Ахмедов Т. Н. Гипноз. Новейший справочник Оформление художника Е. Брынчик


Глава 12. Морально-этические и правовые аспекты



страница39/41
Дата12.05.2016
Размер8.21 Mb.
ТипРеферат
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   41
Глава 12. Морально-этические и правовые аспекты 579

нальным материалом. Отметим, что она представляет собой самостоятельный предмет исследования, поэтому в данном разделе освещается лишь небольшая ее часть, в которой затрагиваются вопросы внушения и гипноза, служащих средством формирования психически беспомощных состояний у сектантов-неофитов.

Демократизация общества за последние десятилетия сняла существовавшие ранее в нашей стране ограничительные барьеры для распространения зарубежных религиозных сект и обществ (особенно американских). В настоящее время все мы можем воочию наблюдать, как неуклонно возрастают интенсивность и масштабность социальных явлений, связанных с активизацией деятельности различных религиозных объединений в нашем обществе.

Характерно, что состав противоправных нарушений для этого рода религиозных формирований в нашей стране весьма типичен и повторяет преступные деяния подобных организаций, уже давно функционирующих за рубежом.

Напомним, что американское общество изначально складывалось как многоконфессиональное, что существенно облегчало процесс «модернизации» существующих религий или создания их новых вариантов. Именно поэтому в США процветали и процветают многочисленные «свежие» религиозные движения, секты, церкви, постоянно экспортирующие свою иногда действительно современную, но чаще всего архаическую или суперэкстравагантную идеологию. Вспомним хотя бы основные религиозные секты США - «Церковь унификации» Муна, «Международное общество сознания Кришны», сайентологов Рональда Хаббарда, а также менее обширные, но заявляющие о себе весьма назойливо и дерзко - такие, как общество «Дети Бога», «Движение Иисуса», «Религия ЛСД» и многие другие. А рядом с этими сектами - сатанинские «семьи» типа печально известного Чарльза Мэнсона, принесшего в жертву «князю тьмы» несколько человеческих жизней; кровавые оргии с убийством 25 человек так называемых сервайвалистов Леонарда Лейка и Чарльза Инга; наконец, ставшие известными всему миру массовые трагедии: давнишняя - в Джонстауне и совсем недавняя, закончившаяся смертью 86 членов секты « Ветвь Давидова» в штате Техас.

580


Гипноз. Новейший справочник

Некоторые исследователи полагают, что в настоящее время в США насчитывается более тысячи таких «новых» культов, а количество их последователей определяется несколькими миллионами. Об этом можно судить и по изобилию различных пророков и проповедников из США, которые ныне «обрабатывают» территорию бывшего Советского Союза. На сегодняшний день на ней, по приблизительным оценкам, действуют около двухсот сект самой различной направленности. Всего в сектах состоит более 100 тысяч человек. Большинство этих сект не зарегистрированы. По имеющимся сведениям, в ряде сект используются психотропные препараты, а нередко и наркотики. Среди сектантов немного меньше половины составляют несовершеннолетние и лица, не достигшие 20 лет.

Не только «закрытые» медицинские сведения или данные милицейских сводок, но и факты, открыто приводимые в периодической печати, с достаточной определенностью свидетельствуют о том, что и вербовка сектантов, и их окончательное «обращение» сопровождаются процессом жесткого психического программирования, способы которого заимствованы из различных оккультных гипносуггестивных практик.

Отметим, что высокая действенность методов программирования новообращаемых обычно сохраняется только в среде молодых людей, обладающих определенными личностными качествами, связанными с такими базовыми понятиями современной психологии личности, как когнитивный стиль и локус контроля. При формировании собственных позиций, суждений, мнений и представлений о самих себе они опираются преимущественно на внешние источники, отличаются расплывчатостью собственных жизненных представлений, склонностью к быстрому формированию переноса и «слиянию» с авторитетом. Такие люди значительно чаще курят и идут на высокий риск в азартных играх, они менее успешны, доминантны и терпеливы, в большей степени желают получать помощь от других и более склонны к самоуничижению.

Исходя из этого непосредственное воздействие на психику потенциальных членов секты можно разделить на три этапа.

1. Первичное психическое подчинение вероятного члена секты. Легче всего это осуществляется в тех случаях, когда «субъект воздействия» находится в стрессовом состоянии и поэтому бы-

Глава 12. Морально-этические и правовые аспекты 581

вает астенизирован и охвачен тревогой или депрессией. В этом случае его положительный контакт с представителем секты реализуется в виде своеобразного «защитного рефлекса», безотчетного стремления обрести внутреннее равновесие и повысить жизненную устойчивость. Если в это время компетентный психотехнолог сумеет проделать над таким субъектом определенные гипнотические манипуляции и подкрепит их соответствующим словесным внушением, то первичную психическую программу можно считать сформированной. Она проявляется в виде соответствующей фиксированной идеи и стремления к* воссоединению с сектой. Без последующей поддержки и укрепления данная программа сохраняется около 20 дней, а затем, если работа с новичком не вступает во второй период, постепенно деактуализируется.



2. Период непосредственного -«обращения» новичка в члена секты. Он представляет собой последовательное и многостороннее закрепощение субъекта, обычно скрепленное формальным актом приобщения к данному вероучению (обрядом «посвящения», крещения, инициации и т.п.). В сектах «Белого братства», к примеру, для «обращения» набирались группы численностью не менее двадцати человек каждая, и их специально готовили к «крещению», для чего приезжал психотехнолог - «апостол». Новичкам давалась установка нести идеи «братства» дальше, в другие населенные пункты. Само же программирование психики в подготовительном к «обращению» периоде включало в себя многообразные воздействия, вспомогательные и основные, представлявшие собой собственно внушение в просоночных фазах сознания.

3. Последующее систематическое отслеживание эффективности привитой сектанту психической программы (контроль поведения, исповедь) и периодическое подкрепление кода соответствующими ритуальными процедурами. В «Белом братстве», например, в целях укрепления «истинной» веры «патриарх Сва-ми» категорически запрещал сектантам читать газеты, смотреть телепередачи, слушать радио. «Везде уже идет энергия сатаны... не женитесь, не выходите замуж, - поучал он. - Уже не осталось для этого времени. Тем более опасно заводить детей. В каждой беременной уже поселилась душа демона, и готов родиться враг. Бросайте работу. Господь прокормит. Это - не ваша проблема».

582


Гипноз. Новейший справочник

В целях укрепления веры отдельные члены секты подвергались повторному крещению, на иных накладывалась та или иная епитимья - религиозное наказание за отступление от предписаний главы секты.

Обобщая тему, можно говорить о том, что весь комплекс психопрограммирующих воздействий, характерных для подавляющего большинства «новых культов», складывается в достаточно универсальную технологию, разворачивающуюся по следующей схеме:

- стоящий во главе секты харизматический лидер убеждает своих приверженцев в том, что он получил новое уникальное «откровение» относительно сущности бога и реальности или же что он сам является богом. Новичков на каждом шагу уверяют в том, что тот, кто не разделяет взгляды главы секты, не просто заблуждается, но и является сторонником сатаны;

- вступившим в «семью» или коммуну прививают мысль, что их личность полностью изменилась, и для подтверждения этого «факта» им дают новые имена;

- для всех членов секты устанавливаются обязательные, непреложные нормы поведения. Нарушивших дисциплину ожидает жестокая кара;

- группе прививается апокалипсический взгляд на мир. Членов организации принуждают отказаться от собственного имущества и изменить место жительства.

По отношению к обращаемым используется определенная техника контроля за их поведением. Последователи культа рассматривают ее как религиозную дисциплину, которую осуществляют начиная с тщательной изоляции обращаемых от внешнего мира. Новообращенного обычно ставят в полную материальную зависимость от лидера. Если он поселяется в коммуне, от него требуют передать на «общее дело» все свое имущество. Остальные члены секты должны отдавать в пользу общины значительную (до половины) часть своего дохода. Стремление обеспечить безраздельное влияние на обращаемого поддерживается его физической и духовной изоляцией, отторжением от прежних ценностей и привязанностей, подавлением всякого личностного самосознания.

Это достигается предельно насыщенной программой различных групповых мероприятий. Она включает в себя « семинары»,

Глава 12. Морально-этические и правовые аспекты 583

совместные молитвы и собеседования, повторение одних и тех же гимнов, мантр, библейских высказываний. Практикуются также совместные прослушивания записей уроков лидера, лекции о принципе веры, ритуальные танцы и т.п. Кроме того, обращенных заставляют работать на предприятиях, принадлежащих тому или иному культу, собирать пожертвования на улицах, попрошайничать, а женщин иногда принуждают выполнять и роль «божьих рабынь любви». К этому следует добавить постоянное недосыпание, скудное питание, ночные собрания, объявляемые внезапно и длящиеся часами.

Очевидно, что выработанная таким образом программа поведения представляет собой весьма прочную психологическую и психофизиологическую конструкцию, а вопрос о возможностях, способах и методических приемах ее разрушения (репрограм-мирования) не решен до сих пор.

Вторая проблема, связанная с использованием гипносугге-стии в качестве вспомогательного средства при противоправных действиях, - гипносуггестивное программирование преступников. Как мы уже отмечали, начиная с XIX в., судебно-медицинское значение гипноза и внушения было предметом многочисленных исследований, предпринимавшихся как врачами, так и юристами. В основном вопрос сводился к тому, является ли загипнотизированный лишь орудием в руках гипнотизера или же он может сохранить в той или иной степени способность сопротивляться внушению, которое для него неприемлемо в социальном, морально-этическом и эстетическом смысле.

В связи с этим производилось множество экспериментов над людьми как в состоянии гипноза, так и после пробуждения: их побуждали к убийству указанного лица (обычно с помощью воображаемых орудий убийства, например картонного кинжала, незаряженного револьвера или напитков, якобы содержащих яд), совершению кражи, аморальным действиям и т.п. Результаты таких экспериментов как в прошлом веке, так и сейчас резко противоречивы.

Нансийская школа признавала возможность преступных внушений в глубоком гипнозе, а отсюда и возможность соответствующих криминальных поступков. В частности, А. Бонн указывал, что гипнотик сохраняет самостоятельность лишь постольку, поскольку это желательно гипнотизеру; он ведет себя,

584

Гипноз. Новейший справочник

как палка в руке странника. П. Льеже приходил к выводу, что в состоянии глубокого сомнамбулизма человек в моральном и физическом отношениях полностью подчиняется гипнотизеру. Такого же взгляда придерживался и А. Форель, когда писал: «Для меня несомненно, что очень хорошая сомнамбула под влиянием внушения в гипнотическом сне может совершить тяжкие преступления и при случае совсем не помнить об этом впоследствии». Такой человек вовсе не обязательно должен быть безвольным или плохим - его поведение обусловлено исключительно высокой степенью внушаемости.

В своих экспериментах над загипнотизированным Ш. Фере показывал сомнамбуле на ровном фоне воображаемую точку и приказывал ей после пробуждения вонзить в эту точку нож. Внушение выполнялось без всякого колебания. На основании этого Ш. Фере категорически утверждал, что с такой же точностью может быть совершено и подлинное преступление. При внушении же смешного и неприятного поступка (например, подойти и поцеловать череп) видно было, что сомнамбула колеблется (иногда она даже выражала нерешительность: «Должно быть, я сошла с ума. Мне очень хочется поцеловать этот череп. Это нелепо, я бы хотела не идти, но чувствую, что не владею собой»). Однако, в конце концов, она исполняла внушение.

«Эти факты показывают, - замечал Ш. Фере, - что гипнотик может сделаться орудием преступления, действующим с ужасающей точностью, и тем более страшным, что непосредственно после совершения акта все забывается: пробуждение, сон и тот, кто его вызвал. Из этого вытекает, что гипнотик не несет никакой нравственной ответственности».

Совсем иной точки зрения придерживались Ж. Дельбеф, Ж. Туретт, П. Жане и др. Они полагали, что гипнотическим внушением нельзя побудить человека к действиям, противоречащим его характеру, и поэтому преступные внушения не имеют того значения, которое им приписывается.

Ж. Дельбеф не удавалось заставить женщин-сомнамбул подойти после пробуждения к постороннему и обнять его. На одном гипнотическом сеансе женщине было внушено, что сейчас она находится на берегу озера и будет купаться, для чего она должна тут же раздеться. Однако она этого не сделала и на вопрос о причине отказа ответила, что «еще весна, и вода в озере холодная».



Глава 12. Морально-этические и правовые аспекты 585

Дж. Питере наблюдал женщину, у которой можно было добиться реализации различных внушений, но которую нельзя было побудить кого-либо ударить; если от нее этого настойчиво требовали, она впадала в летаргию. Одной сомнамбуле дали в руки картонную полосу, сказав, что это кинжал, и приказали заколоть врача. Приказ был выполнен без промедления. Но когда после этого ей в руку дали раскрытый перочинный нож и повторили приказ, она подняла руку с ножом и сейчас же упала, забившись в припадке.

М. Кауфманн приводит случай, когда загипнотизированный молодой человек отказывался исполнить внушение, которое задевало его чувство приличия или вредило материальным интересам, но внушение произвести фиктивное убийство выполнял в точности. М. Кауфманн пытался объяснить этот факт лишь тем, что будто бы инстинктивные чувства, каковым и является стыд, более изначальны, чем альтруистическое чувство, и что чувство стыда укоренилось значительно глубже, нежели, например, сознание ценности человеческой жизни.

Гораздо более серьезной проблемой является лжесвидетельство. Если внушение относительно сложной информации реализуется достаточно четко и вызывает готовность повлечь за собой соответствующие действия, то практически ни у кого из исследователей не возникает сомнений в том, что еще легче может быть внушена ложная информация вербального или цифрового плана (которую, в общем-то, нетрудно перепутать и под действием собственной фантазии).

Ж. Грассе считал, что лжесвидетельство в уголовных и гражданских делах, подлог в документах - все это может быть легко реализовано в результате гипнотических внушений. «Здесь очень часто, - писал он, - субъекты произносят свои показания от чистого сердца, сами в них верят и отрицают влияние другого лица».

И. Бернгейм приводит пример экспериментального внушения лжесвидетельства. Предварительно выяснив, где и с кем проживает испытуемая, он сформировал у нее в гипнотическом состоянии следующую версию криминальной ситуации: «Третьего августа (4,5 месяца тому назад) в три часа пополудни вы пришли к себе домой и услышали отчаянный крик на первом этаже. Это заставило вас заглянуть в комнату через замочную

586

Гипноз. Новейший справочник

скважину. Вы увидели, что" хозяин квартиры готовится совершить изнасилование младшей дочери своих жильцов. Вы видели, как он заткнул ей рот кляпом. Все это вас так поразило и испугало, что до сих пор вы боитесь кому-нибудь об этом рассказать, но теперь вы готовы дать показания перед судом».

Спустя три дня И. Бернгейм попросил своего приятеля-адвоката представиться этой женщине в качестве судебного следователя и допросить ее по данному «делу». В отсутствие И. Бернгейма испытуемая в точности пересказала все, что ей было внушено в сеансе гипноза, и проявила готовность подтвердить свои показания под присягой. При этом она решительным образом уверяла, что была свидетельницей изложенного факта преступления. Женщина настаивала на своих показаниях и после того, как экспериментатор спросил ее, не является ли рассказанная история следствием простого внушения.

В связи с этим многие гипнологи, ссылаясь на свой экспериментальный опыт, полагают, что реализации морально неприемлемых для субъекта внушений можно добиться посредством создания соответствующей мотивации, путем формирования некоторых новых ракурсов видения обстоятельств внушаемых действий. Если загипнотизированный не выполняет прямого указания на внутренне неприемлемое для него действие, то его можно ввести в такую жизненную обстановку, которая вполне оправдывает выполнение этих действий. Так, одной интеллигентной загипнотизированной женщине предложили раздеться в присутствии нескольких мужчин-медиков, на что она ответила отказом. Тогда гипнотизер внушил ей ряд вроде бы самостоятельных «невинных» действий, в результате выполнения которых она оказалась без одежды перед теми же мужчинами.

Ж. Грассе утверждал, что можно преодолеть сопротивление выполнению преступного внушения путем изменения всего морального мира человека, заставив его любить, угождать, стремиться осуществить преступление. Внушением определенной идеи (например, бреда преследования) также можно запрограммировать данное лицо на преступление.

Достаточно впечатляющий эксперимент Ж. Саллиса хорошо иллюстрирует приведенное положение. На одной из своих лекций этот гипнолог внушил совершенно незнакомому мужчине следующую криминальную ситуацию. «Случайно



Глава 12. Морально-этические и правовые аспекты 587

я узнал, - сообщил он, - что сегодня вечером разбойники сговорились напасть на вас. Я подслушал разговор двух мужчин, один из которых должен будет войти через находящуюся напротив вас дверь. Предупредите покушение, выстрелив в убийцу из находящегося при вас пистолета». Затем экспериментатор продолжил чтение лекции, но через некоторое время раздался выстрел. Оказалось, что испытуемый внимательно следил за дверью и, когда в ней появился служитель, он в него выстрелил, приняв за указанного преследователя. На вопрос, зачем он это сделал, молодой человек ответил: «Да ведь он покушался на мою жизнь!»

Гипнолог П. Ботте понуждал испытуемых «стрелять» из револьвера в означенных внушением «злодеев» сразу же после выведения из гипнотического состояния либо спустя несколько часов или дней после этого. Если, согласно внушению, приходилось сделать это вскоре после пробуждения, то субъекты действовали не раздумывая, как автоматы; если же надо было сделать то же самое через некоторое время, то субъект пытался сопротивляться, но чаще всего выполнял это внушенное приказание.

Задача внушения противоправных установок существенно упрощается, когда гипнотизируемый находится в какой-либо социальной зависимости от гипнотизирующего. Это может иметь место, например, в криминальных группах, у лиц в местах заключения, в условиях шантажирования. Именно такой случай, происшедший в Дании в 1951 г., стал достоянием истории криминалистики. Злоумышленник ограбил банк и убил при этом двух служащих. После задержания его было установлено, что во время второй мировой войны он сидел в камере с двумя уголовниками, где неоднократно подвергался гипнотизированию с внушением верности сокамерникам.

Кроме того, ему было внушено, что на всю жизнь знак «икс» будет для него сигналом полного подчинения компаньонам по заключению. Обстоятельством,.облегчившим преступное программирование данного субъекта, явились и установившиеся сексуальные отношения с ним тех лиц, которые его гипнотизировали. Согласно выводу автора публикации, не исключено, что для формирования у субъекта преступного мотива достаточно было бы одной сексуальной зависимости без дополнительного гипнотического стимулирования.

588 Гипноз. Новейший справочник

В настоящее время за рубежом проблема возможности использования гипноза как средства провоцирования преступлений продолжает широко обсуждаться. Д. Рейзер считает, что любые попытки решить этот вопрос путем лабораторных экспериментов останутся малоубедительными, поскольку испытуемый всегда осознает, что в данной обстановке ему так или иначе не позволят нанести человеку настоящий вред и что в тех действиях, которые ему будет предложено выполнить, обязательно окажутся какие-то «страховочные» секреты.

Г. Эстабрук утверждает, что с помощью гипноза человека легче ввести в заблуждение, внушив ему определенную версию события, свидетелем которого он был. Кроме того, некоторые лица могут пойти на то или иное преступление, если внушение сочетается с обманной версией криминального действия - например, когда оно осуществляется под видом эксперимента, патриотической гуманной акции и т.п. Характерно, что убедительность ложных установок в значительной степени зависит от веры гипнотизера в свое дело: если он настроен скептически, то его отношение передается гипнотизируемому, и сеанс обычно заканчивается неудачей.

Когда в процессе внушения наблюдается сопротивление со стороны гипнотизируемого, это состояние следует расценивать как нормальное. Для достижения положительных результатов требуется лишь дополнительная подготовка субъекта и более длительная работа во время сеансов. Степень внушаемости, по-видимому, является определяющей переменной величиной для реализации производимых внушений. На этом основании гипнолог М. Тейтельбаум также допускает, что убийство, подделка чеков, завещаний, ложные показания и ложное алиби, лжесвидетельства и намеренное искажение результатов полиграфных обследований (на «детекторе лжи») могут быть следствием использования внушенных гипнотических программ, разработанных и внедренных в психическую сферу реципиента соответствующим специалистом.

Г. Эстабрук с достаточной определенностью утверждает, что специально подобранному и подготовленному субъекту можно ввести определенную и существенную программу информационной деятельности и «прикрыть» ее наличие внушенной амнезией. Он считает, что после специального внушения на



Глава 12. Морально-этические и правовые аспекты 589

постгипнотический период уже ни один гиннотехнолог не сможет вывести «законсервированного» таким образом субъекта из его состояния, кроме специалиста, осуществившего первоначальное гипнотизирование. Г. Эстабрук также полагает, что программируемого субъекта можно вводить в гипнотическое состояние только по отношению к определенным, заранее избранным ситуациям. При этом во всех других случаях этот человек останется совершенно нормальным, не отличающимся никакими особенностями. Те же действия, которые субъект станет совершать по внушенной ему программе, не смогут им осознаваться, и потому он вполне правдоподобно станет отрицать свою причастность к ним.

Идя в своих рассуждениях еще дальше, Г. Эстабрук допускает, что с помощью специальной психологической обработки человека можно сформировать в его личности несколько социальных ролей. В одной из них он сможет вполне искренно отрицать какую-либо связь с организацией-конкурентом, однако секретную информацию, получаемую им в данной фирме, он, будучи уже в другой своей роли, все-таки станет передавать ее конкурентам. Такие личности практически не поддаются разоблачению обычными методами, такими, как полиграфное обследование их состояния или гипноанализ структуры их личности. Однако, по всей вероятности, эти выводы Г. Эстабрука основаны на чисто теоретических представлениях, поскольку примеры из практики показывают, что компетентный гипнолог может найти доступ к «инородным» программам личности, сформированным в гипнозе.

Все эти манипуляции с человеческим сознанием, как правило, «прикрываются» сверху амнезией на все проделанное и конечным внушением того, что ни один гипнотехнолог не сможет впоследствии ввести данного субъекта в гипнотическое состояние и устранить амнезию на содержание введенных программ. И это сталкивает нас с еще одной проблемой преступного использования гипносуггестии - умышленным блокированием памяти.

Методические подходы, которые могут использоваться для обнаружения гипнопрограмм в психике субъекта и извлечения их из памяти, можно проиллюстрировать экспериментами французского юриста профессора Д. Льежуа, проведенными еще-в 80-х гг. XIX в. Для того чтобы проверить, насколько надежно работает внушенная инструкция, запрещающая разглашать

590


Гипноз. Новейший справочник

определенное событие или обстоятельство, опыт был поставлен с участием двух гипнологов.

В первой части эксперимента Д. Льежуа усыпил испытуемую М. и внушил ей, чтобы после пробуждения она застрелила А., который будто бы нанес ей тяжкое оскорбление. После пробуждения М. немедленно хватает револьвер (заряженный холостыми патронами), стреляет в А., и тот падает.

Во второй части опыта М. была повторно введена в гипнотическое состояние уже другим врачом, который рассказал о совершенном ею преступлении и потребовал, чтобы она сообщила, кто ей внушил это действие. М., в соответствии с полученной ранее в гипнозе инструкцией, упорно отрицала всякое постороннее влияние на нее и уверяла, что инициатива этого преступления принадлежит исключительно ей самой.

Для того чтобы «обойти» сформированную в гипнозе программу, защищающую истинного виновника «убийства», врач снова загипнотизировал М. и сделал ей следующее внушение: «Как только в комнату войдет человек, склонивший вас к убийству А., вы начнете на него пристально смотреть, пока я не скажу «довольно», а затем вы будете стараться закрыть его от нас собою, чтобы мы его не видели». После выведения ее из гипноза первый гипнолог вошел в комнату. М. в точности проделала все действия, которые ей внушил второй экспериментатор, чем дала возможность «следователю» выявить лицо, сделавшее преступное внушение.

Аналогичный эксперимент описывает И. Бернгейм. Солдату, находившемуся в гипнотическом состоянии, было сделано внушение, чтобы после пробуждения он похитил 5 франков, но никому и ни в коем случае не сообщал, кто его уговорил это сделать. После пробуждения солдат исполнил внушенное ему приказание. Когда он снова был погружен в гипноз и его спросили, почему он совершил неблаговидный поступок - украл деньги, он ответил, что сделал это без всякой надобности. На вопрос, воровал ли он когда-нибудь раньше, солдат ответил, что никогда. Наконец, когда последовала просьба назвать человека, который внушил ему преступное действие, он ответил, что никто ему этого не внушал и он готов в этом поклясться.

В конце этого опыта испытуемому сделали следующее внушение: «Когда вы увидите того, кто внушил вам совершить эту


Каталог: book
book -> На подступах к психологии бытия
book -> А. М. Татлыбаевой Abraham H. Maslow. Motivation and Personality (2nd ed.) N. Y.: Harper & Row, 1970; спб.: Евразия, 1999 Терминологическая правка В. Данченко Предисловие Эта книга
book -> Психология журналистики
book -> Книга охватывает наиболее значимые теории личности в современной психологии. Содержание Предисловие к русскому изданию
book -> А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения
book -> Сознание, его происхождение и сущность
book -> Н. Г. Чернышевского коповой андрей сергеевич агрессивное поведение подростков монография
book -> Анна А. Корниенко Детская агрессия. Простые способы коррекции нежелательного поведения ребенка
book -> А. И. Герцена Л. М. Шипицына, Е. С. Иванов нарушения поведения учеников вспомогательной школы


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   41


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница