А. В. Гоголева Аддиктивное поведение и его профилактика



страница3/6
Дата12.05.2016
Размер1.42 Mb.
1   2   3   4   5   6
Глава 2 АЛКОГОЛИЗМ И АЛКОГОЛИКИ

Под алкоголизмом понимают хроническую болезнь, развивающуюся вследствие длительного злоупотребления спиртными напитками. Пьянство — это чрезмерное упо­требление алкоголя, не обязательно в рамках хроническо­го алкоголизма.

По определению ВОЗ, алкоголики — это «интенсив­ные пьяницы, зависимость которых от алкоголя достигает такой степени, что возникают явные психические наруше­ния или конфликты в физическом и психическом здоро­вье, в их межличностных отношениях и хозяйственных функциях, или они являются продромом такого развития и поэтому нуждаются в лечении».

Алкоголизм сам по себе — расстройство не психиче­ское, но при алкоголизме могут возникнуть психозы, при­чиной которых служит как хроническое отравление самим алкоголем, так и вызванные им нарушения метаболизма, в особенности функций печени. Алкогольное опьянение может стать провокатором эндогенных психозов. На по­следней стадии развивается деменция (Коркина М. В., Ла-косинаН.Д, ЛичкоА. Е., 1995).

Алкоголь занимает вполне определенное место в со­временном образе жизни, и, следовательно, до сих пор остаются верными слова В. Португалова, сказанные еще в 1890 году, о том, что существующая привычка к алкоголю «порождает и в последующих поколениях преемственное расположение и путем подражания, переимчивости пере­дается... из поколения в поколение».

Распространение алкоголизма не имеет единой причи­ны, единой картины проявления, а определяется совмест­ным действием различных условий возникновения: соци­ально-экономических, социальных (культуральных, се­мейных, профессиональной деятельности и пр.), индиви­дуальных особенностей личности, актуальных проблем, транквилизирующего эффекта самого алкоголя и пр. Проблему создает не само по себе употребление спиртных напитков, а употребление часто и в больших количествах.



36

Исследования последних лет показывают, что к употреб­лению алкоголя в некоторых регионах страны молодые люди прибегают с 7—10 лет. Алкоголь является главным фактором, способствующим совершению преступлений. Алкоголь повинен в половине всех совершенных убийств. Он является главным фактором жестокого обращения с детьми и насилия в семье. Большинство пострадавших в уличных авариях пешеходов находились в состоянии ал­когольного опьянения.

Психологическую характеристику алкоголизма необ­ходимо начать с зарождения самой потребности в алкого­ле. Потребность в алкоголе прямо не входит в число есте­ственных, жизненных потребностей человека. Эта потреб­ность, как верно указывает Б. С. Братусь, появляется пото­му, что общество, во-первых, производит данный продукт и, во-вторых, «производит» и «воспроизводит» обычаи, формы, привычки и предрассудки, связанные с его по­треблением. Примером тому могут служить мифы, кото­рые сопровождают процесс употребления алкоголя. Обычно действию алкоголя приписывают эйфорический, психотерапевтический, стимулирующий и другие эффек­ты. Ряд исследований, проведенных под руководством Б. С. Братуся, и анализ научных источников позволили ему прийти к выводу, что алкоголь как таковой, не его взя­тое само по себе физиологическое действие, а прежде все­го проекция психологического ожидания, актуальных по­требностей и мотивов на психофизиологический фон опьяне­ния создает ту внутреннюю субъективную картину, кото­рую человек начинает приписывать действию алкогольно­го напитка. Развитие алкоголизма, алкогольной зависи­мости проходит несколько стадий. В психопатологии раз­личают следующие виды синдромов зависимости: психи­ческую, физическую, синдром измененной реакции (Жмуров В. А., 1994).

Мотивы употребления алкоголя, пожалуй, более раз­нообразны и лучше изучены, нежели мотивация приема наркотиков, где, как считается, с самого начала домини­рует стремление к эйфории.

В. Ю. Завьялов (1982) выделяет следующие виды моти­вации употребления алкоголя. Остановимся на система­тизации, приведенной с некоторыми сокращениями в книге В. А. Жмурова, при этом только ее психологическую

37

часть, так как другие не входят в профессиональную ком­петенцию психолога.



Гедонистическая — прием алкоголя связан с жаждой удовольствия, стремлением к чувственным наслаждени­ям, с эпикурейскими наклонностями. По-видимому, во все времена данный вид мотивации был одним из наибо­лее распространенных, о чем свидетельствуют памятники литературы. С клинической точки зрения, особенно важ­но, что в гедонистической ориентации не чувствуется глу­бокой привязанности к жизни и, более того, угадывается настроение обреченности и безысходности, скрываемое в тени потребности чувственной стимуляции. Жажду на­слаждений Л. Н. Толстой считал оборотной стороной са­моубийства, т.е. выражением внутренней опустошенно­сти и депрессии.

Атарактическая - алкоголь употребляется с целью смягчить состояние эмоциональной напряженности, тре­воги, беспокойства, подавленности, страхов, неуверенно­сти. Прием алкогольных напитков мотивируется стремле­нием «отключиться» от горьких воспоминаний, навязчи­вых опасений, тревожных предчувствий. Объясняются они необходимостью «разрядиться, расслабиться, успоко­иться, собраться с мыслями, перевести дух». Такая моти­вировка свидетельствует об очевидных аффективных на­рушениях.

Субмиссивная - употребление алкоголя связано с по­вышенной подчиняемостью, неспособностью незрелой личности противостоять натиску пьющих, оградить себя от негативных влияний, с нежеланием отвечать за свои действия. Овладевает стадное чувство «быть как все, не выделяться, не быть белой вороной». Не сопротивляясь внешнему давлению, люди не могут контролировать внут­ренние импульсы, то есть являются внутренне зависимы­ми. Субмиссивная мотивация, таким образом, только мас­кирует остающиеся неосознанными побуждения к опья­нению.

Мотивация с гиперактивацией поведения — алкоголь употребляется в качестве допинга для того, чтобы поднять тонус, стимулировать воображение и творческую деятель­ность, улучшить работоспособность.

Псевдокультуралъная мотивация — употребление алко­голя отражает желание привлечь к себе внимание окружа­ющих утонченным знанием редких напитков, особых ре-

38

цептов коктейлей, изысканностью ритуалов выпивки, стремлением почувствовать принадлежность к высшему свету, к золотой молодежи. Примером такого знания риту­алов могут служить грузинские тосты.



Традиционная мотивация — употребление алкоголя по санкционированным в данной микросреде поводам (праз­дники, банные дни, банкеты, деловые встречи и др.) Алко­голики умело используют любой удобный для выпивки случай, искусно создают питейные ситуации, ловко втяги­вая в них окружающих, что долго маскирует патологиче­скую потребность в опьянении.

Анализ мотивации опьянения является важным по той причине, что позволяет получить ценную информацию о личности пациента и его болезненных отклонениях. Следует заметить, что истинные мотивы не сводятся к механической констатации высказываний алкоголиков. Изучение обычно показывает, что истинные мотивы опьянения не всегда сов­падают с тем, что пациенты говорят по этому поводу.



2.1. ОСОБЕННОСТИ АЛКОГОЛЬНОГО ОПЬЯНЕНИЯ

Алкогольное опьянение проявляется психическими, неврологическими и соматическими нарушениями. У непьющих простое опьянение встречается наиболее ча­сто. Эффект действия алкоголя не всегда однозначен и меняется в зависимости от возраста и «стажа» пьющего, общего состояния организма, особенностей конститу­ции и нервной системы, от дозы алкоголя, от скорости его всасывания в кровь и от чувствительности к нему ор­ганизма. Обильная, особо богатая жиром и крахмалом (картофель) пища замедляет процесс всасывания. Нато­щак и в присутствии углекислоты (шампанское, газиро­ванная вода, напитки) всасывание ускоряется. Чувстви­тельность повышается при утомлении, голодании, недо­сыпании, охлаждении и перегревании (Коркина М. В., Лакосина Н. Д, Личко А. Е., 1995).

Психическая зависимость — патологическое стремле­ние к опьянению, преследующее цель устранить чувство дискомфорта (достичь реакции, устранить тревогу, неуве­ренность, повысить активность, обострить воображение, общение).

39

Чаще психическая зависимость проявляется:

— у незрелой личности, склонной искать защиту, под­держку, не способной принимать самостоятельно обду­манные и рациональные решения, имеющей повышен­ную внушаемость и пр.);


  • при наличии конституциональных, органических
    особенностей личности (черепно-родовая травма, акцен­туации характера и пр.);

  • при специфическом характере выполняемой деяте­льности (нервные перегрузки, служебные и творческие
    неудачи, неудовлетворенность личной жизнью, отсутст­вие условий реализации жизненно важных целей, социа­льно-экономическая невостребованность приводят к лич­ной несостоятельности и др.).

Общая схема такова: возникает возбуждение, подъем, вызванный в основном борьбой организма с поступившим ядом, затем возможно расслабление, угнетение, сон. Пси­хические процессы также изменяют свою продуктивность под влиянием алкоголя. Исследования показали: увеличе­ние дозы алкоголя способствует единообразным измене­ниям интеллектуально-мнестических процессов, наблю­даются изменения моторики, рассогласуются движения, появляется речевая расторможенность.

Выделяют типичную (простое опьянение) и атипичную картину опьянения. Простое опьянение имеет три степени.



Легкая степень опьянения напоминает гипоманиакальное состояние и проявляется повышенным настроением, чувством довольства, комфорта, желанием общаться. Люди становятся говорливыми, речь громкая, быстрая, мимика утрированная, жесты размашистые, движения по­рывистые, но точные. Внимание отвлекается, память ухудшается. Отмечается тахикардия, повышается аппетит, расторможенность сексуального влечения. Через 2—4 часа наступают вялость и сонливость. Период опьянения вспо­минается хорошо.

Средняя степень. Здесь наблюдаются выраженные не­врологические нарушения: речь делается смазанной (ди­зартрия), походка - шаткой, с покачиваниями, почерк резко меняется. Нередко возникает тошнота, рвота (при развитии алкоголизма это исчезает). Настроение неустой­чивое: эйфория чередуется с раздражительностью, озлоб­ленностью, склонностью к скандалам и агрессии. Внима­ние переключается с трудом, ориентировка сохранена.

40

Возбуждение сменяется глубоким сном, за которым следу­ют разбитость, вялость, головная боль. Некоторые собы­тия в состоянии опьянения помнятся смутно.



Тяжелая степень характеризуется угнетением созна­ния — от оглушения до стопора и комы. Стоять человек не может, лицо амимично, возможна рвота, нередко недер­жание мочи, кала, тело становится холодным. Малопонят­ное бормотание с отдельными эмоциональными выкрика­ми переходит в беспробудный сон-стопор, во время кото­рого даже нашатырный спирт не вызывает никаких ответ­ных реакций. В коматозном состоянии исчезает зрачковая реакция, дыхание затрудняется. Воспоминания не сохра­няются.

Атипичная картина развивается при некоторых видах психопатии (расстройство личности), после перенесен­ных черепно-мозговых травм, мозговых инфекций, нейроинтоксикаций, психических заболеваний, при некото­рых хронических соматических заболеваниях. Атипично­му опьянению способствуют: бессонница, эмоциональ­ный стресс, сочетание алкоголя с другими токсическими или лекарственными средствами. Выделяют дисфорическое опьянение, депрессивное, сомнолепное, истериче­ское и гебефреническое.

Дисфорическое опьянение встречается при эпилептоидной психопатии и акцентуациях характера эпилептоидного типа, после черепно-мозговой травмы, при эпилепсии и изменениях личности. Вместо эйфории возникает дисфо­рия — злобно-мрачное настроение с желанием «разрядить­ся» на окружающих. Они пристают к другим, задирают их, наносят побои, иногда жестокие, в драке звереют, ломают, бьют. В одиночестве могут наносить самоповреждения, порезы.

Депрессивное опьянение характерно для тех, кто вообще склонен к депрессиям (циклоидные и сенситивные лич­ности), или для перенесших тяжелые психические трав­мы, употребляющих алкоголь, чтобы «забыться». Жалоб­ные причитания и плач сопровождаются высказываниями о мрачной безысходности, самоупреками, самобичевани­ем или обвинениями других в несправедливости. У боль­ных в состоянии легкого опьянения иногда бывает только мрачный вид, они молчаливы, переживания таят в себе. В эти моменты они могут совершать неожиданные для окру­жающих суицидальные действия.

41

Сомнолепное опьянение встречается у астеничных ослабленных субъектов при быстром всасывании алкого­ля, а также при его сочетании с транквилизаторами или клофелином. Эйфория мимолетна или отсутствует, веге­тативные нарушения не выражены. После употребления алкоголя быстро наступает сон. Его глубина и продолжи­тельность зависят от степени опьянения.

Истерическое опьянение встречается при истерической психопатологии и акцентуации характера. Проявляется бурной экспрессией, патетическими интонациями, выра­зительными жестами, позами, утрированной мимикой. Пьяный перед окружающими разыгрывает спектакль, изображая несчастного и страдающего или выдающуюся личность, никем не понятую, и т. д. Опьянение может за­вершиться истерическим припадком.

Гебефреническое - с нелепым хохотом, кривлянием, импульсивными поступками, встречается довольно редко.

Патологическое опьянение.

Сумеречное патологическое опьянение проявляется от­решенным видом больных, которые куда-то стремятся, от кого-то убегают, проявляют агрессию - жесткую и бес­смысленную. Движения хорошо координированы, сохра­няются навыки, поэтому окружающие оценивают их как опьяневших, а не пьяных. Совместная деятельность не­возможна, все поступки совершаются в одиночку, дейст­вуют молча и злобно. Лицо бледное, зрачки расширены. Все завершается крепким сном, амнезия полная. Реже — отрывочные воспоминания, которые впоследствии забы­ваются. Чаще всего встречается при эпилепсии и череп­но-мозговых травмах.

Параноидное опьянение — отличается внезапным, как озарение, бредовым толкованием происходящего (иллю­зии, галлюцинации). Страхи, бред изменяют сознание. Выпадают из памяти целые эпизоды, зрительные образы отличаются особой яркостью.

Каким бы не было алкогольное опьянение, оно еще не­посредственно прямо не говорит о наличии у выпившего хронического алкоголизма. Важнейшие признаки этого заболевания следует искать в промежутках между приема­ми спиртного. Осевым критерием алкоголизма (и не толь­ко) является наличие так называемой «психической зави­симости».



42

Алкоголизм обычно развивается после нескольких лет пьянства (злокачественные формы даже за год-два). Одна­ко некоторые лица могут пьянствовать многие годы без развития алкоголизма. Рассматривать стадии развития ал­коголизма мы посчитали нецелесообразным, так как это уже входит в компетенцию врача-нарколога.



2.2. АЛКОГОЛИЗМ У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ

В последнее десятилетие особую тревогу вызывает «омоложение» алкоголизма, которое обуславливается, в первую очередь, кризисными социально-экономически­ми изменениями в стране. Рассмотрим психологическую специфику подросткового и юношеского алкоголизма. Большинство семей детей алкоголиков находится за чер­той бедности. Государство, по существу, полностью отка­залось от ранее существовавшей системы профилактики алкоголизма и наркомании. Средства массовой информа­ции до определенного времени соревновались в рекламе крепких спиртных напитков, в настоящее время продол­жается реклама на пиво. Введена вседозволенная, бескон­трольная продажа алкогольных напитков. В большинстве случаев коммерческие киоски располагаются рядом с дет­скими садами и учебными заведениями. Пиво отнесено к категории слабоалкогольных напитков и стало обычным, полностью доступным для детей и подростков. Наблюда­ется увеличение криминальных, аморальных и неполных семей с искореженной системой воспитания. Растет бес­призорность, безнадзорность, бродяжничество, преступ­ность несовершеннолетних. Школа (учителя, психологи, социальные педагоги) дистанцируется от активного и дей­ственного воспитания детей группы риска, занимает по­рой позицию невмешательства в процесс алкоголизации и криминализации детей и подростков, перекладывая эти функции на плечи правоохранительных органов.

В силу вышесказанного социально-экономический аспект следует рассматривать как ведущий, но не решаю­щий фактор «омоложения» алкоголизма. Другим факто­ром в этом процессе являются органические поражения головного мозга, мозговые инфекции, тяжелые отравле­ния, перенесенные в первые годы жизни, неблагоприят­ные воздействия окружающей среды, криминальная, амо-

43

ральная, неполная семьи, акцентуации характера, умст­венная отсталость и пограничные формы умственной от­сталости. Как показали результаты опросов среди подро­стков, злоупотребляющих спиртным, такое поведение воспринимается ими как «форма протеста». Для таких мо­лодых людей характерны враждебность и отчуждение по отношению к взрослым и непринятие их взглядов и прин­ципов. Очень часто общение с родителями вызывает у по­дростков сильные стрессы, они не получают поддержки со стороны семьи. Их «алкогольный протест» указывает на отчужденность от семьи и общества. По этой причине зло­употребляющие алкоголем молодые люди оказываются более предрасположенными и к совершению правонару­шений.

Следующим немаловажным фактором приобщения детей и подростков к алкоголю являются специфические особенности поведения, характерные для данного возрас­та, в частности потребность к группированию со сверст­никами из потребности идентификации с ними. Употреб­ление спиртного становится характерным занятием для определенной группы, поэтому подросток, который хочет стать членом такой компании, также начинает пить. Упо­требление алкоголя — это важная часть роли взрослых, ко­торую им так не терпится играть. Это своеобразный ритуа­льный обряд перехода во взрослый мир. Очень часто упо­требление алкоголя подростками является реакцией на ощущение тревоги и одиночества. Алкоголь позволяет им на определенное время освободиться от неуверенности в себе, стеснительности, беспокойства, преодолеть обще­ственные запреты. Как показали исследования, злоупот­ребляющие алкоголем испытывали чувство неудовлетво­ренности собой, отличались безответственностью, незре­лостью представлений о жизни, замкнутостью, ненадеж­ностью, эгоистичностью, недоверчивостью и неприняти­ем общепринятых норм и правил {Райе Ф., 2000).

Не все молодые люди, иногда позволяющие себе креп­ко выпить, становятся потенциальными алкоголиками. Проблемная ситуация возникает тогда, когда молодой че­ловек начинает выпивать в основном по психологическим причинам, а не просто за компанию или по поводу како­го-либо события. Частое употребление алкоголя с целью расслабиться и снять психологическое напряжение гово­рит о существовании серьезных личностных проблем. Та-



44

кие подростки плохо контактируют с членами семьи и од­ноклассниками, хуже учатся, более склонны к соверше­нию правонарушений, реже участвуют во внеклассных ме­роприятиях, чаще не ночуют дома. Очень немногие из них пристрастились к алкоголю настолько, что приблизились к опасной черте алкоголизма, но уже сейчас в их поведе­нии видна психологическая неуравновешенность, кото­рая заставляет выражать протест или искать убежища от проблем с помощью спиртного.

Эти и другие обстоятельства составляют важнейшие предпосылки подросткового и юношеского алкоголизма, способствующие более раннему усвоению алкогольных традиций, установок, на фоне которых формируются все психические процессы и личность в целом.

Б. С. Братусь, анализируя динамику психического раз­вития детей, злоупотребляющих спиртным, обратил вни­мание, что дошкольный период не вызывает особых опа­сений у воспитателей: дети подвижны, охотно общаются со сверстниками, их ведущая деятельность соответствует возрасту. Однако иногда отмечается повышенная возбу­димость или истощаемость, несколько изменен и характер их игр: в них больше присутствуют мотивы наказания, элементы жестокости, что, прежде всего можно отнести за счет влияния микросреды. Вследствие семейного неблаго­получия эти дети попадают в группу социально и педаго­гически запущенных, и их подготовка к школе оказывает­ся недостаточной по сравнению с нормой: они менее при­способлены к учебе и школьным требованиям поведения. Их основные отличия от нормы обычно сводятся к тому, что они более утомляемы, более нетерпеливы, возбудимы и раздражительны, не способны к длительному сосредото­чению внимания, к длительным психическим нагрузкам. Оказывается, им трудно учиться, уже к младшему подро­стковому возрасту у них появляются трудности в поведе­нии, они становятся нарушителями спокойствия в классе, больше, чем другие, тянутся к уличным компаниям, име­ют склонность рано приобщаться к алкоголю.

По мере усложнения школьной программы таким де­тям становится все труднее усваивать школьную програм­му. Их умственная работоспособность ограничивается 15—25 минутами, вторая половина урока проходит мимо их внимания. Они становятся невнимательными, отвлека­ются, отвечают невпопад. Все это вызывает осуждение,

45

раздражение учителей, насмешки со стороны сверстников и стойкое негативное отношение к ним. Такому ребенку не под силу бывает самостоятельно справиться с выполне­нием домашнего задания без дополнительной помог взрослых. В неблагополучной семье подобная помощь, как правило, отсутствует. Отсюда раздражение, недовольство родителей и обвинения ребенка в лени, тупости, глу­пости, нередки различные наказания — от лишения ка­ких-либо благ до физического наказания.

В результате важнейшие потребности ребенка этого возраста, тесно связанные с его учебной деятельность» (потребность в одобрении взрослых, окружающих, роди­телей, сверстников, потребность в самоуважении и пр.), начинают ущемляться, фрустрироваться, постепенно создавая глубокий внутренний дискомфорт.

Выходы из этого положения могут быть различными и,: сожалению, далеко не всегда благополучными: иногда такой ребенок становится на время забитым, подобострастным, тихим; иногда, напротив, стремится компенсировать недостатки учебы бравадой, дерзостью, выходками на уроке иногда — ролью постоянного шута в классе; иногда, если позволяют физические силы, — драками и т. п. В исследовании Е. Н. Голубевой, проведенной под руководством Б. С. Братуся, было показано, что уже в раннем детстве и младшем школьном возрасте на операциональном уровне воспринимаются и усваиваются будущими «трудными» детьми разнообразные асоциальные формы поведения, например «выясни отношений» как обязательная драка и т. п.

Наблюдения показывают, что именно с подросткового возраста эти дети начинают злоупотреблять алкоголем. Было бы ошибкой думать, что подросток ввиду своего отя­гощенного психического развития выбирает в качестве предмета новых потребностей собственно алкоголь. Как правило, им выбирается не алкоголь, а компания, группа в которой обязательным элементом общения, времяпровождения является выпивка. Это компания, группа, которую в литературе называют по-разному - уличной, дворе вой, асоциальной и т. п. Эти группы могут быть однородными по возрасту или разнородными, с двумя-тремя старшими заводилами. Чем же привлекают эти группы, почему из широкого спектра предметов, отвечающих потребностному состоянию подростка (часто неосознанным желани-

46

ям личностного общения, самоутверждения, взрослости и т. п.), выбирают именно алкоголь?

Главным здесь является то, что в «уличной» микросре­де подростки, если ни в каком другом месте не находят ре­ального поля для самоутверждения, могут обрести нако­нец высокий социальный и личностный статус, проник­нуться самоуважением, чего они не в состоянии были сде­лать ни в школе, ни в своей семье, ни в какой-либо социально приемлемой внешкольной деятельности. В группе подросток удовлетворяет потребность в свободном, нерегламентированном общении, там он не просто проводит досуг, а находит средство для самовыражения (Кон И. С, 1989). Группа, особенно сначала, кажется новичку полной демократизма, теплоты, лишь позднее обнаруживаются ее жесткость, иерархия, обязательное подчинение лидерам, корпоративность и т. п. Употребление же алкоголя имеет здесь особое значение. Именно групповая выпивка нередко играет роль психологического рубежа, своеобразного по­священия в члены группы. Потребление спиртных напит­ков, в свою очередь, требует денег, которых у подростков, только начинающих самостоятельную жизнь, либо нет, либо очень мало, что толкает группу на первые выраженные асоциальные, криминальные поступки. Алкогольные экс­цессы подростков (несовершеннолетних) — это и способы «взрослого» самоутверждения, проведения досуга, свобод­ного общения. Алкоголизм среди детей и подростков изна­чально групповой по своему характеру. Едва ли можно встретить подростков, употребляющих алкоголь в одиноч­ку. Им обязательно нужны зрители для разворачивания своеобразного подросткового алкогольного театра.

С началом систематического употребления алкоголя у подростков неизбежно возникают конфликты в учебном заведении, на работе, в семье. Однако, как правило, в ис­ториях больных ранним алкоголизмом это противодейст­вие микросреде ограничивалось либо мерами репрессив­ного характера (выговоры, порицания, административное воздействие), либо их «пуганием» последствиями алкого­лизма, пагубными перспективами связи с «дурной компа­нией». Подобные меры, будучи негативными, не могли оградить подростка от «уличной» компании. Эти меры не сочетались с психологически обоснованными запросами подростка социально приемлемого стиля жизни и таких форм деятельности, в которых они могли бы быть успеш-



47

ными и удовлетворяли их эмоциональные чувства и соци­альные ожидания. Его потребности в личном эмпатийном общении, ощущении собственной значимости, защищен­ности, силы удовлетворялись только в этой девиантной группе. «Уличная» компания, пусть в извращенной фор­ме, но давала им все необходимое. В подобной ситуации сопротивление, а тем более репрессии окружающих взрос­лых лишь увеличивали внутреннюю сплоченность компа­нии, отрезая подростку, или, во всяком случае, крайне за­трудняя, путь возвращения к благополучному детству.

Внешние черты личности подростка, для которого за­труднен возврат в благополучную среду, достаточно по­дробно описаны клиницистами. Они отмечают, что боль­ным ранним алкоголизмом свойственны возбудимость, агрессивность, сексуальные извращения, заостренность характерологических черт, депрессивные реакции, нару­шение социальной адаптации, узость интересов, асоциа­льные тенденции, циничность, эмоциональная холод­ность, утрата привязанности к семье и т. д. Для целей кри­минологического исследования следует особо отметить такие черты подростков-алкоголиков, как подозритель­ность, недоверчивость, повышенная мнительность, нео­боснованная ревность, готовность к болезненной фикса­ции ошибочных утверждений. В мотивационной сфере изменяется содержание потребностей и перестраивается иерархия мотивов. Алкоголь становится ведущим моти­вом поведения. Все перечисленные качества действитель­но приводят к усилению репрессивных мер по отношению к подростку или полному дистанцированию и изоляции его от общества, тем самым провоцируя бродяжничество или раннюю криминализацию.

2.3. ПОДРОСТКОВЫЙ АЛКОГОЛИЗМ И ПРАВОНАРУШЕНИЯ

Педагоги, психологи ошибочно считают, что есть то­лько один механизм связи преступности несовершенно­летних с алкоголизмом, а именно - совершение преступ­лений в состоянии алкогольного опьянения по формуле: алкогольное опьянение — потеря социального контроля — преступление. В. Ф. Пирожков(1998) утверждает, что у несовершеннолетних преступников чаще действует другой



48

механизм, а именно: потребность в алкоголе — корыстное преступление - алкогольное опьянение. Свыше 35 % ко­рыстных преступлений совершается несовершеннолетни­ми в трезвом состоянии, но для добычи средств на приоб­ретение алкоголя. Алкоголизация подростков, как прави­ло, носит групповой характер, отсюда и связь с групповы­ми преступлениями. Потребность во взрослом самоутвер­ждении разворачивает другой механизм: потребность в са­моутверждении — групповой алкогольный эксцесс — груп­повое преступление. По этой формуле совершаются мно­гие так называемые «свадебные преступления», преступ­ления в период проводов в армию, а также в вечернее и ночное время, когда группа «расслабляется» после удачно­го дела. Здесь возможны акты поножовщины, использова­ние огнестрельного оружия. Свыше 40 % всех насильст­венных преступлений, актов вандализма и хулиганства со­вершается по этой формуле.

Существенны психологические различия между алко­голиками—преступниками и не преступниками. Не пре­ступников отличает, по данным Ю. М. Антоняна, то, что среди них преобладают лица, характеризующиеся эмотиностью, эмоциональной неустойчивостью, неуверенно­стью в себе. Среди алкоголиков—преступников преобла­дают те, которые характеризуются высокой активностью, выраженностью защитных механизмов в форме отрицания тревоги, что не позволяет им адекватно определить возможности неблагоприятных последствий собственных действий. У них отсутствуют взвешивание и анализ раз­личных вариантов своего поведения, а возникшие побуж­дения непосредственно реализуются в поступках. Для та­ких правонарушителей типичны выраженные влечения к аффективным переживаниям, стремление к риску, «острым ощущениям» и т. д. Для них в то же время характерна высокая самооценка и тенденция быть в центре вни­мания. Деятельность, требующая постоянных усилий, не привлекает их, но для достижения целей, которые им ка­жутся привлекательными, они могут проявить упорство и упрямство. Морально-этические нормы обычно не оказы­вают существенного влияния на их поведение.

Среди несовершеннолетних преступников В. Ф. Пи­рожков (1998) выделяет следующую типологию и мотива­цию потребления алкогольных напитков:

— начинающие пить из любопытства;

49


  • употребление алкоголя в целях самоутверждения;

  • любители «кайфа»;

  • алкогольные эстеты;

  • бравирующие;

  • страдающих алкогольной болезнью.

Развитие алкоголизма начинается с безобидного упо­требления алкоголя из любопытства. Часть подростков, удовлетворив свое любопытство, больше никогда алко­голь не употребляет. У других же состояние алкогольного опьянения приобретает личностный смысл — выпивка становится средством самоутверждения. Такие алкоголь­ные эксцессы носят групповой характер, должны иметь аудиторию, в глазах которой необходимо самоутвердиться (свою группу, других сверстников или взрослых). Группа алкоголизирующих подростков легко превращается в «скоп», избрав для самоутверждения пьяный кураж, хули­ганство, демонстрацию силы, совершение актов ванда­лизма, драки, поножовщину.

Любители кайфа, а также алкогольные эстеты. У дан­ной группы употребление спиртного входит в традицион­ные ритуалы в качестве досуга, у которых социальная, групповая зависимость дополняется психологической за­висимостью. Первые пьют, чтобы испытать алкогольную эйфорию, а вторые подкрепляют употребление алкоголя своими теориями: что и как предпочтительней пить, что­бы получить удовольствие и наслаждение. Алкогольным эстетам свойственно вовлечение в пьянство девушек, их спаивание, организация притонов, совершение актов из­насилований. У групп «любителей кайфа» и «алкогольных эстетов» криминальное поведение становится дополнени­ем к алкогольным эксцессам, поскольку только употреб­лением алкоголя полностью заполнить досуг невозможно.

Наибольшим криминальным риском обладают группы подростков, бравирующих употреблением алкоголя. Суть этой бравады — в стремлении «всех перепить». Досуг их примитивен. Такое смыслообразующее стремление к ал­коголю («выпью пол-литра и не пьянею», «моя норма — поллитровка» и др.) способствует быстрому перерастанию социальной (групповой) и психологической зависимости в физическую и ведет к деградации личности. На стадии алкогольной болезни подростки легко идут на любое пре­ступление для добычи средств на алкоголь.



50

Родителям, учителям, психологам и социальным педа­гогам необходимо знать, что некоторые подростки и моло­дежные группы и неформальные движения декларируют полное непринятие алкоголя и наркотиков. К ним отно­сятся «неонацисты», политизированные и религиозные объединения. Отказ от алкоголя у них может носить вре­менный и постоянный характер, может быть внешней де­монстрацией безалкогольного поведения, но это не явля­ется гарантией отсутствия других форм девиантного или делинквентного поведения. За последнее время среди делинквентной, криминальной молодежи возникло новое, прямо противоположное отношение к алкоголю — свое­образный «сухой закон». Он возник под влиянием опреде­ленных мафиозных структур, вербующих физически наи­более развитых подростков в свою среду. Из них они фор­мируют себе телохранителей, подручных для расправы с неугодными и непокорными, группы сборщиков дани и пр. Одним из условий принятия подростков в такие груп­пы является строгий запрет на употребление алкоголя. На­рушителей изгоняют, отлучают от группы. Здесь есть практическая заинтересованность, так как трезвые испол­нители преступных замыслов меньше допускают ошибок, «проколов» и «качественнее» реализуют преступный за­мысел. «Сухой закон» наблюдается также в определенных религиозных сектах,

В отличие от мужского алкоголизма женский алкого­лизм имеет свою специфику. Он развивается по преиму­ществу у лиц с узким кругом интересов, ограниченными семейно-бытовыми связями. Алкоголизм у девочек-по­дростков и у женщин протекает более злокачественно, с быстрой деградацией личности, с огрублением, угасанием родственных привязанностей, интеллектуальным сниже­нием.

Алкоголизм является одним из основных интегрирую­щих факторов того типа преступников, который может быть назван «асоциальным» и к которому относят тех, кто неоднократно был осужден за кражи, хулиганство, бро­дяжничество, попрошайничество. Их преступная деятель­ность, скорее всего, обуславливается не антисоциальной, а, скорее, асоциальной установкой личности. Правонару­шения алкоголиков обычно отличаются пассивностью и не являются результатом продуманных решений, формой осмысленных, зрелых взглядов, ясных позиций. Многие



51

правонарушения, совершаемые алкоголиками, характе­ризуются безынициативностью, инертностью, безразли­чием к себе и к окружающим.

Завершая анализ подросткового и юношеского алкого­лизма, Б.С. Братусь резюмирует, что болезнь не уничто­жает личность как таковую, но глубоко извращает, дефор­мирует её. В результате образуется собственно аномальная личность, то есть не способная ни к творчеству, ни к пози­тивной свободе, ни к вере, ни к ответственности, ни к любви — словом, не способная ориентировать, направлять и организовывать жизненное развитие как процесс приоб­щения к родовой человеческой сущности.


Каталог: book -> abuse
book -> Сознание, его происхождение и сущность
book -> Н. Г. Чернышевского коповой андрей сергеевич агрессивное поведение подростков монография
book -> Анна А. Корниенко Детская агрессия. Простые способы коррекции нежелательного поведения ребенка
book -> А. И. Герцена Л. М. Шипицына, Е. С. Иванов нарушения поведения учеников вспомогательной школы
abuse -> Владимир Иванович Миркин
abuse -> Алексей Алексеевич Леонтьев Прикладная психолингвистика речевого общения и массовой коммуникации
abuse -> Руководство по избавлению от пищевой зависимости «Булимия. Еда или жизнь. Первое практическое руководство по избавлению от пищевой зависимости»
abuse -> Захарова Л. Ю., Соколов Ю. А., Кривомаз Ю. А путь к трезвости
abuse -> Гриншпун и. Б. Введение в психологию
abuse -> Психологические основы профилактики наркомании в семье Под ред. С. В. Березина, К. С. Лисецкого Самара 2001


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница