Антропная катастрофа: сущность, причины, генезис



Скачать 343.3 Kb.
Дата12.05.2016
Размер343.3 Kb.
#2183
ТипАвтореферат


На правах рукописи

ЯШКОВА Любовь Алексеевна


АНТРОПНАЯ КАТАСТРОФА:

СУЩНОСТЬ, ПРИЧИНЫ, ГЕНЕЗИС

Специальность 09.00.13. – религиоведение, философская антропология, философия культуры


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Омск – 2009

Работа выполнена на кафедре философии

ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет»


Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Нефёдова Людмила Константиновна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Грицков Юрий Викторович
кандидат философских наук, доцент

Попов Дмитрий Владимирович
Ведущая организация: ГОУ ВПО «Омский государственный технический университет»

Защита состоится «13» ноября 2009 г. в 15.00. часов на заседании совета Д 212.177.03. по защите докторских и кандидатских диссертаций при Омском государственном педагогическом университете по адресу: 644099, Омск, наб. Тухачевского, 14, ауд. 212.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Омского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан «12» октября 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Л.А. Максименко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования феномена антропной катастрофы, ее причин, генезиса, сущности обусловлена тем, что современное бытие включает в себя спектр уже явленных и возможных катастроф, гибельных для человека и всего живого на Земле. Наряду с угрозой катастроф экзогенного происхождения (возрастание энтропии в физических процессах, изменение магнетизма Земли, гибель звезд, гибель Солнца или столкновение с Солнцем, изменение климата, замедление вращения Земли, конкуренция видов), существует угроза катастроф экзо-эндогенного происхождения, вызванных изменениями среды, являющейся следствием деятельности самого человека (экологическая катастрофа, угроза ядерной войны и применения бактериологического оружия, изменение климата, исчерпаемость энергоресурсов, вымирание видов животных и растений, возникновение смертельных болезней: СПИД, другие вирусные болезни, распространение рака и т.д.). Техногенная катастрофа, политический, экономический кризисы, кризис науки и других сфер жизнедеятельности человека – это неполный перечень глобальных проблем человечества, которые в настоящее время называют системным кризисом. Катастрофичность человеческого существования связана с качественными изменениям человека, вплоть до утраты человечности, при неизменности биологического вида Homo sapiens.

Катастрофичность человеческого существования усугубляется невозможностью прогнозирования будущего в условиях системного кризиса, что связано с кризисом культуры в целом. Кризис культуры сопровождается еще большей отчужденностью человека от самого себя, увеличением тревожности как состояния человека и общества в целом. Такие состояния реализуются и проявляются в увеличении количества самоубийств, росте числа патологий психики (депрессии, неврозы, фобии, маниакальные состояния). Для построения адекватной гипотезы исторического развития недостаточно учета и анализа количественных параметров из области экономики, экологии, развития науки и технологий. Не менее актуальным является исследование внутреннего мира человека, его мировоззренческих установок и ценностных ориентиров, их деформации и сдвигов.

Таким образом, с одной стороны, трансформация сущностных свойств человека, проявляясь в его бытии, стала причиной глобальных проблем человечества. С другой стороны, задачей философии является осмысление общих закономерностей бытия, но недостаточно разработаны философско-антропологические категории, позволяющие анализировать и объяснять подобные процессы. В связи с отсутствием в философии четко определенных понятий «катастрофа» и «антропная катастрофа», актуально выявить сущностные черты этих феноменов, выяснить их роль и значение в описании человеческого бытия и определить понятие «антропная катастрофа».

Проблемы, которые описывает термин «антропная катастрофа», широко рассматриваются не только в философии, но и в гуманитарных и естественнонаучных исследованиях, связанных с изучением человека. Частные науки в пределах своих областей пытаются осмыслить подобные процессы, выбирая предметом исследования кризис, стресс, кризисные, неравновесные состояния и, конечно же, катастрофу. В частном знании не выработан целостный взгляд на антропную катастрофу. Исследование данного феномена, его осмысление необходимо, прежде всего, с позиции философской антропологии, поскольку именно она может дать методологические основания исследования частным наукам. Требуют изучения причины антропной катастрофы, ее генезис.

Целостное осмысление антропной катастрофы с позиций философской антропологии позволит углубить и пополнить систематизированными данными три уровня проблем. Во-первых, позволит уточнить знания о человеке как системе, его системообразующих факторах, взаимодействии частей системы и влиянии этого взаимодействия на бытие самого человека; о воплощении в самом человеке единства и борьбы противоположностей; о человеке, как становящемся существе, проявляющем свою человечность в процессе реализации своих потенций. Во-вторых, целостное осмысление антропной катастрофы позволит анализировать человека как систему, входящую в состав систем других уровней (общество, культура, биосфера); его активность как системы, приводящей к катастрофичности существования, проявляющейся в отношениях человека и общества, человека и культуры, а также человека и биосферы – с одной стороны, с другой стороны, поможет выяснить, как эта катастрофичность влияет на самого человека, какую угрозу она несет сохранению его целостности, человечности. Возможность такого конфликта между общим «прогрессом» и личностью давно открыта в литературе и философии. В-третьих, даст возможность осмыслить и провести философско-антропологическую экспликацию категорий: антропная катастрофа, упрощение.

Степень разработанности проблемы. Интерес различных сфер гуманитарного и естественнонаучного знания к проблематике катастрофы находит свое выражение в самых разнородных концепциях и идеях. Однако не определено понятие антропная катастрофа, как не определены и сущностные аспекты ее. Имеющиеся теоретические разработки затрагивают в основном тему катастрофы, представляющие собой всевозможные интерпретации качественного изменения чего-либо. Проблемы же связанные с качественными изменениями человека тоже имеют место в науке, но обозначаются они как кризис человека или человечества.

С ранних времен развития культуры, когда человек начал осознавать происходящее с ним и вокруг него, его начали волновать перспективы развития, собственное место в мире, что нашло отражение в различных формах общественного сознания. Мифологическое, религиозное, философское знание отразили предчувствие, интуицию антропной катастрофы.

В мифологическом знании подобным предчувствием осуществлены попытки, предложить пути спасения человека, в связи с представленными там причинами гибели людей и мира в целом. Подобное содержание отражено, в частности, в эсхатологических мифах, различных народов мира, анализ которых представлен в работах А.Ф. Лосева, М. Элиаде, Л. Леви-Брюля, К. Леви-Стросса, Дж. Фрэзера, И.В. Рака, Н.А. Чмыхова и других.

Мировые религии называют религиями спасения, поскольку в них отражена возможность преодоления катастрофичности существования путем выхода на новый уровень развития, что связано с возможностью жизни после смерти или на обновленной земле. Путь спасения находим в священных книгах, и он связан с трансформацией человека при его жизни. О значении религии в истории народов мира, о специфике спасения писали: С.А.Токарев, У.Л. Кинг, М. Вебер, А.Н. Кочетов, Р.М. Грановская, Дж. Ньюзнер и другие. Образ катастрофы, запечатленный в религиозном и мифологическом знании, продуцируется в различных видах искусства.

Начиная с античных философов, вся философская мысль была направлена на выявление специфики качественных изменений, перехода количественных изменений в качественные, что является сущностной характеристикой катастрофы, хотя понятие «катастрофа» стало употребляться значительно позже. В философии также рассматривались качественные изменения, происходящие с человеком, выяснялись его сущностные черты с целью определения путей спасения. Об этом писали: Диоген Лаэртский, Платон, Лукреций, Сенека, Плотин, Зенон, Клеанф, Хрисипп, Эпиктет, Эпикур, Ф. Аквинский, Скотт, Оккам и другие. Так или иначе, темы трансформации человека в процессе жизни касались западные философы: Ф.Бэкон, Р. Декарт, Дж. Локк, Ф. Ницше, И. Кант, А. Шопенгауэр, Г. Гегель, Э. Кассирер, М. Вебер, Э. Гуссерль, Н. Гартман, А. Швейцер, П.Т. де Шарден, А. Вебер и другие; а также русские философы: Вл. Соловьев, С. Булгаков, Н. Бердяев, Л. Гумилев и другие. В сочинениях этих авторов понятие «антропная катастрофа» не встречается. Данное понятие вводит С.Ф. Денисов, используя его для анализа библейских и философских стратегем спасения.

Идея качественной трансформации человека (процесс индивидуации посредством трансцендентной функции, реализация метамотиваций и другие направления), а также идея самопознания и самореализации разработана представителями различных направлений в философии и психологии: З. Фрейд, К.Г. Юнг, А. Адлер, К. Хорни, А. Маслоу, Э. Шостром, Ф. Перрлз, Э. Фромм, Дж. Каплан, С.В. Харитонов, В.В. Козлов и другие.

Противоречивая сущность человека открывается в существовании множества философско-антропологических концепций человека. В. Брюнинг выделяет девять направлений таких концепций: неотомистская антропология (Ж. Маритен, И. Гейзер и другие); аксиологическая антропология (Н.Гартман, А. Демпф и другие); натуралистическая философская антропология (И.П. Павлов, Д. Уотсон и другие); индивидуалистическая и персоналистская философская антропология (М. Шелер, В. Штерн и другие); экзистенциальная философская антропология (К. Ясперс, Н.А. Бердяев и другие); иррационалистическая антропология (А. Бергсон, Х. Ортега-и-Гассет и другие); прагматическая антропология (К. Маркс, У. Джемс и другие); трансценденталистская антропология (И. Кант, О. Больнов и другие); объективно-идеалистическая философская антропология (Б. Бозанкет, Э. Шпрангер и другие). В каждой из этих концепций отражены основные (в рамках каждого подхода) специфические черты человека. Осуществлена попытка выявления предельных оснований человеческого в человеке.

М. Шелер, систематизируя различные подходы к объяснению человеческой сущности, выделил пять подходов к ее пониманию: через веру; через разум; как особого вида животного, как существа, определяемого влечениями (воля к власти, половое размножение, воля к питанию); как способного лишь к развитию пустых суррогатов разума (язык, орудия и др.); и еще один подход, на который мы опираемся в данном исследовании, дает рациональное обоснование идее сверхчеловека (Ф.Ницше). Вклад в развитие этой идеи внесли: Д. Керлер и Н. Гартман. Отрицание Бога в этом подходе влечет предельно допустимое повышение ответственности и суверенитета самого человека.

Современные авторы, объясняющие сущность человека (создающие идеальный конструкт человека), опираются на достижения микробиологии, генетики человека (расшифровку генотипа), психологии, культурологии и других отраслей науки: Л.Л. Киселев, В.Г. Борзенков, А.А. Зубов, Я.В. Сеснов, А.А. Гусейнов, А.П. Огурцов, Е.И. Ярославцева, Дж. Лакс и другие.

Все разнообразие имеющихся подходов подчеркивает сложность и неоднозначность природы человека, его сущностных качеств, что в свою очередь накладывает отпечаток на процессы качественных трансформаций человека, отражается в специфике феномена антропной катастрофы.

Человек как система, входящая в состав систем других уровней (общество, культура, биосфера), находящихся в состоянии кризиса, рассмотрен Т. Лессингом, И.Г. Гердером, О. Шпенглером, А. Тойнби, Э. Гуссерлем, П. Сорокиным, А.Швейцером, П. Тейяром де Шарденом, Э. Дюркгеймом, К. Лоренцем, Х.Ортега-и-Гассетом, Э. Фроммом, А. Вебером, Г. Зиммелем, В. Франклом, Р.Штейнером, Р. Геноном, Г. Гессе, Г. Маркузе, Э. Ласло. Сложность взаимоотношений человека с миром осмысляли и отечественные ученые: В.И.Вернадский, С.П. Капица, Ю.М. Лотман, П. Гуревич, М. Мамардашвили, С.П. Курдюмов, Г.Г. Малинецкий, Л.В. Лесков, М.В. Пропп, А.А. Асмолов, В.Н.Порус, С.С. Неретина и другие. В данных исследованиях представлен анализ качественных изменений человека, а также способа его бытия и влияние этих изменений на системы других уровней, частью которых человек является. В частности сделан акцент на антропологическом кризисе (К. Ясперс, Х. Ортега-и-Гассет, М. Бубер); на кризисе общества и кризисе власти (К. Поппер, Э. Мунье); на кризисе культуры (О. Шпенглер, А. Тойнби, П. Сорокин, А. Вебер и другие).

Исследование феномена катастрофы в естественных науках привели к созданию естественно-научной теории катастроф (Ж. Кювье); элемент катастрофичности отмечается в антропогенезе и других теориях, отражающих развитие как качественное преобразование чего-либо (В.Ф.Поршнев, Г. Селье, К.А. Астафьева-Урбайтис, Н.А. Ясаманов, Й. Дворжак, И.А. Резанов, О.Доброгеев и другие); социобиология, в частности этология, провела анализ поведения и качественных изменений человека и животных, что способствует выявлению причин антропной катастрофы (К. Лоренц, Н. Тимберген).

Существует геометрическое моделирование катастроф, математическая теория катастроф. Х. Уитни, Р. Тома, В.И. Арнольд, Т. Постон математическими методами объясняли процессы, составляющие катастрофу, анализировали ее динамику. У.Р. Эшби доказал теорему и вывел закон необходимого разнообразия, который говорит о том, что система способна справиться с решением проблемы, обладающей разнообразием, в случае если она (система) имеет еще большее разнообразие или способна создать в себе это разнообразие. Б.С. Флейшман предлагает математические выражения для количественной оценки предельных свойств системы, а также связывает сложность поведения со сложностью структуры системы.

Синергетика, систематизируя все знания о катастрофе, полученные в различных отраслях науки, рассматривает динамику катастрофы, выделяя её стадии, с описанием их сущностных черт: Г. Хакен, И. Пригожин, С.Курдюмов, И. Стингерс, Е.Н. Князева, Р.М. Рильке, В.Г. Буданов, В.Э.Войцехович и другие.

О вторичном упрощении как характеристике указывающей на приближение катастрофы в любой развивающейся системе говорили К.Н.Леонтьев, Н.Я. Данилевский.

В трудах философов – экзистенциалистов (С. Кьеркегор, К. Ясперс, Ж.П.Сартр, А.Камю, М. Хайдеггер, А. Де-Сент Экзюпери и другие) рассмотрена пограничная ситуация как условие качественного изменения человека, и изменения способа его бытия. Кризисные (неравновесные) состояния в бытии человека анализировали современные авторы: Э. Тоффлер, А.А. Баранов, В.В.Козлов, В.В. Новиков, М.Б. Федосеев, Ю.Н. Давыдов, Д.Линдсли, А.О. Прохоров, В.А. Гречанова, Л.И. Анцыферова и другие. Стадии неравновесного состояния человека описывали: Г. Селье, Дж. Каплан, Ф.Василюк, Й. Дворжак. Г. Зиммель. Э.М. Чоран, Р. Генон связывали возникновение неравновесных состояний с «апокалипсисом смысла». В. Хёсле видел связь нестабильного состояния человека с кризисом идентичности. Анализ «катастрофического» сознания произвел О.В. Кузнецов.

В русской философии подчеркивалась амбивалентность катастрофического состояния мира и человека. Несмотря на апокалиптическую обостренность отечественной философской мысли конца XIX – начала XX веков, в произведениях русских мыслителей четко прослеживается тема духовного возрождения, воскрешения (И.В. Киреевский, А.С. Хомяков, Д. Мережковский, Вл. Соловьев, Н. Бердяев, Н.Ф. Федоров, П. Флоренский, В. Розанов, В. Иванов, Е.Трубецкой, Г. Федотов и другие).

Современную ситуацию системного кризиса и возможные варианты его развития рассматривали: А.П. Назаретян, Й. Дворжак, О. Доброгеев, Т.А.Горелова, Е.В. Положенцева, А.А. Лиходеев, А.Н. Порус, М.В. Пропп, В.Алексеев, А.А. Асмолов, Р.С. Карпинская, Н.И. Лапин, Л.В. Лесков, В.А.Яковлев, Л.В. Суркова, Р.Г. Хлебопрос, С.Я. Матвеева, В.Э. Шляпентох и другие. Авторы, рассматривающие перспективы антропогенеза в настоящем и будущем: Е.А. Абрамян, Э.А. Азроянц, Н.И. Лапин, Н. Моисеев и другие.

Также на исследование оказали влияние работы по аксиологии (В.В.Ильин, С.М. Шалютин, С.Б.Токарева и другие).

В целом степень разработанности проблемы может быть оценена следующим образом. Философский анализ качественных трансформаций, естественно-научное понимание катастроф, математическое моделирование катастроф, исследование катастроф в частных науках были объединены синергетикой и позволили обозначить сущностные аспекты катастрофы. Антропная катастрофа является одним из видов катастроф. Священные книги, мифы, искусство, философия, гуманитарное знание рассматривали отдельные стороны, специфические черты антропной катастрофы. Пограничные ситуации, неравновесные состояния; амбивалентность катастрофы; исследование человека как системы в составе систем других уровней, переживающих кризис; современный системный кризис; противоречивость человеческого существа, обладающего рядом специфических свойств, реализующихся в понятии человечность – все это мы определили как аспекты антропной катастрофы. Однако антропная катастрофа в целом как феномен, с выявлением ее причин, генезиса, сущности не была осмыслена, нет философско-антропологического определения понятия «антропная катастрофа».



Проблема исследования обусловлена отсутствием целостного философского взгляда на феномен антропной катастрофы, отражающего его специфику; отсутствием разработанных философско-антропологических категорий, позволяющих анализировать изменения, происходящие с человеком. Проблема находит свое выражение в ряде вопросов. Каковы сущностные аспекты антропной катастрофы? Что является объективными и субъективными причинами антропной катастрофы? Какова связь трансформации сущностных качеств человека и глобальных проблем человечества?

Анализ степени и направлений разработанности проблемы определил выбор объекта, предмета, цели, задач диссертационного исследования.



Объект исследования – антропная катастрофа: катастрофичное бытие человека, отраженное в мифологическом, религиозном, философском и научном знании.

Предмет исследования – сущность антропной катастрофы, ее причины, генезис.

Цель диссертационного исследования – осмыслить феномен антропной катастрофы в различных формах ее репрезентации: мифологии, мировых религиях, философии и науке; выявить сущностные аспекты антропной катастрофы в их динамике.

Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи исследования:

– Выявить специфические черты антропной катастрофы, проявляющиеся в мифах, мировых религиях, философии и науке.

– Проанализировать причины антропной катастрофы и механизмы изменения сущностных характеристик человека.

– Рассмотреть динамику антропной катастрофы и возможные аттракторы.

– Дать философско-антропологическую экспликацию категорий «антропная катастрофа» и «упрощение».



Методологическая база диссертационного исследования включает в себя ряд методов: диалектический, герменевтический, системный подход, синергетический подход, метод экстраполяции.

Диалектический метод обусловлен неустранимой противоречивостью сущности катастрофы, ее амбивалентностью, он позволил выявить противоположные начала и, объединив их, перейти к новому качеству, осмыслить предельные основания объективных и субъективных причин антропной катастрофы, рассмотреть представление об антропной катастрофе в развитии.

Обращение к герменевтическому методу вызвано принципиальными затруднениями понимания и разнообразия интерпретаций понятия «катастрофа», попыткой анализа мифологических источников, а также религиозных текстов.



Системный подход позволил анализировать такую сверхсложную систему, как человек, который входит в состав систем другого порядка – общество, культура и биосфера. Он позволил рассматривать связи между элементами системы и с системами других порядков, что сделало возможным ответить на ряд поставленных в процессе исследования вопросов, а также совместно с синергетическим подходом позволил рассматривать такие качества систем как саморазвитие и самоорганизацию.

Метод экстраполяции позволил применить концептуальные основания исследований, полученных для феномена катастрофы как родового понятия, непосредственно к феномену антропной катастрофы.

Применение указанных методов позволило осуществить целостный анализ феномена антропной катастрофы и выявить специфические черты, на основе которых определяется понятие «антропная катастрофа», выявлены ее причины, генезис.



Научная новизна и положения, выносимые на защиту.

1. Антропная катастрофа – есть изменения, происходящие с сущностными свойствами человека, превышающие границу меры, что приводит к качественному изменению этих свойств, проявляющихся в бытии человека. Она делает возможным новый способ развития системы, отличный от предыдущего. Крайние варианты такого развития: во-первых, достижение большей целостности, реализация человечности; во-вторых, гибель системы (утрата человечности). В том и другом случае катастрофа предполагает обязательное изменение качества системы.

2. Объективной причиной антропной катастрофы является кризис культуры, посредством действия ряда механизмов приводящий к возникновению упрощения как качественной характеристики человека. Упрощение затрагивает картину мира в сознании человека и его самосознание.

3. Качество существования является субъективной причиной антропной катастрофы. Качество существования описывает возможность реализации сущностных характеристик человека в его жизни и имеет прямую зависимость от возможности реализации потенций человека (его сущности, человечности) и обратную зависимость от тенденции к упрощению.

4. Динамическая модель антропной катастрофы включает в себя: а) многофакторность изменений условий существования человека; б) развитие кризиса (неравновесного состояния); в) образование точки бифуркации – формирование аттрактора; г) возникновение качественно новой системы (гибель – утрата человечности либо большая целостность).

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в экспликации философско-антропологических категорий «антропная катастрофа» и «упрощение», в целостном осмыслении феномена антропной катастрофы, выявлении ее причин, сущностных аспектов, разработке динамической модели, что позволит решать ряд проблем не только философских, но и других наук, занимающихся изучением человека.

Практическая значимость диссертационного исследования дает возможность применения методологического анализа антропной катастрофы для поиска путей преодоления ее конструктивными способами, прогнозирования будущего, а также для решения ряда практических задач, связанных с неравновесными (кризисными) состояниями человека.

Основные обобщения и выводы диссертации могут быть использованы и учтены в практике преподавания учебных курсов по философской антропологии, философии культуры, психологии.



Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, каждая из которых включает три параграфа, заключения и списка литературы. Данная структура определена целью работы и отражает последовательность решения задач исследования. Содержание диссертации изложено на 167 страницах. Список литературы включает 258 наименований.

Апробация диссертационного исследования. Основные положения диссертации и полученные результаты обсуждались на межвузовских аспиранских семинарах кафедры философии ОмГПУ, изложены в публикациях, докладах и выступлениях на: региональной научной конференции, посвященной 85 – летию М.Е. Бударина «Человек в контексте культуры» (Омск, 2005); межвузовской конференции «Реальность. Человек. Культура: абсолютное и относительное» (Омск, 2005); Всероссийской (с международным участием) научно-практической конференции «Человек: философская рефлексия» (Барнаул, 2006); четвертой международной конференции «Человек в современных философских концепциях» (Волгоград, 2007); кризисном семинаре в Государственном учреждении Омской области «Омском областном центре социально-психологической помощи для несовершеннолетних и молодежи» (Омск, 2007); областных педагогических чтениях учреждений среднего профессионального (педагогического) образования Омской области (Омск, 2007); межвузовской конференции «Реальность. Человек. Культура: религия и культура» (Омск, 2008).
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность темы исследования, освещена степень ее разработанности, сформулированы цель и задачи, охарактеризована теоретико-методологическая основа работы, отмечены научная новизна и научно-практическая значимость диссертации.

Первая глава «Антропная катастрофа и ее осмысление в мифологии, религии, философии и науке» посвящена анализу понятия «катастрофа», выявлению сущностных черт катастрофы, что позволило понимать катастрофу как качественные изменения, бедствие, гибель вселенского масштаба. Также в этой главе выявляется специфика антропной катастрофы в мифах, мировых религиях, философии и науке, на основе которых философски определяется понятие «антропная катастрофа», обозначаются границы исследования.

В первом параграфе «Антропная катастрофа в истоковых формах ее репрезентации: мифе и мировых религиях» дан анализ мифов народов мира, описывающих мировые бедствия, катаклизмы, катастрофы, а также анализ работ авторов, изучающих мифы (М. Элиаде, Ю.М. Лотмана, Л. Леви-Брюля, К. Леви-Стросса, Дж.Фрэзера, И.В.Рака и других). Выявлены специфические черты ситуаций бедствия, гибели, катастрофы в мировых религиях (буддизм, христианство, ислам) посредством анализа священных писаний (буддийских текстов, Библии, Корана), а также работ авторов, интерпретирующих и анализирующих эти первоисточники (М.Вебера, Дж.Ньюзнера, Р.М. Грановской, О.В. Кузнецова и других).



Выявлены специфические черты антропной катастрофы в мифах.

Первая черта связана с цикличностью катастроф. Среди первобытных народов считается, что конец мира уже состоялся, хотя в более или менее отдаленном будущем он должен вновь повториться. Представления о гибели мира подготавливаются в архаичных мифологиях календарными мифами о смерти и воскресении природы, о силах хаоса, злых духах и чудовищах, угрожающих существованию космоса, а также мифами о смерти и загробном мире (например, в египетской мифологии). Редко встречаются мифы о конце света, где нет указаний относительно возможного воссоздания мира.

Вторая черта. Идея о прогрессирующей деградации Космоса, что и требует его периодического разрушения и восстановления. Прослеживается идея того, что деградация проявляется в упрощении мироустройства и человека как его составной части, что и приводит к катастрофе.

Третья черта связана с символами, выступающими орудием катастрофы. Это либо природные катаклизмы – пожар, потоп, реже наступление холода, тьмы, либо нашествие чудовищ. Во время катаклизма (согласно мифам мочика и яуйо), грядущей гибели нынешнего мира (у чиригуано) на людей набрасывались ожившие предметы, камни, рассвирепевшие домашние животные, либо Боги карают людей, но обычно в мифах это происходит опосредованно через природные стихии.

Четвертая черта. Нарушение равновесия в мировом порядке. Мир существует в равновесии до того момента, пока один из элементов мироздания не теряет свои сущностные качества, не выходит из-под контроля и тогда становится причиной изменений, приводящих к катастрофе. В какой-то момент времени нарушается опора всего мироздания или, если рассматривать мир как систему, то системообразующий фактор нарушается, увеличиваются силы зла, с которым необходимо сражаться, что приводит к катастрофе.

Пятая черта. Нарушение предначертанного закона, который необходимо выполнять, влечет за собой катастрофу. В мифе мир включает в себя Богов, людей, всю живую и неживую природу и все эти элементы мира находятся в равновесии. Только в случае выполнения каждым элементом мироздания своего предназначения мироустройство находится в равновесии, поддерживается необходимый порядок.

Шестая черта говорит о знаках, предшествующих катастрофе. Между элементами мироздания существует взаимосвязь. Поэтому катастрофа случается не внезапно, а ей предшествуют события, которые являются знаками, предупреждающими о возможности катастрофы. Эти знаки, говорят об изменениях, которые приводят к нарушению равновесия. Их можно читать, реагировать на них и тем самым избежать катастрофы. Но не все живые существа могут их читать. Даже те знаки, которые можно увидеть и предупредить катастрофу, люди или другие участники мифов не замечают. Их внимание направлено на нечто другое, что отвлекает от сущностных проявлений мира, и приводит к потере ответственности за собственную жизнь и существование мира в целом. Например, люди сражаются из-за золота, которое ослепило им глаза, и не замечают того, что происходит вокруг них.

Таким образом, в мифах всемирное бедствие, катастрофа рассматривается как закономерное явление. В мифологии человек является составной частью мира и поэтому на данном этапе антропная катастрофа тождественна мировой катастрофе.

Эсхатологические идеи конца света, гибели, катастрофы продолжают свое существование во всех мировых религиях. История, становясь линейной, приобретает начало и конец, катастрофа становится однократной и перемещается в конец истории. В исторической эсхатологии будущее значительнее, чем начало, надежда в конце шире, чем в начале.

В мировых религиях проявлена именно антропная катастрофа, поскольку судьба мира связана с деяниями человека. Уже в буддизме подчеркивается ценность рождения человеком для будущего спасения (прекращения перерождений). В христианстве и исламе подобные идеи развиваются.

Выявлены общие для мировых религий черты антропной катастрофы. Во-первых, во всех религиях существует высшая инстанция – Бог, волей которого связаны бедствия, конец света, то есть антропная катастрофа, являющая собой качественное преобразование Земли и людей. Во-вторых, Бог определяет путь индивидуального спасения, ибо человек, выполняя божественные заповеди, может рассчитывать на спасение. В-третьих, заповеди разъяснения устройства мира и места в нем человека записаны в священных книгах (Библии, Коране). В-четвертых, связь посюстороннего мира и потустороннего позволяет влиять через выбор и поведение каждого человека на потустороннее будущее. В-пятых, прослеживается идея качественного преобразования бытия человека через катастрофу; предполагаются два пути: достижение Царства Божия (прекращение перерождений в буддизме) или гибель с последующим страданием. В-шестых, мировые религии отразили предельные основания равенства людей посредством идеи спасения.

Имеются и специфические черты, присущие каждой из анализируемых нами религий (буддизм, христианство, ислам).

Акцентирование на ценности именно человеческой жизни, начиная с буддизма и присутствующее во всех мировых религиях, дает право говорить о качественном преобразовании человека для его спасения, об антропной катастрофе присутствующей в них.

Во втором параграфе «Философско-научное понимание катастрофы и антропной катастрофы» дается анализ философских категорий и научных теорий катастроф, уточняется специфика антропной катастрофы.

Качественные преобразования явлений изучались в философии, но понятие «катастрофа» не использовалось. Философы оперировали различными категориями и понятиями для объяснения качественных трансформаций чего-либо. Такими понятиями являлись, например, скачок, революция, эволюция, количество и качество, мера, прогресс, регресс. Однако указанных категорий недостаточно для анализа явлений, обозначаемых терминами «катастрофа» и «антропная катастрофа».

У Аристотеля среди различения шести видов движения один из видов – обозначает «гибель». Он уточняет и различает «качественное изменение» и «уничтожение». Уничтожение этот философ связывал с трансформацией, как формы, так и материи. А качественное изменение – изменение свойств и есть нечто привходящее.

Качественное преобразование человека исследовали философы с древнейших времен. Следствием подобных изменений они отмечали изменение способа бытия. Хотя само понятие «антропная катастрофа» не употребляли, но уже тогда искали пути преобразования человека, спасения его через трансформацию каких либо его качеств: развитие разума как высшего блага (Платон, Лукреций, Сенека), развитие волевого качества души (Аристотель), познание души (Плотин, Эпиктет, Эпикур). Античные философы указывали на взаимосвязь внутреннего мира человека и мира в целом, предполагая, что познание и углубление представлений об одном из них влечет за собой познание и другого и является способом появления нового качества жизни, а значит – спасение (Диоген Лаэртский, Мэн-Цзы). Еще одним путем спасения было направление, связанное с постижением устройства мира, то есть с углублением представлений о картине мира в сознании человека, стремлением к истине (Эпикур и другие).

Исследование этих тенденций нашло свое отражение в последующем антропологическом дискурсе (П. Тейяр де Шарден, К. Лоренц, Э. Тоффлер, Э.М. Чоран, Р. Генон и другие).

Различные отрасли науки также изучали катастрофы. Существует естественно-научная, математическая теории катастроф и другие. Синергетика систематизировала достижения научного знания отражающего различные аспекты феномена катастрофы, предложив универсальное объяснение качественного преобразования системы, включая математическое объяснение этого процесса; описала катастрофу через понятия неравновесного состояния (неустойчивость), точки бифуркации, аттрактора.

Катастрофа, определяемая многими авторами как негативное явление, носит неоднозначный характер, что связано с ее сущностью. Находясь в точке бифуркации, система имеет несколько возможных направлений дальнейшего развития. Выбор направления детерминируется формированием определенного аттрактора, и зависит от случайных воздействий. Принципы синергетического подхода позволяют сделать выводы, которые дополнят определение катастрофы, отразив сущностные аспекты ее. Во-первых, самоорганизация предполагает возникновение неравновесного состояния; во-вторых, подобное состояние является источником нового качества (новой организации). В данных положениях можно выявить позитивную составляющую катастрофы, из чего следует ее амбивалентность. Амбивалентность заключается в возможности реализации одного из двух крайних вариантов развития: выхода на качественно новый уровень развития системы, либо гибели системы.

Таким образом, на основе анализа близких философских категорий, научных теорий катастроф, а также определений понятия «катастрофа», выявлены сущностные аспекты катастрофы: 1) качественное преобразование основополагающих структур системы (трансформация формы и материи); 2) скачкообразный характер перехода к новому качеству; 3) наличие внешних и внутренних причин; 4) амбивалентность; 5) последовательность стадий (неравновесного состояния, точки бифуркации и формирование аттрактора).

Термин «антропная катастрофа» принадлежит современному философскому дискурсу, он позволяет выделять специфику качественных изменений человека.

В третьем параграфе «Современные представления об антропной катастрофе» дается анализ человека как системы, входящей в состав систем других уровней; определяется понятие «антропная катастрофа».

Анализ человека с позиций системного подхода позволил сделать вывод, что изменение сущностных качеств человека влечет за собой изменение способа его бытия и неизменно затрагивает системы других уровней, составной частью которых человек является (общество, культура, биосфера).

Анализируя современную ситуацию на основе принципов историко-эволюционного системного анализа, выделенных А.А. Асмоловым, выявлено: во-первых, современная тенденция к глобализации реализует направление уменьшения различий, входящих в сообщество индивидов; во-вторых, адаптивные тенденции реализуются посредством механизмов, предполагающих изменения через отказ индивида от своих сущностных качеств, что влечет за собой угрозу гибели; в-третьих, общество в целом не поощряет реализацию разнообразия, которое является критерием прогресса, в силу ряда причин, а эти причины являются специфическими для настоящего времени.

Современная ситуация характеризуется системным кризисом, структура которого включает: кризис экологический, политический, экономический, мировоззренческий и науки, кризис религиозного сознания, искусства и духовное оскудение человека. Поиском решения глобальных проблем человечества занимались такие общественные организации как Римский клуб. По мнению представителей Римского клуба, мир в целом является более сложной системой, чем те, с которыми приходилось работать ранее и поэтому инструментарий, уже имеющийся в распоряжении не подходит для системы подобного масштаба. Будапештский клуб обращал внимание общества на необходимость развивать такие формы мышления и чувствования, которые позволяют жить и развиваться в мире, идущем на смену современному миру.

Дан анализ возможных путей развития человечества (М.В. Пропп): развитие прогрессивно и в той или иной форме процветание человечества будет возрастать (гипотеза бесконечного развития); человечество будет постоянно бороться с трудностями, технические достижения будут сопровождаться побочными последствиями, на борьбу с которыми придется тратить все большую часть доступных ресурсов и усилий; человечество не сумеет справиться с растущими проблемами, и будет постепенно деградировать; человечество само создаст условия (например, степень загрязнения) которые приведут к полному краху цивилизации; человечество столкнется с принципиально новыми явлениями (внеземной разум), и это событие кардинально изменит все дальнейшее развитие; человечество в существующей форме, погибнет при катаклизме всемирного масштаба или после вмешательства внешних сил (Вечный Суд).

Выявлены сущностные аспекты антропной катастрофы, что отражено в определении понятия. Антропная катастрофа есть изменение сущностных свойств человека, превышающие границу меры, приводящие к качественному изменению этих свойств и как следствие изменению способа бытия. Антропная катастрофа делает возможным качественно иной способ развития и может быть реализована в двух крайних вариантах: а) тенденции к большей целостности, что обеспечит реализацию сущностных свойств человека; либо б) утерю сущностных свойств человека (человечности), что приведет к гибели.

Противоречивая сущность человека (человечность) открывается в существовании множества философско-антропологических концепций человека. Мы в своем исследовании опираемся на один из подходов, выделенных М. Шелером, в котором дано рациональное обоснование идее сверхчеловека (Ф.Ницше). Вклад в развитие этой идеи внесли: Д. Керлер и Н.Гартман. Отрицание Бога в этом подходе влечет предельно допустимое повышение ответственности и суверенитета самого человека. М. Шелер считает структурным единством человека – сознание мира, самосознание и сознание абсолютного бытия.

Вторая глава «Динамическая модель антропной катастрофы» посвящена анализу изменений, происходящих с сущностными свойствами человека, выявлению причин этих изменений, а также рассмотрению динамики антропной катастрофы, которая включает сущностные аспекты данного феномена. Проводится описание возможных аттракторов, которые определят направление дальнейшего развития системы из точки бифуркации.

В первом параграфе «Кризис культуры как объективная причина антропной катастрофы и механизмы формирования упрощения» дан анализ влияния культуры, переживающей кризис, на человека в процессе его становления и развития, а также показаны механизмы, посредством которых происходит изменение сущностных свойств человека. Речь идет о трансформации человека, сформировавшегося в «осевое время». Это время формирования современного человека во всей полноте его духовного мира, разработки основных категорий отражающих жизнь людей.

В становлении человека культура играет огромную роль. Культура, переживающая кризис особым образом оказывает воздействие на человека. Опираясь на теорию имманентного социокультурного изменения (П.Сорокин), выяснено, что культура (ее сферы) содержит в себе потенции разложения и распада, которые, пока культура расцветает, находятся в неактивном состоянии, но как только она растрачивает большую часть своих творческих сил, начинают преобладать, и приводят к разрушению. В настоящее время кризис переживают все составляющие культуры: этика, право, искусство, системы истины (наука, философия и религия).

Трансформации современного человека описываются различными понятиями: человек странный; человек неописуемый; одномерный; массовый человек; поверхностный; человек, имеющий «профаническое мировоззрение». Подобные описания характеризуют упрощение человека. Об упрощении, а точнее о вторичном упрощении говорили К.Н. Леонтьев, Н.Я. Данилевский.

Упрощение формируется в двух аспектах, каждый из которых причинно обусловлен: 1) упрощение картины мира, представленной в сознании человека; 2) упрощение внутреннего мира человека, его самосознания.

Для упрощенной картины мира, характерна редукция духовно-ментального пласта действительности, остается лишь отражение, по большей части, только материального мира, который окружает человека. Отсутствует все, что может быть помимо этого вещного мира, всего, что может быть познано помимо эмпирической науки. В то же время именно эта составляющая мира имеет особое значение для человека, для удовлетворения его сущностной потребности в трансценденции. Не удовлетворение данной потребности влечет за собой изменение его сущностных черт. Формирование упрощенной картины мира происходит посредством ряда механизмов. Засоренность сознания искаженными образами действительности (Ф. Бэкон); «социально обустроенный фильтр» (Э.Фромм), составляющими которого являются: язык, логика, социальные табу; соотношение идей и верований (Х.Ортега-и-Гассет); преобладающее в настоящее время, вычисляющее мышление (С.Ф. Денисов).

Упрощение самосознания происходит посредством нескольких механизмов, характерных для настоящего времени: нарушение самоидентификации; исчезновение глубоких чувств и эмоций, позволяющих познать собственную глубину; снижение способности к рефлексии; потеря связи со своим внутренним миром приводит к утере ценностного чувства (Н.Гартман); генетическое вырождение доброты и порядочности (К. Лоренц).

В определенном смысле упрощение можно рассматривать и как защитную (необходимую) реакцию, поскольку становление человека в условиях кризиса культуры для многих достаточно болезненно.

Во втором параграфе «Качество существования как субъективная причина антропной катастрофы» показаны зависимость антропной катастрофы от качества существования, влияние выбора человеком способа бытия (подлинное и неподлинное) на доминирование тех или иных тенденций (витальных, танатальных).

Вопрос об активности и развитии человека религия связывала с борьбой между двумя силами в человеке – божественного и дьявольского; добра и зла. Философы говорили о сложности, многогранности человеческой природы, проявляющейся в человеческих деяниях. З. Фрейд ввел понятия «инстинкт жизни» (либидо) и «инстинкт смерти» (мортидо); Л. Гумилев выделил импульсы, которые обеспечивают психическую деятельность и охватывают сознание – жизнеутверждающие и жертвенные импульсы; С.Ф. Денисов говорит о «витальном» и «танатальном».

Человек не деструктивен изначально, существующая в нем агрессия (деструктивность) изначально необходима для выживания индивида, и вида в целом; в связи с отсутствием у человека врожденных орудий убийства (как у хищных животных), не существует и инстинктов, препятствующих причинению вреда собрату по виду (К. Лоренц). У человека существует сознание, благодаря которому он создает орудия, способные убить и использует их для достижения своих целей, возникает угроза для выживания вида; следствием этого является возникновение в культуре запретов (табу), которые способствуют выживанию вида. Далее эти запреты развивались и были отражены в нравственных нормах, в религиозных воззрениях, они позволяли реализовать человечность, заложенную в человеке; партиципативные знания и ценности, обладают способностью укореняться в психике человека и принимать форму сознания (совести), на основе которых формируется «витальная тенденция человеческого бытия» реализуется «жизнь по правде» (С.Ф. Денисов). Кризис культуры, разрушение культуры, приводит к снятию этих запретов, которые выкристаллизовывались и хранились в ней, как следствие регулируемые деструктивные тенденции освобождаются и становятся неуправляемыми, в случае утери «правды» формируется «жизнь по неправде», которая является источником танатальных тенденций. То, что заменяло инстинкт не причинения вреда собрату по виду разрушено, и освободившиеся силы привели к доминированию танатальных тенденций и угрозе антропной катастрофы.

Человек как психофизическая система характеризуется рядом особенностей. Опережающее отражение есть универсальная для всего живого закономерность, возникшая на определенной стадии развития естественных систем. С позиций эволюционно-системного подхода (П.К.Анохин, Б.Ф. Ломов, Е.Н. Сурков и др.) психика имеет два системообразующих фактора. Объективный фактор – результат деятельности системы. Благодаря тому, что у человека есть сознание, разум, он может предвидеть и прогнозировать последствия своей активности. Особенно актуальным в условиях угрозы антропной катастрофы становится стремление к истинной, объективной картине мира. Другой системообразующий фактор – субъективный. В этом случае имеют значение эмоции, внутреннее ценностное чувство, которое существует априорно в человеке, а также осознание своих потребностей и мотивов. По мере развития психики системообразующие факторы могут меняться.

Человек обладает специфической особенностью – возможностью выбирать направление своей активности. Выбор стратегии поведения и развития определяется: 1) картиной мира, представленной в сознании человека; 2) системой ценностей (ценностными ориентациями), которой придерживается (сознательно и бессознательно) человек, данный аспект тесно связан с содержанием внутреннего мира человека. Выбор детерминирует модус бытия, который можно описать посредством ряда дуальных пар: истинное и неистинное бытие; бытие как способ существования и обладание как способ существования (Э. Фромм); «жизнь по правде» и «жизнь по неправде» (С.Ф.Денисов); культура достоинства и культура полезности (А.А. Асмолов).

Эмоции и чувства выполняют, с одной стороны, сигнальную роль, указывающую на подлинность или неподлинность бытия, а с другой – способствуют скачку человека в подлинное бытие, через развитие неравновесного состояния, посредством которого осуществляется переход.

Подлинное бытие экзистенциальной философии совпадает с реализацией сущности и стремлением к целостности в психологическом подходе. Неподлинное же бытие соответствует ущемлению сущности в ее психологическом понимании и ложному самоотождествлению.

Рассмотрена альтернатива трансцендентного и ограниченного, для выявления еще одной плоскости основания субъективной причины антропной катастрофы и для дополнения характеристики качественных изменений современного человека.

Встреча с трансценденцией является попыткой человека прорваться к самому подлинному всего бытия и экзистирования. Возникает необходимость веры, как специфической характеристики человека. Только веря, человек приходит в контакт с трансценденцией. Вера в данном случае используется как широкое понятие (в отличие от религиозной веры). Вера связана с такими явлениями духа как надежда и любовь. Противоположностью трансцендентному является ограниченное, ограниченность эмпирически постигаемым, что является характерной чертой чувственной культуры и способствует распространению тенденции упрощения. Такая устремленность человека (ограниченная) накладывает отпечаток на выбор направления активности человеком, что проявляется в способе его бытия.

Через введение понятия «качество существования» можно проследить закономерность взаимосвязи реализации антропной катастрофы и особенностей бытия человека. Модус бытия проявляется в качестве существования. Качество существования описывает возможность реализации сущностных характеристик человека в его жизни и имеет прямую зависимость от возможности реализации потенций человека (его сущности, человечности) и обратную зависимость от тенденции к упрощению. Закономерность выражается в обратной зависимости возможности реализации антропной катастрофы от качества существования человека. То есть, чем выше качество существования (чем более реализуются потенции человека и чем меньше реализуется тенденция к упрощению), тем меньше вероятность антропной катастрофы.

В третьем параграфе «Динамика антропной катастрофы» представлены этапы антропной катастрофы, отражающие ее сущностные аспекты.

В силу многофакторности изменений условий существования человека, он, являясь системой, приводится в неравновесное состояние. Изменения, превышающие адаптационный порог, приводят к возникновению кризиса (неравновесного состояния), пиком которого является точка бифуркации, в которой происходит формирование аттрактора, определяющего направление дальнейшего развития системы. Выход на определенный аттрактор (притяжение аттрактора) предполагает возникновение качественно новой системы. Антропная катастрофа амбивалентна, что проявляется в возможности формирования различных аттракторов.

Специфическая черта человека – возможность выбирать направление своей активности – может приводить к различным вариантам развития: к большей целостности и как следствие реализации потенций, заложенных в человеке, данное направление характеризуется внутренней обусловленностью, определяющей специфику, уникальность человека, реализацию сущностных свойств (человечности); либо к гибели в случае выбора (осознанного или неосознанного) танатальных тенденций. Не осуществление же выбора, как сущностной характеристики человека, приводит к патологическим состояниям (сумасшествие с различным содержанием, либо негативная дезинтеграция с потерей социальных коммуникаций, жизненности и возвратом в комфортную зону с минимальным уровнем витальности).

Качественное изменение современного человека, которое проявляется в тенденции к упрощению, оказывает влияние на возможность преодоления антропной катастрофы. Амбивалентность катастрофы говорит о возможности нескольких путей преодоления точки бифуркации. Качественный переход посредством творчества, проживание катастрофы, как ступеньки к совершенствованию, зависит от степени дифференцированности, сложности внутреннего мира человека (Ф. Василюк). В сложном внутреннем мире появляется воля (проявление духа), которая способствует становлению человека, воплощению в реальной жизни его потенций, и может оказывать влияние на направление выхода из точки бифуркации, реализуя путь к большей целостности и избегая гибели. Воля выступает как системообразующий фактор.

Вероятно, для человека возможность уйти от притягивающего аттрактора – гибели – возможна посредством максимального осознания наличной ситуации и усилия каждого представителя человечества. Данное направление включает в себя, в частности, поиск путей, способствующих преодолению тенденции к упрощению, поскольку только сложность системы (особенно внутреннего мира человека) способствует преодолению катастрофы конструктивными способами. Антропная катастрофа в данном случае может стать моментом перехода к новому качеству – продвижению к большей целостности и реализации человечности.

В Заключении фиксируются основные выводы и результаты проведенного исследования, намечаются перспективы дальнейшего развития темы.


СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ


Статьи, опубликованные в научных изданиях,

входящих в перечень для опубликования научных результатов диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук:

1. Яшкова, Л.А. Феномен самоубийства как вид катастрофы [Текст] / Л.А. Яшкова // Омский научный вестник. Серия: Общество. История. Современность. – Омск: Изд-во ОмГТУ, 2007. – № 5(59). – С. 92-94.

2. Яшкова, Л.А. Упрощение как сущностная характеристика современного человека и угроза гибели [Текст] / Л.А. Яшкова // Омский научный вестник. Серия: Общество. История. Современность. – Омск: Изд-во ОмГТУ, 2009. – № 6(82). – С. 96-98.
Статьи, доклады, тезисы в других научных сборниках и журналах:

3. Яшкова, Л.А. К. Лоренц и Э. Фромм о специфике человеческой агрессии [Текст] / Л.А. Яшкова // Человек в контексте эпохи: Материалы региональной научной конференции, посвященной 85-летию М.Е. Бударина. – Омск: изд-во ОмГПУ, 2005. – С. 355-358.

4. Яшкова, Л.А. Ценностные основания в системе педагогического образования [Текст] / Л.А. Яшкова // Сб. статей по материалам Педагогических чтений «ОПК №1» – Омск, ноябрь 2005. – С. 55-57.

5. Яшкова, Л.А. Влияние ценностных ориентаций на возможность избежать атропную катастрофу [Текст] / Л.А Яшкова // Человек: философская рефлексия: материалы Всероссийской (с международным участием) научно-практической конференции. Вып. 1 / отв. ред. О.Л.Сытых, Л.М. Управителева. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006. - С. 190-192.

6. Яшкова, Л.А. Специфика катастрофы в эсхатологических мифах [Текст] / Л.А. Яшкова // Гуманитарные исследования: Межвузовский сборник научных трудов. Ежегодник. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2006. – Вып. 11. – С. 67-71.

7. Яшкова, Л.А. Кризис культуры и человек – возможности преодоления антропной катастрофы [Текст] / Л.А. Яшкова // Гуманитарные исследования: Межвузовский сборник научных трудов. Ежегодник. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2007. – Вып. 12. – С. 72-75.

8. Яшкова, Л.А. Значение понятия «самость» для осознания перспектив человеческого бытия в учении К.Г.Юнга [Текст] / Л.А. Яшкова // Человек в современных философских концепциях = Human Being in Contemporary Philosophical Conceptions: Материалы Четвертой международной конференции. В 4 т. Том 3. / ВолГУ, Ун-т Стефана Великого (Румыния), Междунар. Филос. о-во С.Л.Франка, Рос. Филос. о-во. – Волгоград, 2007. – С. 159-162.

9. Яшкова, Л.А. Антропная катастрофа: причины и возможные последствия [Текст] / Л.А. Яшкова // Реальность. Человек. Культура: религия и культура: Материалы Всероссийской научной конференции. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2008. – С. 297 – 302.




Каталог: sites -> default -> files -> files -> dissert
dissert -> Феномен эскапизма в медианасыщенном обществе
dissert -> Антиномичность городской культуры
dissert -> Общая характеристика работы актуальность исследования
dissert -> Граничное биокультурное начало в природе человека
dissert -> Социально-педагогическое сопровождение семьи, воспитывающей ребенка с тяжелыми формами церебрального паралича на этапе его подготовки к школьному обучению
dissert -> Креативное содержание рекламы
dissert -> Становление гражданской позиции школьников старшего подросткового возраста участников детских общественных объединений 13. 00. 01 общая педагогика, история педагогики и образования
dissert -> Феномен рекламного стиля мышления в совремЕнной культуре
dissert -> Рекламный образ как инвариант художественного в современной культуре
dissert -> Ментальные основания поведения русской интеллигенции «серебряного века»

Скачать 343.3 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2023
обратиться к администрации

    Главная страница