А. И. Захаров ночные дневные и



страница14/20
Дата14.05.2016
Размер3.82 Mb.
#6953
ТипКнига
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   20

Прописаны были игровые занятия по устра­нению страхов. Отца на первое из них мать приве­ла, что называется, за руку, но он демонстративно сел, не раздеваясь, у входа и с вызовом заявил, что играть не будет, потому что не понимает, как это невродер-мит у сына можно лечить подобным об­разом. Ему терпеливо объяснили, раз он был на консультации, что невродермит — последнее зве­но в цепи нервных расстройств у сына, и он может постепенно пройти, как это и происходит в боль­шинстве случаев, если улучшится нервное состоя­ние, нейтрализуются страхи и наладится сон. А без непосредственного участия родителей про­цесс лечения и укрепления нервной системы нельзя будет признать надежным. Выслушав все это, отец с упрямством, достойным лучшего при­менения, сказал сердито, что с ним никто не играл в детстве, а вот вырос нормальным человеком. Мы не стали вступать с ним в прения по данному воп­росу и пошли играть с мальчиком и мамой. А те-

256


Ночные страхи

перь задумаемся, нормальная ли психика у такого отца: у него же абсолютно отсутствует критика своего, как мы видим, деформированного дет­ством и алкоголем состояния. Насилие он призна­ет нормой, ночные кошмары и страхи — не заслу­живающими внимания, а о сострадании и готовно­сти помочь вообще не имеет понятия. Вы думаете, а сама мать набралась терпения на четыре игро­вых занятия? Нет, конечно. С трудом она пришла только еще на одно: ссориться всегда легче, чем сдерживать себя, искать точки взаимопонимания. Жил-был мальчик 5 лет, способный, одарен­ный — почти абсолютный музыкальный слух, со­чинял любые истории, только записывай. Про­снулся он однажды как бы виноватым или испу­ганным — родители так и не поняли. Но все ногти на обеих руках были обгрызаны подчистую, так что кровь из пораженных участков кожи еще со­чилась. Они поняли или, скорее, почувствовали, ощутили, что что-то не так, что-то случилось, — родители были музыкантами и интуиции как пра-вополушарным личностям им было не занимать. Тем не менее все их попытки выяснить, что же плохое случилось, не увенчались успехом. Еще бы, мальчик так уставал после пятнадцатичасово­го (!) рабочего дня (учился, кроме музыкальной, еще по двум более чем интеллектуальным про­граммам), что единственной его мечтой было зас­нуть, забыться, просто отдохнуть. Как раз это-то и не получалось — напряженный мозг не давал воз­можности расслабиться. В голову лезли всякие мысли: какую оценку поставят завтра, что скажут

Когаа повторяются кошмарные сны______257

родители, будут ли ругать, наказывать, что посо­ветуют, и т. д. и т. п.

Пришлось нам два часа его разыгрывать в прямом смысле этого слова — играть, хвалить, подбадривать, и, только когда активизировалось и включилось правое полушарие, он поведал, что же ему снилось ночью. Его заклевала птица какая-то громадная, он даже сопротивляться не мог. Ко­нец, следовательно, наступил. Несколько раз воз­никали подобные ночные кошмары, и все с тем же результатом. Полгода спустя после первого кош­мара, когда в очередной раз он проснулся от ужа­са, то почудилось ему, что кто-то рядом, очень страшный. И термин профессиональный на этот счет есть — гипнагогические галлюцинации, то ли сон, то ли явь, попробуй разберись ночью, да еще в далеком от взрослого возрасте. Помогло понять сон углубление в семейные отношения мальчика. Все взрослые, было их пятеро, клевали мальчика постоянно. С одним из взрослых он мог говорить более или менее спокойно. Как только подходил другой и вмешивался в разговор, все сразу, как по мановению волшебной палочки, возбуждались, становились неуправляемыми и невозможно было разобрать, кто прав, кто виноват. Хватало в семье и угроз — расправиться, наказать, лишить чего-то существенного. Все это копилось, копилось и од­нажды обрушилось в сне: заклевали, уничтожили вконец.

Мальчику 6 лет навязчиво снится: он выпа­дает из верхнего окна одиннадцатиэтажного дома и стремительно летит вниз, или в квартире проис-

9 Зак Л6 409

258


Ночные страхи

ходит пожар. Соответственно, от страха (пожара) или ужаса (падения) он обмачивается ночью, или отмечается непроизвольное выделение кала, кото­рый он, не просыпаясь, размазывает по стенке. Все эпизодические попытки родителей обращать­ся к врачу (успокаивающие средства), экстрасенсу (пассы над головой с многозначительным видом) не увенчались успехом. Еще бы, мальчик неже­ланный, в семье есть устраивающий родителей старший брат. Беременность сопровождалась тя­желым токсикозом с высоким подъемом артери­ального давления. Отец злоупотреблял алкоголем до рождения сына и после не отказался от своих патологических пристрастий. В семье на этой по­чве и в силу психической неуравновешенности ро­дителей были постоянные конфликты. Рождался наш мальчик в муках, был синим (асфиксия), принесли на 4-ый день, были судорожные подер­гивания подбородка, от крика мог посинеть (кис­лородная недостаточность мозга). В дальнейшем часто болел, без конца были ОРЗ, гаймориты, аде­ноиды, не переносил жару, духоту, легко укачи­вался, чуть что — тошнило. Ему не было и года, когда мать отвезла его в деревню к глухой и не очень продвинутой в интеллектуальном отноше­нии бабушке. Вскоре после возвращения мать по­спешила отдать его в ясли, где он сидел в углу, ни с кем не общаясь. Возник своего рода комплекс Маугли. При отказе на просьбы падал на пол, пла­кал, пытался обратить на себя внимание и даже просил поносить на руках. Чем больше он так дра­матически представлял свои чувства, тем больше

________Когда повторяются кошмарные сны______259

воевала с ним мать и наказывала за упрямство (в ее понимании). Подливал масла в огонь и старший брат. В результате в семье, в доме всегда полыхал пожар конфликта, как и восне. В 4 года вконец эмоционально расстроенного мальчика мать опять отвезла на "перевоспитание" к той же бабушке. А через год с лишним, по его возвращении, про­снулись у матери (но не у отца) какие-то нотки раскаяния. И она привела мальчика на консульта­цию. Нарисовал, он по заданию семью, все бы хо­рошо, да только себя забыл (а брата — нет). Вык­лючился из семьи, выпал, как и падает каждую ночь из окна во сне. А мальчик по натуре нежный, эмоционально чувствительный, привязчивый. Не­даром в воображаемой игре "Семья" выбрал роль матери. По-прежнему хочет от нее любви, нежных и ласковых чувств, надеется, значит. Что же каса­ется отца, то здесь пока никаких поводов для оп­тимизма нет: как злоупотреблял алкоголем, так и злоупотребляет, до сына ему дела нет, и един­ственный метод "воспитания" — физические на­казания. Теперь понятно, почему мальчик боится Кощея, Бабу Ягу (символы бездушия, жестокости и двойственности). Змея Горыныча (символ огня, пожара), чертей, невидимок (потустороннего ми­ра). Как же мы помогли мальчику? Нелегко, но смогли это сделать только после ряда корригирую­щих бесед с матерью, играя на предстоящих зат­руднениях в школе. Уговорили мы и отца лечиться от алкоголизма и помогли отчасти в этом. На таком положительном семейном фоне сошли на нет все ночные проблемы мальчика.

260

Ночные страхи



Как-то читал автор лекцию об отражении пе­реживаний детей в снах, после которой подошла студентка 18 лет и поведала свою историю, с на­деждой на помощь. Снится ей многократно, при­чем большей частью осенью и зимой, один и тот же сон. Едет она одна в метро в полной темноте и никак не может доехать до конечной станции: по­езд то проезжает мимо, то возвращается не на ту станцию и — опять мимо. Просыпается девушка после ночных поездок явно "не в своей тарелке", напряжение растет, и вопрос повисает в воздухе — что же это такое? Столь загадочный, сколь и мучи­тельный ночной сон привел ее в ряды будущих психологов. Стали мы ее потом расспрашивать, дав предварительно домашнее задание: погово­рить с матерью, как обстояли у нее дела с беремен­ностью, родами и ранним развитием ребенка. За­дание, как вы понимаете, было не случайным. Замкнутое пространство (вагон метро), кромеш­ная темнота или мрак, одиночество явно указыва­ли на известную нам триаду страхов. В норме все эти условия налицо у плода в утробе матери — плод один (если не из близнецов, но как раз у них и отсутствуют страхи одиночества), темнота есте­ственна, а замкнутое пространство с достаточным количеством околоплодных вод создает чувство безопасности. Но то в норме. А если мать находит­ся в состоянии эмоционального стресса, и плод по­лучает в избыточном количестве гормоны беспо­койства, или существует самая что ни на есть уг­роза его выкидыша, или он не может родиться, муки испытывает, задыхается, а то и рождается

Когда повторяются кошмарные сны______261

полуживым — что тогда? Мы уже отмечали, что если все плохо, обвально, нет кислорода достаточ­но продолжительное время, налицо обширное кро­воизлияние, травма, то здесь уже не до страхов — остаться бы живым. И диапазон нервно-психичес­ких последствий самый обширный: от чрезмерной двигательной активности (гиперактивности) и це-ребрастении (мозговой слабости, повышенной утомляемости и отвлекаемости), заикания и ги-перкинезов (подергиваний крупных групп мышц) до эпилепсии и умственной отсталости. В нашем же случае речь идет о более тонких материях, ког­да есть угроза, временные затруднения и когда по­следствия носят главным образом эмоциональный или психологический характер. Что же произош­ло в описываемом случае? Когда мать была бере­менна, умирал, не час и не два, дедушка, и после его смерти дома еще относительно долго была ат­мосфера траура. Мать была и на похоронах. Воз­можно, этим и объясняется, почему сон у дочери отдает таким мраком и безысходностью — все про­исходит под землей, в полной темноте, в вагоне, который ассоциируется с гробом. Течение родов было сложным, критическим. Воды уже достаточ­но давно отошли, схваток же по-настоящему не было. Подобный длительный (свыше 12 часов) без­водный период — самый опасный. Стенки матки начинают сжиматься, сдавливать пуповину, и тем самым может быть нарушено питание плода через общую с матерью кровеносную сеть. Так было, видно, и здесь, поскольку две лекарственные сти­муляции не дали никаких результатов. Тогда при-

262


Ночные страхи

ступили к более активным родовспомогательным мероприятиям, но не тут-то было — плод то не­много продвинется вперед, то уйдет обратно (вспомните — вагон метро или проедет остановку, или не доедет). Пришлось выжимать плод более активными мерами, надавливая, сдавливая, зах­ватывая. Появившаяся на свет девочка не закри­чала, как большинство новорожденных, было вид­но, как она ослабла. Борьба за жизнь перед лицом смерти не прошла бесследно. Принесли ее матери лишь на четвертые сутки, но было уже поздно: воспалились грудные железы (мастит), и, покор­мив с трудом два раза, мать почти на месяц попала в больницу. Дочь же перевели на искусственное вскармливание, и этим занимался отец. Вскоре "объявился" стафилококк — возникли инфекция, срыгивания, расстройства стула, и дочь, как и мать, увезли в больницу, другую, разумеется. Так что в навязчивом кошмарном сне мы видим и от­ражение горечи разлуки с матерью (едет поезд), и беспросветный мрак (смерть дедушки), и невоз­можность родиться, и страх смерти, удушье (огра­ниченное пространство вагона, в котором она од­на, двери плотно захлопнуты, подобно тому, как не раскрывался зев матки, чтобы выпустить ее на свет), и мучительная для нее и матери процедура родов (когда поезд то недоезжает, то переезжает, а ее никак не могут вынуть из чрева матери).

Как и в предшествующих случаях, первич­ная матрица инстинктивно опосредованного стра­ха при родах дополняется, подкрепляется и даже усиливается последующими травмирующими пе-

_______Когда повторяются кошмарные сны______263

реживаниями детей, связанными обычно с мате­ринской депривацией и несчастными случаями. Депривация, потеря эмоционального контакта с матерью создает аффект тревоги — повышенного беспокойства, в том числе и в отношении наступ­ления сна с его кошмарами. Ночью ребенок (или взрослый) остается один на один в компании с чу­довищами, которые только и ждут, чтобы сразу появиться при закрытых глазах. Родителей как защитников нет, а чувство беззащитности всегда выше при отсутствии безопасности и эмоциональ­ном отделении родителей от детей. В этих услови­ях страдает чувство уверенности в себе, а без уве­ренности остается только одно — капитулировать перед опасностью.

Несчастные случаи, будь то ожог кипятком, тяжелое заболевание, операция или испуг, паде­ния, являясь эмоциональными потрясениями, спо­собны вытянуть страх из резервных возможностей человека. В свою очередь обильные дневные стра­хи, пропитанные беспокойством, имеют зеркальное отражение во сне как их ретрансляторе, или же они концентрируются в монотематику фобии.

Так обстоят дела у девушки, о которой идет речь. Не отошла она еще от пережитого, как судь­ба преподнесла очередной "подарок". В семье по­явился долгожданный брат, и ее сразу отдали в круглосуточные ясли, откуда забирали на выход­ные, да и то не всегда. Установка на появление мальчика была и до ее рождения, так что она в не­котором роде нежеланная для родителей. В об­щем, была предоставлена сама себе и если и произ-

264


Ночные страхи

водила впечатление на окружающих, то прежде всего своей грустью (понуростью) и какой-то поте­рянностью. Чувствовалось, что она по-прежнему не преисполнена жизненных сил, хотя и ума, и внешности приятной ей хватало.

Снился ей в 3 года (какая память!) часто один и тот же сон: "Сижу я одна на пустыре, а рядом большой пустой дом (казенный), и вдруг из этого дома выходит какое-то чудовище мужского пола, хватает меня, тащит, и я просыпаюсь". Нет, нет, здесь сексуальная подоплека или какой-то крими­нальный эпизод отсутствуют. Три года прошло с ее появления на свет, и как это происходило, вы по­мните. Тогда пустырь сопоставим с открытым про­странством после родов, пустой дом напоминает ка­зенное учреждение — роддом, еще не наполненный ее жизнью и пугающий, как сам процесс родов, своими пустыми глазницами окон. Ну а чудови­ще — тот, кто тянул в ослепительную после темно­ты и теплую после матки комнату, тот, кто причи­нял боль? Да, это был акушер-мужчина, опытный специалист, которому она и обязана жизнью.

Данный сон отчетливо показывает сохране­ние в эмоциональной, подсознательной памяти стрессовых условий рождения, подкрепляемых дальнейшими травмирующими условиями жизни.

Мы могли бы проиграть, в известной мере от­реагировать и нейтрализовать ранние страхи де­вушки, но, учитывая мой авторитет как препода­вателя, решили вначале ограничиться методикой психотерапевтического использования внушения наяву. Была дана суггестивная установка подхо-

Когда повторяются кошмарные сны______265

дить после лекции и рассказывать о психологичес­ки позитивных изменениях содержания сна. Че­рез неделю состоялся первый отчет — сон возни­кал дважды, но она уже была не одна в вагоне, а с подругой; во втором сне вагон даже наполнился людьми. Тем самым автоматически отпал вопрос о кромешной тьме. Через неделю поезд стал оста­навливаться на остановках, а не проезжать их. Спустя три недели содерисание сна было следую­щим: "Я спустилась в метро и не могла найти сре­ди списка незнакомых станций, где почему-то бы­ли указаны даже деревни, свою. Тогда я подня­лась обратно на эскалатор и вышла на улицу". Что означают незнакомые станции, абсурдно подчерк­нутые деревнями? Это щемящее чувство потери дома, оплота безопасности и любви, что и было у нее в первые годы жизни, когда ее без конца отда­вали бабушкам и рано поместили в ясли.

Самое существенное в последних снах — воз­можность выхода на поверхность, то есть разреше­ние кризисной ситуации, какой и были роды. В дальнейшем подобные сны виделись все реже и реже, скорее как обрывки, не вызывающие особого беспокойства. Из участника девушка стала зрите­лем. Постепенно и обрывки перестали проявляться в сне, после того как мы проиграли в иносказатель­ном виде ситуацию родов, вместе с матерью. "Аку­шером", как можно догадаться, был автор.

На этом и других примерах мы видим всю психологическую сложность появления навязчи­вых КС, которые, как и фобии (навязчивые страхи днем), не сразу поддаются лечению и коррекции,

266


Ночные страхи

но устраняются через игру, внушение и рисование страхов.

В приведенных случаях навязчивых КС вы­деляется ряд общих признаков или образующих данный феномен факторов:

1. Отклонения в течении беременности и ро­дов, создающие реальность токсикозов (при рожде­нии девочек), угрозу выкидыша, нарушения пита­ния плода, его кровоснабжения, затрудняющие рождение естественным образом (наличие в КС замкнутого пространства, из которого нет выхода).

2. Психическая (материнская) депривация в первые годы жизни как основа для ослабления или потери чувства безопасности (эмоциональной незащищенности).

3. Несчастные случаи, испуги, заболевания и операции, сопровождаемые страхом смерти (в КС они могут быть воплощены в чудовищах с их угро­зой для жизни).

4. Неблагоприятная ситуация в семье (для мальчиков это прежде всего лишение защиты отца и общения с ним) или тревожно-мнительные чер­ты характера матери.

5. Недостаточная игровая активность детей, особенно в общении со сверстниками.

6. Заостренная впечатлительность и развитая эмоциональная или долговременная память.

7. Повышенное количество страхов днем как показатель плохой защищенности и неувереннос­ти в себе.

Больше всего навязчивых КС наблюдается при неврозах, и вместе с тем они больше всего ам-

Когаа повторяются кошмарные сны 267

незируются, то есть забываются утром. На то есть объяснение. При неврозе нарастает уровень на­пряжения и беспокойства, нарушается биоритм сна — за счет увеличения фазы глубокого сна и уменьшения поверхностного, быстрого сна, где собственно и возникают сновидения. Понятно, что последние все большее приобретают тревожно-нап­ряженный характер.

При длительном течении невроза, всевозрас­тающем утомлении нервной системы сон времена­ми становится таким глубоким, что дети и взрос­лые буквально "проваливаются" в него и ничего не помнят утром. Это защитное торможение мозга, с одной стороны, а с другой — свидетельство его бо­лезненного, функционально расстроенного состоя­ния, когда требуются дополнительные усилия, что­бы как-то восстановить свои силы, пусть и за более короткий срок ночного отдыха. Так что вопрос о меньшем количестве сновидений при неврозах не следует понимать однозначно. Да, при отчетах их снится меньше, фактически же они все больше и больше уходят в "подполье", как мины замедлен­ного действия, иначе — не помнятся утром.

Зато днем все больше тревог, опасений, стра­хов, беспокойства. Обратный процесс мы видим при выздоровлении от невроза, будь это естествен­ный процесс или результат психотерапии. Правда, тематика снов уже иная и всегда можно в них най­ти оптимистические ростки, а не только бессилие и страх, как было раньше. Следовательно, можно догадаться о развитии невроза по КС и судить по ним о его обратном развитии. Пережитые страхи

268


Ночные стоахп

могут давать о себе знать еще какое-то время, как это было видно в приведенных выше случаях, но они постепенно сходят на нет при условии отсут­ствия реального нервно-психического перенапря­жения, беспокойства и утомления в настоящем.

Чаще мальчиков видят повторные КС девоч­ки, что и неудивительно, если вспомнить их боль­шую подверженность страхам. К тому же, девочки начинают видеть подобные сны раньше мальчи­ков, с 5, а не с 6 лет, и продолжают их видеть дольше — с 12 до 13 лет. Между прочим, 5 и 12 лет совпадают с периодами нарастания нервно-п­сихического напряжения у девочек, то есть повто­рение КС как бы сигнализирует, предвосхищает его возрастные заострения.

При анализе содержания повторных снов Ба­ба Яга, Кощей и прочая нечисть поселяются в них гораздо чаще у девочек в сравнении с мальчика­ми. Лишний раз это показывает более выражен­ную у девочек эмоционально-инстинктивную чув­ствительность к угрозе жизни, воплощенной в об­разе некрофильных чудовищ. Как и то, что они раньше, чем мальчики, "умирают" во сне, опять же с 5 лет. О подобных происходящих ночью ужасных событиях может догадаться опытный врач, психолог, родитель, хотя бы по нарастающе­му беспокойству и возбуждению ребенка вечером, когда он ищет любой предлог, чтобы отсрочить время отхождения в иной мир, каким и представ­ляется наполненный кошмарами сон. Сам сон уже не может быть спокойным, а самочувствие ут­ром — нормальным.

Когаа повторяются кошмарные сны

269


Мы помним, что Баба Яга, Кощей и иные, им подобные, наиболее плотно населяют дневное во­ображение детей в 3-5 лет, в КС же они продолжа­ют вершить свое черное дело до конца дошкольно­го возраста, то есть до 7 лет. Таким образом, КС являются своеобразным резервуаром, или храни­лищем, страхов, нередко всплывающих в созна­нии спустя много лет. Причем ночные кошмары дольше сохраняются в эмоциональной памяти, чем самые сильные переживания днем, если толь­ко последние не успели стать материалом КС. По­чему так происходит? Да очень просто — дневны­ми переживаниями легче манипулировать, их можно вытеснять, отодвигать на задний план, за­мещать и т. д. С непроизвольным, неосознавае­мым материалом КС это сделать гораздо сложнее, а подчас и невозможно.

Представляет интерес влияние на КС таких характеристик, как неустойчивость настроения, страхи при выступлениях, новых контактах и об­щении в целом.

Неустойчивость настроения не увеличивает, а уменьшает частоту КС, особенно у мальчиков. Чтобы удержать в фокусе КС, нужна определен­ная устойчивость эмоций, даже некоторая их зас­тойность, что, собственно говоря, и наблюдается в качестве отрицательно действующей эмоциональ­ной доминанты страхов во сне. Излишняя же под­вижность эмоций не дает закрепиться подобной доминанте, а сам сон приобретает хаотичный, мо­заичный характер. Вероятность КС будет выше при плохой переносимости ожидания, неизвестно-

270


Ночные страхи

сти, страха ответов и публичных выступлений. При всем том существует не всегда осознаваемый страх неудачи или несоответствия социальным нормам, правилам, стандартам поведения. Не­трудно догадаться о развитом в этом случае чув­стве ответственности, доходящим иной раз до бо­лее чем заостренного чувства долга и обязанности.

Еще в большей степени, чем страхи ответов и выступлений, сказываются на КС страхи при кон­тактах и общении с незнакомыми людьми, более широко — страхи новых, неизвестных ситуаций. Главным образом это касается девочек, и совсем не случайно. В истории человеческого рода жен­щины и должны были предохранять потомство от внешних угроз, в то время как мужчины добыва­ли пищу каждый раз практически в новых, еще не обжитых местах. Накопившиеся за многие тыся­челетия страхи или опасения при появлении не­знакомца дают о себе знать, как видим, и сейчас. Если бы мужчины были подвержены страху но­вых ситуаций, то племя фактически было бы обре­чено на голодную смерть. Сейчас пропитание мож­но обеспечить и другими способами, поэтому страх новых ситуаций встречается и у мужчин, но все же гораздо реже, чем у женщин.

Дополнительно открытая нами отрицатель­ная связь между КС и неуверенностью в себе более свойственна девочкам, то есть чем больше они тре­вожно-мнительно неуверенны в себе, тем меньше они видят КС, но не сами сны как таковые.

Посмотрим, как сказываются КС у родителей на их появление у детей. Каждая третья мать и

_________Когда повторяются кошмарные сны______271

каждый пятый отец также неоднократно видели КС в своем детстве. И здесь видно преобладание страхов, лежащих в основе КС, у женщин в срав­нении с мужчинами, иными словами, ночные страхи матери легче передаются детям, чем стра­хи отца. В настоящем совпадения КС у матерей и детей отмечаются в 20 процентах случаев, у отцов и детей они практически отсутствуют.

Как в детстве, так и сейчас наиболее сильная взаимосвязь КС отмечается между матерями и до­черями, подчеркивая своего рода "связь поколе­ний" в плане генетической и социально-психоло­гической передачи страхов вообще и КС в частно­сти. Поэтому, если удается выяснить наличие КС у матери в детстве и сейчас, то вероятность их по­явления у дочерей будет более чем вероятной, у мальчиков подобная взаимосвязь носит характер тенденции. О последней можно говорить и при на­личии КС у отцов в детстве, когда они склонны за­тем передавать страхи прежде всего мальчикам. Следовательно, родитель того же пола, прежде всего мать, способен в большей степени провоци­ровать появление КС, чем родитель другого пола. Объясняется это психологическим механизмом полоролевой идентификации — отождествлением с ролью родителя того же типа, стремлением под­ражать ему, следовать поведению, характеру, при­вычкам. При создании подобной психологической зависимости легче происходит индуцирование (пе­редача) страхов от взрослого к ребенку, то есть психологическое заражение страхом. На то, что это важнее генетической предрасположенности,


Каталог: Files -> downloads
downloads -> Погребняк Надія Сергіївна м. Енергодар вересень 2013р. Запропонована програма
downloads -> Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва 2002 Филиппова Г. Г
downloads -> Сборник материалов VI международной научно-практической конференции «михоило-архангельские чтения»
downloads -> Т. Г. Шевченко рыбницкий филиал пгу им. Т. Г. Шевченко V международная научно-практическая конференция «Михаило-Архангельские чтения» Сборник
downloads -> Исследование показателей морально-психологического климата в трудовом коллективе Москва 2014
downloads -> Мэтры мировой психологии э. Г. Эйдемиллер И. В. Добряков И. М. Никольская
downloads -> М. И. Лисина считает, что образ себя и прежде всего аффективный компонент возникает в младенческом возрасте. М. И. Лисина выделяет, с одной стороны, частные, конкретные знания, представления субъекта о своих возмож
downloads -> Ю. В. Кравченко, завідувач навчально-методичного кабінету історії та основ правознавства Н. С. Черткова


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   20




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница