возрастом они могут изменяться или наоборот сглаживаться.

В субдепрессивной фазе отличаются вялостью, упадок сил, все валится из рук. Что раньше давалось легко и быстро, теперь требует больших усилий. Труднее становится учиться. Общество окружающих людей начинает томить, избегают компании, приключения и риск теряют привлекательность. Подростки в эти дни становятся вялыми домоседами. Мелкие неприятности и неудачи, нередки в тот период из-за падения работоспособности, переживают тяжело. Хотя на замечания и укоры часто отвечают раздражением, грубостью, но в глубине души впадают в еще большее уныние. Больше жалуются на скуку. Не приходится также слышать и идти на самоунижение.

Бессонницы у подростков не бывает. Самооценка формируется постепенно, по мере накапливания опыта «хороших» и «плохих» периодов. При недостатке такого опыта она может быть не очень точной.

Лабильные циклоиды представляют собой форму акцентуации промежуточную между типичными циклоидами и стабильными подростками.

Фазы здесь очень короткие 1-2 дня. В «плохие» дни дурное настроение обычно не сочетается с упадком сил или неудовлетворительным самочувствием. В пределах одного периода возможны короткие перемены настроения, вызванные соответствующими событиями или известиями.

Лабильный тип. В детстве не отличаются от сверстников или обнаруживаются склонность к невротическим реакциям. Главные черты в подростковом возрасте – крайняя лабильность настроения, которое меняется слишком часто или чрезмерно редко от ничтожных, даже незаметных для окружающих, поводов, кем-то нелестно сказанных слов, неприветливого взгляда случайного собеседника способны вдруг прийти в мрачное расположение духа без каких-либо серьезных неудач. И наоборот. Интересная беседа, комплимент, от кого-то услышанные заманчивые, но малореальные перспективы способны вселить веселость и жизнерадостность, и даже отвлечь от действительных неприятностей, пока те чем-либо не напомнят о себе. Во время откровенных волнующих бесед можно видеть, то готовые навернуться на глаза слезы, то радостную улыбку. От настроения в данный момент зависит и самочувствие, и сон, и аппетит, и работоспособность, общительность. Привязанности сохраняются несмотря на легкость и частоту мимолетных ссор. Утраты переносятся тяжело. Не менее свойственна преданная дружба. Предпочитают дружить с теми, кто в минуту грусти и недовольства способен утешить, отвлечь при нападках, а в минуту подъема разделить радость и веселье, удовлетворить потребность в сопереживании. Любят компании, смену обстановки, но в отличие от гипертимного типа ищет их не в поле действительности, а только новые впечатления. В группе на роль вожака не претендует, обратно довольствуясь положением опекаемого и защищаемого другими любимцами баловня. Хобби ограничиваются информативно-коммуникативным типом, иногда художественной самодеятельностью, да еще некоторыми домашними животными.

Самооценка отличается искренностью и умением правильно отметить черты своего характера.



Астено-невротический тип. С детства нередко выявляются признаки невропатии: плохой сон, аппетит, капризность, пугливость, плаксивость, иногда ночные страхи, ночной энурез, заикание и т.д. В других случаях детство проходит благополучно, и первые признаки астено-невротической акцентуации возникают только в подростковом возрасте.

Главными чертами являются утомляемость, раздражительность и склонность к ипохондричности. Утомляемость особенно проявляется при умственных занятиях или при физических и эмоциональных напряжениях, например, в обстановке соревнований. Раздражительность ведет к внезапным аффективным вспышкам, возникающим нередко по ничтожному поводу. Склонность к ипохондрии преувеличенному внешнему вниманию к состоянию своего здоровья. Предпочитают одиночество или общение с близким другом. Самооценка обычно, прежде всего, отражает заботу о здоровье.



Сенситивный тип. С детства пугливы и боязливы, часто страшатся темноты, сторонятся животных, боятся остаться одни, быть запертыми дома. Чуждаются бойких и шумных сверстников. Не любят подвижных игр и озорства. Не склонны к легкому общению с незнакомыми. Все это может осложнять ложное впечатление о замкнутом и отгороженном от окружающих. На самом деле такие дети достаточно общительны с теми, к кому привыкли. К родным и близким бывают привязаны, даже при холодном и суровом обращении с ними. Трудности наступают в подростковом возрасте, с момента вступления в самостоятельную жизнь. Тогда выступают две главные черты этого типа: чрезмерная впечатлительность и чувство собственной неполноценности. В себе видят множество недостатков. Опеке близких охотно подчиняются. Самооценка отличается высоким уровнем объективности. И притворяться не любят и не умеют. Отказ отвечать предпочитают неправде.

Сенситивная акцентуация служит почвой для острых аффективных реакций интрапунитивного типа, невроза, реактивных депрессий, эндореактивных психозов. По-видимому, сенситивная акцентуация сопряжена с более высоким риском заболеваний прогредиентной шизофрении.



Психастенический тип. В детстве, наряду с некоторой робостью и пугливостью, рано проявляется моторная не­ловкость, склонностью к рассуждательству и не по возрасту «интеллектуальные интересы». Иногда уже в детском возрасте начинаются фо­бии, т.е. боязнь незнакомых людей и новых предметов, темноты, страх оказаться за запертой дверью.

Главными чертами психастенического типа являются нерешительность, склонность ко всякого рода рассуждениям, тревожная мнительность в виде опасений за будущее свое и своих близких, любовь к самоанализу и легкость возникновения навязчивых страхов, опасений, действий, ритуалов, представлений, мыслей.

Нерешительность особенно проявляется в долгих и мучительных колебаниях, когда надо сделать самостоятельный выбор.

Физическое развитие обычно оставляет желать лучшего. Все ручные навыки и занятия спортом даются плохо. Исключения составляют лишь те виды спорта, при занятиях которыми нагрузка падает на ноги (бег, прыжки, лыжи, велосипед).

Самооценка, несмотря на склонность к самоанализу, далеко не всегда отличается правильностью и полностью. Часто выделяется склонность находить у себя черты самых разных типов, в том числе совершенно не свойственные, например, истерические.

Шизоидный тип. С первых лет такие дети играют одни. Они мало тянутся к сверстникам, избегают возни и шумных забав, предпочитают общество взрослых, подолгу маяча, слушая их беседы между собой. К этому может добавляться какая-то недетская сдержанность и даже холодность.

В подростковом возрасте все черты шизоидного типа крайне заостряются. Прежде всего, бросаются в глаза замкнутость и отгороженность, иногда духовное одиночество мало тяготит подростка, который живет своими необычными для других интересами и увлечениями. Чаще же неспособность устанавливать контакты тяжело переживаются.

Внутренний мир почти всегда закрыт для посторонних и зачастую бывает заполнен фантазиями и увлечениями. Шизоидные подростки могут раскрываться неожиданно и обычно перед человеком малозначительным, и даже случайным, но чем-то импонирующим их прихотливому выбору. В то же время их внутренние переживания могут навсегда оставаться скрытыми от близких или от тех, кого они знают много лет.

Недоступность внутреннего мира и сдержанность в проявлении чувств делают неожиданными и непонятными для окружающих многие поступки, ибо весь ход предшествующих переживаний и мотивов остаются скрытым. Чудачества бывают неожиданны, но, не служат эгоцентрической цели привлечь в себе внимание.

Подростковая реакция эмансипации обычно проявляется весьма своеобразно. Шизоидный подросток может терпеть мелочную опеку в быту, и даже не замечать ее, подчиниться установленному распорядку и режиму, но готов реагировать бурным протестом на малейшую попытку вторгнуться без дозволения в мир его интересов, увлечений и фантазий. Однако реакция эмансипации легко может оборачиваться социальной нонконформностью-негодованием по поводу существующих правил и порядков, насмешками над распространенными идеалами, интересами и духовными ценностями, злопыхательством по поводу «отсутствия свободы». Подобные суждения могут скрыто вынашиваться и нежданно для всех реализовываться в решительных действиях или публичных выступления. Прямолинейная критика других в таких случаях осуществляется без учета ее последствий для себя.

Реакция группирования со сверстниками внешне выражена слабо. Замкнутость затрудняет контакты, а неподатливость общему влиянию не позволяет полностью слиться с группой. Иногда шизоидные подростки подвер­гаются насмешкам и преследованиям сверстников, иногда же, благодаря холодной сдержанности и неожиданному умению постоять за себя, внушают уважение и застав­ляют соблюдать дистанцию. Но успех среди сверстников может быть предметом сокровенных фантазий шизоидного подростка.

Увлечения нередко отличаются необычностью, силой и постоянством. Чаще встречаются интеллектуально-эстетические хобби. Увлечения нередко таят от других, боясь непонимания и насмешек. Делятся ими, если встречают интерес, но никогда не выставляют напоказ. В спорте предпочитают индивидуальные занятия, но не коллективные игры. Вместо увлечений могут предпочесть одинокие многочасовые прогулки. Некоторым шизоидам хорошо даются тонкие ручные навыки: игра на музыкальных инструментах, всяческие поделки.

Сексуальная активность для окружающих обычно остается незамеченной. Однако внешняя «асексуальность», презрение к половой жизни могут сочетаться с упорным онанизмом и яркими эротическими фантазиями. Болезненно чувствительные в компаниях, не способны на флирт и ухаживания, не умеют добиться сексуальной близости в ситуации, где она возможна, шизоидные подростки могут внезапно для других проявлять сексуальную активность в самых грубых и даже извращенных формах: вступать в связь со случайными встречными, онанировать под чужими окнами, эксгибиционировать перед малышами, часами сторожить, чтобы посмотреть чьи-то обнаженные гениталии и т.д. Подобная сексуальная активность и сексуальные фантазии глубоко таятся. Даже когда подобные действия обнаружены, стараются не раскрывать мотивов и переживаний.

Алкоголизм встречается редко. Опьянение обычно не сопровождается эйфорией. Уговорами питейной атмосферы компании легко противостоит. однако у некоторых небольшие дозы крепких напитков облегчают установление контактов и устраняют чувство неестественности во время общения. Тогда алкоголь может регулярно использоваться в качестве своеобразного «коммуникативного допинга». Может возникнуть необычная психическая зависимость, отличная от известной психической зависимости у алкоголиков. В указанных случаях прием алкогольного допинга подростком становится необходимым ритуалом перед вынужденными активными общениями. С той же целью легко могут быть начаты приемы наркотиков. Опасность токсикоманического поведения у шизоидов больше, чем алкоголизации.

Делинквентное поведение встречается нечасто. Групповые правонарушения не свойственны. Однако преступления могут совершаться «во имя группы», чтобы группа «признала своим». В одиночку совершаются и сексуальные правонарушения.

Самооценка шизоидов отличается избирательностью. Хорошо отдают себе отчет в своей замкнутости, трудности контактов, непонимании окружающих. Противоречия же в своем поведении не замечаются или не придается значения. Любят подчер­кивать свою независимость и самостоятельность.

Обычно приписываемые шизоидам соматические признаки (худощавость, дряблая мускулатура, сутуловатость) на фоне акселерации могут искажаться эндокринными сдвигами, обусловливая, например, избыточную полноту.

Шизоидная акцентуация сочетается с повышенным риском заболевания вялотекущей шизофренией. Повышение риска прогредиентной шизофрении менее отчетливо. Этот тип акцентуации в подростковом возрасте предрасполагает также к транзиторной метафизической интоксикации.

Эпилептоидный тип. Лишь в части случаев черты этого типа явственно проступают еще в детстве. Такой ребенок может часами плакать и его невозможно ни утешить, ни отвлечь, ни приструнить. Наряду с этим могут выявиться садистские склонности, дети лю­бят мучить животных, дразнить млад­ших, издеваться над беспомощными. Отмечается также недетская бережливость по отношению к одежде, игрушкам, всему «своему» и крайне злобная реакция на тех, кто собирается покушаться на их собственность. В школе обнаруживается мелочная аккуратность в ведении тетрадей, всего ученического хозяйства.

В большинстве случаев черты этого типа становятся очевидными только в подростковом возрасте. Главной из них является склонность к периодам злобно-тоскливого настроения с накипающим раздражением и поисками объекта, на котором можно сорвать зло. Такие состояния длятся часами, реже днями, постепенно начинаясь и медленно ослабевая. С ними тесно связана аффективная взрывчатость. Вспышки возбуждения лишь при первом впечатлении кажутся внезапными. Аффект накипает долго и постепенно. Повод для взрыва может быть ничтожным, сыграть роль последней капли. Аффекты не только сильны, но и продолжительны, долго не наступает успокоения. В аффекте могут отмечаться безудержная ярость, циничная брань, жестокие побои, безразличие к беспомощности объекта нападения и неспособность учесть его превосходящую силу. Реже эта ярость оборачивается аутоагрессией с нанесением себе порою тяжких повреждений.

Инстинктивная жизнь отличается большим напряжением. Сильное сексуальное влечение, склонность к сексуальным эксцессам могут сочетаться с садистскими и мазохистическими наклонностями. Любовь почти всегда окрашена мрачными красками ревности.

Алкогольное опьянение часто протекает тяжело, с яростью и драками. В пьяном виде могут быть совершены поступки, о которых потом не остается воспоминаний. Тем не менее, нередкой бывает склонность напиваться «до отключения». Брутальность сказывается во всем: крепкие напитки предпочитаются вину, крепкие папиросы – сигаретам и т.д. В опьянении легко возникают как агрессивные, так и аутоагрессивные аффективные реакции.

Реакция эмансипации нередко протекает тяжело. От родных требуют не только «свободы» и самостоятельности, но и «прав», доли имущества, материальных благ. Перед начальством склонны к угодничеству, если ждут каких-либо преимуществ. Реакция группирования со сверстниками сопря­жена со стремлением к властвованию. В группе желают устанавливать порядки, выгодные для себя. Могут хорошо адаптироваться в условиях строгого дисциплинарного режима, где умеют подольститься к начальству, заполучить определенную власть над другими подростками и умело использовать ее для своей выгоды. Власть в руках эпилептоидного подростка может быть ударом по его «слабому звену». Упоенный властью, он теряет контроль над собой, настолько угнетает и подавляет попавших под его зависимость, что против него зреет всеобщий бунт, который лишает его былых преимуществ и надолго дезадаптирует.

Среди увлечений отмечена склонность к азартным играм. Страсть к обогащению очень легко пробуждается. Коллекционирование привлекает, прежде всего, материальной ценностью собранного. В спорте заманчи­вым кажется то, что позволяет развить физическую силу. В сфере увлечений могут оказаться и различные поделки, особенно требующие тщательности исполнения и сулящие материальную выгоду. Музыкой и пением охотно занимаются наедине, получая от этого особое чувственное наслаждение.

Общими чертами являются также вязкость, тугоподвижность, тяжеловесность, инертность, что откладывает отпечаток на всем – от моторики и эмоциональности до мышления и личностных ценностей. Мелочная скрупулезность, дотошное соблюдение всех правил, даже в ущерб делу, допекающий всех педантизм – все это рассматривается некоторыми авторами как способ компенсации собственной инертности. Большое внимание к своему здоровью, бережное соблюдение собственных интересов сочетаются со злопамятностью, несклонностью прощать обиды, озлоблением при малейшем ущемлении интересов.

Эпилептоидная акцентуация является почвой для острых аффективных реакций, ситуативно обусловленных нарушений поведения долинквентного и даже криминального типа [Вдовиченко А.А., 1976], ранней алкоголизации, а также психопатического развития. Особенно пагубным является воспитание в условиях жестоких взаимоотношений. Гипоопека может способствовать наслоению черт неустойчивости, потворствующая гиперпротекация – истероидности.



Истероидный тип. Главной чертой является эгоцент­ризм, ненасытная жажда постоянного внимания окружающих к своей особе, потребность вызывать восхищение, удивление, почитание, сочувствие. На худой конец предпочитается даже негодование и ненависть в отношении себя, но только не перспектива остаться незамеченным. Все остальные качества определяются этой чертой. Нередко приписываемая истероидам внушаемость отличается избирательностью: от нее ничего не остается, если обстановка внушения или само внушение не льют воду на мельницу эгоцентризма. Лживость и фантазирование целиком направлены на приукрашение своей личности с тем, чтобы опять же привлечь к себе внимание. Кажущаяся эмоциональность на деле оборачивается отсутствием глубоких искренних чувств при большой выразительности, театральности переживаний, при склонности к рисовке и позерству.

Все эти черты нередко намечаются с детских лет. Такой ребенок не выносит, когда при нем хвалят других детей, когда другим уделяют внимание. Игрушки ему быстро надоедают и часто служат лишь предметом хвастовства перед другими малышами. Для этого дети с истероидными чертами охотно декламируют стихи, танцуют, поют. Успехи в учебе во многом определяются тем, ставят ли их в пример другим.

В подростковом возрасте с этой же целью привлечь к себе внимание, прежде всего товарищей, могут использовать нарушения поведения. Делинквентность сводится к прогулам, нежеланию работать и учиться, так как «серая жизнь» их не удовлетворяет, а занять в учебе и труде престижное положение, которое бы тешило их самолюбие, у них не хватает ни способностей, ни, главное, настойчивости. Тем не менее, безделье и праздность сочетаются с очень высокими, фактически не удовлетворимыми претензиями в отношении будущей профессии. Склонны к вызывающему поведению в общественных местах. Более тяжких нарушений поведения обычно избегают.

Побеги из дома могут начаться с детских лет. Убежав, дети или подростки стараются быть там, где их будут искать, или обратить на себя внимание милиции (такие демонстративные побеги обычно являются следствием реакции оппозиции). Склонны преувеличивать свою алкоголизацию: прихвастнуть огромным количеством выпитого или блеснуть изысканным выбором алкогольных напитков. Иногда такие подростки готовы изобразить из себя наркоманов. Наслышавшись о наркотиках, попробовав раз-другой доступный суррогат, они любят расписывать свои наркотические эксцессы, необычный «кайф», прием экстравагантных наркотиков, вроде героина или ЛСД. Детальный расспрос обнаруживает, что нахватанные сведения быстро истощаются.

Если ничем другим не удается привлечь к себе внимание, то в ход могут пускаться мнимые болезни, ложь и фантазии. Последние всегда предназначаются для окружающих. Выдумывая, легко вживаются в роль, вводят в заблуждение доверчивых людей.

Истероидная акцентуация нередко сочетается с психическим инфантилизмом (гармоничным психофизическим или с психическим на фоне физической акселерации). Вследствие инфантилизма в подростковом возрасте сохраняется детская реакция оппозиции на утрату или уменьшение внимания со стороны близких, на потерю роли семейного кумира. Проявления этой реакции могут быть теми же, что и в детстве – уход в болезнь, попытки избавиться от того, на кого переключилось внимание (например, заставить мать разойтись с появившимся отчимом). Но чаще реакция оппозиции проявляется подростковым нарушениями поведения – выпивки, знакомство с наркотиками, прогулы, воровство, асоциальные компании сверстников – все это предназначается лишь для того, чтобы языком поступков просигнализировать близким: «Верните мне прежнее внимание и заботу, иначе я собьюсь с пути».

Реакция эмансипации может иметь бурные внешние проявления: громогласные требования свободы, конфликты и т. п. На самом же деле настоящей свободы и самостоятельности вовсе не ищут, от внимания и забот близких вовсе не жаждут избавиться.

Реакция группирования со сверстниками сопряжена с претензиями на лидерство или на исключительное положение в группе. Не обладая ни достаточной стеничностью, ни бестрепетной готовностью подчинить себе других, такие подростки добиваются ведущего положения иными средствами. Обладая хорошим интуитивным чутьем настроения группы, еще только назревающих в ней желаний, стремлений, истероидные подростки становятся их первыми выразителями, зачинщиками и зажигателями. В порыве, воодушевленные обращенными на них взорами, они могут повести за собой других, даже проявить отвагу. Но всегда оказываются вожаками на час, так как перед неожиданными трудностями пасуют, друзей легко предают, лишенные восхищенных взглядов, сразу теряют весь задор. Пытаются также возвыситься в среде сверстников, «пуская пыль в глаза» россказнями былых «удачах» и «похождениях». Товарищи вскоре распознают за внешними эффектами внутреннюю пустоту. Поэтому истероидные подростки не склонны подолгу задерживаться в одной группе сверстников и охотно устремляются в новую, уверяя, что «разочаровались в прежних приятелях».

Увлечения целиком питаются эгоцентризмом. Для этого может выбираться и художественная самодеятельность (особенно те ее виды, которые популярны в среде сверстников). Но той же цели могут служить и гимнастика йогов, и модные философские течения, и необычные коллекции и много другое, если только оно не требует слишком упорного труда и позволяет покрасоваться перед другими.

Сексуальное влечение не отличается ни силой, ни напряженностью. В сексуальном поведении также много театральной игры. Юноши чаще скрывают свои сексуальные переживания, уходят от бесед на эти темы, чувствуя, что среди товарищей в этой они могут легко оказаться не на «высоте». Девочки, наоборот, склонны афишировать свои действия и выдумывать несуществующие связи, способны на оговоры и самооговоры, могут разыгрывать роль распутниц и проституток, наслаждаясь ошеломляющим впечатлением на собеседника.

Самооценка очень далека от объективности. Обычно представляют себя такими, какими в данный момент можно скорее всего обратить на себя внимание.

Удары по эгоцентризму являются самыми чувствительными для истероидной натуры. Неспособность занять видное положение среди сверстников, разоблачение приукрашивающих вымыслов с перспективой быть осмеянными и низвергнутыми с пьедестала, крах надежд при высоком уровне притязаний, утрата внимания со стороны значимых лиц – все это может привести и к острым аффективным реакциям демонстративного типа, включая суицидальные демонстрации, и к истерическому неврозу, и к демонстративным нарушениям поведения. Сочетание истероидной акцентуации с потворствующей гиперпротекцией в воспитании («кумир семьи») легко приводит к психопатическому развитию.



Каталог: catalog
catalog -> Учебно-методическое пособие Хабаровск, 2006
catalog -> Акцентуация характера
catalog -> Влияние мотивов учебной деятельности старших школьников на их успеваемость
catalog -> Особенности детей подросткового возраста с зпр курсовая работа
catalog -> Вопросы к государственному экзамену по общей психологии
catalog -> История развития проблемы памяти в психологии
catalog -> Глава роль семьи в формировании личности
catalog -> Опыт нашего профсоюза ценен для всей сибири
catalog -> Вопросы к госэкзамену по специализации «психология развития и возрастная психология»
catalog -> Контрольная работа по дисциплине «Психология и педагогика» Проверил: студент курса


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница