Б. Е. Егоров (под общей редакцией профес­сора Ю. В. Валентика и профессора Е. С. Романовой); Российская медицин­ская академия последипломного образования. М., 1995. 50 с



страница1/4
Дата15.05.2016
Размер0.61 Mb.
#12762
  1   2   3   4
Прогностические рисуночные методики в изучении бессознательного и особенности психотерапии пограничных нервно-психических расстройств: Методические рекомендации / Б.Е.Егоров (под общей редакцией профес­сора Ю.В.Валентика и профессора Е.С.Романовой); Российская медицин­ская академия последипломного образования. М., 1995. 50 с.

Работа написана кандидатом медицинских наук, ассистентом кафедры психотерапии с курсом сексопатологии РМА Б.Е.Егоровым.

В методических рекомендациях кратко излагаются теоретические и практические основы понимания символов изображения(рисунок).Впервые предлагается комплекс рисуночных методик, позволяющий за короткое время иметь максимум информации о бессознательных переживаниях че­ловека, и составляющий одну из сторон сложного процесса диагностики состояния пациента.

Рекомендации составлены по материалам и опыту работы психотера­певтов 12 психиатрической больницы г.Москвы (Главный врач -В.П.Подрезов), психотерапевтической фирмы "Диагностика и лечение" г.Москвы (Директор - Г.А.Грылев) и городской психотерапевтической поликлиники N 223 г.Москвы (Главный врач -'ЮП Бойко).

Для использования в практике психотерапевтов и психологов, прошедших специальную подготовку по психотерапии.

Библиогр.: 25 названий.

Печатается по решению Редакционно-издательского совета Российской медицинской академии последипломного образования.

Рецензент: заведующий кафедрой детской и подростковой психиатрии РМА, доктор медицинских наук Ю.С.Шевченко.

© Российская Медицинская академия последипломного образования, 1995.

ВВЕДЕНИЕ

Данные рекомендации посвящены модифицированной методике рисуночных тестов, приспособленные для целей прогностического анализа бессознательного пациента. Методика отличается от тради­ционных рисуночных тестов тем, что она предполагает наличие того или иного бессознательного переживания пациента с вероятностной точки зрения, прагматической интерпретацией результатов, которая дополняет общепринятый клинический анализ состояний пациента.

В основу изучения бессознательного компонента переживаний пациента положена концепция "ядра ущемленного аффекта" русской школы психоаналитикор и современные взгляды на формирование "комплекса неполноценности", отражающие эмпирический опыт как западных, так и отечественных психотерапевтов и психологов. Про­гностические рисуночные методики являются основой эффективной невербальной и косвенной оценки особенностей работы бессозна­тельного пациента, а также являются прямым психотерапевтиче­ским методом для управления "ущемленными ассоциациями", как дальнейшее развитие метода свободных ассоциаций З.Фрейда.

При изучении бессознательного компонента проявлений у паци­ента появляется возможность раскрыть более глубокий уровень переживаний, который лежит в основе клинических проявлений. Понимание этого определяет успех проводимого лечения, поскольку не ограничивается поверхностным анализом клинических симпто­мов, а связывает эти проявления с процессами, проходящими в бес­сознательном пациента. Бессознательные переживания могут быть как полностью неосознаваемыми, так и вытесненными, частично вытесненными, понимаемыми, но неосознаваемыми, а также осо­знаваемыми процессами, которые и влияют на формирование эмо­ционального отношения пациента к себе и окружающему миру.

Поскольку в разработке рисуночных методик многое держится на эмпирическом материале, мы приводим только ту интерпрета­цию, которая во-первых, не противоречит уже существующим, во-вторых, основана на нашем эмпирическом материале и перекрест­ной проверке с помощью традиционных психодиагностических тестов (MMPI, 16-факторный Кеттелл) и в-третьих, к анализу бес­сознательного добавлен клинико-анамнестический анализ сое гояния пациента, что связывает всю картину в единое целое. Из этих со­ставляющих строится тактика и стратегия психотерапевтического воздействия, основанная на аналитической психотерапии. И самое главное - прогностические рисуночные методики рассматриваются нами, как вероятностные модели переживаний, существующих в бессознательном пациента.

ИСТОРИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ.

Для понимания сути прогностических рисуночных методик не­обходимо осмыслить теоретическую концепцию. Одними из первых, кто занимался изучением рисуночных методик были русские ученые - Воронов В.К. (1910), Чада Ф. (1911), Кучаенко A.M. (1912). В основном их интерес останавливался на детских рисунках, что было понятно. Ребенок еще не достаточно социализирован, поэтому не­обходимо было искать методы, способные рассказать о тем,что де­лается в глубине психики ребенка. Рисунки ребенка являлись тег методом, с помощью которого врач, психолог или педагог получала колоссальный материал для изучения и измерения внутреннего детского мира. В 20-ые годы этой теме были посвящены многьч работы - И.Д.Ермаков (1922), П.И.Карпов (1922), Я.М.Коган (1926) Н.А.Рыбников (1926) и др.

Одновременно начинается изучение рисуночных методов западной психологии В 1926 году F.Goodenough предлагает для измерения уровня интеллектуального развития детей и подростков тест "Нарисуй человека" (Draw-A-Man,test DAT). Ф.Гудинаф разра­ботал шкалу, по которой можно оценить 51 элемент Были разрабо­таны нормы для детей от 3 до 13 лет, которые могли быть сопо­ставлены с умственные возрастом.

В дальнейшем в связи с исчезновением из лексикона советских врачей и психологов слова "психоанализ" в России н СССР на дол­гий период о рисуночных методиках не упоминается. На Западе продолжались исследования в этой области.

В 1945 году Дж.Бук (J Buck) предлагает проективную методику исследования личнос-и "ДОМ - ДЕРЕВО - ЧЕЛОВЕК"^ ТЕСТ (HOUSE -TREE - PERSON Test,H-T-P). Выбор предметов для "рисования автор гбсснтйывает тем, что они знакомы кзждому обследуемому, наиболее удобны как объекты для рисования и, наконец, стимулируют более свободные словесные высказывания, нежели другие объекты при про­ведении разработанного опроса. По мнению Дж.Бука, каждый рису'юк - это своеобразный автопортрет, детали которого имеют лич­ностное значение. По рисункам можно судить об аффективной сфере, личности, ее потребностях, уровне психосексуального развития, уровне интеллектуального развития н т.д.

Дальнейшая разработка теста "Нарисуй человека" Ф.Гудинафа осуществлена К.Маховер ( K.Machover) в 1948 году. После выпол­нения рисунка человека, дается задание нарисовать лицо противо­положного пола. Заключительный этап обследования – опрос. При интерпретации полученных данных автор исходит из идеи, что рису­нок является выражением "Я" обследуемого, Значительное внима­ние уделяется анализу разнообразных деталей рисунка и прежде всего особенностям изображения основных частей тела.

В 1963 году Д Харрисом был пересмотрен тест Ф.Гудинафа. Тест был расширен и опубликован под названием "Гудинаф-Харрис тест рисования" - (Goodenough - Harris - Drawing Test). В варианте, предложенном Д.Харрисом, после завершения рисунка мужчины предлагается изобразить женщину. Автором была предложена зна­чительно более простая обработка результатов тестирования • каче­ственная оценка рисунка как целого, путем с тоставления получен­ного изображения с 12 образцами (по степени с/.одства с эталоном. Рисунок самого себя разрабатывался Д Хзррисом как проективная методика исследования личности.

Среди исследователей, замечаются использованием рисун­ков в.диагностике, можно назвать Л.Кох


В российской психиатрии к психологии советского периода не было достаточного основания для интерпретации рисунков, поэтому отмечаются лишь единичные работы.посвященные -тому вопросу, -Ю.С.Савенко, 1970, (Нарисуй человека); Хоместаускас Г.Т., 1955, (Диагностическое исследование рисунка "семья") и т.д.

Только при выходе идеи психоанализа из подполья в России стала отмечаться активизация изучения не только диагностических возможностей рисунка, но и терапевтических воздействий на пациетов через рисунок (М.Е.Бурно, 1993).

Особенностью исследования рисуночных методик является разница культуральных представлений, существующих Б западной и российской цивилизаций. Многие слова несут своеобразие культурального восприятия ь различных странах. Поэтому прямое перенесение значения элементов рисунка на нашу культуральную среду, мягко говоря, не корректно.

Возьмем к примеру задание "Человек". Попытаемся подобрать аналог на английском языке и попадаем в своеобразное положение. Person - прямой перевод "личность". Это несет несколько иную смысловую нагрузку термину. "Человек" - это уже задание с чисто русским оттенком. Поэтому многие закономерности отражения за­дания в бессознательном человека разнятся в зависимости от язы­ковых и культуральных особенностей конкретных стран. Есте­ственно, что основная идея использования рисунков в диагности­ческой практике сохраняется, но значение и отражение символов в бессознатечьном человека, должно быть отработано в каждой кон­кретной культуре самостоятельно. Отсюда и невозможность пря­мого автоматического перенесения разработанных интерпретаций из одной страны с особые языком и культурой в другую. Исходя из этого положения, отработка принципов интерпретации и задания должна происходить в России самостоятельно, конечно используя достижения наших коллег за рубежом.

Разрабатываемый вариант рисуночных методик во многом опи­рается на достижения наших коллег, но предназначен не для диагно­стики, а для вероятностного определения ключевых, позиций деят личности бессознательного к прогнозирования сложного процесса психо­терапевтического воздействия на пациента. В этом основное отличие нашей модификации рисуночных методик от общепринятых. С большей или меньшей долей вероятности мы можем говорить о наличии того или иного переживания в бессознательном человека. Кроме этого не­обходимо проводить постоянную связку с анамнезом пациента и кли­нической картиной его состояния. Только при выполнении этих усло­вии получается полная и доступная картина состояния пациента,в которой немаловажную роль играют прогностические рисуночные ме­тодики Все до сих пор существующие интерпретации рисуночных методик направлены на диагностику и психологическую оценку состоя­ния пациента. Наша методика направлена на прямое психотерапевти­ческое воздействие на область бессознательного пациента с целью его активного изменения. Сравнение начал интерпретации проводилось с *же существующими оригинальными версиями рисуночных тестов -"Дом-дерево-человек", "Автопортрет", "Рисунок семьи" (Е.С.Романова, О Ф Потемкина); "Рисунок человека" (Ю.С.Савенко); "Рисунок семьи" (Г.Т.Хоместаускас).

Врачу-психотерапевту в практике необходимы методы, соче­тающие в себе два принципа - это экономичность (время определения) и информативность (количество). Этим двум принципам пол­ностью отвечают прогностические рисуночные методики.

При интерпретации полученных результатов необходимо со­блюдать следующее правило: С большей или меньшей долей вероятности мы можем говорить о наличии тех или иных проблем в бессознательном пациента. Основная задача врача - определение основных декомпенсирующих проблем в бессознательном пациента и на основе этого - проведе­ние квалифицированной психотерапевтической помощи.

Благодаря рисункам мы получаем материальное отражение дея­тельности бессознательного поля мышления пациента. Вместе с произносимыми пациентом словами мы получаем огромный и важ­ный материал для проведения психотерапии Классическая система выяснения бессознательных проблем пациента в психоанализе свя­зана с длительным ожиданием, пока пациент преодолеет свое со­противление и сообщит врачу основную мысль неосознаваемого переживания и комплекса. В наших рисуночных методиках мы ак­тивно выясняем основные бессознательные переживания пациента, декомпенсирующие его состояние, используя методы, способные обойди это сопротивление пациента.

Сложный акт перевода мысли или эмоционального пережива­ния в изображение на бумаге проходит стадию выбора, где побеж­дает символ, наиболее известный и постоянно присутствующий в активном состоянии в бессознательном поле мышления человека. Этот символ несет самый больший заряд эмоциональной энергии. При передаче из мозга на руку побеждает символ, у которого в основе лежат более мощные эмоциональные переживания и совпа­дения с напоминающими явлениями окружающей среды. После этого человек изображает то, что на сегодняшний день является доминирующим в его неосознаваемых переживаниях.

На каком основании мы можем анализировать символы изоб­ражения? Здесь нам помогает уже существующая теоретическая база интерпретации, а конкретные символы, отработаны в нашем языке и культуре.



ПСИХОСОМАТИЧЕСКАЯ СИМВОЛИЗАЦИЯ.

Связь между соматическим заболеванием и психической дея­тельностью несомненна. За исключением отдельных инфекций, че­ловек хорошо защищен от физического воздействия (возбудителя). Психический возбудитель всегда индивидуален для восприятия личности, и здесь заложена основная сложность проблемы. Любой психический сдвиг вызывает изменения в вегетативной системе. Вегетативные расстройства вызывают функциональные сдвиги в работе соматических органов. Длительные вегетативные рас­стройства при хронических стрессах вызывают уже органические изменены во внутренних органах. Ключ к подобным органическим процессам лежит в бессознательных эмоциональных переживаниях, а определение этого ключа и работа с этими переживаниями как бы выключает заводящий процесс, и вместе с воздействием на органы и ткани ведет к излечению или компенсации в работе организма.

С нашей точки зрения эмоциональные феномены имеют свои символические отображения в соматике человека в зависимости от индивидуальных психологических и физиологических особенностей данной конкретной личности.

СИМВОЛ - от греч. - условный знак - предмет, действие, образ -служащий условным обозначением какого-либо образа, понятия, идеи.

В нашей психотерапевтической работе остается решить глав­ный вопрос - на каком языке наш мозг разговаривает с нашим те­лом. Как только мы поймем этот язык, нам сразу станут понятны многие проблемы и в соматике, и в психике человека.

То, что чаш мозг опосредует и рассказывает о её их пережива­ниях через материальные субстраты своего тела, это очевидно, поскольку мозг связан с телом миллионами нитей, а тело обеспечи­вает ему нормальное функционирование. Сложность понимания этого языка связана с тем, что сигнал контроля из .головного мезга проходит эмоциональную обработку в бессознательном человека и выдается нам в виде психических или соматических феноменов. Черным ящиком здесь является эмоциональная бессознательная переработка. У истериков эта связь прямая, и мы в клинике наблю­даем, как мысль напрямую связывает я с телом и отражается на нем. В других случаях мысль исчезает в "подушке" бессознатель­ных переживаний и вдруг неожиданно выскакивает совершенно с неожиданной стороны.

Интерпретацию символов невозможно проводить без признания некоторых априорных принципов, лежащих в основе передачи мыс­ли через бессознательную эмоциональную переработку в матери­альные субстраты, будь-то органы и ткани, будь-то рисуночные изображения или какие-то действия.

1. Бессознательное поле мышления является основный по­ставщиком наших переживаний.

2. Вся продукция нашего бессознательного поля мышления опосредуется через определенную систему символов. В неко­торых позициях символика является общей для данной культуральной среды, а в некоторых позициях символика является общей для всего человечества и в некоторых пози­циях она является строго индивидуальной для конкретной

личности.

3. Вся продукция душевной жизни обладает принципом ассо­циации по различным признакам.

4. Под единичным символом у человека понимается только одно логическое построение определенного жела­ния, побуждения, стремления или мотива.

Личность в каждый конкретный момент беспокоит какая-то проблема, которая дестабилизирует его характерологически, а на поверхности, это проявляется в виде симптомов и синдромов, кото­рые мы наблюдаем в клинике и их описываем

Состояние анализа синдромов и симптомов в клинике психиат­рии разработано достаточно подробно, что для целей психотерапев­тического воздействия дает нам только поверхностную информа­цию.

Казалось бы, что значит для взрослого человека рисунки, тем более, что подавляющее большинство не умеет рисовать. Когда просишь что-нибудь нарисовать - многие пациенты прячутся за высказываниями TI па: "Я не умею рисовать" или "Я рисую отвра­тительно" и т.д. (что можно расшифровать как "Я не умею жить или я живу отвратительно").

Самая главная проблема исследования души и бессознательно­го человека - это в момент исследования максимально освободить пациента от критического осмысления происходящего. Отсюда и инструкция: нарисовать абсолютно простые и индифферентные

рисунки. У взрослого человека сразу возникает предположения -это игра в детство, что и освобождает его от излишнего сопротив­ления.

Чтение и наблюдение за интерпретацией одного рисунка, во многом может быть достаточно субъективным, как со стороны ин­терпретатора, так и со стороны исследуемого. Один рисунок яв­ляется в высшей степени, субъективным, и ошибочность интерпре­тации в данном случае достаточно ярко выражена. Поэтому объеди­нение в комплекс многих рисунков поможет сгладить ситуацию субъективности интерпретации. Присутствие же одинаковых сим­волов и деталей в разных рисунках, позволяет нам говорить о доминировании определенной идеи в бессознательном пациента.

При предъявлении задания выполняются следующие требова­ния:

1. Исследуемый не подозревает, что эта методика является ин­струментом исследования его бессознательного.

2. Предъявляются максимально неопределенные инструкции.

3. Инструкция ставит человека, его бессознательное в стиму­лирующее положение выбора, когда на поверхности оказы­ваются проблемы наиболее эмоционально заряженные и беспокоящие его на протяжении длительного времени.

По нашим наблюдениям, критически настроенный человек, на­чиная рисовать, пытается вначале интерпретировать, или хотя бы задается вопросом - зачем это происходит? Однако поскольку у него основы интерпретации нет, он пытается уйти от этого иссле­дования, говоря - "Я не умею рисовать" или "Я плохо рисую" и т.д.

Если человек наотрез отказывается от рисования, это значит, что он испытывает огромное опасение перед раскрытием своих собственных проблем, мыслей и желаний. Вывод можно сделать однозначный - он не желает разрешать собственные проблемы. В данном случае не имеет смысла с ним заниматься длительной пси­хотерапией, он не готов для этого. Поэтому занятия с подобным пациентом будут напрасной тратой времени и эмоциональной энер­гии врача. Таких пациентов немного.но все же они изредка появля­ются.

Объединение 8 рисунков в 2 блока по 4 рисунка каждый, дает нам следующие преимущества:

1. Интерпретация одного рисунка дает нам слишком много субъективных суждений как со стороны исследователя, так и со стороны исследуемого.

2. Объединение в целый комплекс рисунков дает нам макси­мально возможный уровень объективизации многих проблем пациента. Постоянно повторяющиеся символы на несколь­ких рисунках говорят о доминировании этих мотивов в бес­сознательном пациента.

3. Объединение рисунков в два блока по 4 рисунка дает на многоуровневую информацию за 20 - 30 минут.

4. В момент индивидуального исследования мы на каждый ри­сунок имеем возможность задавать неограниченное количе­ство проективных вопросов,касающихся выявленных про­блем пациента, для уточнения возникающих гипотез его бессознательных переживаний. Перепроверка возникающих предположений происходит на протяжении всего исследова­ния.

Необходимо осветить некоторые теоретические аспекты анали­за символов в рисуночных тестах.

В детстве для сохранения целостности детской психики су­ществуют ряд защитных механизмов, которые позволяют за корот­кий период времени вместить в мозг ребенка огромное количество информации, без ее критической обработки. Это три природных механизма, присущие каждому ребенку от рождения.

1. Абсолютная внушаемость.

2. Образное или эйдетическое мышление.

3. Эмоциональное включение в процесс переживания предмета или явления.

Эти механизмы позволяют ребенку за первые 7 лет жизни вместить в свой мозг огромное количество информации, которое равно по объему информации, поступающей в мозг человека от 7 лет до конца его жизни.

Внедрение информации происходит через определенную мифологи­зацию различных предметов и явлений, которые окружают ребенка.

Концепция 4-х уровней символизации делает попытку объяс­нить, каким образом у ребенка формируются символы бессозна­тельной жизни. Разделение первых трех уровней символизации достаточно условно, т.к. иногда три первых уровня проходят парал­лельно друг другу.

Первый уровень символизации.

Через сказки, поговорки, песенки, притчи, очеловечивание животных и предметов ребенку объясняется сложность окружающего мира: Очень важный этап воспитания - чем богаче в социально-воспитательном плане этот этап, тем уверенней он будет впо­следствии приспосабливаться к окружающей среде. Изначально мозг ребенка не отравлен ядом критицизма, поэтому поиск ассо­циаций и аналогий идет автоматически из первого уровня символи­зации. Этот уровень обеспечивает базисную систему сравнений. В народе существует пословица, отражающая как раз первый уровень символизации, - устами младенца глаголит истина. Через законы формальной логики, которые являются естественно-биологическими законами мышления (Д.В.Панков), происходит поиск правильности суждения в бессознательном, как бы логико-интуитивно, и аналогия подсказывается ребенку через усвоенный ряд символов первого уровня символизации.

Второй уровень символизации.

Ребенок начинает знакомится со строением своего тела. По­скольку примерно до 7 лет ребенок не понимает всей сложности строения человеческого тела, он останавливается в своем объясне­нии на поверхностном отражении. В его маленькой жизни в обяза­тельном порядке будет действовать сильный раздражитель типа -"ожога", когда он в ответ - отдергивает руку от раздражителя -пламени. Он начинает понимать, что сверхсильный раздражитель действует на его кожу и там появляются болевые ощущения. Если учесть, что сверхсильный раздражитель может быть в эмоциональ­ной жизни, то по принципу аналогии отражаться он будет на коже. Отсюда и возникновение различных аллергий, дерматитов, нейро­дермитов и других кожных проявлений у детей.

Третий уровень символизации.

Ребенок начинает знакомиться с окружающим его обществен­ным распорядком жизни. Вначале дома, затем в социальной среде, где существуют различные запреты, разрешения, ритуалы и т.д. Происходит воздействие на ребенка со стороны взрослых и навязы­вание ему стереотипов поведения. Сначала взрослые пытаются объяснить ребенку, как им кажется норму поведения, а если это не помогает, то привлекают для воздействия на него более послушных детей для создания эмоционально-приемлемой или неприемлемой атмосферы. В данном случае также необходимо учитывать симпатии и антипатии воспитателя, которые являются ключевыми в воз­действии на ребенка.

Четвертый уровень символизация.

Протекает в течении всей жизни и является отражением тех процессов, к которым человек пытается приспособиться. Уровень связан с конкретней жизнью в семье и производственной деятель­ностью. Происходит попытка приспособиться отработать поведен­ческие стереотипы.

Разделение на 4 уровня символизации весьма условно. Все 4 уровня замкнуты на определенные прошлые воспоминания, которые и являются как бы эталонами сравнения для данного человека. Поиск ассоциаций происходит логико-интуитивно, при чем сами_ яркие эмоциональные положительные или отрицательные символы находятся как правило на первых 3-х уровня., символизации. Лич­ность имеет в своем распоряжении сильно заряженные эмоцио­нальные символы, находящиеся в бессознательном.

Когда человек берет карандаш и сознательно заставляет себя рисовать, в ответ на индифферентный стимул или инструкцию из бессознательного поля мышления выплывает именно та аналогия, которая заряжена более сильной эмоциональной энергией. В ответ на нейтральный стимул бессознательное выдает нам в виде опреде­ленных символов самую беспокоящую проблему, которая давно созрела и требует своего разрешения. Для целей психотерапии нам необходимо нащупать в психике пациента те узлы пережива­ний, которые в своем существовании дестабилизируют его состоя­ние. Таким образом, определение этих беспокоящих человека точек отсчета в :го бессознательной сфере переживаний, дает нам воз­можность не запутаться в его тайнах, а четко работать только с теми проблемами, которые уже требуют своего разрешения.

Анализ бессознательной жизни человека во многом гипотети­чен. Происходит многократное перекрещивание деталей и символов однако, среди этого хаоса, всегда найдется ряд позиций и постоян­но повторяющихся символов, которые отражают процессы, деста­билизирующие человека в среде. Анализ и привязка символов к определенным переживаниям происходит у человека как бы автома­тически. Существует ряд вероятностных или изменчивых символов и ряд жестких или строго детерминированных символов, которые постоянны в своих проявлениях у человека.

Во многом интерпретация зависит от самого исследующего, ко­торый должен сам обладать раскрепощенными ассоциативными возможностями. Во многом интерпретация должна опираться на жизненные явления, т.е. в ассоциациях должна отражаться сама жизнь. Это Либо существующие, либо существовавшие предметы и явления, обладающие определенным набором свойств, которые субъ­ект интуитивно-бессознательно переносит на себя или окружаю­щих.

Чтобы избежать ошибочных действий, необходимо помнить абсолютные принципы работы в психотерапии и тем более интерпре­тации различных психологических тестов. С кем нельзя проводить психотерапию:

1. С родственниками.

2. С кем пьете спиртное.

3. С кем имеете сексуальные отношения.

Эти три принципа основополагающие. Требование ;-, их испол­нению абсолютное.

Интерпретация прогностических рисуночных методик нами проводилась в сравнении с интерпретацией других авторов. Пли совпадении значения символов в различных интерпретационных версиях, эти значения использовались в качестве основопола­гающих. Если возникали сомнения или противоречия, мы просто отбрасывали предполагаемый символ, для того чтобы не запутывать и без того сложную интерпретацию рисуночных методик. Сравне­ние значения символов проводилось с интерпретационными версия­ми - Т.Хоместаускаса, Ю.Савнко, А.И.Захарова, Р.Бернса, Е.С.Романовой и О.Ф.Потемкиной, Дж.Буком, Р.Стором, К.Кохом, К.Маховер, Е.Хаммер, Д.Харрис, Ф.Гуденаф и др.

На этой базе родился комплекс, включающий многие су­ществующие рисуночные методики, однако, в своей концентрации наш комплекс дает возможность за короткое время получить боль­ший объем информации.



Каталог: book -> psychotherapy
psychotherapy -> Психотерапия в особых состояниях сознания
psychotherapy -> Юлия Алешина Индивидуальное и семейное психологическое консультирование
psychotherapy -> Учебное пособие «Психотерапия»
psychotherapy -> Серия «золотой фонд психотерапии»
psychotherapy -> Психопрофилактика стрессов
psychotherapy -> Книга предназначена для психологов, педагогов, воспитателей, дефектологов, социальных работников, организаторов детского и семейного досуга, родителей. Л. М. Костина, 2001 Издательство
psychotherapy -> Искусство выживания
psychotherapy -> Ялом Групповая психотерапия
psychotherapy -> Карвасарский Б. Д. Групповая психотерапия ббк 53. 57 Г90 +616. 891] (035)
psychotherapy -> Аарон Бек, А. Раш, Брайан Шо, Гэри Эмери. Когнитивная терапия депрессии


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница