2. Мотивация как вид психической регуляции



Скачать 202.5 Kb.
Дата16.05.2016
Размер202.5 Kb.
1. Введение. Системно-динами­ческая модель мотивации была разработана М. Ш. Магомед-Эминовым. Автор создал эту модель, предварительно проанализировав уже известные теории и модели мотивации и обобщив эти сведения. Данная модель является одной из наиболее полных и развернутых моделей мотивации.

Автор, различая статическое и динамическое рассмотрение мотивации, считает недостаточным рассмотрение мотивационных переменных (часто мотивов) лишь в плане структурного анализа деятельности, а полагает, что требуется также функ­циональный анализ процессов мотивации в ходе осуществления конкретной деятельности конкретным субъектом в актуальной ситуации. При структурном анализе деятельности, по его мне­нию, ее достаточно рассмотреть соотносительно отдельно взя­того мотива, который выступает со стороны конституирующей функции, т. е. выделения особенной деятельности. При дина­мическом анализе деятельности ее необходимо рассматривать уже не соотносительно мотива, а соотносительно мотивации, детерминирующей и регулирующей деятельность (а не только запускающей ее). В связи с тем, что деятельность является молярной, неаддитивной целостной системой и осуществляется одновременно на всех уровнях, мотивационные процессы не привязаны лишь к началу деятельности, а имеют свою специ­фику в комплексном осуществлении деятельности.



2. Мотивация как вид психической регуляции.

Распространенное в отечественной психологии указание на побуждающую и направляющую функцию мотивов недостаточ­но для объяснения детерминации деятельности, т. к. в действи­тельности этот подход ограничивается рассмотрением лишь «пусковой» функции мотива. Тогда непонятно, как деятельность дальше детерминируется, разворачивается, управляется и как трансформируются указанные выше функции мотива. Автор считает, что дело во многом сложнее, т. е. ни в содержатель­ном, ни в динамически энергетическом аспектах процессы, де­терминирующие деятельность, не тождественны мотиву (или совокупности мотивационных переменных).

Подобное положение дел возникает, по мнению автора, из-за неразличения мотива и мотивации. В этом случае мотивация выступает в роли описательного понятия, своеобразного родового термина для обозначения всех конкретных видов побуждений: мотивов, потребностей, мотивационных диспозиций идеалов, интересов и т. п. Хотя каждая из указанных мотивационных переменных рассматривается со стороны ее предметных характеристик, однако возникает парадоксальное состояние, ибо со стороны процессов детерминации эти переменные рассмотрены лишь динамически — энергетически. Основной ак­цент делается на побуждение, а за пределами внимания оста­ется регулятивная функция, которая является центральной в процессах мотивации, являющихся одним из видов психиче­ской регуляции.

Автор считает, что проводимое в свое время подразделение процессов детерминации (в рамках схемы S—О—R) Р. Вудвортсом на «почему» (мотивация) и «как» (познавательные процессы, или процессы научения) является ограниченным, сводящим мотивацию к динамически-энергетической функции. И вопрос, «как регулируется» поведение, касается не только когнитивных процессов, но является центральным вопросом психологии мотивации, из анализа которого можно понять де­терминацию деятельности.

Поэтому в системно-динамической модели проблема мо­тивации человеческого поведения включает анализ процессов, структур и факторов:


  1. Побуждающих, инициирующих деятельность;

  2. направляющих деятельность и действие (определяющих селективность мотивации, выбор целей, действий и средств, постановку целей);

  3. поддерживающих (регулирующих, контролирующих реа­лизацию поставленного намерения и выполнения соответству­ющего ему действия);

  4. прерывающих (выполняющих «стоп-функцию» при до­стижении цели и реализации мотива или при невозможности ее достигнуть);

  5. переключающих одно действие на другое действие при возникновении препятствия, а деятельность — на другую дея­тельность при изменении ситуации субъекта.

Мотивация в системно-динамической модели рассматрива­ется как один из видов психической регуляции, которая управ­ляет и организует деятельность, интегрирует побуждения (внешние и внутренние) в целостное мотивационное побужде­ние, детерминирующее поведение, деятельность в определен­ной ситуации. Поэтому в модели различаются понятия побуж­дения деятельности и инициации деятельности, ибо первое представлено лишь со стороны динамически-энергетического аспекта, а второе требует, кроме этого, включения механизмов мотивационной оценки ситуации субъекта. Наличие энергетической обеспеченности деятельности недостаточно для объяснения инициации «движения» деятельности. Образно говоря, если родитель завел мотор машины — это еще никак не означает, что машина начала двигаться, здесь в наличии имеется толь­ко одна из предпосылок инициации деятельности.

Мотивация в модели рассматривается как сложная система, и поэтому проводится компонентный, структурный и функцио­нальный анализ мотивации. Выделение основных компонентов (или детерминант) мотивации и анализ связей этих компонен­тов дает представление о структуре мотивационной системы (т. е. о характере ее внутренней организации) в целом и о подструктурных компонентах и механизмах.

Кроме компонентного и структурного анализа, проводится функциональный (динамический) анализ, предполагающий рас­смотрение мотивации в процессуальной динамике. Динамиче­ский анализ позволяет исследовать фазы и этапы мотивации, динамику ее структур и процессов, трансформацию мотива и мотивационных побуждений по ходу мотивационного процес­са, выявить смену механизмов функционирования.

Кроме указанного, в модели определяется ведущая (общая) функция мотивации как системы, а также ряд конкретных функ­ций, осуществляемых структурными компонентами. Для их вы­явления автор исходит из анализа мотивации с позиции метасистемы: мотивация выступает тогда как подсистема более сложной метасистемы деятельности, из анализа функций и механизмов которой можно понять ее сущность. Однако подчер­кивается, что мотивация определяет деятельность, но является в то же время результатом процесса деятельности.

Единство аффективных и когнитивных процессов — это еще один принцип, из которого исходит автор.

Автор вынужден констатировать наличие разрыва между «эмоциональными» теориями мотивации и «когнитивными» тео­риями мотивации. Основываясь на методологическом принципе взаимосвязи гносеологических и аксиологических аспектов субъект-объектных отношений (единство аффекта и интеллекта, эмоциональных и познавательных процессов, отражения и отношения), автор трактует мотивацию как аффективно-когнитивную систему, в которой аффективные и когнитивные про­цессы внутренне опосредствуются друг другом, интегрируясь, синтезируясь в целостные системы и структуры — мотивационные синтезы. При этом данный взгляд используется не только для того, чтобы лишь отметить специфику предметного содер­жания мотива (аффективно-когнитивной функциональной системы), но и анализировать конкретно характер эмоций и когниций в ходе разворачивания процесса. Так, например, в модели выделяется ряд оценок, включен­ных в процесс: мотивационная оценка - первичная эмоциональ­ная оценка - когнитивная оценка - вторичная эмоциональная оценка.

Эмоциональные ценности, однако, связываются в модели с мотивационной оценкой объектов, которая не сводится лишь к эмоциональной оценке. В этом смысле мотивационная оценка не сводится лишь к вербализованной и невербализованной фор­мам (автор использует здесь понятие символизированная и не-символизированная), а признается наличие явно неосознанного переживания симультанного характера.

Поэтому модель мотивационной регуляции нельзя отожде­ствлять ни с эмоциональной, ни с когнитивной регуляцией, хотя она с ними очень тесно связана. Хотя эмоциональные процессы обладают побудительной и регулятивной функцией, но их роль ограниченна.



3. Статическое и динамическое рассмотрение мотивации.

В рамках системно-динамической модели различается ста­тическое и динамическое рассмотрение мотивации. Мотивация традиционно анализируется либо в плане генезиса мотивационных образований (опредмечивание потребности в мотивах), либо в плане структурного анализа деятельности. Автор счи­тает, что есть и другой аспект проблемы — функциональный анализ процессов мотивации в ходе протекания деятельности в актуальной ситуации в процессе трансформации мотивационных образований.

A. Н. Леонтьев указывал на необходимость анализа систем­ных связей деятельности, на процесс увязывания в единое це­лое объектных и субъектных полюсов деятельности. Однако данная проблема почти не исследована. Несколько более под­робно на этом останавливается С. Л. Рубинштейн. Поня­тие мотивации он рассматривает в широком смысле как психи­ческую детерминацию вообще. Когда же разбираются процес­сы конкретной детерминации поведения, он, по мнению автора, отождествляет понятие мотивации с волей, понимаемой широко. Для него волевые процессы (в широком смысле) характеризу­ются направленностью, сознательным регулированием, приня­тием решений, учетом последствий действий и т. д. Однако все указанные характеристики в современной психологии припи­сываются обычно мотивационным процессам. Автор делает вы­вод о том, что, когда Рубинштейн конкретизирует этапы возник­новения побуждения, динамических тенденций, принятия реше­ний, постановки целей, он тем самым конкретизирует этапы мотивационного процесса.

B. Н. Мясищев, который так же широко трактует волевые процессы, раскрывает в них некоторые аспекты динамики мо­тивации. Волевые процессы рассматриваются как способ реализации потребности. В структуре волевого акта мотивы выступают как основания действий и являются отношением к объекту действия.

Д. Н. Узнадзе довольно подробно анализировал волевые 1роцессы, используя понятие установки, мотивов, мотивации. Хотя терминологически мотивации он приписывает весьма уз­кую функцию — выбора установки.

По мнению В. Г. Асеева, в анализ мотивации нужно включать как процессуальные, так и дискретные моменты.

Мотивация не только детерминирует, но и является одним юз источников активности личности. Один из ведущих маркси­стских тезисов заключается в том, что в процессе деятельности человек не только преобразует окружающую действительность, но в ней же формируется и реализует себя как личность.

С. Л. Рубинштейн считает, что мотивы, динамические тенденции являются ядром личности. Для А. Н. Леонтьева личность выступает внутренним моментом деятельности. Описы­вая структуру личности, он подчеркивает наличие мотивационных линий и иерархизации мотивов. Для В. Н. Мясищева отношения, которые являются мотивационными образованиями личности, выступают устойчивыми характерологическими осо­бенностями личности, которые в то же время не теряют своей динамики.

Автор считает, что имеется достаточно данных, чтобы рассматривать мотивацию в двух взаимосвязанных метасистемах — системе деятельности и системе личности. Он обосновывает это положение следующим образом. Предметную деятельность не­обходимо рассматривать в динамике и движении. При описании природы деятельности акцент делается на полюсе объекта и выделяется мотив как предмет деятельности, а субъект вы­ступает как условие этой деятельности. В дальнейшем рассмот­рении движения деятельности возникает необходимость ввести понятие о «конкретном субъекте», о «личности как о внутреннем моменте деятельности». В итоге деятельность в своей дей­ствительной полноте объемлет оба полюса — полюс объекта и полюс субъекта. При анализе предметности потребности нужно рассматривать опредмечивание потребности в мотивах. Здесь речь идет о мотивогенезе. Следует ли из этого, что по­требности, опредметившись в мотиве, исчезают и остаются только мотивы? Видимо, нет. Изучая процессы актуального функционирования деятельности, можно сказать, что деятель­ность исходит из предметных потребностей и направлена на мотивы, которые их реализуют.

По мнению автора, поскольку деятельность находится в развитии, в трансформации, то, если при структурном анализе она рассматривается относительно мотива, при динамическом анализе — относительно мотивации. Мотивацию необходимо анализировать по всему ходу протекания деятельности.



4. Личностные и ситуационные детерминанты мотивации.

Мотивация есть процесс, увязывающий воедино личностные и ситуационные параметры на пути регуляции деятельности направленной на преобразование предметной ситуации для реа­лизации релевантного мотива, для осуществления определен­ного предметного отношения личности к окружающей ситуации.

По мнению автора, ситуационные детерминанты ее обяза­тельно являются ситуативными: их особенность заключается в том, что они являются внешними по отношению к личности, но связанными с внутриличностными образованиями. Поэтому си­туация рассматривается как ситуация личности, и рассмотре­ние характеристик ситуации безотносительно к личностным аспектам не имеет смысла. Ситуация рассматривается не как внешнее (т. е. независимое), а со стороны смысла ситуации для личности.

При конкретном рассмотрении определенных форм активно­сти и видов деятельности под мотивацией автор понимает про­цесс психической регуляции конкретной деятельности. Так, мо­тивация достижения — это психическая регуляция деятельно­сти в ситуациях достижения, в которых имеется возможность; реализовать мотив достижения. Отсюда видно, что понятие «мотив» является одним из конституирующих характеристик мотивации как системы.

Система всех побуждений — мотивов, потребностей, диспо­зиций, интересов и т. п. в модели называется мотивационной сферой личности. При этом они являются мотивационными переменными, или детерминантами, входящими в структуру мотивации. Однако структура мотивации достижения детерми­нантами не исчерпывается. Так, в структуру мотивации дости­жения входят: ожидания, ценность, личностные стандарты, атрибутивные стили, тенденция действия и т. п. Для обозначения всех детерминант или элементов мотивации используется более широкий термин «мотивационное образование».

В психологической литературе, по мнению автора, описывается пестрый ряд мотивационных образований: мотив, драйв, потребность, напряжение, импульс, факторы активации, факторы побуждения, эрг, мотивационная черта, сила, тенденция, диспозиция, цель, установка и многие другие. Чаще всего мо­тив рассматривается как одна из главных детерминант моти­вации. Однако термин мотив в литературе трактуется неодно­значно и используется для обозначения разных явлений. Мо­тив представляет собой многомерное функциональное образова­ние, имеющее сложное предметное содержание. Автор обраща­ется к анализу проблемы классификации мотивационных обра­зований.

В зарубежной психологии наиболее распространенным явля­ется подразделение мотивационных образований на два типа: диспозициональные и функциональные переменные. В этом случае говорят об обобщенных неспецифических устойчивых побуждениях — мотивах, драйвах, потребностях и т. п. и спе­цифических, конкретных, ситуационных детерминантах, связан­ных с первыми, — специфические мотивы, драйвы, стимулы, подкрепления, целевые объекты и т. п.

Так в обзоре советской психологической литературы в плане использования разными авторами классификации мотива­ционных образований на диспозициональные (устойчивые) и функциональные (неустойчивые) указывается на наметившуюся в последние годы и в отечественной психологии тенденцию к различению устойчивых и конкретно-ситуативных мотивацион­ных образований.

Если изложенные выше критерии классификации применить к подразделению только мотивов, то в зарубежной психологи­ческой литературе устоялся взгляд, различающий, с одной сто­роны, обобщенные устойчивые мотивы, такие, как мотив до­стижения, мотив аффиляции и т. п., а с другой — функцио­нально связанные с ними специфические мотивы. В этом слу­чае говорят также о стимулах, подкреплениях, подкрепляющих ценностях, целевом объекте и т. п. Следует отметить, что мо­тив достижения является одним из первых мотивов, изученных в психологии мотивации как обобщенный устойчивый мотив.

Автор считает, что в рассмотренных выше классификациях, применяемых в зарубежной и отечественной психологии, недо­статочно обоснованы критерии классификации. Диспозиционные переменные чаще всего выступают ib роли как обобщенных, так и внутренних переменных, а функциональные переменные — как ситуационных, внешних и специфических. Между тем не учи­тывается то, что как личностные, так и ситуационные детер­минанты мотивации могут быть как устойчивыми, так и не­устойчивыми. Отсюда следует, что термины, используемые в литературе,— ситуативный и ситуационный — не тождествен­ны, ибо явление может быть ситуационным не будучи ситуа­тивным. Ситуационный характеризует те аспекты, которые относятся к объектному полюсу мотивации, а ситуативный указывает скорее на временные аспекты событий (т. е. на явления актуального момента, т. е. происходящие «теперь»). Автор предлагает более дробную классификацию мотивационных пере­менных на основе трехфакторной схемы. В роли трех отно­сительно независимых параметров классификационной схемы выступают следующие факторы: внешний — внутренний, ста­бильный — нестабильный, обобщенный — специфичный.



Внутренние и внешние побуждения. Мотивационные побуж­дения можно классифицировать по фактору локализации на внутренние и внешние побуждения. При этом внутренние по­буждения не отождествляются с внутриорганическими, а внеш­ние — с внешними стимулами. Речь здесь идет о подразделе­нии предметного содержания побуждения на субъектный и объектный полюса. Это положение в работе конкретизируется: следующим образом. Деятельность в своей действенной пол­ноте объемлет два полюса — полюс объекта и полюс субъекта. Так как мотивация является динамическим компонентом: структуры деятельности, то она тоже является единством субъ­ектного и объектного полюсов, т. е. можно говорить о субъект­ных (внутренних) и объектных (внешних) детерминантах мо­тивации. Этот вопрос касается двойственности предмета дея­тельности, о котором говорил А. Н. Леонтьев: первично пред­мет выступает как подчиняющий себе деятельность субъекта, а вторично как продукт психического отражения предмета. Если деятельность рассматривать не онтогенетически, а функционально-динамически, то в процессе деятельности увязыва­ются воедино два процесса: один — идущий от субъекта к объекту, а другой — от объекта к субъекту. Деятельность совершается как по логике внешнего предмета, так и по спе­цифике внутреннего предмета. Отсюда становится понятным, по мнению автора, единство двух принципов детерминации, сфор­мулированных в отечественной психологии, один С. Л. Рубин­штейном о том, что «внешние причины действуют посредством внутренних условий», а другой — А. Н. Леонтьевым «внутрен­нее (субъект) действует через внешнее и этим само себя из­меняет». Итак, мотивационные образования, которые фор­мируются в предыдущей деятельности, теперь побуждают, на­правляют, регулируют актуально совершающуюся деятель­ность как бы изнутри, задавая общее направление и устойчи­вость этой деятельности. А специфическая мотивационная ре­гуляция идет от конкретного предмета, на который направлена деятельность, т. е. от конкретных мотивов. Следовательно, деятельность исходит из обобщенных мотивов личности и направ­лена на конкретные мотивы деятельности. Однако для описания трансформации предметного содержания побуждения необхо­димо анализировать процессы мотивации. Действительно, мо­тив достижения может реализовываться в разных видах деятельности. Это объясняется тем, что результат деятельное сам по себе не реализует мотив достижения, который является щироко обобщенным по предметному содержанию личностным мотивом. Личностные мотивы характеризуются скорее не самим результатом, на который деятельность направлена, а тем, ка­кие особенности личности осуществляются при выполнении дан­ной деятельности. Деятельность в своей действительной пол­ноте объемлет два полюса — полюс объекта и полюс субъек­та. При этом полюс объекта касается предметности деятельно­сти, а субъектный полюс — личности как «внутреннего мо­мента деятельности». Конкретные мотивы деятельности свя­заны с объектным полюсом деятельности, а обобщенные мо­тивы личности — с субъектным полюсом. С другой стороны, у одного и того же человека мотив достижения может реали­зовываться не во всех видах деятельности и не в одинаковой мере в тех, в которых реализуется, т. е. для каждого суще­ствует характерный круг деятельностей, в которых реализуется мотив достижения. Трактовка мотивов как личностных свойств является очень распространенной в зарубежной психологии. Эти мотивы выделяются на основе различения диспозициональных и функциональных характеристик мотивации.

Автор обращает внимание на три аспекта: 1) мотивы явля­ются не только побудителями деятельности, но характеризуют :важные особенности личности человека; 2) предметное содер­жание можно рассматривать по параметрам «общее — конкретное» и «устойчивое — неустойчивое»; 3) мотивы, становясь характерными для личности свойствами, не теряют своих ди­намических свойств.

Кроме описанного выше параметра внешнего и внутренне­го, субъективного и объективного полюсов мотивации в модели рассматривается параметр «общее — конкретное», указываю­щий на степень обобщенности предметного содержания мо­тива, и параметр «устойчивое — неустойчивое», образующий ту меру, в которой мотивационные образования становятся ста­бильными атрибутами личности (т. е. показывающий меру интериоризации мотивации).

Данные три параметра не изолированы друг от друга. Так, общее предметное содержание задает те рамки, в которых фор­мируется когнитивная специфика. Общие мотивы задают зону предметной отнесенности, а конкретные — качественную спе­цифику, на которую направлено поведение. Для обоснования этого положения автор ссылается на один из принципов сис­темного подхода, выявленный В. П. Кузьминым, в процессе, Анализа «Капитала» К. Маркса. Он считает, что К. Маркс рассматривает одно и то же явление в двух качественных аспектах: с точки зрения его качественной природы и с точки зрения его качественной специфики. В первом случае яв­ление берется в своих наиболее общих и абстрактных момен­тах, т. е. само по себе. Кузьмин называет это «функциональ­ным содержанием», а во втором — со стороны конкретной сис­темной модификации, т. е. как системное явление. Эти два аспекта, выделенные Кузьминым, показывают, по мнению автора, правомерность анализа двойственности предметного содержания мотива. Предметное содержание мотива имеет двойственное строение: 1) «функциональное содержание», задающее общую зону предметной отнесенности активности личности 2) специфичное (или конкретное) содержание.



  1. Обобщенные устойчивые мотивы личности характеризуются генерализацией предметного содержания и выражаются в индивидуально-личностных особенностях. Сюда относится мо­тив стремления к успеху, мотив избегания неудачи и др.

  2. Конкретные устойчивые мотивы. Этим мотивам свойст­венна систематически воспроизводимая активность, направлен­ная на узкие конкретные сферы. Например, деятельность че­ловека, направленная на изобретение какого-то технического устройства.

  3. Общие неустойчивые мотивы. Предметное содержание у них хотя и является обобщенным, однако нет дифференциации, иерархизации, присвоения личностью.

  4. Конкретные неустойчивые мотивы. Этим мотивам свойст­венны узкая временная перспектива, отсутствие разветвленной системы целей.

Обобщенному мотиву соответствует мотивационный класс (зона) конкретных мотивов. Все конкретные мотивы, входящие в этот мотивационный класс, характеризуются одной и той же предметной отнесенностью, т. е. функциональным содержанием, но разной качественной спецификой. Предметная отнесенность задает предметную зону, в которой предметные мотивы при­обретают побудительную ценность.

Мотивация не является статическим образованием, а имеет процессуальную развертку, функциональную динамику по все­му ходу осуществления деятельности. Поэтому указанные выше структурные компоненты мотивации рассматриваются в функ­циональной динамике и выделяются четыре этапа или цикла мотивационного процесса: 1) этап актуализации мотивации и инициации деятельности, 2) этап целеобразования, выбора дей­ствия и формирования намерения, 3) этап реализации намере­ния, 4) этап постреализации. На каждом из этих этапов суще­ствуют специальные механизмы мотивации, т. е. существуют специальные механизмы функционирования мотивационных структур. Каждый из структурных компонентов функционирует по всему ходу осуществления мотивационного процесса.



Структурные компоненты мотивации в системно-динамической модели.

  1. Мотивация инициации. Ведущая функция — побуждение, инициация деятельности (и действий). С процессами мотивации инициации связаны мотивационно-эмоциональные оценки ситуа­ции через призму предметных характеристик мотивов. В ре­зультате формируется мотивационная тенденция, побуждающая деятельность и направляющая ее в некоторую широкую пред­метную зону, в которой возможна конкретизация мотива. Это одна из главных структур, функционирующих на этапе актуа­лизации. Однако на этом этапе осуществляется и селективная функция — реализуется направляющая функция обобщенных
    мотивов, избирательно влияющих на выбор ситуаций и деятельностей, ей релевантных. А также блокируется активация других конкурирующих гетерогенных мотивов и мотивационных тенденций.

2. Мотивация селекции. Ведущая функция — выбор цели и
действия, направления действия на цель, а деятельности — в предметную зону конкретизации и реализации мотива. В ходе функционирования механизмов мотивации предметная зона, вы­деленная на предыдущем этапе, конкретизируется в целевую структуру (целевую зону мотива), осуществляются сложные процессы смыслообразования: увязываются воедино мотивы и цели (общие и конкретные); мотивы, цели и условия и т. п.; 2) формируется система побуждений, интегрирующаяся в целостное мотивационное побуждение (тенденцию действия). Процессы мотивации на этом этапе могут быть не только сукцессивными, развернутыми, рациональными, но и эмоцио­нально-непосредственными, симультанными, спонтанными, свернутыми.

  1. Мотивация реализации. Выбранные цели не всегда авто­матически реализуются и действия выполняются («благими намерениями дорога в ад вымощена»). Возникает необходи­мость в специальных процессах, регулирующих, контролирую­щих реализацию намерения, выполнение действия. Мотивационный процесс направлен на придание устойчивости самим мотивационным процессам, стабилизации направления деятельно­сти, поддержание выполнения действия и осуществления вы­
    бранной цели. Механизм опосредствования — один из главных
    механизмов мотивации регуляции, представляющий собой «метамотивационную» функциональную систему.

  2. Мотивация постреализации. Три важных процесса суще­ствуют на этапе постреализации: констатирование успеха и не­удачи, ретроспективные атрибуции (интерпретация причин ис­хода — успеха или неудачи), переход к выполнению очеред­ных шагов или прекращению выполнения действий. Необходи­мость включения специальных механизмов мотивации постреализации возникает из того, что вовлеченность в выполнение действия и центрация на ней могут препятствовать переходу к выполнению следующего действия; далее, как успех, так и не­удача могут центрировать, направлять на себя активность субъекта, что также в свою очередь нарушает эффективность выполнения деятельности. Наконец, систематические срывы в выполнении деятельности, возникновение неожиданных, непре­дусмотренных исходов и т. п. обусловливают необходимость использования тактики причинной интерпретации. Отметим, что существует точка зрения, отождествляющая каузальную атри­буцию со всей мотивацией. Однако в данной модели она вхо­дит в основном в структуру мотивации постреализации (хотя может появляться на других этапах).


5. Мотивация инициации.

Ведущая функция мотивации на этом этапе — функция инициации и побуждения деятельности (она реализуется ме­ханизмами мотивации инициации). Под инициацией деятельности понимается возобновление осуществления прерванной дея­тельности или начало осуществления новой деятельности. В том и другом случае речь идет о начале ориентировочной части деятельности (инициация действия осуществляется после селек­ции, постановки намерения и принятия решения ее выполнить), т. е. о процессах, направленных на выбор предметной ситуа­ции, в рамках которой и возможно выбрать цель и действие и перейти к конкретной реализации действия.

Основной динамической структурой, функционирующей на этом этапе, является «мотивация инициации», реализующая функцию инициации. При этом процесс «мотивации инициа­ции» имеет два аспекта: содержательный, регулятивный ас­пект — оценка того, в какой степени данная ситуация благо­приятствует или препятствует реализации и конкретизации мо­тива, и динамический аспект — формирование мотивационной тенденции (побуждения); этот аспект является синтезом внут­ренних (связанных с обобщенными мотивами) и внешних (иду­щих от побудительных характеристик ситуации) побуждений.

Рассмотрим детерминанты структуры мотивации инициации. Экспери­ментальный материал позволил выделить ряд основных детер­минант структуры мотивации инициации: 1) обобщенные устой­чивые мотивы личности, 2) мотивационная иерархия — указы­вает на характерное для данного человека соотношение между мотивами, 3) мотивационная значимость ситуации — побуди­тельные характеристики ситуации (ситуационные валентности), возникающие на основе мотивационной оценки ситуации, 4) компетентность в ситуации — показывает возможности субъекта осуществлять деятельность в данной ситуации для реализации мотива (представлено как эмоциональное пережи­вание чувства собственной компетентности в данной ситуа­ции), 5) мотивационная тенденция, формирующаяся на основе свойственной субъекту мотивационной иерархии, мотивацион­ной значимости ситуации и оценки своей компетентности дей­ствовать в данной ситуации.

Механизмом мотивации инициации выступает мотивационно-эмоциональная оценка общей структуры ситуации, в процессе которой происходит мотивационное отражение ситуации — внешних и внутренних ее аспектов — через призму предметных характеристик обобщенного мотива.

Мотивационная оценка ситуации — это специальный меха­низм, в процессе которого ситуация в целом и ее отдельные условия открываются со стороны их значимости для реализа­ции мотива и возможности осуществления деятельности. Моти­вационная оценка включает два параметра: первый — оценка мотивационной значимости ситуации достижения, второй — оценка компетентности человека справиться с ситуацией до­стижения. В случае первого параметра — оценки мотиваци­онной значимости ситуации — речь идет о мотивационном отражении связи данной ситуации с мотивом, т. е. о личностном смысле ситуации для субъекта соотносительно релевант­ного мотива. Мотивационная оценка ситуации совершается на основе процессов смыслообразования, которые регулируют и формируют мотивационные побуждения на основе увязывания в единое звено побудительных характеристик личности и си­туации. Формируется специальная функциональная система «динамически-смысловая» система, регулирующая деятельность на основе опосредствования предметных характеристик мотива и соответствующей ситуации и увязывания воедино внешнего и внутреннего побуждений.

Мотивационная значимость ситуации зависит от мотива, но, являясь качественным новообразованием, полностью им т определяется, а зависит также от характеристик и свойств ситуации. Эту мысль можно выразить так: в предметных рамках обобщенного мотива создается мотивационный класс из предметных свойств ситуации. В рамках предметного содержания мотива формируется мотивационная значимость ситуации отдельных ее составляющих, т. е. возникает ситуационное по­буждение. Мотивационная значимость ситуации отражается непосредственной эмоциональной форме в виде эмоциональной переживания привлекательности — непривлекательности дан­ной ситуации. Однако мотивационная значимость ситуации не ограничивается феноменальным аспектом, а касается также побуждения, ибо в процессе мотивационной оценки ситуация предстает со стороны побудительных характеристик. Валент­ности могут быть позитивными и негативными, так как моти­вационная значимость обладает модальностью. Действительно, это следует из того, что личностный смысл может обладать модальностью и подразделяться на негативный личностный смысл и позитивный личностный смысл, т. е. если ситуация благоприятствует реализации мотива — личностный смысл по­зитивен, если ситуация препятствует реализации мотива личностный смысл негативен. Личностный смысл и соответст­венно валентность ситуации, возникающая на его основе, мо­жет иметь количественное выражение.

Второй параметр мотивации инициации — чувство компе­тентности — связан с оценкой возможности человека справить­ся с данной ситуацией. Для того чтобы реализовывать деятель­ность, недостаточно оценки ситуации деятельности как жела­тельной (или нежелательной), но также необходима оценка воз­можности ее реализации. Чувство компетентности отражает отношение между возможностями человека и требованиями деятельности. Формой существования этого параметра является эмоциональное переживание уверенности — неуверенности, на­дежды — отчаяния. Эмоциональные переживания выполняют функцию эмоционального предвосхищения — в какой степени в данной ситуации возможно конкретизировать, реализовать мотив и осуществить деятельность. Может существовать целая градация в оттенках переживаний. Таким образом, если валентность отражает систему «желании», то чувство компе­тентности касается «системы возможностей» (потенций). Фено­менально на данном этапе возникают две системы, интегриру­ющиеся в третью,— «стремление». Система «желание» — пере­живание желательности — нежелательности ситуации; система «надежды» — переживание перспективности или неперспектив­ности ситуации. На их основе возникает переживание «стрем­ления» — «стремление» в данную предметную ситуацию или «стремление избегнуть» предметной ситуации. Итак, когда не­которое явление оценивается как желательное и переживает­ся возможность его достигнуть, то возникает мотивационная тенденция, переживаемая как стремление к данному явлению.

Было показано, что чувство компетентности влияет на про­цесс целеобразования в рамках мотивации достижения. Далее, в зависимости от изменения мотивационной значимости ситуа­ции (релаксирующей и активирующей) у испытуемых с моти­вом избегания неудачи изменились целевые зоны, в которых они совершали выбор. Формируется мотивационная тенденция, отличная от тенденции действия.

Итогом мотивационных процессов на этапе инициации явля­ется: в содержательном аспекте — выделение в предметной ситуации неформальной структуры со стороны ее функциональ­ного содержания; в рамках этой неконкретизированной зоны и возможна дальнейшая конкретизация и реализация мотива и осуществление деятельности. В динамическом аспекте - на основе интегрирования в единую целостную систему внутрен­них и внешних побуждений формируется мотивационная тен­денция, инициирующая деятельность и направляющая ее в предметную ситуацию (выделенную процессом мотивационной селекции), благоприятную для реализации мотива. Выделение неформальной структуры ситуации, зоны конкретизации моти­ва и формирование мотивационной тенденции в свою очередь активируют процессы мотивации селекции, организующие вы­бор цели и действия в рамках уже выделенной предметной зоны.

В отличие от когнитивной оценки, осуществляемой на сле­дующем этапе, на этапе инициации осуществляется эмоциональ­ная оценка. Эмоциональные переживания, отражая смысл си­туации, осуществляют регулирующую и побуждающую функ­цию мотивации. Регулятивная функция осуществляется на осно­ве эмоционального предвосхищения, выделяющего общую зону конкретизации мотива. Именно в этой зоне формируется мотивационная значимость ситуации. Общая зона или общая структура ситуации, которая выделяется на основе эмоцио­нальной оценки, подвергается дальнейшей когнитивной оценке и конкретному структурированию на следующем этапе. В рам­ках мотивационной значимости ситуации и формируется побу­дительная ценность цели. С содержательной стороны цель вы­ступает как дальнейшая конкретизация и дифференциация ситуации в рамках предметного содержания мотива, с динами­ческой стороны — как возникающие в тех же рамках новые побудительные характеристики.

На этапе инициации реализуются также селективные функ­ции мотивации, т. е. осуществляется функционирование компо­нента мотивации селекции. Селективность проявляется в общей направленности деятельности в некоторую релевантную пред­метную сферу, задающуюся обобщенным мотивом; в выборе ситуаций, релевантных мотиву, и блокировании влияния кон­курирующих мотивационных тенденций; в специфической се­лективной функции характеристик ситуации, обладающих мо­тивационной значимостью. В зависимости от мотивационных констелляций, а также особенностей ситуации мотивационная тенденция на этом этапе имеет два вида: поисковый или избегательный.



6. Мотивация селекции.

Ведущая функция, реализуемая мотивацией селекции, это выбор цели и направление действия на цель. На предыдущем этапе на основе общей селективной; функции мотива и процес­сов мотивационной оценки ситуации была выделена зона, в ко­торой мотивационная тенденция направляла деятельность для дальнейшей конкретизации мотива. Однако для этого необхо­димо выбрать цель и (выполнить действие. Именно процессы конкретной селекции реализуют эту функцию, а мотив выпол­няет лишь роль неспецифической селекции: в рамках мотива­ционной стратегии выбирается целевая тактика.

В структуру мотивации селекции входят следующие детер­минанты:

1. Целевая структура — иерархизированная система целей. Цель понимается как сознательное предвосхищение будущего результата действия. Целевая структура характеризуется сле­дующими свойствами: структурированностью, линейностью-разветвленностью, временной отдаленностью, цели могут быть конкретными или общими, начальными или конечными (в структуре намерения) и т. п.

2. Мотивационная значимость цели. Этот параметр имеет сложное строение и не сводится лишь к побудительной цен­ности цели, операционально зависимой от субъективной веро­ятности цели. В модели мотивационная значимость цели под­разделяется на несколько типов: 1) значимость цели, опреде­ляемая отношением цели к мотиву (смысл цели), 2) значи­мость цели, определяемая отношением цели к общей цели из зоны мотива (смысл цели опосредствован через отношение ее к общей цели), 3) значимость цели, связанная с тем, насколь­ко условия (внутренние или внешние) благоприятствуют или препятствуют реализации цели (смысл цели опосредствован через ее отношение к внешним или внутренним условиям).

3. Предвосхищение цели. Параметр предвосхищения. Пред­восхищение может быть эмоциональным и когнитивным. При этом имеется в виду содержательный аспект (предвосхища­емое событие) и количественный аспект (мера предвосхище­ния). Количественная сторона в случае эмоционального пред­восхищения — это модальность, переживания, в случае когни­тивных оценок она выражена в определенной рациональной оценке (легкий — трудный, возможный — невозможный и т. д.). Автор различает два важных аспекта предвосхищения достижимости цели: во-первых, зависимость от внешних усло­вий, в которых задана цель, во-вторых, от внутренних усло­вий (возможности субъекта, его компетентность в данном виде деятельности). Следовательно, в одном случае достижимость цели опосредствована компетентностью человека, а во втором — внешними условиями (чаще всего достижимость цели зависит как от того, так и от другого). В понятии субъективной веро­ятности успеха эти два понятия не различаются. Между тем экспериментальные данные показали, что выбор цели зависит как от общей компетентности субъекта в ситуации, так и от конкретной компетентности в задании.

4. Компетентность в задании. В системно-динамической мо­дели выделяются два типа компетентности: общая компетент­ность в ситуации деятельности и конкретная компетентность в задаче. Последняя (понимается как сравнительная оценка субъектом соответствия своих возможностей требованиям за­дачи. Компетентность может переживаться эмоционально (надежда — отчаяние, смогу — не смогу) или вербально-логически.


  1. Стандартные нормы (стандарты мастерства) — критерии нормы, используемые для оценки результата действия. Они оп­ределяют ту зону, в которой человек переживает исход как успешный или неуспешный. Стандартные нормы непосредствен­ но зависят от параметра компетентности.

  2. Тенденция действия (динамический параметр) — побуж­дение к действию, направленное на цель, образующееся на ос­нове интегрирования воедино побудительных сил мотива, а также ситуационных побуждений, связанных с мотивационной значимостью цели. Сила тенденции зависит не только от зна­чимости, но и от возможности ее достижения. Тенденция к дей­ствию является образованием, возникающим из мотивационной тенденции, формирующейся на этапе инициации.

В системно-динамической модели процесс выбора цели ана­лизируется на основе процессов смыслообразования. При этом выделяется сложная смысловая структура цели, формирую­щаяся в ходе функционирования мотивационного процесса. Рассмотрим следующие виды смысловых явлений. Во-первых, общий смысл цели. Смысл цели зависит от отношения (связи) цели к мотиву. Мотивационной диспозиции соответствует це­лый класс (или зона) целей, возникающий в предметных рам­ках мотива. Все цели, входящие, например, в зону мотива дос­тижения, неспецифичны в том смысле, что их реализация кон­статируется как успех или неуспех независимо от содержания. Однако эти цели специфичны в том смысле, что они имеют со­держание, отличное от тех целей, которые входят, например, в зону мотива власти. Обобщенный мотив реализует свою се­лективную функцию путем общего смыслообразования, выде­ляя зону целей, имеющих одинаковое отношение к мотиву. Для дальнейшего хода регуляции, однако, требуется развитие процессов смыслообразозания на основе возникновения опо­средствования между мотивами, целями, условиями.

Итак, все цели, входящие в мотивационный класс, облада­ют одним и тем же функциональным содержанием — они свя­заны предметными характеристиками. Процесс общего смысло­образования, регулирующий ход мотивации, заключается в вы­делении гомогенной зоны целей, обладающих однородным смыслом, и блокировании включения в эту зону гетерогенных целей (т. е. тех, которые не обладают общим смыслом для личности соотносительно мотива).

Во-вторых, смысл цели может быть опосредствован ее от­ношением к общей цели из зоны мотивационной диспозиции. В этом случае содержание цели из мотивационной зоны рас­сматривается со стороны его качественной специфики: насколь­ко данная цель благоприятствует достижению общей цели, способствует тем самым реализации мотива. Указанный вид смыслообразования регулирует конкретный ход мотивации пу­тем выбора тех целей, которые связаны с общей целью.

В-третьих, смысл цели может быть опосредствован внут­ренними или внешними условиями, т. е. достижимостью цели.

Итак, механизмы функционирования мотивации селекции в модели представляются следующим образом.


  1. На этапе инициации на основе мотивационной оценки си­туации выделяется общая неконкретизированная зона, которая приобретает мотивационную значимость и переживается как ситуация, благоприятствующая реализации мотива. В рамках
    этой зоны происходит дальнейшая конкретизация мотива и возникают новые виды ситуационных побуждений.

  1. В рамках зоны, намеченной на предыдущем этапе, вы­деляется субъективная зона целей, связанных с обобщенным мотивом.

  2. В дальнейшем ходе мотивационного процесса осуществ­ляется эмоциональная и когнитивная оценка целей и формиру­ется мотивационная значимость цели, определяется достижи­мость цели.

Происходит мотивационно-когнитивная оценка двух ти­пов: значимость цели и ее достижимость. Это более сложный механизм, когда предметом оценки являются сами оценки, при этом переоценке подвергается значимость цели соотносительно ее достижимости. На предыдущем этапе создается некоторая «зона возможностей», желательная для конкретизации мотива. В этой зоне цели выделяются как альтернативы, оцениваются со стороны значимости и достижимости. Для объяснения про­цесса выбора предложены три варианта детерминации: смысл ситуации, в которой конкретизируется цель, мотивационная зона цели и достижимость цели (зависит от общей и конкретной компетентности и внешних условий деятельности).

7. Реализация намерения и контроль за действием.

Главная функция, которая реализуется на данном этапе, это поддержание устойчивости мотивационного процесса, конт­роль за намерением и управление действием до выполнения цели. В теориях «ожидания - ценности» не учитывается разли­чие между выбором цели и реализацией выбранной цели и намерения. В этих моделях признается очень упрощенный слу­чай — принцип доминантности, согласно которому выбирается цель, которая максимально соответствует по интенсивности тенденции действия и автоматически, без процесса контроля и управления за действием, приводит к результату. Такое пони­мание следует из теории поля К. Левина, согласно которой результирующая сила (аналогичная тенденции действия) выс­тупает как достаточное основание для выполнения и управле­ния действием. Когда сила недостаточна для преодоления преграды, К. Левин рассматривает возникновение дополнитель­ных источников мотивации путем формирования намерения. Однако и намерение рассматривается чисто динамически, без учета процессов саморегуляции — при наличии квазипотреб­ности действие совершается по «рельсам» поля (по силовым линиям поля). Намерение в системно-динамической модели рассматривается как имеющее и динамический и содержа­тельный аспекты. Процесс мотивации реализации понимается как «динамически-смысловая» система, выполняющая функцию опосредствования и регуляции процессов реализации намере­ния. Мотивация реализации образует мотивационную основу выполнения действия. Мотивационная тенденция действия те­перь, на третьем этапе, превращается в динамический аспект намерения и в модели обозначается как «тенденция реализа­ции намерения». Ее интенсивность будет зависеть от интенсив­ности предыдущей мотивационной тенденции действия, от ха­рактера преград и возможности их преодоления, от степени блокирования намерения конкурирующими мотивационными тенденциями. Некоторые механизмы функционирования моти­вации реализации исследованы экспериментальным путем. Раз­личие мотивации селекции от мотивации реализации было про­ведено Кулем. Однако теория контроля действия, из кото­рой он исходит, в системно-динамической модели не использу­ется.

В системно-динамической модели выделяется ряд детерми­нант структуры мотивации.

Намерение. Намерение рассматривается со стороны един­ства динамических и содержательных аспектов как «динами­чески-смысловая» система — функциональная система, в ко­торой аффект и интеллект, эмоциональные и когнитивные про­цессы внутренне интегрированы и опосредствованы.

Содержательный аспект намерения включает, во-первых, це­левую структуру, имеющую функциональную (начальные це­ли — промежуточные цели — конечная цель) и временную (близкие и дальние цели) развертки; во-вторых, план, который указывает, когда, как, в какой последовательности необходимо осуществлять цели.

Часто целевая структура намерения имеет сложное строе­ние. Реализация конечной цели требует достижения ряда про­межуточных целей и выполнения последовательности действий. При этом необходимо различить во временной перспективе актуально-действующее обозримое будущее и актуально-недей­ствующее отдаленное будущее. Обозримое конкретизируемое будущее и отдаленное неконкретизируемое будущее — два аспекта целевой структу­ры, рассмотренные в модели во временном плане. Дифферен­циация временной перспективы на два аспекта является необ­ходимым условием реализации намерения и выполнения дейст­вия.

План — важная детерминанта намерения и мотивации реа­лизации в целом. Выбранные цели останутся в виде замыслов до тех пор, пока не сформулируется план. В плане задается не только последовательность выполнения целей и действий, но содержатся различные инструкции, касающиеся временных параметров (когда, сколько и т. п.), содержательных критериев цели и самоинструкции (направленные на себя требования и обязательства).

В системно-динамической модели постановка цели относит­ся к этапу селекции, после которой предполагается формиро­вание намерения. В формирование намерения входит плани­рование действий по достижению цели. Этот процесс состоит из выделения пути к цели, т. е. последовательных шагов к ней. Каждый шаг в плане состоит из действия и промежуточной подцели. В процессе планирования составляется или создается план. План — это способ реализации цели и намерения, в ко­тором описана последовательность шагов. В плане задана оче­редность достижения подцелей и очередность выполнения дей­ствий. План задает порядок на множестве подцелей и дейст­вий. Следовательно, план содержит как бы «набросок» целей. Составление плана переводит цель в статус намерения. Итак, намерение указывает, что нужно достигать, каким способом, когда и где. Следовательно, в нем есть цель, структура проме­жуточных целей, последовательность действий, инструкции места и времени выполнения.

Со стороны временных и функциональных аспектов намере­ние имеет следующую структуру: 1) наличное состояние, 2) требуемое целевое состояние, 3) условие по переводу первого во второе.

Если рассмотреть уже сформировавшееся намерение, это же можно выразить так: 1) начальная подцель, 2) конечная под­цель (т. е. цель), 3) действия по осуществлению промежуточных подцелей на пути достижения конечной цели.



Следовательно, при возникновении намерения субъект име­ет цель и план реализации.

1. Мотивационная тенденция реализации. Динамический ас­пект намерения — это побуждение, связанное с намерением возникающее из результирующей тенденции действия. В системно-динамической модели признается, что мотивация реали­зации контролирует не только содержательный аспект намере­ния, но оказывает влияние и на мотивационную тенденцию реализации.



  1. Познавательные стратегии выполняют функцию опосред­ствования в процессах реализации намерения. Именно путем создания сложных форм опосредствования мотивация реализа­ции выполняет регулирующую функцию.

  2. Самоинструкции. Как только активность субъекта пере­мещается с выполнения действия на что-то постороннее, испы­туемый может применить (самоинструкции, способствующие ак­тивизации процесса выполнения деятельности.

  3. Эмоциональное воздействие. Человек оказывает на себя целенаправленное воздействие активирующего или релаксирующего характера.

  4. Контроль ситуации. Под контролем ситуации понимается проведение таких специальных мероприятий с целью организа­ции жизненной ситуации, которые наиболее эффективно реализовывают намерения.

  5. Контроль распределения времени. Контроль времени по­нимается как организация, распределение и перераспределение времени, затрачиваемого на определенные формы активности при создании более оптимальных условий для реализации на­мерения.

Основной механизм мотивации реализации построен на соз­дании человеком специальных сложных форм, опосредствую­щих реализацию намерения и выполнения действия. Процессы мотивации реализации направлены на организацию мотивационных процессов для регуляции выполнения действия, т. е. выступают в роли метамотивационных процессов. Человек с их помощью овладевает своим поведением путем произвольного осуществления специальных процессов, регулирующих реали­зацию намерения. Необходимость в этих опосредствующих процессах возникает при появлении внутренних или внешних препятствий на пути реализации намерения. Механизмы моти­вации реализации выполняют функцию саморегуляции, во-пер­вых, путем воздействия на селективную функцию целевой структуры — субъект произвольно направляет действие на конкретную цель и препятствует интерференции, идущей от общей цели: во-вторых, происходит перераспределение и изме­нение мотивационной значимости конкретной и общей цели. Эти процессы, контролирующие конкретное выполнение дейст­вия, способствуют реализации намерения, защиты его от бло­кирующего влияния — центрации на самой конечной цели, находящейся в структуре намерения. Этот механизм восстанав­ливает нарушенный баланс структуры намерения между побуждением и селективной функцией общей и конкретной цели. В исследовании выделен ряд частных механизмов мо­тивации реализации: 1) применяются самоорганизующие рацио­нальные стратегии: субъект формирует правила (используемые в виде самоинструкций и процессов внутренней коммуника­ции), в которых подчеркивается ценность действия, или он занят обесцениванием общей цели и тем самым угрозы, идущей от неуспеха; 2) используются разные самоинструкции, способ­ствующие активации выполнения действия; 3) используются различные типы эмоционального контроля, активирующего и релаксирующего типа, чтобы усилить селективное значение конкретной цели и направить познавательные и эмоциональные процессы на актуальную ситуацию, а также «защитить» от уг­розы неуспеха; 4) осуществляются специфические мероприятия, направленные на организацию ситуации выполнения намерения (откладываются посторонние дела, могущие помешать выпол­нению намерения).

8. Постреализация.

После констатирования исхода действия (успех или неуда­ча) автоматически не происходит переключения на следующий шаг. Часто человек еще вовлечен в осуществление предшест­вующего действия. Если возникает неудача, то может после­довать эмоциональная фиксация на ней, так же как и после успеха фиксация на достигнутом шаге может препятствовать переходу к осуществлению следующего действия.

Когда происходят систематические срывы при реализации действия, возникают процессы ретроспективной каузальной атрибуции. В атрибутивной теории мотивации считается, что такие процессы идут всегда. Однако в системно-динами­ческой модели считается, что атрибутивные процессы включа­ются тогда, когда они носят регулирующий или блокирующий характер при осуществлении последовательных шагов. Струк­турный компонент мотивации постреализации выполняет в ос­новном опосредующую регулятивную функцию, когда деятель­ность имеет сложную структуру и предполагает осуществление целей последовательных действий. При выполнении более или менее простых задач, когда существуют четкие критерии оценки результата на операционально-техническом уровне на основе сравнения критериев цели и результата, констатируется дости­жение цели. Даже в этом случае возникают мотивационные процессы ретроспективной атрибуции, эмоциональные послед­ствия успеха и неудачи, самооценка и оценка другими людьми и т.п. Однако во многих жизненных ситуациях деятельность человека занимает продолжительные промежутки времени, не всегда существуют четкие критерии достижения исхода проме­жуточных действий. Далее, человеку приходится в зависимос­ти от внешних или внутренних условий переключаться с вы­полнения одной деятельности на другую или чередовать выпол­нение разных деятельностей и т. п. В подобных случаях требу­ется наличие специальных механизмов мотивационной регуля­ции. Этот вопрос почти не исследован в психологии мотива­ции. В рассматриваемой модели роль атрибутивных процессов как структурного компонента мотивации рассматривается именно на этапе постреализации. На данном этапе, когда вы­полнение действия прекращено мотивационной тенденцией, она может перейти в остаточную тенденцию действия, которая является аналогом иннерционной тенденции действия в модели Аткинсона и Картрайта, Аткинсона и Бёрча. Конеч­но, сила этой тенденции значительно выше, когда цель пол­ностью не достигнута. В подобных случаях у человека и воз­никает тенденция к возобновлению прерванных действий. По­добные тенденции могут выполнять не только побудительную, но и селективную функцию, т. е. тормозить выбор и выполне­ние другого типа целей. Их роль позитивна, когда человек прервал преследование цели лишь на время, но если он отка­зался от ее выполнения, то подобный процесс может интерфе­рировать переход к новым целям.

Кроме описанных выше детерминант, в структуру мотива­ции на этапе постреализации входят еще новые детерминан­ты — атрибутивные стили, когнитивные структуры интерпре­тации причин, имеющие сложное строение, представляющие собой трехфакторную модель когнитивной структуры мотива­ции достижения. И на этом этапе мотивации осуществля­ются не только когнитивные процессы констатирования исхо­да, т. е. сравнение личностных стандартов и результата дейст­вия, атрибутивных процессов интерпретации причин, но также и эмоциональные процессы.



9. Заключение.

Итак, мотивация рассматривается в системно-динамической модели как сложная функциональная система, которая харак­теризуется следующими особенностями: 1) как сложная сис­тема, она состоит из компонентов и структур, т. е. имеет опре­деленное содержание и внутреннюю организацию; 2) мотива­ция имеет процессуальную динамику — существуют мотивационные циклы, звенья, этапы; 3) мотивация сама является элементом более сложной метасистемы — деятельности, из анализа механизмов которой и можно вывести ее сущность; 4) мотивация — функциональная система, в которой аффектив­ные и когнитивные процессы находятся во внутреннем един­стве и во взаимном опосредствовании; 5) мотивация — это «пси­хическая система» (Л. С. Выготский), т. е. особый вид психи­ческих процессов, регулирующих деятельность.



Мотивация понимается как специфический вид психической регуляции деятельности, как особая форма внутренней актив­ности субъекта. Она представляет собой сложную функцио­нальную систему интегрированных воедино аффективных и ког­нитивных процессов. Основная функция мотивации как слож­ной функциональной системы заключается в регуляции поведе­ния, деятельности личности, направленной на реализацию мотива. Общая функция мотивации находит свое выражение в ряде частных (специфических) функций: побуждает, иниции­рует деятельность и действие, определяет выбор цели и на­правляет действие на цель (деятельность на мотив), регули­рует и контролирует выполнение действия и реализацию на­мерения, отвечает за остановку, перерыв в выполнении дей­ствия или его прерывание и переключения. Следовательно, вы­деляются четыре основные функции мотива: инициация, селек­ция, регуляция выполнения, переключение. Рассмотрение мо­тивации как системы предполагает выделение двух связанных аспектов: содержательной структуры мотивации, ее внутренней организации и динамического функционирования системы. Структура мотивации подразделяется на четыре структурных компонента в соответствии с четырьмя основными функциями, которые мотивация осуществляет в деятельности как в более сложной метасистеме, ее включающей. Это следующие струк­турные компоненты: мотивация инициации, мотивация селек­ции, мотивация реализации, мотивация постреализации.


10. Список литературы.


  1. Васильев И. А., Магомед-Эминов М. Ш. Мотивация и контроль за действием. МГУ, 1991.

  2. Субботина Л. Ю. Личность в системе профессиональной подготовки. Ярославль, 2003.







Каталог: files
files -> Рабочая программа дисциплины «Введение в профессию»
files -> Рабочая программа по курсу «Введение в паблик рилейшнз»
files -> Основы теории и практики связей с общественностью
files -> Коммуникативно ориентированное обучение иностранным языкам в Дистанционном образовании
files -> Варианты контрольной работы №2 По дисциплине «Иностранный (англ.) язык в профессиональной деятельности» для студентов 1 курса заочной формы обучения, обучающихся по специальности 030900. 68 Магистратура
files -> Контрольная работа №2 Вариант №1 Text №1 Use of Non-Police Negotiators in a Hostage Incident
files -> Классификация основных человеческих потребностей по А. Маслоу Пирами́да потре́бностей
files -> Рабочая программа для студентов направления 42. 03. 02 «Журналистика» профилей «Печать», «Телевизионная журналистика»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница