Агрессивность в структуре личности: интегративный подход 19. 00. 01 Общая психология, психология личности, история психологии


В первой главе «Черты личности и Я-концепция как факторы агрессии»



Скачать 386.17 Kb.
страница2/3
Дата15.05.2016
Размер386.17 Kb.
#13099
ТипАвтореферат
1   2   3

В первой главе «Черты личности и Я-концепция как факторы агрессии» подвергается анализу понятие агрессии. Излагаются данные отечественной и зарубежной литературы в пользу дифференциации агрессии на понятия агрессивного поведения и агрессивности личности. Агрессия дифференцируется также по критерию модальности: вводятся различия между негативными и позитивными аспектами агрессии. Рассматриваются черты личности и Я-концепция как факторы агрессии. Обозначаются предпосылки эмпирической части исследования.

В первом параграфе «Агрессия как форма поведения и особенность личности» показывается, что природа агрессии носит гетерогенный характер. В связи с этим выделяется множество ее качеств (D. F. Conner, 2002). Для дальнейших исследований агрессии необходимо уточнять используемые понятия, подвергать их большей дифференциации и придавать им более точные, чем прежде, значения (С. Н. Ениколопов, 2001). Эта задача решается путем дифференциации агрессии на понятия агрессивного поведения и агрессивности личности. С одной стороны, эти понятия отличаются между собой, поскольку обозначают разные фрагменты реальности, относящиеся к агрессии. С другой стороны, эти понятия частично пересекаются и связаны, потому что совместно описывают агрессивное поведение и склонность личности к агрессии как общее и единое поле агрессии.

Согласно классическому определению, человеческая агрессия есть поведение одного человека (агрессора) с намерением причинить вред другому человеку (жертве). Под вредом имеется в виду прямой физический ущерб (напр., удар в подбородок), прямой психологический ущерб (напр., словесные оскорбления), непрямой (косвенный) ущерб (напр., разрушение предметов собственности жертвы) (C. A. Anderson, 2000).

Существуют различные классификации агрессивного поведения. Частично они пересекаются, но каждая классификация высвечивает некоторые важные особенности, которые остаются в тени других классификаций. Приводятся четыре классификации агрессивного поведения: (1) клиническая (S. Feshbach, 1970; K. A. Dodge et al., 1997; A. Scarpa & A. Raine, 1997), (2) основанная на дифференциации провоцирующих стимулов (K. E. Moyer, 1968), (3) основанная на оппозиции инструментальной агрессии против враждебной агрессии (Л. Берковиц, 2005; Р. Бэрон, Д. Ричардсон, 2001; M. S. Atkins et al., 1993; S. Feshbach, 1970; R. G. Fontaine, 2007), (4) основанная на оппозиции позитивной агрессии против негативной агрессии (J. Blustein, 1996; A. Ellis, 1976).

Теории агрессивности личности подчеркивают в первую очередь стабильность и трансситуативность агрессии в ее связях с определенными чертами личности (Р. Бэрон, Д. Ричардсон, 2001). Агрессивность рассматривается как личностный конструкт: диспозициональная агрессия (M. N. Bing et al., 2007), готовность к агрессии (А. А. Реан, 1996), склонность личности к насилию (Р. Бэрон, Д. Ричардсон, 2001), особенности личности, которые толкают ее на враждебные и агрессивные действия (А. Ребер, 2001), черты характера, имеющие отношение к насилию (Р. Бэрон, Д. Ричардсон, 2001). Л. Берковиц (2005) определяет агрессивность как относительно устойчивую черту личности, связанную с враждебной установкой к другим людям. Для дифференциации агрессивности личности предлагается не функциональный, а именно структурный критерий. Проблема структуры агрессивности личности показывается с позиций зарубежных (A. H. Buss & A. Durkee, 1957; А. H. Buss & M. Perry, 1992) и отечественных (С. Н. Ениколопов, Н. П. Цибульский, 2007; О. М. Шабалин, 2004) исследователей.

В конечном итоге, понятия агрессивности личности и агрессивного поведения не тождественны. Причиной агрессивных действий не всегда является агрессивность личности. И наоборот, агрессивность личности не всегда проявляется в открытых агрессивных действиях. Взаимоотношения между агрессивностью личности и агрессивным поведением носят скорее многозначный, чем однозначный характер.

Во втором параграфе «Негативные и позитивные аспекты агрессии» дифференциация агрессии на агрессивное поведение и агрессивность личности (первый параграф) дополняется дифференциацией агрессии по критерию модальности: вводятся различия между негативными и позитивными аспектами агрессии. Приводятся значения негативной и позитивной агрессии: от причинения вреда и ущерба (негативная агрессия) до напористости и самоутверждения (позитивная агрессия). Классификация, основанная на оппозиции позитивной агрессии против негативной агрессии, приводится в специальной литературе (L. Jianghong, 2004).

Негативные и позитивные аспекты агрессивного поведения чаще всего разрабатывают в терминах деструктивного и конструктивного агрессивного поведения. Деструктивное агрессивное поведение направлено на причинение вреда другому человеку (С. Н. Ениколопов, Л. В. Ерофеева, И. И. Соковня, 2002; Р. М. Масагутов, С. Н. Ениколопов, 2004; Р. Мэй, 2001; Е. В. Ольшанская, 2000; О. М. Шабалин, 2004; D. F. Conner, 2002; R. G. Fontaine, 2007; H. Stattin & D. Magnusson, 1989). Конструктивное агрессивное поведение направлено на преодоление препятствий без намерения причинить боль или вред другому человеку (Т. В. Левкова, 2003; Р. Мэй, 2001; Е. В. Ольшанская, 2000; Э. Н. Чураев, 2005; S. Feshbach, 1971; R. B. Felson, 2002; R. Rocha & R. W. Rogers, 1976).

Не совсем обычным является вопрос модальности агрессивности личности. Одни черты личности могут быть «негативными», а другие «позитивными»? Чтобы избежать ловушки оценочного подхода к ним, агрессивность личности понимается как личностная диспозиция, отношение к людям. Тогда склонность или готовность к агрессии можно рассматривать в негативном (негативное отношение к людям) и в позитивном (позитивное отношение к людям) ключе. Отношение к людям может служить критерием дифференциации агрессивности на негативную и позитивную (Е. П. Ильин, 2008).

В то время как значения негативной агрессии являются более-менее устоявшимися, значения позитивной агрессии, в особенности позитивной агрессивности личности, в значительной степени размыты и недостаточно устоялись. В связи с этим особое внимание уделяется понятию позитивной агрессивности личности. Выделяется несколько относительно самостоятельных линий разработки представлений о позитивной агрессии.

Разработка представлений о позитивной агрессивности с позиций гуманистической психологии предполагает постановку в центр внимания проблемы ценностей и понимание зрелости как обретение личностью таких ценностей (А. Маслоу, 1999; Мэй, 2001; Э. Фромм, 1994). Позитивная агрессивность в аспекте развития и воспитания (Э. Антье, 2006; P. Gupta, 1983; S. Roim & R. Itskowitz, 1990) может смещать фокус исследовательского внимания на целостный процесс самореализации и достижения акме в русле акмеологии (А. А. Деркач, Е. В. Селезнева, 2006). Внимание к характерологической стороне (Е. П. Ильин, 2008; Н. Д. Левитов, 1972) выводит на выделение в качествах характера самостоятельной категории, относящейся к позитивной агрессивности. Вместе с тем наиболее проработанной является тема ассертивности (уверенности, напористости). Ассертивность представляет собой разновидность позитивной агрессивности личности.

В значительной части определений ассертивность как черта личности и как поведение смешиваются. Например, ассертивность определялась как любые социально приемлемые выражения человеком своих прав и чувств (J. Wolpe & A. A. Lazarus, 1966), способность выражать себя (R. P. Lieberman, 1972), склонность к эмоциональной свободе (A. A. Lazarus, 1971), поведение, которое помогает личности действовать в своих собственных интересах, защищать и отстаивать себя, выражать свои права, не разрушая права других (R. E. Alberti & M. L. Emmons, 1974), способность человека выражать в невраждебной манере собственные мысли и чувства, не нарушая прав других людей (R. H. Deluty, 1979). В дефиницию ассертивности D. R. Ames and F. J. Flynn (2007) включают склонности человека открыто выражать свое мнение, защищать собственные интересы, ценности, предпочтения.

Таким образом, проблема негативных и позитивных аспектов агрессивности требует дальнейшей разработки и уточнения особенностей и критериев бимодальной дифференциации агрессивности.

В третьем параграфе «Черты личности как фактор агрессии» рассматриваются современные теоретические представления и эмпирические данные о личностных условиях агрессии. В их качестве берутся черты личности и свойства темперамента. Дается психологическая характеристика агрессивности личности как самостоятельного конструкта. Агрессивность личности анализируется не только сама по себе, а также как одно из измерений в структуре личности. Также ставится вопрос о том, какие свойства темперамента и черты личности могут служить предикторами и фасилитаторами агрессивного поведения

Агрессивность личности как самостоятельная черта рассматривается в русле разных направлений: психологии личности (Л. Берковиц, 2005; Р. Бэрон, Д. Ричардсон, 2001; А. А. Реан, 1996, 2002; M. N. Bing et al., 2007), поведенческой психологии (A. Buss, 1961), психологии отношений личности и интегральных взглядов на человека (отечественная традиция) (В. С Мерлин, 1986, 1990; О. М. Шабалин, 2004). Ставятся вопросы о (1) субчертах агрессивности личности (проблема определения), (2) их взаимообособлении (проблема дифференциации), (3) их взаимосвязях (проблема структуры). В тексте диссертации эти вопросы подвергаются детальному анализу (С. Н. Ениколопов, Н. П. Цибульский, 2007; О. М. Шабалин, 2004; A. Buss, 1961; A. Buss & A. Durkee, 1957; A. Buss & M. Perry, 1992; J. P. Tangney et al., 1992).

Агрессивность личности анализируется не только как самостоятельный конструкт, а также как одно из измерений в структуре личности. Под этим углом зрения рассматриваются трехмерная модель личности Г. Ю. Айзенка (1999) и межличностная круговая модель (J. S. Wiggins, 1996). В них одно из измерений в структуре личности касается агрессивности (враждебности).

Некоторые черты личности могут служить предикторами агрессивного поведения. Подразумевается, что эти черты не сводятся к агрессивности личности, но, подобно агрессивности личности, могут быть фасилитаторами и служить предикторами агрессивного поведения. К таковым относят эмоциональную чувствительность (G. V. Caprara et al., 1986; A. Fraczek & J. R. Macaulay, 1971), А–тип личности ((M. Friedman, 1996; M. Friedman & R. H. Rosenman, 1974; C. Muntaner et al., 1989), импульсивность (A. Buss, 1961; M. A. Luengo et al., 1994; P. Netter et al., 1998; M. Zuckerman et al., 1993).

Эти данные означают, что существует необходимость изучения агрессивности не только как самостоятельной черты, но и как одного из измерений в структуре личности.

В четвертом параграфе «Я-концепция как фактор агрессии» в связи с агрессией внимание уделяется таким сторонам Я-концепции как самоуважение, угроза Я, нарциссизм, самооценка, самораскрытие, самозащита.

В исследованиях вкладов самоуважения в агрессию выделяется несколько подходов. Согласно одним взглядам и эмпирическим данным, низкий уровень самоуважения провоцирует агрессию (M. E. Rosenbaum & R. deCharms, 1960; H. Toch, 1969/1993). Согласно другим взглядам и другим эмпирическим данным, напротив, высокий уровень самоуважения (в условиях угрозы Я и при нарциссизме) провоцирует агрессию (R. F. Baumeister et al., 1996; B. J. Bushman & R. F. Baumeister, 1998). Считается, что самооценки представляют собой решающую детерминанту агрессивности человека (Х. Хекхаузен, 1986). В отечественной психологии взаимосвязи самооценок с уровнем выраженности агрессивных реакций изучал А. А. Реан (1997, 2002). Эта связь наблюдалась в отношении инструментальной агрессии и враждебности. Представление о себе и отношениях с окружающими также влияют на агрессивность (О. В. Кобзева, 2006). R. A. Green and E. J. Murray (1973) показали, что самораскрытие может делать человека более уязвимым к угрозам в адрес его самоуважения и подстрекать к гневной агрессии. С. Н. Ениколопов (2006) определяет агрессию как одну из форм защиты Я, представлений человека о себе.

Обобщая эти данные, можно заключить, что существует необходимость изучения связей агрессивности с различными сторонами Я-концепции не по отдельности, разрозненно, а в общем ключе с единых теоретических позиций.

В пятом параграфе «Предпосылки исследования» ставятся проблемы, намечаются цель и задачи, устанавливаются объект и предмет, обозначаются предпосылки исследования, ставятся исследовательские вопросы и формулируются исследовательские гипотезы.



Во второй главе «Организация и методики исследования» приводится общая схема исследования, описываются методики и процедура исследования, дизайн и анализ данных.

В третьей главе «Результаты исследования агрессивности в связи с формально-динамическими, межличностными чертами личности, Я-концепцией и их обсуждение» представлены результаты изучения бимодальной агрессивности (негативной и позитивной), связей с ней психодинамических черт, межличностных черт и Я-концепции.

В первом и втором параграфах излагаются результаты исследования структуры агрессивности по двум линиям. Одна линия в значительной степени имеет психометрический аспект. Средствами корреляционного и факторного анализа отбирались наиболее гомогенные и обладающие признаком конструктной валидности переменные. Эти переменные включались далее во вторую линию исследований. Посредством корреляционного анализа, факторного анализа, двухфакторного дисперсионного анализа изучалась структура бимодальной агрессивности.

Среди шкал негативной агрессивности наиболее валидными были вербальная агрессия, физическая агрессия, косвенная агрессия, негативизм, среди шкал позитивной агрессивности – наступательность, демонстративность, принятие собственной агрессии, неуступчивость. 13 положительных корреляций из 16 возможных (81,25%) между переменными негативной и позитивной агрессивности были значимыми (p < 0,05 ÷ 0,001). При факторном анализе (см. табл.) они распались на 2 компоненты. В первую компоненту (35,51 %) вошли со значимыми нагрузками и положительными знаками все шкалы негативной агрессивности. Эту компоненту можно обозначить «Негативная агрессивность». Во вторую компоненту (13,76 %) вошли со значимыми нагрузками и положительными знаками все шкалы позитивной агрессивности. Эту компоненту можно обозначить «Позитивная агрессивность». Полученные результаты свидетельствуют в пользу правомерности выделения негативной агрессивности и позитивной агрессивности в качестве самостоятельных факторов в общей структуре агрессивности.

Результаты двухфакторного дисперсионного анализа свидетельствовали о том, что главный эффект факторов (негативной агрессивности и позитивной агрессивности) был значим, Wilks’ Lambda = 0,107; F(1,206) = 1713,53; p < 0,001. Главный эффект уровней (переменных негативной агрессивности и позитивной агрессивности) был значим, Wilks’ Lambda = 0,036; F(3,204) = 17970,55; p < 0,001. Факторы и уровни взаимодействовали, Wilks’ Lambda = 0,049; F(3,204) = 13100,66; p < 0,001). При контрастном анализе (запланированные сравнения), взаимодействия факторов и уровней были значимы, F(1,206) = 6,48; p < 0,01.


Таблица. Факторное отображение переменных негативной и позитивной агрессивности

Переменные

Компоненты после ротации

1

2

Негативная агрессивность







Физическая агрессия

0,64

0,15

Вербальная агрессия

0,71

0,39

Косвенная агрессия

0,73

-0,04

Негативизм

0,68

0,25

Позитивная агрессивность







Наступательность

0,25

0,64

Демонстративность

0,10

0,67

Неуступчивость

0,22

0,55

Принятие агрессии

0,02

0,73

Собственные значения

2,84

1,10

Доля объяснимой дисперсии, %

35,51

13,76

Примечание: вращение компонент методом Varimax normalized, значимые факторные нагрузки выделены.
Результаты двухфакторного дисперсионного анализа свидетельствуют о том, что между факторами и уровнями негативной агрессивности и позитивной агрессивности возникают различия из-за их влияний друг на друга: изменения переменных в негативной агрессивности приводят к изменениям переменных в позитивной агрессивности, и наоборот. Эти различия (взаимодействия) иллюстрирует рис. 1.

В целом, результаты корреляционного, факторного и двухфакторного дисперсионного анализа позволяют полагать, что основу общей структуры агрессивности образуют негативная агрессивность и позитивная агрессивность. Они имеют двойственный статус: во-первых, складываются в самостоятельные факторы, во-вторых, взаимодействуют, модифицируя друг друга.

В третьем параграфе «Психодинамические черты личности как фактор агрессивности» излагаются результаты исследования связей психодинамических черт личности (психотизма, нейротизма, экстраверсии) с негативной агрессивностью и позитивной агрессивностью.

негативная позитивная

агрессивность агрессивность

Факторы

Рис.1. Взаимодействия негативной и позитивной агрессивности (2-х факторный ANOVA/MANOVA, 2 х 4)



Переменная психотизма положительно коррелировала с переменными физической агрессии, вербальной агрессии, негативизма (p < 0,01 ÷ 0,001). Переменная нейротизма положительно коррелировала с переменной косвенной агрессии (p < 0,001). Переменная экстраверсии положительно коррелировала с переменными вербальной агрессии и негативизма (p < 0,001).

Кроме того, факторы психодинамических черт и негативной агрессивности взаимодействовали (двухфакторный ANOVA/MANOVA, внутригрупповой дизайн), Wilks’ Lambda = 0,093; F(2,205) = 996,39; p < 0,001. При контрастном анализе (запланированные сравнения), взаимодействия факторов и уровней были значимы, F(1,206) = 86,54; p < 0,001. Результаты корреляционного и дисперсионного анализа свидетельствовали о том, что психодинамические черты находятся в связи, взаимодействуют и могут модифицировать негативную агрессивность.

Переменная психотизма положительно коррелировала со всеми переменными позитивной агрессивности (p < 0,001). Переменная экстраверсии положительно коррелировала с переменными наступательности и демонстративности (p < 0,01 ÷ 0,001). Корреляции переменных нейротизма и позитивной агрессивности были незначимы.

Кроме того, факторы психодинамических черт и позитивной агрессивности взаимодействовали (двухфакторный ANOVA/MANOVA, внутригрупповой дизайн), Wilks’ Lambda = 0,169; F(2,205) = 501,52; p < 0,001. При контрастном анализе (запланированные сравнения), взаимодействия факторов и уровней были значимы, F(1,206) = 198,31; p < 0,001. Результаты корреляционного и дисперсионного анализа свидетельствовали о том, что психодинамические черты находятся в связи, взаимодействуют и могут модифицировать позитивную агрессивность.

Проводился сравнительный анализ корреляций переменных психодинамических черт с переменными негативной агрессивности и позитивной агрессивности, а также 3-х факторный дисперсионный анализ. Обнаруживались значимые различия в модификациях негативной агрессивности и позитивной агрессивности психодинамическими чертами.

В четвертом параграфе «Межличностные черты как фактор агрессивности» излагаются результаты исследования связей межличностных черт с негативной агрессивностью и позитивной агрессивностью.

Переменная «Общительный − Экстравертный (NO)» положительно коррелировала с переменными вербальной агрессии, косвенной агрессии, негативизма (p < 0,05 ÷ 0,001). Переменные «Напористый − Доминантный (PA)» и «Наглый − Расчетливый (BC)» положительно коррелировали с переменными физической агрессии, вербальной агрессии и негативизма (p < 0,01 ÷ 0,001). Переменная «Бессердечный (DE)» положительно коррелировала с переменной физической агрессии (p < 0,01). Переменная «Неуверенный − Покорный (HI)» отрицательно коррелировала с переменной негативизма (p < 0,05). Переменная «Сердечный − Согласный (LM)» положительно коррелировала с переменной косвенной агрессии (p < 0,05). Переменные «Замкнутый − Интровертный (FG)» и «Непритязательный − Бесхитростный (JK)» не коррелировали с переменными негативной агрессивности. Агрегированная (обобщенная) переменная «Доминантность» положительно коррелировала с переменными вербальной агрессии и негативизма (p < 0,001). Агрегированная (обобщенная) переменная «Опека» не коррелировала с переменными негативной агрессивности.

Полученные результаты подвергались анализу вдоль вертикальной оси круговой модели межличностных черт. Один полюс – доминантность, противоположный полюс – подчинение (покорность). По этому критерию, к полюсу доминантности стягиваются переменные «Общительный − Экстравертный (NO)», «Напористый − Доминантный (PA)», «Наглый − Расчетливый (BC)», «Бессердечный» (DE)». Между этими переменными и переменными негативной агрессивности наблюдались 10 значимых положительных корреляций. К полюсу подчинения (покорности) стягиваются переменные «Замкнутый − Интровертный (FG)», «Неуверенный − Покорный (HI)», «Непритязательный − Бесхитростный (JK)», «Сердечный − Согласный (LM)». Между этими переменными и переменными негативной агрессивности наблюдались 2 значимые корреляции, одна положительная и одна отрицательная. Эти обобщенные данные свидетельствуют в пользу корреляций с переменными негативной агрессивности межличностных переменных, группирующихся прежде всего вокруг полюса доминантности.

Кроме того, факторы межличностных черт, группирующихся вокруг полюса доминантности, и негативной агрессивности взаимодействовали (двухфакторный ANOVA/MANOVA, внутригрупповой дизайн), Wilks’ Lambda = 0,616; F(3,204) = 42,27; p < 0,001. При контрастном анализе (запланированные сравнения), взаимодействия факторов и уровней также были значимы, F(1,206) = 30,22; p < 0,001. Результаты корреляционного и дисперсионного анализа свидетельствовали о том, что межличностные черты находятся в связи, взаимодействуют и могут модифицировать негативную агрессивность.

Корреляции переменных межличностных черт и позитивной агрессивности были следующими. Переменная «Общительный − Экстравертный (NO)» положительно коррелировала с переменной демонстративности (p < 0,001). Переменная «Напористый − Доминантный (PA)» положительно коррелировала со всеми переменными позитивной агрессивности (p < 0,05 ÷ 0,001). Переменная «Наглый − Расчетливый (BC)» положительно коррелировала с переменной неуступчивости (p < 0,001).

Переменная «Бессердечный (DE)» отрицательно коррелировала с переменной демонстративности (p < 0,001) и положительно − с переменной неуступчивости (p < 0,05). Переменная «Замкнутый − Интровертный (FG)» отрицательно коррелировала с переменной демонстративности (p < 0,001). Переменная «Неуверенный − Покорный (HI)» отрицательно коррелировала с переменной демонстративности (p < 0,001). Переменная «Непритязательный − Бесхитростный (JK)» положительно коррелировала с переменной неуступчивости (p < 0,05). Переменная «Сердечный − Согласный (LM)» не коррелировала с переменными позитивной агрессивности. Агрегированная (обобщенная) переменная «Доминантность» положительно коррелировала с переменными наступательности и демонстративности (p < 0,05 ÷ 0,001). Агрегированная (обобщенная) переменная «Опека» положительно коррелировала с переменной демонстративности (p < 0,001).

Опять-таки полученные результаты можно подвергнуть анализу вдоль вертикальной оси круговой модели межличностных черт. Один полюс – доминантность, противоположный полюс – подчинение (покорность). К полюсу доминантности стягиваются переменные «Общительный − Экстравертный (NO)», «Напористый − Доминантный (PA)», «Наглый − Расчетливый (BC)», «Бессердечный» (DE)». Между этими переменными и переменными позитивной агрессивности наблюдались 8 значимых корреляций, 7 из них были положительные, 1 – отрицательная. К полюсу подчинения (покорности) стягиваются переменные «Замкнутый − Интровертный (FG)», «Неуверенный − Покорный (HI)», «Непритязательный − Бесхитростный (JK)», «Сердечный − Согласный (LM)». Между этими переменными и переменными позитивной агрессивности наблюдались 3 значимые корреляции, две отрицательные и одна положительная. Эти обобщенные данные свидетельствуют в пользу корреляций с переменными позитивной агрессивности межличностных переменных, группирующихся прежде всего вокруг полюса доминантности.

Факторы межличностных черт, группирующихся вокруг полюса доминантности, и позитивной агрессивности взаимодействовали (двухфакторный ANOVA/MANOVA, внутригрупповой дизайн), Wilks’ Lambda = 0,127; F(3,204) = 467,06; p < 0,001. При контрастном анализе (запланированные сравнения), взаимодействия факторов и уровней также были значимы, F(1,206) = 29,26; p < 0,001. Результаты корреляционного и дисперсионного анализа свидетельствовали о том, что межличностные черты находятся в связи, взаимодействуют и могут модифицировать позитивную агрессивность.

Проводился сравнительный анализ корреляций переменных межличностных черт с переменными негативной агрессивности и позитивной агрессивности, а также 3-х факторный дисперсионный анализ. Обнаруживались значимые различия в модификациях негативной агрессивности и позитивной агрессивности межличностными чертами.

В пятом параграфе «Полимодальное Я как фактор агрессивности» излагаются результаты исследования связей полимодального Я с негативной агрессивностью и позитивной агрессивностью.

Корреляции переменных полимодального Я и негативной агрессивности были следующими. Переменные Авторского Я и Воплощенного Я положительно коррелировали с переменной физической агрессии (p < 0,01 ÷ 0,001). Переменные Превращенного Я и Вторящего Я не коррелировали с переменными негативной агрессии.

Факторы полимодального Я и негативной агрессивности взаимодействовали (двухфакторный ANOVA/MANOVA, внутригрупповой дизайн), Wilks’ Lambda = 0,149; F(3,204) = 388,84; p < 0,001. При контрастном анализе (запланированные сравнения), взаимодействия факторов и уровней были значимы, F(1,206) = 308,28; p < 0,001. Результаты корреляционного и дисперсионного анализа свидетельствовали о том, что полимодальное Я находится в связи, может взаимодействовать и модифицировать негативную агрессивность.

Корреляции переменных полимодального Я и позитивной агрессивности были следующими. Переменная Авторского Я положительно коррелировала с переменными наступательности, демонстративности, принятия агрессии (p < 0,05 ÷ 0,001). Переменная Воплощенного Я положительно коррелировала с переменными наступательности и демонстративности (p < 0,05 ÷ 0,001). Переменная Превращенного Я положительно коррелировала с переменными демонстративности и принятия агрессии (p < 0,01). Переменная Вторящего Я положительно коррелировала с переменной наступательности и отрицательно – с переменной неуступчивости (p < 0,05 ÷ 0,01).

Факторы полимодального Я и позитивной агрессивности взаимодействовали (двухфакторный ANOVA/MANOVA, внутригрупповой дизайн), Wilks’ Lambda = 0,034; F(3,204) = 1950,78; p < 0,001. При контрастном анализе (запланированные сравнения), взаимодействия факторов и уровней были значимы, F(1,206) = 189,26; p < 0,001. Результаты корреляционного и дисперсионного анализа свидетельствовали о том, что полимодальное Я находится в связи, может взаимодействовать и модифицировать позитивную агрессивность.

Проводился сравнительный анализ корреляций переменных полимодального Я с переменными негативной агрессивности и позитивной агрессивности, а также 3-х факторный дисперсионный анализ. Обнаруживались значимые различия в модификациях негативной агрессивности и позитивной агрессивности полимодальным Я.

В шестом параграфе «Интегративная модель агрессивности в структуре личности» излагаются результаты исследования совместных вкладов психодинамических черт, межличностных черт, полимодального Я в агрессивность. Совместные вклады изучались в терминах структурных линейных уравнений.

В структурные линейные уравнения включались психодинамические черты, межличностные черты и полимодальное Я в качестве экзогенных факторов, негативная агрессивность и позитивная агрессивность – в качестве эндогенных факторов. Проверялись две модели. В первую модель включались экзогенные факторы как некоррелирующие, во вторую модель включались те же экзогенные факторы как коррелирующие. Различия в степени вероятности пригодности моделей с некоррелирующими и коррелирующими экзогенными факторами были значимы. Модель с коррелирующими экзогенными факторами была более вероятной, чем модель с некоррелирующими экзогенными факторами (Δ χ2 (3) = 12,76; p < 0,01).

Модель вкладов личностных факторов в агрессивность (модель с коррелирующими экзогенными факторами) иллюстрирует рис. 2 (манифестные переменные экзогенных и эндогенных факторов опущены).

Данные модели с коррелирующими экзогенными факторами свидетельствовали о том, что психодинамические черты и полимодальное Я производят вклады в негативную агрессивность и способствуют ее усилению. Психодинамические черты и полимодальное Я также производят вклады в позитивную агрессивность и способствуют ее усилению. Межличностные черты, наоборот, тормозят проявления позитивной агрессивности. Причем психодинамические черты, межличностные черты и полимодальное Я производят, как правило, совместные и взаимосвязанные вклады в негативную и позитивную агрессивность.



Каталог: file -> abstract
abstract -> Взаимосвязь эго-идентичности и личностной зрелости
abstract -> Роль личностных особенностей в профессиональной и социальной дезадаптации
abstract -> Жежера елена анатольевна
abstract -> Формирование социально-перцептивной компетентности менеджеров по продажам средствами психологического тренинга
abstract -> Стратегии и детерминанты личностного выбора
abstract -> Особенности личностной зрелости успешных и неуспешных предпринимателей
abstract -> Социально-психологические аспекты лидерства в супружеской паре
abstract -> Психологическое содержание, структура и особенности самостоятельности
abstract -> Логинова людмила анатольевна

Скачать 386.17 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница