А. М. Татлыбаевой Abraham H. Maslow. Motivation and Personality (2nd ed.) N. Y.: Harper & Row, 1970; спб.: Евразия, 1999 Терминологическая правка В. Данченко Предисловие Эта книга



страница36/42
Дата11.05.2016
Размер6.18 Mb.
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   42
Второй критерий Эренфельса касается вопроса транспозиции отдельных элементов внутри целого. Так, мелодия остается распознаваемой даже при исполнении ее в другой тональности, когда все исходные ноты заменяются другими. Это напоминает взаимозаменяемость элементов синдрома. Элементы, имеющие одинаковую направленность, взаимозаменяемы или динамически тождественны друг другу – так, взаимозаменяемыми можно назвать новые ноты, позволяющие воспроизвести ту же мелодию.89
Короче говоря, можно сказать, что гештальт-психологи соглашались с исходным определением Вертхаймера о том, что целое становится более осмысленным после наглядной демонстрации взаимосвязей его составных частей. Утверждение об отличиях целого от суммы его частей, хотя оно верно и легко доказуемо, тем не менее, оказывается не столь полезным в качестве рабочей концепции при исследованиях, так как оно нередко бывает не слишком понятным для психологов иных направлений – к тому же, после его доказательства задача определения и описания целого все равно остается нерешенной.
По-видимому, проблема точного определения гештальта не может считаться полностью решенной, если не будет соблюдаться необходимое условие, чтобы это определение было эвристическим, реальным, конкретным, а также не теряло своей силы при использовании психологами других направлений (сторонниками атомистического, механистического мировоззрения). При выполнении этого условия возникает множество трудностей, но я хотел бы обсудить только одну из них – а именно, проблему отбора исходных данных. Гештальт-психологи работали, в основном, с организацией мира, имеющим дело с явлениями и "полем материалов", находящимися главным образом вне организма. (Следует заметить, что сами гельштальт-психологи обычно отрицают правомерность такого обвинения.) Однако, как убедительно показал Гольдштейн, не существует ничего более организованного и взаимозависимого, чем сам организм. Организм был бы наилучшим объектом для поиска законов организации и структурирования. Следующее преимущество, вытекающее из такого выбора данных, заключается в том, что основные явления, связанные с мотивацией, целью, намерениями, проявлениями и направленностью, проявляются в организме наиболее отчетливо. Определение синдрома в терминах одной и той же направленности сразу дает возможность объединить такие далекие друг от друга теории, как функционализм, гештальт-психология, пюрповизм (не путать с телеологией), направление психодинамики, поддерживаемое приверженцами психоанализа, взгляды Адлера и т.д., а также организменный холизм Гольдштейна. Правильное определение понятия синдрома может стать теоретической основой для унифицированного мировоззрения, которое мы назвали холистическо-динамическим и которое противопоставляем атомистическому. Эту функцию могла выполнить и концепция гештальта, если ее расширить в указанном нами направлении и сконцентрировать на человеческом организме и его внутренних мотивациях.

ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛИЧНОСТНЫХ СИНДРОМОВ (ДИНАМИКА СИНДРОМА)

Взаимозаменяемость
Отдельные составляющие синдрома взаимозаменяемы или эквивалентны в функциональном смысле, о чем мы говорили в предыдущих параграфах. Это проявляется в том, что два ведущих себя по-разному, но имеющих одну и ту же направленность симптома могут заменять друг друга, выполнять одну и ту же работу, быть равновероятными.
В этом смысле взаимозаменяемость симптомов поведения истеричного человека достаточно очевидна. В известном классическом примере парализованная нога могла быть "вылечена" с помощью гипноза или другой предложенной методики, но затем у больного неизбежно появлялся следующий синдром – к примеру, парализованной руки. В работах Фрейда также встречается множество примеров эквивалентных симптомов. Например, боязнь лошадей может означать или замещать подавленный страх перед отцом. В человеке, чувствующем себя защищенным, все выражения поведения взаимозаменяемы в том смысле, что все они отражают одно и то же – его уверенность в своем положении. В упоминавшемся ранее примере радикализм обеспеченных людей, желающих помочь человечеству, может привести либо к политическому экстремизму, либо к филантропии, либо к любви к ближнему, либо к привычке подавать милостыню нищим. В общем случае, как только становится известно о том, что уверенный в безопасности своего положения человек к тому же и богат, сразу же с большой степенью вероятности можно утверждать, что он проявит определенную доброту или заинтересованность социальными проблемами, но в чем это выразится конкретно, предсказать невозможно. Такие эквивалентные симптомы или проявления могут быть названы взаимозаменяемыми.

Циркулярная детерминация


Наилучшее описание этого явления дается в психопатологических исследованиях. Понятие порочного круга, данное Хорни (197), есть частным случаем такого определения. В ее работе делается попытка описать непрерывный поток динамических взаимодействий внутри синдрома, в котором каждая его часть определенным способом воздействует на все остальные и, в свою очередь, сама также испытывает на себе их влияние – причем эти процессы происходят одновременно.
Полная невротическая зависимость подразумевает ожидание крушения планов. Это состояние неминуемо вызывает раздражение – в дополнение к уже имеющимся беспомощности и полной несамостоятельности, вызванным признанием своей слабости. Этот гнев, как правило, направляется против того, от кого данный человек зависит и с чьей помощью он надеется избежать неприятностей; такой гнев немедленно ведет к появлению чувства вины, тревоги и страха перед возмездием и т. д. Подобное состояние в первую очередь имеет отношение к тем факторам, которые и создают потребность в полной зависимости. Обследования пациентов, подверженных невротической зависимости, показали, что многие из вызвавших ее факторов непрерывно развиваются и взаимно усиливают друг друга. В то время как генетический анализ может показать приоритет одной особенности характера относительно другой, динамический анализ никогда не приведет к подобному результату, так как подразумевает, что все факторы в равной мере выступают и причинами, и следствиями.
Нередки случаи, когда человек пытается поддержать в себе ощущение того, что он находится в безопасности, за счет властной и высокомерной манеры поведения. Он не избрал бы такую манеру поведения, если бы не чувствовал своей отверженности и неприязненного отношения других людей (собственной незащищенности). Однако такое поведение заставляет людей не любить его еще больше, что, в свою очередь, укрепляет в нем надменность и высокомерие и т.д.
Такой способ циркулярного детерминирования особенно явно проявляется в расовых предубеждениях. Люди, испытывающие ненависть к другим, часто указывают на существование определенных обстоятельств, которые извиняют их чувства, но эти обстоятельства нередко оказываются результатом их же ненависти и неприятия людей иного цвета кожи.90
Если бы для описания понятия циркулярной детерминации мы использовали более знакомую нам причинно-следственную терминологию, тогда следовало бы сказать, что факторы А и В есть и взаимопричинами, и взаимоследствиями – или, другими словами, они взаимозависимые, взаимоподдерживающие или взаимоукрепляющие.

Тенденция хорошо организованного синдрома

к самосохранению и сопротивлению изменениям
Каким бы ни был уровень защищенности, повысить или понизить его очень трудно. Этот феномен чем-то напоминает описанную Фрейдом сопротивляемость, но имеет более широкое и общее применение. Так, тенденция придерживаться привычного образа жизни обнаруживается как у здорового, так и у больного человека. Тот, кто склонен верить, что все люди по природе хорошие, будет оказывать сопротивление любым попыткам изменить его убеждение, точно так же, как и тот, кто думает, что все люди по природе плохие. Фактически это сопротивление изменениям может быть определено в терминах трудностей, с которыми встречается психолог-экспериментатор, пытаясь повысить или понизить у испытуемого уровень его защищенности.
Личностные синдромы иногда могут сохранять свое относительное постоянство даже при самых неожиданных изменениях внешних условий. Известно немало примеров сохранения ощущения защищенности у эмигрантов, которые подвергались длительным и тяжелым испытаниям. Исследования морального состояния людей в районах, подвергавшихся бомбежке, также предоставляют нам доказательства удивительной стойкости духа, которую большинство здоровых людей демонстрируют по отношению к ужасам окружающей обстановки. Статистика показывает, что депрессии и войны не приводят к значительному расширению сферы распространения психозов.91 Изменения синдрома защищенности обычно находится в большой диспропорции с переменами во внешнем окружении, которые – как иногда кажется – практически не вызывают никаких личностных изменений.
Немецкий эмигрант, известный как обладатель большого состояния, приехал в Соединенные Штаты уже без ничего. Однако, согласно поставленному диагнозу, он был признан вполне нормальным. Более тщательное обследование показало, что его основная жизненная философия совсем не изменилась. Он все еще считал, что человеческая природа по сути своей абсолютно здоровая – и это дает шанс; и что отвратительные события, свидетелем которых он был, объясняются лишь "внешними причинами. Беседы с людьми, которые знали его в Германии, показали, что он придерживался тех же самых убеждений и до своего финансового краха.
Существует немало примеров, когда пациенты оказывали сопротивление усилиям психоаналитиков. Иногда после длительных исследований у пациента можно было обнаружить поразительное понимание им ложности некоторых своих убеждений и пагубности их последствий. Но вопреки этому он продолжает держаться за свои убеждения с непреклонной твердостью.

Тенденция хорошо организованного синдрома

к самовосстановлению после изменения
Если уровень синдрома подвергся принудительному изменению, то нередко можно наблюдать, как через некоторое время он вновь возвращается к исходному состоянию. Например, переживание, вызванное травмой, часто носит преходящий характер. В таких случаях наблюдается спонтанная перенастройка к предшествующему status quo. Бывают ситуации, когда симптомы, вызванные травмой, исчезают с особенной легкостью (271). Иногда такая тенденция поведения синдрома может быть определена как один из процессов в обширной системе изменений, в которую включены и тенденции других синдромов.
Следующий случай довольно типичен. Сексуально неграмотная женщина, пообщавшись со своим столь же неподготовленным в этом вопросе мужем, была неприятно поражена своим первым брачным опытом. В результате у нее произошло снижение общей самооценки. Проведенное обследование отметило изменения в большинстве аспектов синдрома, в ее поведении, жизненной философии, мечтах, отношении к окружающим и т.д. В это время с ней, в неформальной обстановке, было проведено обсуждение возникших у нее проблем, и она получила столь необходимые ей поддержку и сочувствие. Во время беседы, продолжавшейся около пяти часов, ей дали несколько простых советов. Не исключено, что именно благодаря этому она постепенно смогла вернуться к относительно нормальному состоянию, но все же так и не достигла прежнего уровня уверенности в себе. Она ощущает незначительные, но устойчивые последствия негативного опыта – возможно, сохраняющиеся из-за эгоизма ее мужа. Но что еще удивительнее, так это – прочная вопреки всему тенденция думать и верить так же, как она думала и верила до замужества. Похожая картина резкого изменения с последующим полным, хотя и медленным выздоровлением, наблюдалась после повторного брака у женщины, чей первый муж стал душевнобольным.
Благодаря этой тенденции люди способны оправиться от нервного шока – правда, не сразу, а спустя какое-то время. После смерти жены или сына, банкротства или другой подобной психической травмы человек может некоторое время испытать сильнейшее душевное расстройство, но затем почти полностью восстановиться. Только хронически тяжелые внешние обстоятельства или сложные межличностные отношения могут привести к необратимым изменениям в психическом здоровье.

Тенденция синдрома к изменению в целом


Эта тенденция, уже обсуждавшаяся ранее, возможно, самая простая из всех рассматриваемых. Если синдром полностью меняется в какой-то своей составной части, то правильно выполненное исследование всегда покажет наличие изменений в том же направлении и других его частей. Довольно часто такие изменения наблюдаются почти во всех составных частях синдрома. Причина этих перемен нередко не замечается потому, что их попросту не ожидали и не проводили необходимых наблюдений.
Следует обратить внимание на то, что эта тенденция к холистическому изменению, подобно всем другим, о которых мы уже говорили, представляет собой только тенденцию, склонность, а не непреложный факт. Известны случаи, в которых специфические стимулы имели особый, локализованный эффект, не носящий всеобщего характера. Однако, если исключить сверхочевидные психические расстройства, то такие ситуации наблюдались довольно редко.
В проведенном в 1935 году эксперименте по повышению самоуважения с помощью внешних средств (результаты этого эксперимента не были опубликованы в печати), участница получила задание вести себя в напористой манере примерно в двадцати самых разных ситуациях. (Например, она должна была проявить настойчивость в бакалейной лавке, хозяин которой раньше всегда одерживал над ней верх в спорах о качестве продаваемого им товара.) После окончания эксперимента, продолжавшегося три месяца, провели комплексное обследование личностных изменений участницы.92 Нет никаких сомнений в том, что у нее произошел качественный скачок в собственной самооценке. Поменялся характер ее сновидений. Она стала покупать платья, подчеркивающие достоинства ее фигуры и скрывающие недостатки. Ее поведение в интимной жизни стало более непосредственным, что не осталось незамеченным мужем. Она начала посещать бассейн вместе с друзьями, хотя раньше стеснялась появляться на людях в купальнике. В общем, она стала чувствовать себя уверенно в самых разных ситуациях. Эти перемены в манерах не были подсказаны ей со стороны, они произошли спонтанно, без осознания ею важности происходящего. Таким образом, изменения поведения могут привести к изменению личности.
Одна очень неуверенная в себе женщина, проходившая обследование через несколько лет после вступления в на редкость счастливый брак, продемонстрировала заметный рост самоуважения. Когда я впервые беседовал с ней до замужества, она чувствовала себя одинокой и никем не любимой. Будущий муж в конце концов смог убедить ее в своей любви, что было, к слову сказать, совсем непросто, если учесть ее крайнюю неуверенность в себе, и они поженились. Теперь она чувствует, что не просто любима мужем, но стала для него желанной. Она начала с легкостью завязывать знакомства, хотя раньше была на это неспособна. Ее недоброжелательность к людям исчезла. В ней появились доброта и мягкость, качества, которые я с трудом мог разглядеть в ней до замужества. Некоторые специфические симптомы заметно ослабли или полностью исчезли – например, ночные кошмары, страх перед необходимостью пойти в гости или оказаться среди незнакомых людей, постоянное ощущение тревоги, боязнь темноты, нежелательные навязчивые фантазии.

Тенденция к внутреннему постоянству


Даже очень неуверенные в себе люди в некоторых случаях могут упорствовать в своем поведении, своих убеждениях или чувствах, что служит характерным признаком уверенности в себе. Так, хотя у неуверенных в себе людей чаще наблюдаются ночные кошмары и тревожные сны, все же в большинстве случаев общий фон их сновидений не неприятен. Однако даже сравнительно слабые изменения окружающей обстановки могут вызвать у таких людей негативные изменения характера их снов. По-видимому, здесь сказывается особое давление на эти неустойчивые элементы, всегда воздействующее таким образом, чтобы подтянуть их до соответствия с остальными элементами синдрома.
Люди с низкой самооценкой обычно бывают скромными и застенчивыми. Поэтому многие из них часто или вовсе не появляются на людях в купальных костюмах, или делают это, испытывая сильное смущение. Тем не менее одна девушка, несомненно имевшая невысокую самооценку, регулярно появлялась на пляже в довольно открытом купальнике. Впоследствии, из разговоров с ней выяснилось, что она очень гордится формами своего тела, которые считает идеальными. Подобное мнение о своей фигуре, а также поведение на пляже, выглядели для нее, по меньшей мере, необычно. Однако, дальнейшее знакомство с девушкой продемонстрировало противоречивость ее позиции в этом вопросе, так как чей-либо слишком пристальный взгляд мог заставить ее быстро одеться, а то и вовсе уйти с пляжа. Поведение окружающих убеждало ее в том, что у нее привлекательные формы; она понимала, что должна вести себя соответствующим образом и пыталась это делать, но ей мешали особенности ее характера.
Специфические страхи нередко проявляются и у очень уверенных людей, которые практически ничего не боятся. Эти страхи часто могут быть отнесены на счет особых условий. Как мне удалось установить, таким людям легко помочь избавиться от подобных страхов. Для этого бывает вполне достаточно таких несложных психотерапевтических приемов как смена обстановки, воздействие чьего-либо примера, словесная поддержка, вразумительное объяснение причины их беспокойства. Однако, такие меры гораздо менее эффективны для борьбы со страхами неуверенных в себе людей. Можно сказать, что страх, не согласующийся с основными чертами личности, излечивается довольно просто, а страх, присущий личности в целом, гораздо более живучий.
Другими словами, уверенный в себе человек имеет тенденцию к тому, чтобы стать крайне в себе уверенным, а человек, обладающий высокой самооценкой, имеет тенденцию к дальнейшему ее росту.

Тенденция к экстремальному уровню синдрома


Наряду с консервативными силами, о которых мы уже говорили, существует, по крайней мере, одна противоположная сила, берущая начало из внутренней динамики синдрома, способствующая скорее его изменению, чем сохранению. Речь идет о тенденции превращения просто неуверенного в себе человека в человека, крайне в себе неуверенного, а уверенного в себе человека в человека, крайне в себе уверенного.93
Неуверенный в себе человек каждое внешнее воздействие, каждый раздражитель организма будет с большей вероятностью истолковывать скорее как нечто опасное, чем безопасное. Например, снисходительная улыбка будет рассматриваться как обидная насмешка, простая забывчивость – как пренебрежение, невнимание – как неприязнь, а умеренное проявление чувств – как безразличие. По мнению такого человека, в мире происходит больше опасных, чем безопасных событий. Можно сказать, что для него степень важности события определяется степенью его опасности. Поэтому он медленно, но верно движется к состоянию крайней неуверенности. Эта тенденция усиливается и за счет того, что поведение такого человека обычно бывает ненадежным, что порождает у окружающих чувство неприязни к нему, а это, в свою очередь, делает его поведение еще более ненадежным – и далее все по тому же порочному кругу. Таким образом, своей внутренней динамикой неуверенный в себе человек добивается как раз того, чего больше всего боится.
Вот самый обычный пример ревнивого поведения. Оно обусловлено неуверенностью в своем положении и практически всегда порождает дальнейшее неприятие и еще более глубокую неуверенность. Один человек так объяснял свою ревность: "Я безумно люблю свою жену и боюсь, что, если она разлюбит меня и бросит, это станет моей жизненной катастрофой. Поэтому меня очень беспокоят ее дружеские отношения с моим братом". В результате он начал предпринимать меры, чтобы прекратить эту дружбу. Конечно, все это выглядело настолько глупо, что он стал терять любовь и жены, и брата. Это, разумеется, сделало его еще более ревнивым. Сложившийся порочный круг был разорван с помощью психолога, который сначала научил ревнивца, как сдерживать проявления ревности, даже если ее испытываешь, а затем приступил к более важной задаче освобождения от чувства общей неуверенности.

Тенденция синдрома к изменению

под влиянием внешних воздействий
Занимаясь вопросами внутренней динамики синдромов, легко забыть, что все синдромы, конечно же, реагируют на внешние обстоятельства. Этот очевидный факт упоминается здесь только ради законченности изложения вопроса, а также в качестве напоминания о том, что личностные синдромы организма – это не являются изолированные системы.

Величины, используемые для описания синдрома


Наиболее важной и наиболее наглядной величиной выступает уровень синдрома. Каждый человек имеет высокий, средний или низкий уровень уверенности в безопасности своего положения и высокий, средний или низкий уровень самоуважения. Совсем не обязательно подразумевать, что эта переменная представляет собой континуум, можно просто считать, что она изменяется от большого к малому, от низкого к высокому. Качество синдрома главным образом обсуждается в связи с синдромом самоуважения или синдромом доминирования. Феномен доминирования наблюдается у различных видов приматов, но у всех он проявляется по-разному. У людей с высокой степенью самоуважения мы можем различать по крайней мере два сопутствующих качества – одно из которых мы обозначим как подавление, другое – как силу. Человек, обладающий высоким самоуважением и чувствующий себя защищенным, демонстрирует уверенность в своих силах в благожелательной, дружелюбной, располагающей к взаимному сотрудничеству форме. Напротив, человек с высокой степенью самоуважения, но не чувствующий себя в безопасности, склонен не столько помогать более слабым людям, сколько подавлять и унижать их. В этом примере оба человека имеют высокую степень самоуважения, но проявляется это у них по-разному – в зависимости от других душевных качеств. У крайне неуверенных в себе людей их неуверенность может проявляться в разном виде. Например, она может принимать форму исключительно замкнутого и уединенного образа жизни (при низкой степени самоуважения) или выражаться в агрессивности, враждебности и злобе (при высокой степени самоуважения).

Культурная детерминация выражения синдрома


Не вызывает сомнения, что взаимосвязь культуры и личности слишком глубока и сложна, чтобы быть изложенной в нескольких словах. Тем не менее, стоит напомнить, что то, какие главные цели ставит перед собой человек и как он их достигает, во многом зависит от его культурного уровня. Степень его самоуважения во многом, хотя и не во всем, также определяется этим фактором. То же справедливо и для такого чувства, как любовь. Мы завоевываем любовь другого человека и проявляем наше чувство к нему разными способами, отражающими наш уровень культуры. То, что роли, которые люди играют в обществе, отчасти несут отпечаток культуры, нередко приводит к разнице в проявлениях личностных синдромов. Например, в нашем обществе мужчинам с высокой степенью самоуважения позволяется выражать этот синдром гораздо более открыто и многообразно, чем женщинам. Что же касается детей, то у них совсем мало возможностей проявить свое самоуважение. Следует также обратить внимание на то, что часто именно от уровня культуры зависит, как будет выражаться тот или иной синдром – будь то уверенность, самоуважение, общительность, активность и т.д. Этот факт особенно наглядно проявляется при историческом анализе культуры и сравнении культур разных народов. Например, средний представитель племени добу, как и предполагается, оказывается более враждебным, чем средний представитель племени арапеш. Что же касается средней современной женщины, то она наверняка продемонстрирует более высокую степень самоуважения, чем средняя женщина, жившая сто лет тому назад.

Организация личностного синдрома


До сих пор мы рассуждали о синдроме, предполагая, что его составные части также однородны как, например, капли влаги, образующие туман. На самом же деле это не так. В синдроме мы обнаруживаем иерархию по степени важности и кластеры – группы, связанные определенным признаком. Этот факт уже демонстрировался на примере синдрома самоуважения – самым простым способом с помощью метода корреляции. Если разложить этот синдром на отдельные составляющие, то каждая из них должна быть взаимосвязана с другими составляющими так же тесно, как и с синдромом в целом. Однако, на самом деле самоуважение (измеренное в целом) коррелирует с разными своими частями по-разному. Например, как следует из данных исследования, выполненного Social Personality Inventory (313), коэффициент корреляции синдрома самоуважения с раздражительностью составляет r = -0,39, со стремлением к разнообразию в половых отношениях r = 0,85, с сознательным чувством подчиненности r = -0,40, со способностью приходить в замешательство в различных ситуациях r = -0,60, с осознанными страхами r = -0,29 (305, 311).

Каталог: book -> social psychology
social psychology -> Этнопсихологическая самозащита и
social psychology -> Профессиональные деформации менеджеров
social psychology -> Шпаргалка по социальной психологии Понятие социальной психологии и ее предмет
social psychology -> Шпаргалка Наталия Александровна Богачкина Социальная психология. Шпаргалка
social psychology -> Эрик Эриксон Детство и общество
social psychology -> Книга рассчитана на широкий круг психологов, учителей, вра­чей, менеджеров, специалистов таможенных, рекламных служб и многих других профессионалов, стремящихся овладеть экспрессив­ным невербальным общением
social psychology -> Ббк 88. 8 Э91 Главный редактор Д. И. Фельдштейн
social psychology -> Общественное животное. Введение в социальную психологию уч., из
social psychology -> Учебное пособие для вузов Р. Мокшанцев, А. Мокшанцева Издательства: Сибирское соглашение, Инфра-М, 2001 г


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   42


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница