Ббк 88. 2 С34 Сидоренко Е. В



страница12/23
Дата12.05.2016
Размер4.85 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   23


1)

Вопросы: «Почему?» «Зачем?» «Сколько?» «Каким образом?»

Это чисто информационные, безо всякого оттенка обвинения вопросы, поставленные предметно, по существу, объективно, бесстрастно, как будто спрашивает компьютер: — Почему бывает трудно задать чисто информационный вопрос? — Зачем в этой комнате стоят три свободных стула? — Сколько человек будут изображать Взрослое эго-состояние в психодраме? — Каким образом Взрослое эго-состояние позволяет Дитя показывать свое лицо?

2)

«Сравнительно...» «По сравнению...» «Сравнительный...»

Только предметные констатации или вопросы: — По сравнению с утренними занятиями сейчас в группе чаще возникают_пау_зьЬ

Сигналы

3) «Соответствует фактам» «Не соответствует фактам» «факты свидетельствуют»

4) «Вероятно...» «Возможно...»

5) «Неизвестно...»

6) «Объективно...»

f) «Я думаю, что...» «Я понимаю так...» «Мое мнение таково...» „_«Такое впечатление...»

Специфические требования к сигналам

Констатация фактов, которые могут быть объективно подтверждены:

— Соответствует фактам то, что мы приступили к занятиям в 10.15

— Факты свидетельствуют, что идея архетипа Дитя была выдвинута раньше идеи об эго-состоянии Дитя

Выражение собственного мнения в предположительной форме:

— Вероятно, архетип Дитя выражает ощущение значимости того, что кажется маленьким, хрупким и легко истре-бимым

— Возможно, архетипу Дитя должен противостоять архетип матери-природы или старого мудреца

Констатация того, что объективно проверяемые факты отсутствуют: — Неизвестно, каков будет следующий шаг ведущего

Констатация только таких фактов, которые описывают физическую, а не психологическую реальность (так как в психологии все достаточно субъективно):

— Объективно говоря, сейчас 12 мая 1995 года

— Объективно моя левая нога упирается в пол, а правая располагается над ней

Выражение собственного мнения со ссылкой на этот источник:

— Я думаю, эго-состояние Взрослый — довольно скучное

— Я понимаю так, что в этом эго-состоянии мы будем чувствовать себя как компьютер

— Мое мнение таково, что можно переходить к социодраме

— Такое впечатление, что мы стали суше во взаимодействии друг с другом


190

Опыты реориентационного

Как видно из табл. 5, высказывания из эго-состояния Взрос. лый — это информационные вопросы, констатации фактов и сообщения о своем собственном мнении, которое квалифицируется именно как мнение, а не как факт.

При работе с этим эго-состоянием я начинаю обычно не с не-вербальных, а с вербальных сигналов. У большинства участников эта работа вызывает большое напряжение. Поначалу многие высказывания оценочны, несут в себе оттенок осуждения, Родительского давления, сопровождаются Родительскими невербальными сигналами, например: «Почему мы должны изображать детей?» или: «Неизвестно, к чему приведет нас эта игра». Участники очень скоро улавливают Родительские элементы и в чужих репликах, и в своих собственных. Быть сосредоточенным на предмете, быть беспристрастным трудно, но необходимо. И после того как мы справляемся с этой частью работы, я задаю участникам вопрос: «С какой частотой мигали ваши глаза?» Обычно цифру 3-5 раз в минуту называют 1-2 человека, остальные просто выражают свое удивление. Можно проделать маленький эксперимент: предложить поморгать глазами сначала с большей частотой, потом смотреть не моргая в течение 30-60 секунд. После этого эксперимента большинство соглашаются с тем, что частое моргание — признак Детского эго-состояния, а редкое моргание — признак Родительского.

2.5. ТрднзАктнАЯ социодрдмд

Рассмотрим три варианта социодрамы, которые использовались мною в тренинге эффективного взаимодействия с детьми. Первый вариант — «Детский сад», или «Кукольный дом», — может быть использован и без специальной подготовки, описанной в предшествующем разделе. Два других варианта — «Дискуссия» и «Взрослые и дети» — требуют предварительного экспериментирования с невербальными и вербальными сигналами разных эго-состояний.

Соцяодрама «Детский сад»

Когда группа возвращается после перерыва, комната оказывается наполненной символами беспечности и детской игры: на стенах висят воздушные шарики, на стульях сидят куклы, лежат ра* кетки для игры в настольный теннис, заводные игрушки, игруше4' ные машинки, маски, по полу разбросаны мячи, на каком-нибудь столе приготовлены краски, фломастеры, карандаши и бумага ДЛ*

Глава

2 Освобождение от «Злого родителя»



исования. Ведущий объявляет: «На пятнадцать минут мы погружаемся в детство. Мы все — дети!» После этого участники с большим или меньшим восторгом (и успехом) превращаются в детей. Несмотря на то что вся ситуация приглашает нас в детство, не всем участникам в равной мере хочется играть, многие находятся в очень сложных отношениях с Дитя в самих себе. Мы уже говорили о том, что родители часто называют это одной из главных своих проблем во взаимодействии с детьми.

Существуют некоторые специальные приемы если не вовлечения в игру, то по крайней мере увлечения людей какой-либо деятельностью, пробуждения их интереса, погружения их в процесс любознательного исследования. Один из таких приемов прост в своей идее, но не всегда доступен: увлекательными должны быть сами предметы. Даже самому далекому от детской игры человеку, если он столкнулся с необыкновенным предметом, бывает интересно узнать, что это такое, из чего оно сделано и как работает. Несомненно, интригующим предметом будет необычная книжка, раскрывающаяся в обе стороны, электронная игра, видеокамера последней модели, электронный словарь-переводчик, говорящие часы и т. п.

Второй способ тоже потребует некоторых материальных затрат, хотя и более скромных. Есть такие азартные игры, в которые постепенно вовлекаются все. Особенно если в игре есть призы, безусловно интересующие многих, — например, книги по психотерапии, переводы статей с описанием новых методик, тренинговые руководства и т. п. Борьба за приз в условиях неопределенности пробуждает Детское эго-состояние. Можно использовать рулетку, карты, шутливые конкурсы и др.

Наконец, третий способ уже не потребует прямых материальных затрат, но будет стоить большого психического напряжения. Ведущий своим примером заражает участников, и им передаются его энтузиазм, детская пытливость, самозабвенная увлеченность. Третий способ требует вдохновения. Для того чтобы помочь и себе, и участникам группы, можно сочетать все три способа — например, запастись хотя бы одним редким и неожиданным предметом, в котором хотелось бы разбираться, интересной игрой и... вдохновением.

Игру необходимо закончить в момент, когда всем еще хочется -е продолжать.

Когда участники «разыграются», как правило, начинаются ^олкновения одних Натуральных детей с другими:

~ Отдавай мой мячик!

~ А ты зачем им в меня бросил?!

~ А зачем ты тут расселась на пути, как... корова? — и т. д.
192

Опыты реориентаццонноготре,^ ^ Освобождение от «Злого родителя»

193

Но даже и без этого участники групп значительно легче -дят в состояние Фрустрированного, нежели Натурального счастливого дитя. За фрустрацией у большинства следуют Свинские реакции. Создается впечатление, что включение Фрустрированного дитя и Свина происходит автоматически, для этого нужен едва заметный нажим. Так почти неощутимо нажатие на клавишу электронной машины. Может быть, отчасти именно поэтому одно из двух названий этих перекрывающихся состояний — Электрод (Steiner С., 1974, р. 53).



В то же время включение Натурального дитя требует подчас серьезных усилий. Мгновенно срабатывающая электронная схема здесь утрачена. Необходимо расчистить, освободить давно забытые (или забитые) пути. В немалой степени это касается также состояний Добрый родитель и Взрослый, но об этом речь ниже.

Игра заканчивается обсуждением в кругу. Каждому участнику предлагается рассказать о тех чувствах, которые он испытал. Это одна из самых неопределенных по своему исходу игр.

Самый благоприятный ее исход — раскрепощение группы, совместное переживание участниками положительных эмоций, спонтанное и безопасное самораскрытие.

Менее благоприятный исход — погружение в себя после соприкосновения с миром детства, чувство печали, ощущение необратимости в утрате каких-то возможностей жизни, унылое осознание того, что сам механически воспроизводишь в своей жизни то, что раньше получил от других.

Самый неблагоприятный исход — скука. Это значит, что игру не удалось провести по-настоящему.

При любом из этих исходов, однако, группа оказывается подготовленной к экспериментам с демократическими методами взаимодействия с детьми: кому-то это позволяет реализовать «детский потенциал», кому-то помогает нащупать конструктивный способ в решении проблем, а кому-то — включиться в работу более приемлемым для них образом.

Социодрама «Дискуссия»

Группа сидит в кругу. Каждый из участников получает карточку, в которой указано то или иное эго-состояние. Поскольку эго-состояний всего шесть, роли в социодраме будут дублироваться. Задача участников двоякая: во-первых, погрузиться в данное эго-состояние и затем действовать, исходя из него; во-вторых, улавливать реакции других участников, с тем чтобы определить, в каком эго-состоянии находится каждый из них.

Рассмотрим пример такой социодрамы. В ней участвовали

11 персонажей: 2 Свина, 2 Добрых родителя, 2 Взрослых, 2 На-

альных дитя, 1 Маленький профессор, 2 Фрустрированных

ДИТЯ.


Участникам предлагалось обсудить вопрос о том, стоит ли анализировать поведение участников группы с точки зрения транзакт-лого анализа. Эта тема возникла в групповом обсуждении незадолго до социодрамы, на стадии исследования невербальных сигналов разных эго-состояний. Одни участники желали самоанализа, другие боялись его. Мы решили отложить до социодрамы. И вот она состоялась.

Натуральное дитя-1 (с воодушевлением). А мне очень интересно, как это все будет!

Свин-1 (назидательно). Дело не в вашем интересе, а в общей пользе.

Взрослый-1. У меня ощущение, что мы еще не располагаем всей необходимой информацией о том, что нам предлагается сделать.

Маленький профессор. А вы разве не догадались?! Это же все задумано для того, чтобы наши реакции наблюдать и изучать! Мы еще только будем обсуждать, стоит ли их анализировать, а их уже будут анализировать (многозначительный взгляд в сторону ведущего).

Натуральное дитя-2. А по-моему, это просто для оживления, для веселья!

Натуральное дитя-1. Давайте начнем с меня. Я хочу, чтобы все за мной понаблюдали.

Свин-2. Ну мало ли кто чего хочет!

Маленький профессор (Свину-2). Галя, а почему ты делаешь рукой вот так (притрагивается к воображаемой дужке очков), когда что-нибудь такое говоришь?

Свин-2. А вот этого не надо! Не надо задавать личных вопросов. Как ты смеешь задавать такие личные вопросы?

Взрослый-2. Действительно, мы еще не решили, пойдем ли мы на то, чтобы наблюдать и анализировать поведение друг друга.

Добрый родитель-1. Олечка, Галочка! Давайте так сделаем, чтобы вы обе были довольны. Вы так разволновались.

Добрый родите л ь-2. Оля, ты хочешь, чтобы мы все за тобой понаблюдали? Вы обе заслуживаете этого. В высшей степени. У вас такое выразительное поведение!

Свин-1 (передразнивает). «Олечка, Галочка!» Мы же не в детском саду. Прекратите это безобразие.

Свин-2. И на месте Оли я бы помолчала! Это в конце концов Даже смешно — так пытаться привлечь к себе внимание!

Е- В. Сидоренко

194

Опыты реориентациотого



Натуральное дитя-1. Я уже не хочу вообще ни в чем участво. вать.

Маленький профессор. А я знаю, почему ты отказываешься!

Натуральное дитя-1. Отвяжитесь от меня!

Свин-1. Как ты себя ведешь?! Взрослый человек!

Добрый родитель-1. Олюшка, ну не расстраивайся, голубущ. ка! Ты такая хорошая! Игорь, скажи что-нибудь!

Взрослы й-1. Объективно констатировать можно только одно: у Оли и Гали в этом диалоге действительно бьио много разнообразных поведенческих реакций.

Участники, находившиеся в состоянии Фрустрированного дитя, промолчали всю социодраму, и на них обратили внимание только в конце, когда нужно было определить, кто в каком эго-состоянии находился. Так происходит почти всегда. Участники вдруг спохватываются, что им нужно не только выражать свое эго-состояние, но и реагировать на эго-состояние других. Один за другим они раскрывают свои тетради и начинают там что-то помечать. Теперь уже если к кому-либо из участников обращаются с репликой, то только для того, чтобы проверить свою гипотезу по поводу его эго-состояния.

Конечно, многие участники пытаются решать обе задачи — вживания в образ и распознавания чужих образов — и в процессе активной фазы социодрамы. После какой-нибудь выразительной реплики многие начинают что-то записывать. Такое раздвоение характеризуется двумя важными моментами.

Во-первых, участники вынуждены постоянно переключаться, переходить из заданного им состояния во Взрослое эго-состояние и обратно, чтобы и решать задачу распознавания, и давать другим материал для наблюдений. Да и те, кому было задано Взрослое состояние, часто в социодраме хохочут (Дитя), жалеют кого-нибудь (Добрый родитель), задают спонтанные вопросы-догадки (Маленький профессор) и т. п. На самом деле мы постоянно переходим из одного состояния в другое, но при этом у каждого есть склонность большую часть времени находиться в каком-то одном из эго-состояний (Steiner С., 1974, р. 51). Просто участникам социодрамы нужно было находиться большую часть времени в заданном, а не в привычном для них состоянии: при распределении ролей я старалась сделать так, чтобы заданное и привычное эго-состояния не совпадали.

Второй аспект раздвоения в социодраме гораздо более существен. После активной части социодрамы следует обмен чувствами. И вот здесь-то мы и узнаем, какие драмы разворачивались за внеи*' ней стороной социодраматического действия. Натуральные дети с

т

Г2^ичга I Глава ^===== .===



2 Освобождение от «Злого родителя»

195


туралъной живой горечью сетуют на то, что на них не обращали 'нимания и что все их реплики повисали в воздухе. Их страхи и горчения в процессе социодрамы были вполне реальными, но в лучшем случае они не принимались всерьез, а в худшем критиковались и высмеивались. В результате Натуральные дети почувствовали себя отвергнутыми, никому не нужными.

фрустрированные дети тоже не становятся более счастливыми. Если они ведут себя активно и гневно, на них нападают Свинские родители, если тихо и затравленно — то Добрые, пытающиеся воздействовать на них сладкой патокой уговоров. От этого тихим, замкнутым детям становится только хуже. «Я. буквально не знала, как мне защититься от Доброго родителя», — пожаловалась как-то одна из участниц.

Добрые родители после социодрамы часто тоже сокрушаются, что им было не по себе, как-то «сладко», «ненатурально». Почти в каждой из проведенных мною 16 групп участники высказывали сначала под влиянием порыва, а потом все более твердо идею о том, что взаимодействие с ребенком должно происходить на позициях Взрослый—Взрослый. Детям хочется, чтобы с ними обращались предметно и уважительно, обсуждали с ними что-то по существу, на равных, как со взрослыми людьми.

Вместе с тем те, кто играл Взрослых, часто признаются, что им ничего не приходило в голову и они совершенно не знали, что сказать: «Пожалеть нельзя, посоветовать — тоже, нужно констатировать, анализировать и делать выводы, а я не знаю как» или: «Что Взрослый может дать Ребенку? Он такой пресный... Это его "соответствует фактам — не соответствует фактам"...»

Наш компьютер — наш Взрослый — блокирован, и, судя по всему, очень давно: мы не знаем или не помним, как им пользоваться. Единственная позиция, которую участники оценивают почти всегда однозначно, — это Свин. Обычно исполнители этой роли испытывают неприятные чувства, гораздо более сильные, чем во время экспериментов с признаками эго-состояний. Это ощущение вины, разочарования в себе: «Вот, оказывается, какие во мне есть мощные Свинские импульсы»; «Я и не знал, что с такой легкостью свинею»; «Оказывается, Свин во мне так изобретателен. В любой ситуации находит повод для упреков, прямо на пустом месте». Некоторые участницы огорчаются до слез. Справиться с этим состоя-ием им помогает напоминание о том, что психологу важно вме-Чать в себя как можно более широкий диапазон взглядов и моде-й поведения, чтобы лучше понимать других людей (если группа остоит из профессиональных психологов), или о том, что нам нуж-10 Исследовать собственного Свина, чтобы эффективнее бороться с 1им, а исследование не всегда бывает приятным.

Опыты реориентациопного трени-ц 2 Освобождение от «Злого родителя»

197

Остается отметить, что Маленькие профессора тоже редко бывают довольны после игры. Их очень быстро «расшифровывают» по пытливым вопросам, а потом перестают обращать на них внимание.



Итак, второй эффект, вызванный двойственностью задачи в социодраме, состоит в том, что человек перестает быть интересным, как только его роль понятна. Его просто выводят за пределы взаимодействия. Особенно это касается тех, кто был в детских ролях: Натурального дитя, Фрустрированного дитя и Маленького профессора. Добрые родители и Взрослые настолько озабочены тем, чтобы сыграть свою собственную роль и разобраться в чужих, что на реальные эмоции «детей» они уже не в состоянии ответить.

Что касается точности определения состояния других, то почти безошибочно выявляются Свин и Натурачьное дитя. Взрослого часто путают с Добрым родителем или Маленьким профессором, а Фрустрированное дитя — со Свином, что вполне естественно, так как это почти одно и то же эго-состояние.

Очень часто мы констатируем в группе, что подобное пренебрежение к Детским эго-состояниям отражает наше отношение к Дитя в себе самих. Мы узнаем Дитя — и игнорируем его.

Социодрама «Взрослые и дети»

Группа разделяется на две части — «детей» и консультантов. «Дети» получают карточки с эго-состояниями Натуральное дитя, Фрустрированное дитя или Маленький профессор. Консультанты получают карточки с надписями: Взрослый, Добрый родитель или Свин. Оговариваем возраст детей — например, шесть-семь лет. Каждый из «детей» выбирает себе игрушку и держит ее в руке, играет ею и т. п. Начинается сеанс взаимодействия консультантов с детьми.

Добрый родитель-1. Танечка, что это у тебя за игрушка? Она у тебя хо-о-дит? Какая ты у нас молодец!

Фрустрированное дитя-1. Она не ходит... Она от тебя убегает.

Свин-1. Не надо от нас убегать. Надо слушаться.

Фрустрированное дитя-1. Не хочу я вас слушаться!

Свин-2. Плохо, очень плохо! Плохой мальчик! Но мы тебя научим...

Свин-1. Да, мы тебе покажем, как надо...

Фрустрированное дитя-1 «плачет». Фрустрированное дитя-2 забивается в угол.

Взрослы й-1. Ребята, а чем бы вы хотели сегодня заняться?

Добрый родитель-2. Мы хотим все сделать, чтобы вам было интересно и полезно.

Добрый родитель-1. Мы вас всех любим.

Маленький профессор-1. А почему вы нас любите?

Маленький профессор-2. А вот эта... тетя... учительница... меня тоже любит?

Свин-1. Какая я тебе тетя?! Пора бы уже научиться обращаться к взрослым по имени и отчеству.

Натуральное дитя-1 (к Свину-1). Ав-ав!

Свин-1. Фу, как некрасиво!

Добрый родитель-1. Ну что вы, коллега, девочка просто играет. Правда, Жанночка?

Взрослый-2. По-моему, нашему взаимодействию с детьми несколько недостает структуры.

Взрослы й-1. Неизвестно, что будет в данном случае конструктивнее — использовать какую-либо тактику или не использовать никакой.

Свин-1. Вот именно, недостает структуры! И культуры! Я еще не закончила беседу с ребенком, а меня перебивают.

Этот вариант социодрамы чаще всего заканчивается тем, что дети плачут, томятся от скуки или, наоборот, безудержно озорничают и балуются, а консультанты так же безудержно спорят между собой о том, как взаимодействовать с детьми и друг с другом. И это — еще одна модель нашей жизни. Проблема в том, что не только дети, но и взрослые не знают, как угомонить, побороть или утешить Свина. Добрый родитель и Взрослый так же беспомощны против него, как и все Детские эго-состояния. Борьба со Свином отнимает все силы и все время, которое можно было бы посвятить детям.

Таким образом, социодрамы 3 и 4 предопределяют наш следующий шаг — борьбу со Свином.

2.4. Борьбд со Свином

Можно выделить три этапа в борьбе со Свином. Каждому этапу соответствует своя задача.

1. Опознать своего Свина.

2. Выставить его напоказ в группе.

3. Бороться с ним путем оспаривания его запретов (S. Morgan, Устное сообщение).

рр

198



Опыты реориентационного трений

2 Освобождение от «Злого родителя»

199

Сессия борьбы со Свином — это обычно заключительная сессия работы в нашем тренинге. В сущности, «калидонская охота» т. е. борьба со злым родительским началом, начинается с момента введения понятия Свин. Но поначалу наши попытки победить его робки и неумелы. До того как мы в состоянии будем начать настоящую борьбу, нужно почувствовать в себе Дитя и понять, как оно превращается в Дикого вепря. Нужно научится удерживать себя в промежуточном состоянии — Взрослом, объективном, предметном. Нужно успеть овладеть специальными методами, которые помогают это сделать. Нужно почувствовать могущественность доброго начала в себе. Нужно вспомнить о возможности загипнотизировать Дикого вепря с помощью метафор. Все это мы проделываем до того, как наступает решительный момент противостояния.



Работу проводить лучше в группах по три-четыре человека. Оптимальный количественный состав группы — три человека. В диаде начинают действовать свои законы обмена поглаживаниями и свои запреты. Присутствие третьего человека в момент, когда двое других обмениваются поглаживаниями, снимает эти проблемы. В то же время в группе из четырех человек, как показывает мой опыт, кто-то один может оказаться несколько выпавшим из взаимодействия, начать отвлекаться, скучать или создавать эффект излишней публичности. Борьба со Свином требует тонкого равновесия сил в группе. Я стараюсь делать так, чтобы каждая группа по своему составу была полноценной единицей в борьбе со Свином. Для этого при формировании групп необходимо максимально использовать свою интуицию и соблюдать некоторые правила:

1) в группе должен быть по крайней мере один человек, который умеет оказывать помощь и поддержку;

2) лучше, если в группе только один мужчина;

3) в группе не должно быть больше одного «рационального аналитика», интересующегося прежде всего методикой, формой или «сухим остатком» того или иного психотерапевтического действия;

4) в группе может быть только один человек, уже доведенный до изнурения в борьбе со Свином и нуждающийся в связи с этим в серьезной психологической поддержке.

После того как группы разместятся кружками в разных частях комнаты, я предлагаю начать с первого этапа борьбы: исследовать Свина, выявить те запреты и ограничения, которые он на нас налагает. Для этого я привожу список запретов на поглаживания с пояснениями к ним (табл. б). Свин очень изворотлив, и для обоснования своих запретов он может использовать противоположные доводы.

Таблица б Запреты на поглаживания и их возможная расшифровка

Запрет


1 Не давай поглаживании

2. Не принимай поглаживаний

3. Не проси поглаживаний

Не отказывайся

от поглаживаний, даже

если они тебе не нравятся

Причины, которыми Свин может объяснить необходимость запрета

1) Потому что люди все равно не поверят в твою искренность.

2) Люди будут думать, что ты льстишь им, чтобы добиться своих целей.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   23


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница