12 грудня 2014 р. ІV всеукраїнська науково-практична конференція “Андріївські читання”



страница4/38
Дата11.05.2016
Размер3.21 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38

Рябко И.

протоиерей, профессор, доктор богословия,

заведующий кафедрой богословия

Классический приватный университет

ПРАВДА БОЖИЯ И ПРАВДА ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ


В истории человечества было множество войн, революций, но если мы посмотрим на них в исторической ретро перспективе, то увидим, что в них никогда не было правды Божией. Там всегда присутствовало некое человеческое мнение, понимание того, что хорошо или плохо для определённой группы людей, для определённого времени и места. И ради этой маленькой, временной, преходящей человеческой правды попиралась Правда Божия. Проливалась человеческая кровь, дети сиротели, матери теряли сыновей, жены мужей. Как много в истории человечества было пролито крови во имя этой человеческой правды, которая не известно является ли правдой вообще? Ведь понять это можно только тогда, когда мы ее сопоставим с Правдой Божией.

Что должна делать Церковь в этой ситуации? Прежде всего, обращать свой призыв ко всем тем людям, которые называя себя христианами, борются за эту человеческую правду, соотносить в каждый момент времени, в каждый момент действия свои деяния с Божьей Правдой.

Я вспоминаю рассказ одного человека, который много думал и молился о той страшной ситуации, которая сегодня сложилась на Юго-Востоке нашей Родины. Он увидел некое видение, в котором был две черные руки. Люди собирались возле каждой из этих рук, спорили и кричали. Одни говорили, что вот эта рука правая, другие – нет, вот эта. А эти руки перемешивали как тесто эти две кучи спорящих людей в одно кровавое месиво. Там были поломанные человеческие жизни, судьбы, слезы. Туловище и голова у этих рук была одна, и она была с большими страшными рогами.

Как могло случиться, что люди, крещенные в одной купели, люди, которые носят крестик и называют себя христианами, единоверные и единокровные, дошли до того, что стали убивать друг друга? Там, где злость, ненависть, где вражда и убийства, не может быть правды. Потому что Правда – это Бог, а он есть Любовь.

Основная тактика сатаны – посеять в душах христиан разделение. Как корень вырывается из земли? Его нужно расшатать, толкая то в одну, то в другую сторону. Везде, где только есть возможность внести разделения и посеять брожение, демонический мир это делает. Посмотрите, на каких срезах возникают споры внутри Церкви – всегда там, где можно посеять сомнение или внести соблазн. Ведь нет и не было споров по поводу канонизации блаженной Ксении Петербургской. А сколько нездоровых диспутов о личности Ивана Грозного или того же Распутина. Так и здесь. Какая рука правая – та или эта? Вот и спорьте, деритесь, а лучше убивайте друг друга, а голова то у этих рук одна и она с рогами…

Сатана был и остается отцом лжи. Он лжет, и тем и другим говорит прямо противоположные вещи, пытаясь каждого убедить, что именно это и есть правда. Борьба за власть, деньги, влияние, ресурсы он преподносит каждой из сторон как проблему этическую, патриотическую или даже религиозно-освободительную. Возьмите для примера так называемую “православную армию” ДНР, которую призывают убивать кого? Таких же единоверцев и более того – единокровных людей.

У меня был на исповеди молодой человек в военной форме, он получил повестку из военкомата, шел на войну и пришел перед отправкой на исповедь и причастие. Двое детей. Я его попросил: “Ты когда вернёшься, приди ко мне, хорошо?” – “Хорошо. Договорились”. Он вернулся …в гробу…А кто его убил? Может быть, такой же, как и он, отец двоих детей и тоже с крестиком на груди. За что? Зачем? Почему? Разве это не безумие?

Царство, разделенное само в себе, устоять не может. В междоусобной брани нет победителей. Разделенное царство обязательно будет завоевано внешними силами, а народ навсегда потеряет возможность подлинного суверенитета. Это уже случилось с Византией – самой мощной и самой сильной мировой державой. Она исчезла с лица земли навсегда.

Сейчас как никогда сатана пытается расшатать соборность и единство Православной церкви. В головы многих из наших прихожан попадают противоположные вирусы русофобии или русофилии.

Я познакомился с анкетами духовенства нашей епархии. Есть вещи, которые меня искренне в этом плене насторожили. Почти 80% священников ответили, что единственно возможной формой существования Православия в Украине – это ее нынешний статус в составе Московского патриархата. Я ничего не имею против ее нынешнего статуса, но мне не понятно, почему он может быть единствен возможным? А если бы полнота Православия на Украине была представлена в какой ни будь иной канонической форме? Если бы это была самостоятельная Поместная Церковь? Или в составе другого патриархата, имеющего единство с Вселенской полнотой Церкви? Неважно какого. Какого- нибудь патриархата Берега Слоновой Кости, например? Что от этого? Неужели Церковь от этого стала бы ущербной в своей православной полноте?

Посмотрите на истории других Поместных церквей. Экзархат всегда был переходной формой к Патриархату. А УПЦ имеет уже даже не экзархат, а автономию, с такими правами и полномочиями, которые имеет, по сути, только автокефальная церковь. Любая Православная церковь в любой точке мира имеет полноту Православия, не зависимо от ее статуса. И в ней присутствует вся полнота и русских, и грузинских, и африканских, и австралийских, и китайских и всех остальных святых. По моему мнению, главное, чтобы эта Церковь имела каноническое единство со Вселенским Православием. И все. А в каком статусе, для меня, например, это не важно. Если Вселенское Православие признает эту церковь как часть своего целого. То в ней есть вся полнота, необходимая для спасения.

Идея т. н Русского мира, этнического нераздельного единства, как необходимого условия спасения имеет ярко выраженный оттенок этнофилетичекой ереси. Христиане объединяются не вокруг этноса, не вокруг культуры, а вокруг Христа. Этническая, культурная общность и христианское единство – понятия не тождественные и не взаимозаменяемые. Несмотря ни на какие новые веяния Министерства культуры Украины. Я люблю, любил и буду любить русскую культурную традицию. Я продолжаю считать, что русская литература XIX века была, есть и останется вершиной мировой литературы. Но вправе ли считать, что и УПЦ должна быть исключительно в составе РПЦ, и ни в каком другом статусе ее члены спасаться не могут, как только в Московском Патриархате? Отождествление Русского мира с Христианским – это экклесиологическая ересь, которая поддерживается разного рода сомнительными высказываниями якобы старцев.

Не менее опасна и противоположная ересь религиозного национализма. У нас она в епархии мало выражена, но зато громко. Национальная свідомість тихой не бывает, как я понял. Эта точка зрения утверждает, что если государство самостоятельное, то и Церковь должно иметь исключительно статус Патриархата. По сути, и предыдущая позиция и эта – лик одной и той же ереси этнофилетизма. Только в одном случае она одета в косоворотку, а в другом в вышиванку, но суть остается одна и та же. Если я люблю стихи Лины Костенко и считаю ее гением, сопоставимым с русским Александром Пушкиным или польским Адамом Мицкевичем, то значит ли это, что и Православная церковь должна быть такой же украинской, как и эта поэтесса только потому, что я люблю ее стихи.

Национализм стремится превратить Церковь в орудие национального эгоизма, он навязчиво требует считать межнациональные и культурные различия разделениями, а разделения – антагонизмами.

Владимир Соловьёв дал очень хорошее и правильное определение национализму разделив его на три фазы. Это поклонение своему народу как преимущественному носителю вселенской правды; затем поклонение ему как стихийной силе, независимо от вселенской правды, наконец, поклонение тем национальным односторонностям и аномалиям, которые отделяют народ от всего остального человечества. Когда все свое родное, считается бесспорно хорошим, правильным только потому что оно наше.

Патриотизм отличается от национализма тем, что имеет твердую волю дать истинное благо своему народу, он пронизан христианским духом любви к Богу, к ближнему, к Родине, к народу. Любить свое – не значит ненавидеть чужое. Патриот понимает, что и другие народы имеют определенное место в замыслах Божиих.

Я не понимаю тех священников, которые отождествляют Патриарха РПЦ с Президентом России. Только по той причине, что так хочется СМИ. Патриарх по своему статусу не может быть русским патриархом, иначе его нужно было бы лишать звания патриарха. Если у вас есть дети, то вам не важно, где они живут. Рядом с вами или далеко за границей. И поэтому патриарх должен быть патриархом не только для россиян, но и для украинцев, белорусов, латышей и т. д. Т. е для всех, кто входит в его каноническую юрисдикцию. И не разделять свою паству на своих сограждан и граждан других стран. А с политикой страны, в которой он живет, у него должно быть общего не больше, чем у Христа с кесарем.

И вот эти две крайности, которые я увидел в анкетах наших священников в отношении канонического статуса УПЦ. Первая крайность выражена более ярко. Истина, как всегда, находится где-то посредине этих двух крайностей. Есть Церковь Божия. Она может быть облечена по форме во внешние одежды народа, в котором она присутствует. Но ее суть, ее природа от этого не меняется. Христос призывает нас приобщится к его сути, т. е. к Благодати, а не к внешним преходящим формам проявления ее присутствия. Т. е любить не косоворотку, или вышиванку, а то, что находится под ней – живую любящую и любимую плоть Христа.

Лично для меня сегодня более важным является вопрос о том, как психологически выживать в мире абсурда, всеобщей лжи, и ненависти. Это лично моя боль, и это к теме скорее исповеди, а не доклада.

Я, например, не могу, не умею с душевным спокойствием воспринимать сатанинский абсурд жизни, в которой мы все вдруг оказались. Когда по новостям показывают море человеческой крови, слезы, страдания, которые переживают не далекие жители Африки за тысячи километров отсюда, не латиноамериканцы, которых я не знаю, а граждане моей станы, и это за сто километров от моего дома, и тут же после этого выпуска новостей начинают передавать какой-то “чисто ньюсь”, где клоуны из девяносто пятого квартала начинают чудить, смешить, пытаются вызывать животный смех у зрителя.

Это что такое? Гибнут люди, рушится экономика, растет безработица, инфляция, мы на пороге гуманитарного кризиса, кто может этому радоваться, кому от этого смешно? Только диаволу. Как можно одновременно играть похороны и свадьбу. Если несут гроб, то рядом не пляшут скоромохи и клоуны не дают представления. Мы что, живем на “Острове дураков”? Есть такой сюжет у Пиноккио. По городу едет реклама с приглашанием всех желающих жить бесплатно на острове дураков. Там безудержное веселие, смех, наслаждения. Но как-то незаметно человек превращается в скотину и его потом тихонько зарезают и делают фарш для жителей того мегаполиса, в которой проходит эта реклама.

Нас что, готовят к роли мясного фарша? Для кого? Когда такое было? Вспомните Великую Отечественную войну. Какие тогда были лозунги? “Вставай страна народная, вставай на смертный бой”. “Все для фронта, все для победы”. А это что?

Таких примеров абсурда я могу приводить множество, и это стало нашей повседневной реальностью. Вопрос: как жить в этом всем так, чтобы выжить и остаться собой? Как оставаться собой в мире, где идет пир во время чумы, где чёрное называют белым, где лица становятся масками, где правят скоморохи.

Конечно же ответ для нас ясен. Смотреть на Христа, любить Христа, жить, доверяя Ему, Его Промыслу Его любви. Но для меня, наверное, в силу моего маловерия и малодушия, еще остается актуальным вопрос “как”? – как включить механизм доверия и любви. Как научиться не говорить о Боге, о том, что Его надо любить, Ему нужно доверять, а жить этим? Особенно сейчас, когда Титаник тонет, а на верхней палубе, в банкетном зале идет презентация новых коктейлей. Поиск ответа на этот вопрос для меня сегодня стал самым, пожалуй, важным.

Недавно в нашем городе выпал замечательный, белый, пушистый снег. Я как-то вышел на балкон кафедры, посмотрел на эти падающие снежинки и подумал, что вот так этот снег падал всегда. И на тех, кто жил в Александровске сто лет назад, так же он падал, и на Наполеона, и на Тамерлана, и на многих других. И на тех, кто убивал, и кто был убит. Где они все сейчас? Сейчас этот снег падает на меня, а завтра может быть уже на мою могилу.

Все проходит. А есть то, что остается и то, что было и будет всегда. Пока стоит этот мир, будет светить сольце, будет падать снег, будет расти трава и шуметь море. Война когда-то пройдёт. Все проходит. А вот Бог останется таким же, и мир будет таким же до Второго пришествия. Есть то, что не подлежит изменению. И я тогда как-то отчётливо это понял. Не нужно слишком пристально и тревожно смотреть на то, что должно пройти и измениться. Особенно, если это мрак. Если я начинаю на него смотреть пристально, то и он начинает пристально вглядываться в меня. Лучше смотреть на то, что изменению не подлежит.

Есть три сферы, в которых проходит наша жизнь. Первая – это социальная, где правит князь этого мира, где сейчас льется кровь. Где никогда не было и не будет Божией правды. Она там есть, но не в социальных системах, а в отдельных носителях этой правды, в людях Божиих. Есть природная сфера, которая не смотря на все наши социальные потрясения, революции, войны, катаклизмы шлет нам от Бога любовные СМС-ки. То снег пошел, то деревья в саду зацвели, то звезды на небе огромные, то мороз на стекле картинку нарисовал, то еще что ни будь. И есть интимная внутренняя сфера жизни моей души, моего внутреннего я. И я еще могу сам выбирать, какое окно души мне нужно открыть, и что я хочу там увидеть. И может быть для тех, у кого психика устроена тоньше, ранимее чем у других, нужно просто зашторить окна с видом на скачущих сумасшедших скоморохов и открыть пошире те окна, откуда льется Божий свет. Но это мой вывод, может, он далеко и не всем подойдет.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница