Апчел В. Я., Цыган В. Н. Стресс и стрессустойчивость человека. Спб.: 1999. 86 с



страница5/9
Дата12.05.2016
Размер1.5 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

соавт., 1986). При этом уровень вегетативной

активации, т. е. энергетической сферы деятельности,

отражает так называемую физиологическую цену

деятельности, степень расходования функциональных

резервов.

Интересен, с нашей точки зрения, вопрос взаимосвязи

(функциональных состояний с работе- и боеспособностью.

Последнее имеет очень важное значение для

военнослужащих. Особенно в плане так называемых

запрещенных функциональных состояний, сопровождающихся

динамическим рассогласованием функций, имеющим место в

экстремальных условиях деятельности. В этом плане

боеспособность и работоспособность должны

рассматриваться не только как личностный потенциал, но

и как потенциал функционального состояния (Загрядский

В.П., 1972). Уровень последнего может считаться кри

терием работоспособности, но критерием подвижным. Так,

одно и то же функциональное состояние может обеспечить

успешность одной деятельности и оказаться неадекватным

для другой.

Предметом дискуссии является также вопрос о

возможности или невозможности выделения общих

показателей функционального состояния ЦНС или

показателей центрального тонуса, или только по

казателей состояния отдельных нервных образований.

Классическая физиология рассматривает в качестве

наиболее общих параметров функционального состояния

показатели основных свойств нервной системы -

возбудимость, реактивность, лабильность или неустойчи

вость и их соотношения. Каждый из перечисленных

показателей может быть, в свою очередь, представлен

совокупностью более частных | показателей, изучение

которых осуществляется в условиях сочетания методов

раздражения с регистрацией поведенческих, условно-

рефлекторных и, в последнее десятилетие,

электрографических реакций.

2.4. ДИАГНОСТИКА И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ

СОСТОЯНИЙ

Учитывая вышесказанное, следует остановиться на

методических вопросах диагностики и прогнозирования

функциональных со-| стояний человека. Большинство

"b.`.", соотнося полученные ре-

41

зультаты между собой, для оценки функциональных



состояний используют три типа методов:

физиологические, поведенческие и субъективные. К этим

методам обычно добавляются показатели ра

ботоспособности, получаемые путем прямых

профессиографических измерений, либо с помощью

экспертных оценок. Физиологические методы

рассматриваются многими исследователями в качестве ба

зовых. Они в большинстве случаев позволяют раздвинуть

рамки условно-рефлекторных и поведенческих подходов в

изучении функциональных состояний, а также подойти к

исследованию количественных показателей состояний

различных функциональных систем (ИлюхинаВ.А., 1986).

Среди огромного количества физиологических методик

оценки функционального состояния человека все чаще

используется электроэнцефалография (ЭЭГ). По

пространственно-временной организации биоэлектрической

активности в диапазоне ЭЭГ определяют изменения

состояния мозга в соотношении с протеканием того или

иного вида приспособительной деятельности. Однако, как

показывает накопленный опыт, ЭЭГ адекватна анализу

изменений функционального состояния головного мозга в

течение секунд и десятков секунд. Анализ больших

массивов данных ЭЭГ (регистрация их в течение часов,

дней, месяцев) с учетом ее пространственной органи

зации в условиях многоканальной регистрации, как

правило, осуществляется путем усреднения результатов и

сопряжен с большими трудностями даже при использовании

ЭВМ. Кроме того, как справедливо замечает В.А. Илюхина

(1986), нельзя не отметить ограничения информативной

значимости ЭЭГ в оценке функционального состояния ЦНС.

В исследованиях на человеке до настоящего времени не

обнаружено сходства динамики биопотенциалов головного

мозга (в диапазоне ЭЭГ) в существенно различающихся

ситуациях. Это прежде всего относится к широко

распространенному (особенно в неврологической клинике)

типу ЭЭГ, т, е- низковольтной, дезорганизованной,

полиморфной электро энцефалограмме, которая с

одинаковой вероятностью может регистрироваться и при

повышении, и при снижении уровня активации головного

мозга, Аналогичные результаты получены и нами при

регистрации низковольтной ЭЭГ у одних и тех же

испытуемых как в состоянии относительного покоя, так и

в предстартовом состоянии, По нашему мнению, это
42

может указывать на неспецифичность динамики

биопотенциалов как показателя функционального

состояния головного мозга.

Более тонким индикатором функциональных состояний

ЦНС являются вызванные потенциалы, импульсная

активность нейронов и сверхмедленные физиологические

процессы. В целом очевидно, что динамика

биоэлектрической активности в диапазоне ЭЭГ, вызван

ные потенциалы, импульсная активность нейронов и

сверхмедленные процессы имеют взаимодополняющее

значение для характеристики функциональных состояний

головного мозга, его образований и отдельных

элементов (Бехтерева Н.П., 1980).

Учитывая важную роль симпатоадреналовой и гипофиз-

адрена-ловой систем в механизмах стрессорных реакций

при оценке функциональных состояний, наряду с

физиологическими, применяются и биохимические методы.

В качестве типичных корреляторов повышенной

напряженности и стресса обычно является увеличение

содержания в крови и моче работающего человека 17-

оксикортикостеро-идов, "гормонов стресса" - адреналина

и норадреналина. ^

Поведенческие методики исследования функциональных

состо- \j яний предусматривают использование коротких

тестовых испыта- * ний, характеризующих эффективность

различных психических процессов. В этом случае

проблема оценки функционального состояния выступает

как типичная психометрическая задача: описать и коли

чественно оценить происшедшие под влиянием

определенных причин сдвиги исследуемых психических

процессов. Основными показателями выполнения

психометрических тестов являются успешность и скорость

выполнения заданий.

Результативность оценки функциональных состояний

значительно возрастает при использовании, наряду с

поведенческими методиками, методик субъективной

оценки. Перспективность применения субъективных

методик в диагностических целях объясняется много

образием проявлений симптоматики различных состояний

во внутренней жизни индивида - от хорошо знакомого

каждому комплекса ощущений усталости до специфических

изменений самоафферента-Ции, возникающих в необычных

условиях деятельности. Подтверждая истину этих

положений, С.Г. Геллерштейн писал, что субъективные

/`.o"+%-(o есть не что иное, как отражение состояния

объективных процессов в сознании или ощущениях самого

человека.


43

Субъективные методики объединены в два основных

методических направления: метод опроса (опросник) и

метод шкалирования субъективных переживаний.

Среди поведенческих и субъективных методик оценки

функциональных состояний наиболее часто применяют

методики самооценки состояний по В.А. Доскину,

Спилбергеру-Ханину и др. С помощью простейших методик

исследования памяти, внимания и мышления оценивается

"интеллектуальный компонент функционального

состояния". В исследованиях по определению

функционального состояния довольно часто учитывается и

сенсомоторный компонент. Приведенный выше краткий

анализ использования физиологических, биохимических,

поведенческих и субъективных методик для оценки

функционального состояния показывает, что

использование одной из них в отдельности не дает

полной и всесторонней информации. Преодолеть этот

недостаток можно только путем использования

комплексных методов диагностики. При этом для оценки

функциональных состояний рекомендуют использование

интегральных оценок, коэффициентов или критериев

работоспособности, которые учитывают изменение как

психофизиологических параметров, так и прямых

показателей эффективности деятельности.

Проблема оценки функциональных состояний тесно

связана с проблемой их прогнозирования, а правильный

прогноз, очевидно, является необходимым условием

эффективности упреждающих воздействий. Такое

положение, на наш взгляд, можно в полной мере отнести

к рассматриваемой в данной работе проблеме, т. е. к

психофизиологическому обеспечению стрессоустойчивости

в экстремальных условиях.

"Знать, чтобы предвидеть. Предвидеть, чтобы

действовать", -так сформулировал тесную связь

планирования и прогнозирования французский философ XIX

столетия Опост Конт.

Перефразируя О. Конта, можно сказать так: "Хорошо

знать исходное функциональное состояние, чтобы лучше

предвидеть. Лучше предвидеть для того, чтобы правильно

действовать", - ибо возможность оперативного

предсказания последующего состояния обусловлена его

закономерной связью с предшествующим состоянием. При

этом медицинский или медико-биологический прогноз не

является окончательной рекомендацией или выбором, это

только одна из


44

многовариантных, научно обоснованных оценок. В

настоящее время возможности прогнозирования в медицине

и физиологии существенно возросли в связи с

использованием современной вычислительной техники и

математических методов.

Однако для получения объективных результатов

прогнозирования необходимо выбрать методики, наиболее

соответствующие объекту прогноза. Прогнозирование

функционального состояния, надежности и эффективности

профессиональной деятельности, как и оценка

функционального состояния, о которой говорилось выше,

не может быть достигнуто применением одной какой-либо

методики. Использование нескольких методик

прогнозирования существенно повышает достоверность

прогнозов. Только комплексные методы могут решить

проблемы прогнозирования в медицине и физиологии.

Кроме того, достоверность прогнозов значительно

возрастает при исследовании взаимосвязи отдельных

компонентов функционального состояния с уровнем

работоспособности или эффективности деятельности. Так,

показана важная роль исходного уровня самооценки для

правильного понимания закономерностей реагирования

человека в стрессовых ситуациях (Пейсахов Н.М., 1984);

высокая степень связи уровня реактивной тревожности

оператора перед работой с эффективностью его

деятельности в режиме экстремальной информационной

нагрузки (Попов С.Е., 1983), а также у летного состава

корабельной авиации с условиями их профессиональной

деятельности (Михайленко А.А. с соавт., 1990),

прогностичность показателей интеллектуальной сферы, в

частности, кратковременной памяти, внимания, мышления,

скорости переработки информации, показателей

сенсомоторики, типа ВИД в эффективности военно-

профессиональной и спортивной деятельности (Егоров

А.С., Заг-1рядский В.П., 1973). Все это позволяет

сделать вывод о том, что для Достоверного

прогнозирования любой профессиональной деятельности по

исходному функциональному состоянию необходима ком-

|плексная его оценка с учетом всех без исключения

компонентов. | Таким образом, индивидуальное и

групповое прогнозирование [эффективности деятельности

по исходному функциональному состоянию является

комплексной психофизиологической и медико-био-

Югической проблемой. Наглядным примером

индивидуального и зуппового прогнозирования по

исходному функциональному со-

45

стоянию является прогнозирование деятельности,



спортивных результатов в зави Таким образом, вероятность

симости от форм предстартового прогнозов, приближающихся к до

состояния спортсмена или спортивной стоверным, может быть при

команды. Так, повышению спортивных комплексной оценке исходного функци

результатов способствует состояние онального состояния и правильном

готовности - умеренное соотношении его со структурой

эмоциональное возбуждение. Со предстоящей деятельности. В связи с

стояние стартовой лихорадки - резко вышеизложенным о возможности

выраженное возбуждение способствует прогнозирования функциональных

как повышению, так и понижению (стрессовых) состояний, нами

спортивных результатов, а стартовая высказана гипотеза о том, что

апатия - угнетение и депрессия - интимные механизмы психофизиоло

ведет к снижению спортивных гического обеспечения

результатов. стрессоустойчивости и

Анализ рассмотренных выше прогностические признаки его

положений показывает, что суще зависят от исходного

ствует реальная возможность функционального состояния организма

прогнозирования последующей дея и заложены в нем.

тельности по исходному

функциональному состоянию. Вместе с

тем при решении практических задач

диагностики и прогноза функцио-;

нальных состояний нельзя забывать о

нелинейной природе связей I i между

различными функциями и свойствами

системы психики (Заб-i родин Ю.М..

1983).

Функциональное состояние как



объект диагностики и прогнози

рования должно рассматриваться в

качестве иерархической системы. К

высшему уровню относится

субъективный компонент, отражающий

личностное отношение человека к

самому себе и окружающему. На

втором и третьем местах находятся

соответственно интеллектуальный и

сенсомоторный компоненты,

характеризующие наличный уровень

способностей индивида к

деятельности. Наконец, четвертое

место в иерархии занимает

физиологический компонент,

информирующий о функциональных

резервах и "цене" предстоящей

Глава 3 трудоспособности. Этот синдром

АДАПТАЦИЯ ПРИ СТРЕССЕ И ЕЕ получил название "нажитой психической

ЗНАЧЕНИЕ В РАЗВИТИИ инвалидности", а в США - "амери

ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИХ СТРЕССОРНЫХ канский невроз".

РАССТРОЙСТВ Большинство авторов изучало

Изучению адаптации человека к хронические посттравматические

стрессовым условиям в последнее расстройства на примере отдаленных

десятилетие уделяется большое последствий. Обследование узников

внимание как врачей, так и психологов концентрационных лагерей спустя 20

и социологов. Это связано, в лет после их пребывания там показало

частности, с увеличением числа (Беттельхейм Б., 1998), что у 99 % из

экстремальных ситуаций природного них обнаруживаются психические

происхождения, а также масштабов и расстройства. Другие исследователи

числа промышленных катастроф. При также считали, что у большинства

этом все больше места занимают узников концлагерей на протяжении

события, имеющие не только острый, но всей Дальнейшей жизни существуют

и хронический периоды, оставляющие малообратимые психические рас-

после себя значительные последствия,

приводящие к искусственным изменениям

среды обитания, нарушению экологии.

Такие экстремальные ситуации требуют

от человека долгосрочной адаптации,

создания новых или модифицированных

форм существования, Изучение

особенностей приспособляемости

человека к хроническим стрессовым

воздействиям особенно важно,

поскольку они захватывают обычно

большие регионы и значительные массы

населения, По мнению некоторых

исследователей, хронические

посттравматические стрессовые

расстройства, по-видимому,

встречаются значительно чаще, чем

острые, однако изучены они гораздо

меньше.

Еще в 20-х годах П.Б. Ганнушкин и



Е.К. Краснушкин отметили (цит. по

Александровскому Ю.А., 1996), что у

лиц, в течение нескольких лет

находившихся в экстремальных условиях

революции и гражданской войны, через

определенный промежуток времени

развивается редукция энергетических

возможностей, сужение круга интере

сов, снижение или потеря

46

47


стройства, объединенные понятием "синдром выживших".

Более позднее изучение отдельных посттравматических

реакций у американских военнослужащих, принимавших

участие в боевых действиях во Вьетнаме, также выявило

симптомы психической дезадапта-ции, сохранявшиеся

долгие годы, хотя психическая травма осталась в

далеком прошлом, а внешняя сторона их жизни

нормализовалась.

Реальность существования в условиях

пролонгированной, ни объективно, ни субъективно

неразрешимой психогенной ситуации приходит в

противоречие с устремлениями и желаниями индивидуумов,

формируя, по мнению Е.В. Снедкова, (1992), Б.Д.

Цыганова и соавт. (1992), Ю.А. Александровского (1996)

и др., аномальное развитие личности. Если следовать

точке зрения этих авторов, то у пострадавших людей

происходит изменение прежних отношений, запросов,

требований к окружающему миру и осознания происшедшего-

Особенность изучаемой ситуации заключалась в том, что

разрешение ее затягивалось по объективным и

субъективным причинам, что стирало грань между

непатологическим и патологическим развитием. Однако,

отмечая определенную тенденцию, говорить в настоящее

время о формировании клинически очерченных форм невро

тического развития у наблюдавшихся людей

преждевременно. Следует при этом подчеркнуть, что

схожие проявления были описаны в группе людей с так

называемыми ситуационными развитиями невроза при

пролонгированных стрессовых ситуациях.

В известной мере изучаемые состояния близки к

проявлениям посттравматических стрессовых расстройств,

при которых имеют место фиксация на психогенно-

травматических переживаниях, изменение общего уровня

"жизненного функционирования", снижение интереса к

окружающему, повышенная раздражительность. Наряду с

этим, у обследуемых отмечаются и другие симптомы:

чрезмерная пугливость, снижение памяти, вегетативные

дисфункции, алгии.

Медико-психологический анализ войн, стихийных

бедствий и экологических катастроф свидетельствует о

специфичности эмоционально-стрессовых реакций в

экстремальных условиях с реальной угрозой жизни. К

таким реакциям, по определению Международной класси

фикации болезней (МКБ-10), относят состояние паники,

страха, тревоги, депрессии, двигательного возбуждения

или заторможенноеT, аффективного сужения сознания с

!%#ab".,. При этом под боевой пси-
48
оческой травмой понимают совокупность симптомов,

обусловленных психоэмоциональным стрессом, и

включают в это понятие психогенные стрессовые

реакции, которые часто сопровождаются реактивными

состояниями, хотя общепринятое определение боевой

психической травмы на сегодняшний день не

сформулировано.

Сосуществование указанных феноменов само по себе

приводит к гипотезе их патогенетической взаимосвязи,

механизмы которой, однако, изучены недостаточно.

Моделью для изучения этой проблемы может служить

боевой стресс, поскольку он несет в себе потенци

альную угрозу жизни, выходит за рамки обычного

человеческого опыта и поэтому является в высшей

степени психотравмирующим практически для каждого.

Используемые многими авторами термины: "вьетнамский"

и "афганский" синдромы рассматриваются пре

имущественно с позиции психиатрии, невропатологии,

психологии и социологии, в то время как их

патофизиологические аспекты разработаны

недостаточно.

Состояние военнослужащих, выполняющих боевую

задачу и рискующих жизнью, В.В. Довгуша, И.Д.

Кудрин, М.Н. Тихонов (1995) с учетом влияния

комплекса социальных и экологических факторов

обозначили как "антропоэкологическое напряжение",

А.А. Новицкий (1993)- как "эколого-профессиональное

перенапряжение", а психосоматические нарушения у

военнослужащих после боевой психической травмы - как

"посттравматический стресс-синдром", "психоней"

роэндокринные стресс-индуцированные синдромы",

"солдатское сердце". Нами (Цыган В.Н., 1995) в

клинико-экспериментальном исследовании установлено,

что основу этих нарушений составляет стресс-

индуцированная нейродинамическая функциональная

система. Диагноз "посттравматические стрессовые

нарушения" формирует и специфически окрашивает

разнообразные психопатологические симптомо-комплексы

(Снедков Е.В., 1992; Цыганов Б.Д. и соавт., 1992).

Военная служба нередко сопровождается

дополнительными значительными нагрузками на

организм, обусловленными особенностями климата. На

театре боевых действий для большинства воен

нослужащих, прибывающих из других климатических

поясов, гидрометеорологические особенности

a* 'k" nbao на выполнении боевых задач отрицательным

образом (Новицкий А.А., 1993). Адаптация к таким

условиям при значительных затратах, связанных с раз-

*-in?

49
рывом с близкими и прибытием в обстановку



экстремальной ситуации, оказывалась затрудненной

(Довгуша В.В., Кудрин И.Д., Тихонов М.Н, 1995; Никонов

В.П. и соавт., 1996).

Адаптация к жаркому климату и горно-пустынной

местности при своей выраженной специфичности проходит

те же стадии, что адаптация к другим факторам среды

(Карпищенко А.И., 1995). Сам по себе жаркий климат и

горно-пустынная местность не вызывают каких-либо

специфических заболеваний, которые можно считать

самостоятельными нозологическими формами, поэтому

адаптацию к этим условиям среды считают

физиологическим процессом (Цыган В.Н. и соавт., 1994).

В этих условиях на организм человека воздействует

комплекс факторов: высокая температура на фоне резких

ее перепадов, гипоксия, повышенная инсоляция,

ионизация воздуха, изменения микроэлементного состава

воды, своеобразное питание, специфическое микробно-

вирусное окружение, геомагнитные аномалии, понижение

атмосферного давления и т. д, Данных литературы о ме

ханизмах развития адаптации к воздействию на организм

высокой внешней температуры и факторов горного климата

достаточно. Оказывается, что при сочетании этих

факторов с боевой деятельностью они становятся

экстремальными (Довгуша В.В., Кудрин И.Д., Тихонов

М.Н., 1995). Иногда такое состояние расценивают как

патологическое приспособление, Механизмы,

обеспечивающие это состояние, до настоящего времени не

изучены.


Традиционно к основным факторам, воздействующим на

психику воинов в боевой обстановке, относят: опасность

- осознание военнослужащим обстановки как угрожающей

его здоровью и жизни;

внезапность - неожиданное для военнослужащего

изменение обстановки в ходе выполнения задачи;

неопределенность - отсутствие, недостаток или


Каталог: pluginfile.php
pluginfile.php -> К проблеме адаптации иностранных студентов к новой образовательной среде
pluginfile.php -> Модульный элемент «одаренность и элитное образование в педагогическом и социальном контекстах»
pluginfile.php -> Кафедра Психологии
pluginfile.php -> Лекция Психические познавательные процессы Раздел формирует следующие
pluginfile.php -> Модуль «Индекс инклюзии как инструмент обеспечения качества»
pluginfile.php -> Рабочая программа учебной дисциплины фтд. 1 Психология возрастных кризисов
pluginfile.php -> Основные направления ориентации образования иностранных студентов на подготовительном факультете


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница