А. В. Прялухина, кандидат психологических наук, доцент, зав кафедрой социальной работы и психологии Российского государственного социального университета



страница3/16
Дата12.05.2016
Размер1.58 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Литература

  1. Айнсворт М. Привязанность за порогом младенчества // Детство идеальное и настоящее/ Под ред. Е.Р. Слободской. – Новосибирск, 1994.

  2. Бадулина О.И. Педагогические основы эмоционального благополучия дошкольников: Автореф. дис. … канд. пед. наук. – М.,1998.

  3. Варга А.Я. Системная семейная психотерапия. Краткий лекционный курс. – СПб.: Питер, 2001.

  4. Лебединский В.В., Никольская О.С., Баянская Е.Р., Либлина М.М. Эмоциональные нарушения в детском возрасте. – М.: Изд. МГУ,1991.

В.В. Коваль

  1. «Образ ребенка» как фактор, опосредствующий взаимодействия родителей с детьми



В настоящее время внимание многих психологов во всем мире привлечено к проблемам детства. Вопросы семейного воспитания рассматривают социологи и педагоги. Большое внимание уделяют этим проблемам психологи и психотерапевты [1].

Известно, что психическое развитие ребенка начинается с общения и взаимодействия со взрослым. Это первый вид социальной активности, который возникает в онтогенезе и благодаря которому ребенок получает необходимую для его индивидуального развития информацию. Только в контакте со взрослыми людьми возможно усвоение детьми общественно-исторического опыта человечества.

Образ – субъективная картина мира или его фрагментов, субъективная представленность предметов внешнего мира, обусловленная как чувственно воспринимаемыми признаками, так и гипотетическими конструктами [5].

Образ ребенка, представляя собой целостность, в тоже время является сложной многокомпонентной структурой, включающей разнообразные представления взрослого о ребенке, возникающие в связи с их различными взаимодействиями, которые они выполняют в жизни.

Опираясь на исследования Р. Бернса, М.В. Корепановой, А. Маслоу, В.Н. Мясищева, К.К. Платонова, К. Роджерса, под образом ребенка можно понимать составную часть целостного образа мира взрослого, включающего совокупность развивающихся представлений взрослого о ребенке как о субъекте окружающего мира, сопряженных с их оценкой, определяющих выбор способов взаимодействий, характерных для детско-родительских отношений.

Структуру образа ребенка составляют следующие компоненты: когнитивный (представления о ребенке), эмоционально-оценочный (оценка ребенка) и мотивационно-поведенческий (отношение к ребенку и взаимодействие с ним на основе ролевых принципов) [2].

Родитель, адекватно представляющий образ своего ребенка, как правило, стремится к всестороннему изучению его личностных особенностей; он конкретно анализируют личностные свойства и поведение ребенка, в зависимости от внутренних и внешних факторов, влияющих на него; в ситуации неопределенности он прибегает к гипотетическим суждениям и, давая характеристику ребенку, используют существенные признаки оценки.

В результате исследований А.В. Разумовой были получены новые эмпирические данные, до сих пор отсутствовавшие в работах, посвященных становлению образа ребенка и детско-родительским отношениям и раскрывающие некоторые важные стороны познания родителями своих детей.

1. Установлены статистически значимые различия между родителями, адекватно и неадекватно оценивающими детей. Первые используют такие способы познания, как ориентация на полный охват личностных особенностей ребенка; использование существенных критериев их оценки; учет внутренних и внешних условий жизни ребенка; применение гипотетических суждений в ситуации неопределенности.

2. В процессе воспитания детей большинство родителей используют гиперпротекцию и минимальность санкций. Помимо этого, родители, неадекватно оценивающие своих детей, характеризуются следующими стилевыми особенностями воспитания: игнорированием потребностей ребенка, отсутствием запретов, строгостью наказаний и санкций, фобией утраты, проекцией нежелательных качеств на ребенка, вынесением конфликтов из сферы супружеских отношений в сферу детско-родительских, воспитанием по половому стереотипу и неразвитостью родительских чувств.

3. Дети, обладающие такими качествами, как недоверчивость, упрямство, повышенная возбудимость, зависимость от взрослых, осторожность, непостоянство, несобранность, легкость вступления в контакты со взрослыми, пониженное настроение, тревожность, часто оцениваются ниже своих возможностей. И, наоборот, дети, характеризующиеся общительностью, эмоциональной уравновешенностью, склонностью к самоутверждению и лидерству, активностью, высоким чувством ответственности, целеустремленностью, оптимистичностью, постоянно хорошим настроением, спокойствием, переоцениваются взрослыми [3 ].

В ходе исследования образов ребенка в сознании взрослых был осуществлен теоретический анализ проблемы отражения особенностей ребенка в сознании человека. Выявлено наличие двух типов образов, различающихся по уровню обобщения и степени отражения: 1 тип – это «образы-обобщения», «образы-идеи», «образы-эталоны»; 2 тип – это «образы-отражения», «образы-роли», «образы-ориентиры». Образы ребенка в сознании родителей индивидуальны и вариативны, но, в тоже время, они достаточно однородны по структуре. Образы детей зависят от условий актуализации образа и установки на отражаемого ребенка больше, чем от возраста и пола отражаемого и отражающего. Эти образы в сознании взрослых больше зависят от оценочной категории того, какого ребенка отражают: симпатичного или нет, друга или недруга, хорошего или плохого, одаренного или бездарного, чем от того, кого отражают: мальчика или девочку; малыша, подростка или взрослого.

По отдельным компонентам структуры образов ребенка есть существенные различия между образами, отражаемыми родителями разного пола, при этом образы ребенка в сознании отцов больше соответствуют Я-образам детей, тогда, как образы ребенка в сознании матерей больше соответствуют Я-образам матерей.

Образ ребенка в сознании взрослых выполняет разнообразные функции, важнейшими из которых являются смыслообразующая, мотивирующая, прогностическая, регулирующая и корректирующая функции, которые неоднозначно представлены в сознании человека [4].

Таким образом, в настоящее время идет наращивание арсенала средств гармонизации детско-родительских отношений (Варга А.Я., Карабанова О.А., Спиваковская А.С.). Изучение проблемы адекватного построения образа ребенка его родителями является одним из шагов в решении этого вопроса. Его изучение, в частности, имеет большую практическую значимость, так как позволяет приблизиться к созданию эффективных коррекционных программ детско-родительских отношений, которые могут найти широкое применение в практике психологической службы.

Литература


  1. Архиереева Т.В. Влияние родительского воспитания на самоотношение младшего школьника. – Вопросы психологии. – 2006. – № 3. – С. 67 – 77.

  2. Забровская, О.В. Формирование образа «Я-будущий школьник» у детей 5–7 лет как педагогическая проблема/ О.В. Забровская// Начальная школа плюс до и после. – 2004. – № 10. – С. 29–32.

  3. Разумова А.В. Влияние стилей семейного воспитания на восприятие родителями своих детей// Вестник МГУ. Сер. 14. – 2001. – № 3.

  4. Ситников В.Л. Гендерные особенности образов ребенка в сознании педагога. III Царскосельские чтения; материалы научно-теоретической межвузовской конференции с международным участием. 26–27 апреля 1999 г. Т. IV. – СПб, 1999. – С. 216–218.

  5. Словарь практического психолога [Текст]/ Сост. С.Ю. Головин. – Минск: Харвест, 1998. – 800 с.

Т.В. Тучкова

Современные подходы в психологии материнства
Материнство как культурный и исторический феномен имеет давнюю историю, но изучение его с научных позиций начато относительно недавно. Исследование этой темы ведется в теоретическом и прикладном аспектах. Проблема материнства изучается представителями разных областей науки – социологами, педагогами, медиками, психологами и другими. В психологии выделяется два основных направления исследований материнства:

1) материнство как обеспечение условий развития для ребенка;

2) материнство как уникальная ситуация развития самосознания и часть личностной сферы женщины.

В рамках первого направления основное внимание уделяется изучению качеств и поведения матери с точки зрения их влияния на развитие ребенка. В рамках второго – материнство рассматривается как особая потребностно-мотивационная составляющая психологии женщины с точки зрения истории ее формирования на протяжении жизни. Психологи полагают: от того, каким образом феномен материнства найдет отражение в самосознании женщины, зависит принятие или отчуждение ею роли матери.

Под самосознанием матери понимается сложный психический процесс постижения и отражения матерью образа Я, эмоционально-ценностного отношения к нему и регуляции на этой основе поведения. Описывается структура самосознания матери, включающая самопостижение, самоотношение и самореализацию. Содержание самопостижения включает представление женщины о себе как о матери, о качестве выполнения материнских функций, о способах взаимодействия с ребенком, о доминирующем эмоциональном фоне взаимодействия, которые интегрируются в обобщенный образ Я. Самоотношение отражает переживания матери по поводу того, что она узнает, понимает и открывает о себе. Самореализация представлена стилями, способами, эмоциональным сопровождением процесса взаимодействия с ребенком, типом детско-родительских отношений (5). Знание структурной организации самосознания матери может использоваться при создании модели психологического сопровождения материнства, в групповой работе по гармонизации материнской сферы, в семейном консультировании и т.д.

Данные изучения ролевого идеала матери показывают изменения в его содержании у бездетных женщин и матерей: с приобретением опыта материнства существенно изменяется идеал матери. У матерей по сравнению с бездетными женщинами происходят количественные (возрастает число качеств) и качественные (преобладает упоминание морально-волевых черт личности: доброта, терпение, любовь, уважение к ребенку, честность, справедливость и др.) изменения. Значительно уменьшается упоминание таких качеств, как любовь, нежность, понимание (процессуально-ориентированных). Однако подчеркивается, что уровень удовлетворенности ребенком выше у тех матерей, кто сохраняет в своем материнском идеале именно эти свойства, они способствуют гармонизации отношений с ребенком (7).

Психологи исследуют особенности формирования и проявления различных типов материнского отношения. Под ним понимается отношение матери к ребенку, выражающееся через осознание ценности ребенка и проявляющееся посредством стиля родительского воспитания. Выделяются следующие типы материнского отношения:

1) отвергающий: характерно отстраненное восприятие ребенка, высокий уровень его отвержения и низкий уровень симбиоза. Ценности матери не связаны с интересами ребенка, присутствуют непринятие большинства особенностей и недостатков ребенка, установление значительной эмоциональной дистанции;

2) противоречивый: отстраненная или амбивалентная ценность ребенка в сочетании с разнонаправленными тенденциями в родительском отношении (например, стратегия отвержения сочетается с симбиозом).;

3) либеральный: обладание адекватной ценностью ребенка, высокий уровень кооперации, симбиоза и низкий уровень контроля. Мать умеет сотрудничать с ребенком, проявляет глубокую привязанность к нему, интерес к его проблемам и успехам, однако предоставляет излишнюю свободу ребенку, некритично относится к его действиям;

4) гармоничный: адекватна ценность ребенка, высокий уровень кооперации, симбиоза, иногда выраженное адекватное отношение к неудачам ребенка. Женщины имеют оптимальный баланс ценности ребенка с ценностями из других потребностно-мотивационных сфер, умеют сотрудничать с ребенком, проявляют глубокую привязанность к нему, интерес к его проблемам и успехам, уверенны в нем (4).

В психологии анализируются модели материнства у женщин с нормальным и нарушенным родительским поведением. На основе экспериментальных данных показано, что реализация матерью той или иной модели материнства отражается на особенностях психического развития ребенка и на эмоциональном состоянии обоих членов диады.

В группе «социально благополучных» матерей выделено пять моделей материнства, включающих представления о «нормальной матери», «нормальном ребенке раннего возраста», «нормальной иерархии в диаде».

1. Педагогическая модель. Характерные черты: строгость, бескомпромиссность, справедливость, образованность, терпеливость, выдержанность, решительность, активность, доброта, заботливость. Ребенок должен быть подвижный, веселый, здоровый, хорошо ухоженный, развитый, послушный, разумный, со своим характером, который мама переделает в такой, какой надо. Лидер в диаде – мать, ребенок должен принимать ее инициативу и следовать за ней.

2. Партнерская модель. Мама – внимательная, веселая, заботливая в равной степени о себе и о ребенке, понимающая, делающая то, что приносит удовольствие ребенку и ей. Ребенок, по представлению мамы, должен быть здоровым и счастливым. Для ребенка существует минимум запретов. Постоянного лидера в диаде нет, ее иерархическая структура изменяется в зависимости от ситуации.

3. Психологическая модель. Мама должна быть любящей, заботливой и ответственной, действовать в интересах ребенка, понимать его, творческой, мягкой, эмоциональной. Образ ребенка: все дети разные, интересы ребенка можно ограничивать ради интересов семьи. Лидер в диаде – мать, но иногда допускается смена позиций.

4. Феминная модель. Мама должна быть любящей, доброй, балующей, опекающей, позволяющей ребенку развиваться так, как он хочет. Ребенок должен быть здоровым, активным, веселым, таким, какой он есть. Иерархическая структура в диаде может меняться в зависимости от ситуации.

5. Жертвенная модель. Мама должна быть любящей, уступчивой, терпеливой, спокойной, идущей на поводу у ребенка. Требований к поведению ребенка быть не должно, он должен жить так, как хочет. Роль лидера отдается ребенку.

В ходе исследования выяснилось, что психологическое благополучие с наибольшей вероятностью возникает в диадах с партнерской и психологической моделями.

В отличие от нормальных, отклоняющиеся варианты материнства характеризуются либо жесткими, ригидными установками, либо бедными и фрагментарными представлениями о норме. Нормативные представления женщин с нарушенным материнским поведением часто оказываются фантастическими и нереализуемыми (9).

Исследование проблемы одинокого материнства связано с выявлением отношения россиян к одинокой матери, основных факторов, способствующих росту внебрачной рождаемости, наиболее актуальных проблем одиноких матерей, возможностей воспитания полноценной личности ребенка. Материалы одного из опросов свидетельствуют о том, что 32% респондентов выражают нейтральное отношение к этому явлению, 50% - скорее положительно настроены в отношении одинокого материнства, 18% осуждают его. Стереотипный набор качеств приписывается образу одинокой матери: возраст до 20 лет, неполное среднее образование, воспитана в неблагополучной семье. Среди причин, обусловливающих внебрачную рождаемость, называют: невозможность женщины создать семью с достойным человеком (алкоголизация и иждивенчество мужчин); падение нравственности в обществе; снижение роли мужчины в семье; возросшая самостоятельность, самообеспеченность женщин; терпимое отношение к факту внебрачного рождения. Большинство мужчин (67%) полагает, что женщина воспитать полноценно ребенка без участия отца не сможет, 52% респонденток уверены в обратном. Отсутствие мужской поддержки и мужского влияния на детей рассматривается как наиболее значимый фактор, мешающий воспитывать полноценную личность. Препятствиями в этом процессе являются: отсутствие времени для воспитания детей по причине большой занятости на работе, постоянное психологическое напряжение, раздражительность женщины, недостаток знаний у матери (3).

Изучение практик раннего материнства показывает, что наблюдается снижение порога материнства. Исследование данного феномена позволило выявить различия в восприятии факта рождения ребенка в несовершеннолетнем возрасте в сознании юных мам и в общественном мнении. Так, в частности, респонденты, выражающие мнение общества, считают семью девушки неблагополучной, сами же несовершеннолетние мамы называют ее благополучной, отношения в которой основаны на взаимопонимании. Общественное мнение приписывает юным мамам желание отдать детей на попечение государства, но большинство из них этого не делает. Среди причин, по которым рожают девушки до 18 лет, называются следующие: недостаток эмоциональной близости, большая любовь, отсутствие знаний о контрацепции, в то время как в общественном сознании бытует представление об их «неправильном воспитании». Юные мамы не чувствуют осуждения окружающих (единственно, кто плохо к ним относился – врачи женской консультации, агрессивно агитировавшие на аборт), хотя подобный стереотип в общественном сознании присутствует (6).

В современной психологии материнства рассматриваются прикладные аспекты, в частности, возможности работы психолога с проблемами грудного вскармливания. Оно является важным актом взаимодействия матери и младенца, в котором обе стороны активны и привносят в него свою индивидуальность. Наблюдение за процессом кормления дает психологу много информации, анализируя которую, можно влиять на поведение матери, ее отношение к материнству и к ребенку. Так, была обнаружена связь между типом привязанности и особенностями поведения матери во время кормления грудью. Надежная привязанность формируется на высоком уровне активности ребенка: во время бодрствования и кормления, которые должны сопровождаться общением. Ненадежная привязанность сопровождается менее насыщенным общением в режимные моменты; двойственная привязанность – большим количеством инициатив ребенка, которые остаются без внимания; избегающая – невозможностью матери поддержать инициативу ребенка, навязыванием своей инициативы (1).
Отсутствие или раннее прекращение грудного вскармливания рассматривается как важный индикатор нарушений в эмоциональной сфере матери и, как следствие, искаженного отношения к ребенку (непринятие, дистанция, равнодушие к потребностям). Психолог в такой ситуации помогает матери осознать свою проблему и возможные причины. Он просит ее поставить себя на место ребенка, представить, как ему страшно и некомфортно, когда он не слышит биения маминого сердца, не ощущает ее запаха. Следует помочь матери обрести уверенность в себе, оказать поддержку, хвалить за кормление грудью. Обращается внимание матери на значимость ее общения с ребенком в процессе кормления: оно дает возможность рассказать ребенку о своей любви, успокаивает его, стимулирует к лучшему сосанию; во время кормления мать строит планы на будущее, представляя ребенка взрослым, сильным, красивым, делится с ним своими переживаниями. Ребенок чувствует любовь матери только тогда, когда матери нравится кормить его грудью. Такая форма общения терапевтична и для обоих участников процесса.

Исследования психологов были направлены на изучение оптимальных сроков длительности кормления. Полученные данные говорят о том, что одинаково неблагоприятно сказывается на эмоциональном развитии ребенка как непродолжительное (меньше 6 мес.), так и длительное грудное вскармливание (более 13 мес.). Наиболее эмоционально благополучны дети, получавшие грудное молоко 7-13 мес. Дошкольникам, кормление грудью которых осуществлялось меньше 6 мес., свойственны более высокий уровень страхов, тревожности, чувство незащищенности, конфликтность, проблемы со сном и другие. Матери этой группы проявляют повышенные требования, строгость, дистанциированность, недостаточную последовательность. Дети из группы получавших грудное вскармливание более 13 мес., в частности, характеризуются неуверенностью в себе, пассивностью при выполнении деятельности, нуждаются в одобрении каждого действия. Матери этой группы менее требовательны и последовательны, сильнее тревожатся за ребенка, меньше удовлетворены отношениями с ним (2).

Разработанная психологами методика «Встреча с внутренним ребенком» помогает реконструировать внутренний диалог матери с «внутренним ребенком» за счет право-и леворукого письма, визуализации, изобразительных техник. Это позволяет развести звучавшие до этого слитно голоса «Я», «внутреннего ребенка» и «матери», по-новому осмыслить их содержание, назначение, откорректировать характер отношений между ними (8).

Таким образом, актуальность исследования феномена материнства в психологии обусловлена тем влиянием, которое оно оказывает на ход развития ребенка, формирование личности, на его здоровье и поведение, а также на личностное развитие самого родителя.



Литература:


  1. Авдеева Н.Н. Привязанность ребенка к матери в раннем возрасте
    // Вопросы психологии. – 1997. - № 4. – с. 3-13.

  2. Валитова И.Е., Барановская Ю.В. Возможности работы психолога
    с проблемами грудного вскармливания // Вопросы психологии. – 2011. - № 2. С. 56-65.

  3. Данилова И.С. Одинокое материнство в общественном мнении
    // Социс. – 2009. - № 5. С. 138-141.

  4. В.Е. Купченко. Формирование и проявление типов материнского отношения // Семья в России. – 2008. - № 4. – с. 84-91.

  5. Рыбакова Е.Н. Структурная организация самосознания матери
    // Журнал практического психолога. – 2008. - № 2.

  6. Скутнева С.В. Раннее материнство // Социс. – 2009. - № 7. – с. 114-118.

  7. Смольникова С.О. Идеал матери, ролевые притязания матерей и удовлетворенность ребенком // Семейная психология и семейная психотерапия. – 2007. - № 2. – с. 73-79.

  8. Тетерлева Е.А. Методика «Встреча с внутренним ребенком» в практике психологического консультирования по проблемам материнства // Журнал практического психолога. – 2008. - № 2. С. 158-166.

  9. Трушкина С.В. Модели материнства у женщин с нормальным и нарушенным родительским поведением // Вопросы психологии. – 2010. - № 5. – с. 95-104.

О.Л. Кожина

К проблеме изучения взаимодействия

матери и ребенка раннего возраста
В последние годы все больше внимания направлено к ранним этапам развития человека. Большинство исследований в этой области касалось взаимодействия ребенка с наиболее близким человеком- матерью. Потому как, только мать способна, в полной мере, и в естественных для маленького ребенка условиях, может обеспечить его психофизическое развитие и социализацию.

В 1950-х года в зарубежной психологии было введено понятие «mothering» – материнская забота. Границы этого понятия были довольно размыты и включали в себя неоднородные моменты взаимодействия матери и ребенка, такие как кормление, физический уход, осуществление биологической связи, индивидуальный стиль взаимодействия с ребенком, реализация эмоциональных связей. З. Фрейд, основатель классического психоанализа, считал, что ведущее значение для ребенка имеет удовлетворение его биологических потребностей, но, вместе с тем отдавал должное материнской заботе и считал, что младенец и забота о нем со стороны матери составляют единое целое [3]. Однако, совершенно очевидно, что материнская забота не сводится только к удовлетворению жизненных потребностей ребенка, важными факторами становятся психическое развитие ребенка, формирование его первого социального опыта, забота о его здоровье, в том числе, и душевном. Об этом свидетельствуют дальнейшие исследования проблемы раннего взаимодействия матери и ребенка.

В исследованиях последних десятилетий, основанных на работах Д. Винникотта, М. Малера, Д. Штерна, Э. Эриксона и др., мать и маленький ребенок рассматриваются как составляющие единой диадической системы, только в рамках этой системы приобретающие статус «матери» и «ребенка» и взаимно развивающиеся как элементы этой системы. Мать рассматривается как «среда» для ребенка, а ребенок в свою очередь «объект» для матери – как ее проявления в качестве этой «среды» (и наоборот). В качестве объекта исследования выступает взаимодействие матери с ребенком. Увлечение диадическим подходом в исследовании материнско-детского взаимодействия, по мнению многих ученых, привело к исчезновению в научном анализе матери и ребенка как самостоятельных субъектов. Диадический подход в рамках двух направлений исследований:

1. Теория социального научения (Дж. Роттер, Д. Штерн и др.), в русле которого взаимодействие матери и ребенка рассматривается как взаимновызванное стимул-реактивное поведение, изменяющееся в процессе взаимного научения. Исследования – очень подробное и точное феноменологическое описание особенностей взаимодействия матери и ребенка и его последовательного изменения, причем чаще всего в идеально «нормальном» варианте. Однако, даже в рамках этого подхода, оказалось невозможным обойтись без определения в качестве потребностей обоих партнеров взаимодействия – потребности в поддержании оптимального уровня возбуждения и потребности в достижении и переживании положительных эмоций.

2. Представление о «диадическом симбиозе» ребенка с матерью, появление на ранней стадии развития их взаимодействия единого, совокупного субъекта, не разделение ребенком себя и матери как субъектов действия, потребностей, мотивов и даже субъективных переживаний. Мать – первый объект привязанности ребенка, как источник его комфорта и безопасности, рассматривается в теории привязанности (М. Аинсворт, Дж. Боулби, Д. Винникотт), имеет ценность с точки зрения самосохранения ребенка [цит. по 2, 1]. Такой, диадический подход основан на интерпретации идей А. Валлона, Д. Винникотта, М. Кляйн, M. Малера, Д. Штерна, Э. Эриксона и др., в отечественной психологии ассимилирован в некоторых исследованиях по изучению раннего взаимодействия матери и ребенка в работах М.В. Колосковой, А.Я. Варги, К.В. Солоед. В этих случаях акцент ставится на ребенке, и остается неясным, как в таком «совокупном субъекте» можно рассматривать мать, обладающую вполне сформированными представлениями и самосознанием. Исследования последних лет (Н.Н. Авдеева, С.Ю. Мещерякова, Е.О. Смирнова и др.) обращаются к теории привязанности, используя ее понятийный аппарат и экспериментальные подходы, анализируют качества матери, необходимые для создания оптимальных условий развития ребенка (отношение к ребенку как субъекту, поддержка его инициативы в общении и исследовательской активности и др.), показали необходимость обращения к исследованию матери и ребенка как самостоятельных субъектов [4].

В отечественной психологии существует другой подход к изучению материнско-детского взаимодействия. Роль взрослого в развитии ребенка как представителя человеческого рода, принятая в качестве основополагающей в культурно-историческом подходе (Л.И. Божович, Л.С. Выготский, А.В. Запорожец, А.Н. Леонтьев, М.И. Лисина, Д.Б. Эльконин), в отечественной психологии легла в основу выделения взаимодействия ребенка со взрослым в качестве самостоятельного объекта исследования. Поведение матери рассматривается как источник развития ребенка – как субъекта познавательной активности, общения, самосознания.

Результатом современных отечественных научных исследований и экспериментальных данных (Р.Ж. Мухамедрахимов и его сотрудники) стало выявление условий оптимального взаимодействия матери и ребенка с учетом индивидуальных особенностей (характеристик) обоих членов диады. По мнению Р.Ж. Мухамедрахимова, характерная черта взаимодействия: мать создает конструкцию для вариативного поведения ребенка. Поведение самой матери рассматривается как составляющая родительского поведения [2].

Несмотря на уже имеющиеся экспериментальные данные, возникает необходимость изучения особенности взаимодействия матери и маленького ребенка в новых социальных и экономических условиях, когда у современной женщины происходит смена приоритетов: материнство оттесняется карьерой, поиском материального благополучия. Некоторые традиционно материнские функции в институте семьи принимают на себя общественные институты и профессионалы (врачи, воспитатели, специализированные учебные заведения и пр.). Все это существенно изменяет характер материнского поведения и приводит к необходимости изучения взаимодействия матери и ребенка в новом аспекте.



Каталог: files -> kafpsy
kafpsy -> Примерные темы выпускных квалификационных (бакалаврских) работ 44. 03. 02 «Психолого-педагогическое образование»
kafpsy -> Методические рекомендиции по изучению дисциплины
kafpsy -> Методические рекомендиции по изучению дисциплины
kafpsy -> Методические рекомендации для студентов б 7 Клиническая психология детей и подростков
kafpsy -> Методические рекомендации студентам по изучению дисциплины
kafpsy -> Методические рекомендации по изучению дисциплины в. 6 Психологическая диагностика развития дошкольников
kafpsy -> Методические рекомендиции по изучению дисциплины
kafpsy -> От составителей
kafpsy -> Методические рекомендации для студентов б 7 Клиническая психология детей и подростков
kafpsy -> Сборник научных статей мурманск 2002 Печатается по решению редакционно-издательского совета


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница