А. И. Захаров ночные дневные и



страница4/20
Дата14.05.2016
Размер3.82 Mb.
#6953
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Несмотря на чувство любви к обоим родите­лям (если они не конфликтны с ребенком и друг с другом), заметно эмоциональное предпочтение ро­дителя другого пола, максимально выраженное, как и все эмоциональное развитие, в 4 года. Девоч­ки нежно любят отцов, особенно если походят на

Возрастная апнампка страха 55

них внешне, а мальчики испытывают эмоциональ­ное влечение к матери. Подобный эмоциональный опыт гетерополых отношений между людьми най­дет свое дальнейшее развитие в браке, когда супру­ги проявят друг к другу те же чувства любви, кото­рые они испытали по отношению к родителям дру­гого пола в детстве.

Более того, если в детстве были проблемы, трения, конфликты во взаимоотношениях с ро­дителем другого пола, то это, при прочих равных условиях, будет способствовать возникновению проблем, трений, конфликтов в браке, то есть во взаимоотношениях с другим полом. Здесь может быть чрезмерное, избыточное ожидание ответных чувств любви, неосознаваемая персонификация (отождествление) супруга(и) по образу и подобию матери (отца) или желание воспроизвести в браке привычный стиль семейных отношений в детстве.

Но это впереди. В рассматриваемом же нами возрасте недостаточная эмоциональная отзывчи­вость родителя другого пола порождает беспокой­ство, неустойчивость настроения и капризность как средство привлечения внимания. С этой целью могут быть непроизвольно использованы страхи, особенно возникающие перед сном. Тогда родители должны лишний раз посидеть, поговорить, погла­дить, тем самым уделить внимание, не быть таки­ми строгими, формальными и принципиальными, как днем. Но и без этого в 3-5 лет часто встречает­ся отмеченная нами триада страхов: одиночества, темноты и замкнутого пространства. Ребенок не ос­тается один при засыпании, постоянно зовет мать,

56

Пмевные страхи



в комнате должен гореть свет (ночник) и необходи­мо, чтобы дверь была полуоткрыта. При невыпол­нении хотя бы одного из этих условий беспокой­ство сохраняется, и сон не наступает. Волнение мо­жет проявиться и в связи с ожиданием страшных (кошмарных) снов. Во всех случаях многое зависит от умения родителей не создавать из этих возраст­ных страхов лишней проблемы, вовремя успокоить детей, нежно поговорить с ними и не настаивать на незамедлительном, безотносительно к их пережи­ваниям, выполнении своих требований. Да и днем не быть отдаленными от детей. Позаниматься не­много с ними, поиграть, сказать пару теплых слов — и тогда не будет лишней "нервотрепки" с укладыванием спать.

Вне сна ребенок может испугаться тесного помещения, особенно когда он внезапно остается один или его оставляют в качестве наказания в закрытой комнате, где еще и мало света. Вспоми­нается наказанный воспитателем мальчик 4 лет, которого в связи с единственным случаем непро­извольного обмачивания на прогулке долго при всех стыдили, а затем закрыли в туалете. След­ствием такого "воспитательного мероприятия" явились длительные нервные подергивания лица и тела. В другом случае девочку 8 лет закрыл в темном сарае на даче мальчик. Вечером девочка долго не могла заснуть и кричала во сне. В после­дующие дни голос прерывался от волнения, и вскоре было замечено заикание, прошедшее толь­ко после серии направленных лечебных игр. На первый взгляд, это довольно простой случай, тем

Возрастная динамика страха 57

не менее заикание появилось под влиянием типич­ных в данном возрасте страхов одиночества, тем­ноты и замкнутого пространства. К тому же оди­ночество, как и темнота, уже само по себе пред­ставляет аналог замкнутого пространства.

Мы уже говорили, что дети преддошкольного возраста боятся во сне Волка и Бабы Яги. В возра­сте 3-5 лет эти персонажи выходят из сна, насе­ляя днем воображение эмоционально чувствитель­ного и впечатлительного ребенка. К ним присоеди­няются Бармалей, Карабас-Барабас и прочие столь же нелицеприятные личности.

Специальный опрос показал наиболее частые страхи перед Бабой Ягой, Кощеем и Бармалеем у мальчиков в 3 года, у девочек в 4 года, (соответ­ственно 34 %, 28 % и 34 % мальчиков и 50 %, 42 % и 47 % девочек). Мальчики, следовательно, раньше начинают реагировать на опасность, исхо­дящую от чудовищ, а девочки чаще их боятся. Пе­речисленные персонажи в известной мере отража­ют страх наказания или отчуждения родителей от детей при недостатке столь существенных в дан­ном возрасте любви, жалости и сочувствия. Тогда антиподом доброй, ласковой, любящей матери, которая не кричит, не угрожает, духовно и физи­чески красивой, является образ Бабы Яги, как это выразила девочка 4 лет: "Баба Яга страшная, а ты красивая". Непереносимость эмоционального ис­кажения образа близкого человека, отчуждения от него, потребность в ласке и любви заставляют Детей бояться Бабы Яги, подбегать ночью к мате­ри и тревожно спрашивать: "А ты не станешь Ба-

58

Дневные страхи



бой Ягой?", или просить ее: "Сделай ласковое ли­цо, не сердись, пожалей меня, поцелуй меня, а не то ты превратишься в Бабу Ягу".

После 3 и особенно 4 лет у Бабы Яги появля­ются партнеры: Кощей Бессмертный и Бармалей. Общее у них: черствость, зло и коварство. Как и Баба Яга, Кощей — скряга, жадный, высохший от зависти и злости. Воплощая собой наказание, оба сказочных персонажа появляются в воображении детей, боящихся быть наказанными, поскольку Баба Яга уносит непослушных детей для расправы к Кощею. Оба они образуют семейную чету анти­родителей, принимающих участие в "воспитании" эмоционально впечатлительных, внушаемых и уп­рямых детей.

Психологически защитная функция образов Бабы Яги и Кощея состоит в том, что ребенок пока еще не питает устойчивых агрессивных чувств к родителям. Чаще всего эти образы возникают у де­тей, как раз эмоционально привязанных к родите­лям. Вместе с тем отношение некоторых родителей к своему ребенку может быть достаточно, недруже­ственным и агрессивным. Поскольку эмоциональ­но чувствительные дети не могут оставаться безраз­личными к такому поведению родителей, в то же время испытывая потребность любви к ним, то страхи перед образами Бабы Яги и Кощея как раз вытесняют все отрицательное, что есть в родите­лях. Следовательно, эти образы в какой-то мере нейтрализуют конфликт родителей и детей, а сам факт появления подобных страхов служит нередко его единственным выражением. Как тут не вспом-

___________Возрастная динамика страха___________59

нить сказку "Аленький цветочек", где за образом чудовища скрывался благородный юноша, околдо­ванный злыми силами.

Драматический оттенок приобретают страхи у тех детей, родители которых воспринимают их как обузу или же не удовлетворены полом детей, например у девочки 4 лет. Ее родители хотели мальчика, и потому эмоциональность, чувстви­тельность дочери, ее желание приласкаться — та­кое естественное для девочки — раздражали роди­телей. Они не только были чересчур строгими, но и наказывали физически, особенно этим отличал­ся отец, считавший себя "неполноценным" из-за рождения дочери, то есть оба родителя относились к ней так, словно она была непослушным и упря­мым мальчишкой. К тому же в семье жила деспо­тичная бабушка, изматывавшая внучку несконча­емыми советами и предписаниями. Постепенно де­вочка, по словам родителей, становилась все более возбудимой, капризной, нетерпеливой и упрямой. Пришлось обратиться к нам за консультацией. При беседе девочка не считала взрослых строгими и не испытывала к ним недружелюбных чувств. Но в игре обнаруживала панический страх перед Бабой Ягой и Кощеем, а из животных продолжа­ла, как и раньше, бояться Волка. На вопрос, поче­му же она не боится медведя, отвечала, что он доб­рый. Остальные сказочные персонажи были, в ее представлении, недобрыми, жестокими, что не­произвольно связывалось с подобным отношением к ней в семье.

60

Лневные страхп



По данным факторного анализа на ЭВМ, наибольший удельный вес имеет фактор страхов, в который входят страхи одиночества, нападения и сказочных персонажей, причем у мальчиков в большей степени, чем у девочек. Таким образом, в младшем дошкольном возрасте страх одиноче­ства, основанный на диффузном чувстве беспо­койства, конкретизируется страхом нападения, воплощенным в лице страшных сказочных персо­нажей. Расшифровка данного сочетания страхов следующая: ребенок, оставшись один, без поддер­жки родителей, испытывает чувство опасности и инстинктивный страх перед угрожающими его жизни сказочными персонажами. Другими слова­ми, он не чувствует себя настолько защищенным, чтобы противостоять в воображении отрицатель­ному воздействию сказочных персонажей. Вот по­чему активное участие отца в жизни семьи и вос­питании детей способно оказать самое положи­тельное влияние на развитие эмоциональной и во­левой сферы детей.

Потребность в защите со стороны отца от во­ображаемой опасности по-своему выразила девоч­ка 3 лет: "Папа нужен для того, чтобы убить волка и лису". Уверенное, спокойное, любящее поведе­ние отца, служащее примером для детей, способно стабилизировать их психическое развитие уже тем, что у матери отпадет необходимость в тре­вожной опеке, и она будет выражать свои чувства перед ребенком более спокойно и непосредствен­но, способствуя вместе с отцом развитию его ак­тивности и самостоятельности. Если же отцы не

Возрастная аи нам и ка страха 61

выполняют подобную роль в семье и у них нет эмо­ционального контакта с детьми, особенно с сыно­вьями, то тревожная мнительность некоторых ма­терей, продолжающих чрезмерно опекать своих взрослеющих детей, неблагоприятно отражается на дальнейшем формировании их характера. Тог­да в подростковом возрасте мы наблюдаем тревож­но-мнительные черты характера в виде неуверен­ности и страха при ответах в школе, неумения по­стоять за себя, защититься от нападения, быть инициативным, ровным и непосредственным в об­щении со сверстниками.

Возвращаясь в возраст 3-5 лет, заметим, что страхов значительно меньшее у детей, имеющих возможность общения со сверстниками. Это неуди­вительно, поскольку именно тогда раскрывается вся палитра эмоций, приобретаются навыки защи­ты, адекватного восприятия неудачи и гибкость по­ведения в целом. В этом отношении гораздо лучше лишний раз сходить на детскую площадку и поста­раться через совместную игру наладить взаимодей­ствие детей разного пола, чем посетить врача с единственной целью получения очередной дозы транквилизаторов для неконтактного и боязливо­го, с точки зрения родителей, ребенка. Нужен здесь не транквилизатор, а активизатор — сверст­ники и собственная активность родителей, своевре­менно поддерживающих и развивающих инициа­тиву детей и играющих с ними.

Способствует страхам и более чем благополуч­ная атмосфера в семье, но с чрезмерной опекой, по­стоянным нахождением рядом взрослых, предуп-

62

Дневные страхи



реждением каждого самостоятельного шага ребен­ка. Всем этим непроизвольно подчеркивается, что он слабый и беззащитный перед окружающим его миром, полным неизвестности и опасности.

Не дает сформироваться адекватной психоло­гической защите от страхов и слишком уступчи­вое, нерешительное поведение родителей, посто­янно сомневающихся в правоте своих действий и уже этим обнаруживающих непоследовательность своих требований и решений.

3.5. От 5 до 7 лет

Одной из характерных особенностей старше­го дошкольного возраста, как уже отмечалось, яв­ляется интенсивное развитие абстрактного мыш­ления, способность к обобщениям, классификаци­ям, осознание категории времени и пространства, поиск ответов на вопросы: "Откуда все взялось?", "Зачем люди живут?".

В этом возрасте формируется опыт межлич­ностных отношений, основанный на умении ре­бенка принимать и играть роли, предвидеть и пла­нировать действия другого, понимать его чувства и намерения. Отношения с людьми становятся бо­лее гибкими, разносторонними и в то же время це­ленаправленными. Формируются система ценнос­тей (ценностные ориентации), чувство дома, род­ства, понимание значения семьи для продолжения рода. До 5-летнего возраста мальчики могут тор­жественно заявлять матери о своем желании же­ниться на ней, когда вырастут, а девочки — выйти

Возрастная динамика страха___________63

замуж за отца. С 5 до 8 лет "женятся" или "выхо­дят замуж" уже в основном за сверстников, вос­производя таким образом в игровой ситуации фор­шу отношений взрослых. В целом же для детей старшего дошкольного возраста характерны об­щительность и потребность в дружбе. Заметно преобладание в группе детского сада общения со сверстниками того же пола, принятие в среде ко­торых имеет существенное значение для самоут­верждения и адекватной самооценки.

У 6-летних детей уже развито понимание, что кроме хороших, добрых и отзывчивых родителей есть и плохие. Плохие — это не только несправед­ливо относящиеся к ребенку, но и те, которые ссо­рятся и не могут найти согласия между собой. От­ражение мы находим в типичных для возраста страхах перед чертями как нарушителями соци­альных правил и сложившихся устоев, а заодно и как представителями потустороннего мира. В боль­шей степени подвержены боязни чертей послуш­ные дети, испытавшие характерное для возраста чувство вины при нарушении правил, предписаний по отношению к значимым для них авторитетным лицам.

В 5-летнем возрасте характерны преходя­щие навязчивые повторения "неприличных" слов, в 6-летнем — детей одолевают тревога и со­мнения в отношении своего будущего: "А вдруг я Не буду красивой?", "А вдруг меня никто не возьмет замуж?", в 7-летнем — наблюдается мни­тельность: "А мы не опоздаем?", "А мы поедем?", "А ты купишь?"

Пневные страхи

Возрастные проявления навязчивости, тре­вожности и мнительности сами проходят у детей, если родители жизнерадостны, спокойны, увере­ны в себе, а также если они учитывают индивиду­альные и половые особенности своего ребенка.

Следует избегать наказаний за неприличные слова, терпеливо объясняя их неприемлемость и одновременно предоставляя дополнительные воз­можности для снятия нервного напряжения в иг­ре. Помогает и налаживание дружеских отноше­ний с детьми другого пола, и здесь не обойтись без помощи родителей. Тревожные ожидания детей рассеиваются спокойным анализом, авторитет­ным разъяснением и убеждением. В отношении мнительности самое лучшее — не подкреплять ее, переключить внимание ребенка, побегать вместе с ним, поиграть, вызвать физическое утомление и постоянно самим выражать твердую уверенность в определенности происходящих событий.

Как уже говорилось, исключительным авто­ритетом у старших дошкольников пользуется ро­дитель того же пола. Ему во всем подражают, в том числе привычкам, манере поведения и стилю взаимоотношений с родителем другого пола, кото­рого по-прежнему любят. Подобным образом уста­навливается модель семейных взаимоотношений. Заметим, что эмоционально теплые отношения с обоими родителями возможны только при отсут­ствии конфликта между взрослыми, поскольку в этом возрасте дети, особенно девочки, очень чув­ствительны к отношениям в семье (как, впрочем, и к отношению других значимых для них людей).

Возрастная апнампка страха 65

Авторитет родителя того же пола уменьшает­ся из-за эмоционально неприемлемого для ребенка доведения и неспособности стабилизировать об­становку в семье. Тогда в воображаемой игре "Се­мья" дети, особенно девочки, реже выбирают роль родителя того же пола, нет стремления все делать, как "папа" или "мама". Они пытаются быть толь­ко собой или выбирать роль родителя другого по­ла, что в обоих случаях нетипично в старшем дош­кольном возрасте.

Если в силу разных причин в детстве име­ют место проблемы, трения, конфликты во взаи­моотношениях с родителем того же пола, то это способствует появлению проблем, трений, конф­ликтов в воспитании собственных детей. Так, если девочка испытывала в детстве авторитарное влияние матери, то, став сама матерью, будет в чем-то подчеркнуто строга и принципиальна с ребен­ком, что вызовет у него реакцию протеста или не­вротические расстройства. Мальчик, не бывший в детстве Сыном Отца, лишенный его положитель­ного влияния, может не стать Отцом Сына и пере­дать ему свой адекватный опыт полоролевого по­ведения и защиты от повседневных опасностей и страхов. К тому же развод родителей у детей стар­шего дошкольного возраста оказывает большее неблагоприятное воздействие на мальчиков, чем на девочек. Недостаток влияния отца в семье или его отсутствие способны в наибольшей мере зат­руднить у мальчиков формирование соответствую­щих полу навыков общения со сверстниками, выз­вать неуверенность в себе, чувство бессилия и об-

3 Зак. №409

66

Дневные страхи



реченности перед лицом пусть и воображаемой, но заполняющей сознание опасности.

Так, мальчик 6 лет из неполной семьи (отец ушел после развода) панически боялся Змея Горы-ныча. "Он дыхнет — и все", — так он объяснял свой страх. Под словом "все" он подразумевал смерть. Никто не знает, когда может прилететь Змей Горыныч, поднявшись из глубин его подсоз­нания, но ясно, что он может внезапно захватить воображение беззащитного перед ним мальчика и парализовать его волю к сопротивлению. Наличие постоянной воображаемой угрозы указывает на от­сутствие психологической защиты, не сформиро­ванной из-за отсутствия адекватного влияния отца. У мальчика нет защитника, который мог бы убить Змея Горыныча, и с которого он мог бы брать при­мер, как со сказочного Ильи Муромца.

Или же приведем случай с мальчиком 5 лет, который боялся "всего на свете", был беспомощ­ным и одновременно заявлял: "Я — как мужчина". Своей инфантильностью он был обязан тревожной и чрезмерно опекающей матери, которая хотела иметь девочку и не учитывала его стремления к са­мостоятельности в первые годы жизни. Мальчик тянулся к отцу и стремился во всем походить на не­го. Но отец был отстранен от воспитания властной матерью, блокирующей все его попытки оказать какое-либо влияние на сына. Невозможность иден­тификации с ролью зажатого в семье и неавтори­тетного отца при наличии беспокойной и гиперопе -кающей матери — это и есть семейная ситуация,

Возрастная динамика страха___________67

способствующая уничтожению активности и уве­ренности в себе у мальчиков.

Однажды мы обратили внимание на расте­рянного, застенчивого и робкого мальчика 7 лет, который никак не мог нарисовать целую семью, несмотря на нашу просьбу. Он рисовал отдельно или себя, или отца, не понимая, что на рисунке должны быть и мать, и старшая сестра. Не мог он также выбрать в игре и роль отца или матери и стать в ней самим собой. Невозможность иденти­фикации с отцом и его низкий авторитет были вызваны тем, что отец постоянно приходил домой навеселе и сразу укладывался спать. Он относился к мужчинам, "живущим за шкафом", — незамет­ным, тихим, отключенным от проблем семьи и не участвующим в воспитании детей. Мальчик не мог быть и самим собой, так как его властная мать, по­терпев поражение с уходящим из-под ее влияния отцом, пыталась взять реванш в борьбе за сына, ко­торый, по ее словам, во всем походил на презирае­мого мужа и был таким же вредным, ленивым, уп­рямым. Надо сказать, что сын был нежеланным, и это постоянно сказывалось на отношении к нему матери, которая была строгой к эмоционально чувствительному мальчику, без конца делала ему замечания и наказывала. Кроме того, она чрезмер­но опекала сына, держала под неусыпным контро­лем и останавливала любые проявления самостоя­тельности. Неудивительно, что скоро он стал "вредным", в представлении матери, поскольку пытался как-то проявить себя, а ей это напомина­ло прежнюю активность его отца. Именно это и

68

Дневные страхи



пугало мать, не терпящую никаких несогласий, стремящуюся навязать свою волю и подчинить се­бе всех. Она, как Снежная Королева, сидела на троне из принципов, повелевающая, указываю­щая, эмоционально недоступная и холодная, не понимающая духовных запросов сына и обращаю­щаяся с ним, как со слугой. Муж и пить начал в свое время в знак протеста, защищаясь от жены "алкогольным небытием".

В беседе с мальчиком мы обнаружили не только возрастные страхи, но и много идущих из предшествующего возраста страхов, в том числе наказания со стороны матери, темноты, одиноче­ства и замкнутого пространства. Наиболее выра­жен был страх одиночества, и это объяснимо. У него нет друга и защитника в семье, он — эмо­циональная сирота при живых родителях.

К страхам приводят и неоправданная стро­гость, жестокость отца в отношениях с детьми, физические наказания, игнорирование духовных запросов и чувства собственного достоинства.

Как мы видели, вынужденная или сознатель­ная подмена мужской роли в семье властной по ха­рактеру матерью не только не способствует разви­тию у мальчиков уверенности в себе, но и приводит к появлению несамостоятельности, зависимости, беспомощности, являющихся питательной почвой для размножения страхов, тормозящих активность и мешающих самоутверждению. Если такой маль­чик, вырастая, вступает в брак и становится отцом, то нередко он не испытывает отцовских чувств к сыну, не понимает его мальчишеских потребное-

Возрастная апнампка страха

69

тей, не участвует активно в жизни семьи (подобно тому, как вел себя отец в свое время) и нередко пе­редает свои неизжитые опасения ребенку.



При отсутствии идентификации с матерью и у девочек может теряться уверенность в себе. Но в от­личие от мальчиков они становятся скорее тревож­ными, чем боящимися. Если к тому же девочка не может выразить любовь к отцу, то уменьшается жиз­нерадостность, а тревожность дополняется мнитель­ностью, что приводит в подростковые годы к депрес­сивному оттенку настроения, ощущению своей ник­чемности, неопределенности чувств, желаний.

В 5-7 лет часто боятся страшных сновидений и смерти во сне. Причем сам факт осознания смер­ти как непоправимого несчастья, прекращения жизни происходит чаще всего именно во сне: "Я гуляла в зоопарке, подошла к клетке льва, а клет­ка была открыта, лев бросился на меня и съел" (отражение, связанных со страхом смерти, стра­хов нападения и животных у девочки 6 лет), "Ме­ня проглотил крокодил" (мальчик 6 лет). Симво­лом смерти является вездесущая Баба Яга, кото­рая во сне гоняется за детьми, ловит их и бросает в печку (в чем и преломляется, связанный со стра­хом смерти, страх огня).

Нередко во сне детям этого возраста может привидеться разлука с родителями, обусловлен­ная страхом их исчезновения и потери. Подобный сон опережает страх смерти родителей в младшем Школьном возрасте. Таким образом, в 5-7 лет сно­видения воспроизводят настоящие, прошлые (Ба­ба Яга) и будущие страхи. Косвенно это указывает

7O

Лневные страхи



на наибольшую насыщенность старшего дошколь­ного возраста страхами.

В страшных снах отражается и характер от­ношения родителей, взрослых к детям: "Я подни­маюсь по лестнице, спотыкаюсь, начинаю падать со ступенек и никак не могу остановиться, а ба­бушка, как назло, вынимает газеты и ничего не может сделать", — говорит девочка 7 лет, отдан­ная на попечение беспокойной и больной бабушке. Мальчик 6 лет, имеющий строгого отца, который готовит его к школе, рассказал нам свой сон: "Иду я по улице и вижу, как навстречу мне идет Кощей Бессмертный, он отводит меня в школу и задает задачу: "Сколько будет 2+2?" Ну, я, конечно, сра­зу проснулся и спросил маму, сколько будет 2+2, снова заснул и ответил Кощею, что будет 4". Страх ошибиться преследует ребенка даже во сне, и он ищет поддержки у матери.

Ведущим страхом старшего дошкольного возраста является страх смерти. Его возникно­вение означает осознание необратимости в про­странстве и времени происходящих возрастных изменений. Ребенок начинает понимать, что взросление на каком-то этапе знаменует смерть, неизбежность которой вызывает беспокойство как эмоциональное неприятие рациональной необхо­димости умереть. Так или иначе, ребенок впервые ощущает, что смерть — это неизбежный факт его биографии. Как правило, дети сами справляются с подобными переживаниями, но только в том слу­чае, если в семье жизнерадостная атмосфера, если родители не говорят бесконечно о болезнях, о том,

Возрастная ппнампка страха

71

что кто-то умер и с ним (ребенком) тоже может что-то случиться. Если ребенок и так беспокой­ный, то тревоги подобного рода только усилят воз­растной страх смерти.



Страх смерти — своего рода нравственно-эти­ческая категория, указывающая на известную зре­лость чувств, их глубину, и поэтому наиболее вы­ражен у эмоционально чувствительных и впечат­лительных детей, обладающих к тому же способно­стью к абстрактному, отвлеченному мышлению. Страх смерти относительно чаще встречается у де­вочек, что связано с более выраженным у них, в сравнении с мальчиками, инстинктом самосохра­нения. Зато у мальчиков прослеживается более ощутимая связь страха смерти себя и в последую­щем — родителей со страхами чужих, незнакомых лиц, начиная с 8 месяцев жизни, то есть мальчик, боящийся других людей, будет более подвержен страху смерти, чем девочка, у которой нет такого резкого противопоставления.


Каталог: Files -> downloads
downloads -> Погребняк Надія Сергіївна м. Енергодар вересень 2013р. Запропонована програма
downloads -> Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва 2002 Филиппова Г. Г
downloads -> Сборник материалов VI международной научно-практической конференции «михоило-архангельские чтения»
downloads -> Т. Г. Шевченко рыбницкий филиал пгу им. Т. Г. Шевченко V международная научно-практическая конференция «Михаило-Архангельские чтения» Сборник
downloads -> Исследование показателей морально-психологического климата в трудовом коллективе Москва 2014
downloads -> Мэтры мировой психологии э. Г. Эйдемиллер И. В. Добряков И. М. Никольская
downloads -> М. И. Лисина считает, что образ себя и прежде всего аффективный компонент возникает в младенческом возрасте. М. И. Лисина выделяет, с одной стороны, частные, конкретные знания, представления субъекта о своих возмож
downloads -> Ю. В. Кравченко, завідувач навчально-методичного кабінету історії та основ правознавства Н. С. Черткова


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница