Ббк 88. 2 С34 Сидоренко Е. В



страница13/23
Дата12.05.2016
Размер4.85 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   23

3) Потому что это нескромно — говорить другим людям приятное.

4) Потому что, хваля других, ты не стимулируешь их к развитию.

5) Потому что тебя редко хвалят — зачем же делать приятное другим?

6) Да и кому интересна твоя похвала? Ведь ты ничтожество...

1) Чтобы не одалживаться.

2) Потому что искренне тебе все равно ничего не скажут.

3) Чтобы люди не подумали, что ты нуждаешься в их поддержке.

4) Потому что это нескромно — слушать чужие похвалы и тем более получать от этого удовольствие.

5) Потому что похвалы не будут тебя стимулировать к развитию — тебе критика нужна, а не похвалы.

6) Да и за что тебя хвалить? Ведь ты ничтожество...

1) Потому что это нескромно и недопустимо для уважающего себя взрослого человека.

2) Потому что люди могут подумать, что ты не можешь обойтись без чужой поддержки.

3) Потому что для твоего развития нужна критика, а не поглаживания.

4) Потому что после этого ты окажешься в долгу у тех, кто дал тебе поглаживания.

5) Потому что тебе могут ответить отказом — и правильно сделают. Ведь ты ничтожество...

1) Потому что раз дали — бери, все пригодится в наш век экономии.

2) Потому что это нескромно — отказываться от чужой похвалы.

3) Потому что в следующий раз вообще ничего могут не дать, если ты сейчас откажешься.

200


Опыты реориентационного прении

Запрет


5. Не давай поглаживаний самому себе

Окончание табл. $

Причины, которыми Свин может объяснить необходимость запрета

4) Потому что уж что дали, то и заслужил. На что ты еще можешь претендовать? Ведь ты ничтожество...

1) Потому что это в высшей степени нескромно и недостойно взрослого человека.

2) Потому что для развития тебе нужна критика, а не хвастовство.

3) Потому что это своего рода психологическая мастурбация — а ты же не хочешь сказать, что ты до этого дошел?

4) Да и за что тебе себя хвалить? Ведь ты... Ну да ты сам знаешь кто.

Как правило, многие участники узнают если не запреты, то по крайней мере их обоснования. Да и немудрено — ведь многие из этих доводов сформулированы на основании высказываний участников предшествующих групп.

Часто возникает вопрос: как согласуются запреты «не принимай» и «не отказывайся»? У К. Стейнера принятие поглаживаний — «биологический процесс, подобный вкушению пищи, и для своего совершения он требует определенного времени. Нужно позволить поглаживаниям "просочиться вовнутрь". Когда кто-то поливает растение в очень сухой почве, требуется какое-то время, чтобы вода проникла в почву. Аналогичным образом у разных людей и у разных поглаживаний есть свой период просачивания. В любом случае, после того как поглаживание было дано, может пройти от пяти до пятнадцати секунд (или больше), прежде чем оно будет полностью принято.

...Самый явный признак того, что поглаживание полностью принято, — это когда человек воспринимает его, широко и довольно улыбаясь и ничего не говоря в ответ» (Steiner С., 1974, р. 327-328).

Быстрое ответное поглаживание или поспешное «спасибо» — признаки не до конца принятого поглаживания. Человек и не nptfj нял поглаживания, и не отказался от него. Еще один возможный вариант такого двойственного поведения — отказ концентрировать внимание на поглаживании, игнорирование его, например:

Первый участник. Мне очень понравилось, как ты сегодня играл Доброго родителя.

Второй участник. Вот я и думаю, что пора и здесь переходить к делу.

2 Освобождение от «Злого родителя»

201


После того как вопросы будут исчерпаны, можно переходить к аче выявления тех запретов, которые кажутся наиболее мощиы-я'и непреодолимыми в себе. В этом и состоит исследование сво-м Свина. В табл. 7 приведены частоты встречаемости разных апретов. Обычно называют по 1-3 запрета, поэтому количества людей и названных ими запретов не совпадают. Различия процентных долей между запретом «просить» и всеми остальными запретами значимы на уровне не ниже р < 0,01*.

Запрет «просить», как видим, является наиболее часто встречающимся. Это совпадает с высказыванием К. Стейнера о том, что «этому запрету учат почти всех» (Steiner С., 1974, р. 137). На второе место Стейнер ставил запрет «не давай поглаживаний», а вот запрет «не принимай» считал не таким распространенным, как предыдущие два. В нашей выборке, как мы видим из таблицы, более актуален запрет «не отказывайся», однако, на мой взгляд, такой выбор часто маскирует запрет «не принимай».

Таблица 7 Частота встречаемости запретов на поглаживания (п = 151)





Относительная

Запрет

Частота

частота, или





частость, %

1. Не давай поглаживаний

43

16,2

2. Не принимай поглаживаний

41

15,4

3. Не проси поглаживаний

91

34,2

4. Не отказывайся от поглаживаний,

55

20,7

даже если они тебе ие нравятся





5. Не давай поглаживаний самому себе

34

12,8

6. Отсутствие запретов

2

0,7

Всего

266

100,0

Публикуемая здесь таблица — результат обработки записей, сделанных в разных группах. Это «групповой» Свин, выставленный здесь мною напоказ. В реальной тренинговой работе нет групповых Свинов, а есть индивидуальные, которые выставляются напоказ только в своей интимной микрогруппе из трех человек.

Инструкция здесь такая: «Проясните, пожалуйста, для осталь-к участников подгруппы, что вам в наибольшей степени запрещает делать Свин: давать поглаживания, принимать их, просить

Достоверность различий определялась с помощью углового преобра-'ОДания Фишера (по: Гублер Е. В., 1978).

202


Опыты реориентационного трени.

UQ Глава


2 Освобождение от «Злого родителя»

/203


их, отказываться от них, когда они не нравятся, или давать поглаживания самому себе. Если ваш Свин налагает на вас не один два или три мощных запрета, расскажите о всех них, начиная с самого главного. Будьте кратки, чтобы Свин не успел вмешаться в этот процесс и начать критиковать вас. Я тоже постараюсь опреде. лить запрет, который сейчас является для меня самым мощным»

Спустя время, необходимое для выполнения этой работы, -три—семь минут — предлагается следующая инструкция:

«Ну а теперь давайте перейдем к третьей фазе борьбы со Свином — объявим ему войну. Пусть каждый участник в подгруппе скажет своему Свину вслух: "Свин, я решил с тобой бороться. С этой минуты я буду преодолевать твой запрет. Я буду давать поглаживания" (принимать, просить и т. д. — в зависимости от того, какой у вас запрет)».

Эта процедура часто вызывает смех, а иногда и смятение. Бывает, что уже на этом этапе кто-либо из участников отказывается открыто объявить войну Свину: «Я не могу так сказать, у меня все равно сил не хватит...» Тогда я предлагаю: «Отодвинь от себя Сви-на рукой. Он стоит справа от тебя. Скажи ему, чтоб не хрюкал и дал тебе возможность сосредоточиться». Шутливая аллегоричность процедуры помогает преодолеть напряжение и страх. Почему бы не объявить войну, если это всего лишь игра? Почему бы не «дать Свину в рыло», если это всего лишь аллегория, метафора? Да и еще на фоне того, что этот Свин безумно надоел! Аллегория Сви-на, которого можно отодвинуть и побороть, наверное, потому так охотно принимается многими людьми, что на Свина можно спроецировать или, попросту говоря, свалить все, что нас не устраивает в самих себе: «Я часто бываю недобрым и даже вредным по отношению к другим людям. Но это не я! Это Свин! Сейчас я его отодвину! Сейчас я ему двину!» и т. п. Очень редко какой-либо человек в группе вдруг говорит: «Я не хочу уничтожать Свина, потому что это часть меня. И я не хочу бороться с ним, потому что не хочу лишней борьбы в самом себе». Такому участнику можно задать вопрос: «А как ты думаешь, это ты сам сказал или твой Свин прохрюкал?» (Рявкнул, гаркнул, провизжал, проблеял — чем смешнее, тем лучше.) Человек гибкий и с хорошим чувством юмора чаще всего ответит: «Не знаю!» — и тогда ему можно предложить поэкспериментировать с пятью запретами в подгруппе. Человек более жесткий или не склонный в данный момент шутить моЖеТ сказать: «Нет, это сказал я сам». Такому человеку можно предло-жить поработать в подгруппе не со своим Свином, а с про"' лемами других участников. Например, предложить ему выполнять просьбы других людей, чтобы помочь им: давать поглаживания-когда они попросят, и т. п. Если в группе сложилась атмосфер3

верия, безопасности и поддержки, все рано или поздно соглаша-тся по'крайней мере поэкспериментировать со Свинскими запре-

В этот момент я сообщаю участникам, что буду переходить от одгрУппы к n(wpynne и вместе с ними преодолевать запреты на сглаживания, подключаясь к их работе. «Начинать предлагается тому участнику в подгруппе, у кого наиболее силен запрет просить. Он может попросить поглаживаний у каждого из участников 'всей подгруппы. Важно помнить, что попросить поглаживания — это не значит сказать что-то вроде: "Что ты думаешь о моей новой тренинговой программе?" или: "Как тебе моя стрижка?" Да, несомненно, ставя вопрос таким образом, мы подспудно — сознательно или бессознательно — просим поглаживания. Однако формально это вопрос о мнении другого человека, которое может содержать в себе и положительную, и отрицательную оценку. Поскольку мы спросили собеседника о его мнении, он и выразит нам свое мнение, и чаще всего с элементом критики или неодобрения, ведь у многих есть запрет на поглаживания. Свин работает автоматически, и вот мы слышим ответ: "Я пока слушал твой доклад о программе, три листа замечаниями исписал" или: "А ты что, разве у мастера стриглась? А я думала, это ты сама себе к лету волосы подкоротила"». Просьба о поглаживании должна быть открытой и прямой:

— Что тебе показалось ценным в моей новой программе?

— Ты не могла бы назвать те мои качества, которые, на твой взгляд, могут помочь мне в профессиональной работе?

— Что тебе во мне нравится?

— Скажи мне что-нибудь хорошее обо мне.

Однажды Шелби Морган преподала мне урок, который я запомнила очень прочно. Одна из ее психотерапевтических сессий со взрослыми прошла весьма неудачно. Это почувствовали участники, наблюдатели, я и сама Шелби. Когда мы шли с нею к метро, она вдруг остановилась и спросила, не найдется ли у меня десять «инут лично для нее. Я ответила утвердительно, и она сказала: *Елена, мне очень трудно. Если ты можешь сейчас сказать хоть что-то хорошее о моей работе, не той, что была сегодня, а вообще о моей работе, то, пожалуйста, скажи. Мне это очень важно», ^вин во мне хрюкнул: «Ха! Просит поддержки! Вместо того что-и проанализировать свои ошибки!» Но я заставила его замолить. Я очень сочувствовала Шелби. И действительно высоко енила ее способность понять другого человека и его проблемы чше, чем он сам себя понимает, но сделать все так, что это пока-гся ему собственным открытием. Меня поражала точность ее рормулировок при заключении психотерапевтических контрактов,

204


Опыты реориентациониого гпрепщ

'Ив


Освобождение от «Злого родителя»

205


ее наблюдательность, безоценочность, глубокое и последователь ное уважение к правам другого человека и к собственным правам" ее гибкость, способность помочь и чувство юмора. Все это я сказа' ла ей тогда. Шелби слушала меня очень внимательно, с глазами полными тоски и мокрого блеска. Когда я закончила, она глубоко вздохнула и улыбнулась уже с каким-то облегчением: «Спасибо тебе! Теперь у меня достаточно сил, чтобы услышать твою критику. Скажи мне, что ты считаешь моими ошибками сегодня — безо всякой пощады. Мне это очень важно».

С тех пор я знаю, как можно попросить о поглаживании.

Итак, мы пробуем просить о поглаживании. Тот участник подгруппы, у которого этот запрет стоит на первом месте, обращается к остальным участникам. Отвечать ему прежде всего будет тот участник, кому Свин запрещает давать поглаживания. Если такого человека в группе нет, проверим это: действительно ли всем легко давать поглаживания? Не возникает ли при этом каких-то проблем?

Тот, у кого запрет давать поглаживания, может спонтанно обратиться к каждому из членов своей подгруппы и не дожидаясь просьб. Несомненно, все поглаживания должны быть искренними. Искренне же восхититься чем-то в человеке можно почти всегда. Важно лишь видеть и помнить, что он говорил и что делал, и тогда основание для поглаживания найдется. Это может быть кстати сказанное слово, понимающий взгляд, оригинальная ассоциация, богатство экспрессии или, наоборот, сдержанность, спокойствие или улыбка в ответ на неудачу или чужой агрессивный выпад, проявление заботы о том, все ли получили горячий чай во время перерыва, и т. п.

Итак, те, для кого актуален запрет давать поглаживания, преодолевают этот запрет — либо в ответ на просьбу, либо спонтанно. Важно помнить, что поглаживание должно быть абсолютным, а не относительным. Мы никого ни с кем не сравниваем, в том числе человека с ним же самим в прошлом или в другом состоянии. Например: «Ты сегодня гораздо лучше выглядишь, чем обычно» — некорректное поглаживание; «Ты здесь лучше всех» — тоже некорректное поглаживание. Они могут быть неприятными и ему самому, и окружающим, которые это слышат. Некорректным будет я поглаживание, в котором автор совершает сравнение не в свою пользу: «В части эрудированности я тебе просто в подметки не гожусь». Поглаживание другому человеку не должно включать никакого элемента принижения себя, других людей или самого адресата. Лучше, если поглаживание касается чего-то такого, что для данного человека важно. Для того чтобы дать ценное поглаживание, нужно быть не только наблюдательным, но и эмпатичныМ,

«но проявить свои целительные свойства и стать чуть выше са--о себя. Восхищение другим человеком возвышает — это очень ,астый вывод в группах.

Те, для кого актуален запрет принимать поглаживания, учатся «впитывать»: не торопиться с благодарностью, не отрицать ничего из сказанного партнерами, наслаждаться чужой похвалой. Если человеку сказали: «Меня восхитило сегодня, как ты выразительной паузой отреагировал на мой выговор», — а он отвечает: «Да что ты, я и забыл тогда, что нужно использовать паузу! Просто в голову ничего не приходило!» — то это значит, что он не принимает поглаживания. Можно, конечно, и отказаться от поглаживания, если оно не нравится. Но если поглаживание приятно, то нам лучше его принять. В конце концов не важно, чем была обусловлена пауза. Важно, какое она произвела впечатление. Почему бы нам не насладиться этим впечатлением?

«Я все время поражаюсь твоей элегантности!» — «Ну что ты, это страшно старый костюм, к тому же я не успела его погладить» (нервный смешок). Это еще один пример непринятого поглаживания.

Можно еще раз сказать Свину: «Замолчи ты! Не буду я выполнять твоих запретов! Я хочу принимать поглаживания и буду это делать!» Бывает, что человек и не принимает поглаживания, и не отказывается от него (как уже упоминалось выше). Например: «В твоих глазах я читаю понимание, которое очень поддерживает меня». — «Ты знаешь, оказалось, что мне труднее давать поглаживания, чем принимать, так что давай лучше я тебе что-нибудь скажу». Поглаживание здесь не отрицается, оно просто полностью игнорируется.

Уж либо мы принимаем поглаживание, либо отказываемся от него, если оно нам не нравится. Мне всегда казалось, что этот запрет — самый несущественный для психологического благополучия человека. Однако в группах люди достаточно часто жалуются на то, что их поддерживают и хвалят не так, как им хотелось бы. Часто оказывается, что выдвинутый на первое место запрет отказываться от поглаживаний — это завуалированный запрет на их принятие. Однако я стараюсь ничего не говорить о своих диагностических догадках. В сущности важен не точный самодиагноз, а работа в подгруппах. Человек может постепенно понять, что ему, оказывается, очень трудно угодить: все поглаживания ему кажутся неискренними, надуманными. Приведем пример диалога в под-группе.

h Участница М. Оказывается, я отгораживаюсь от всего... И даже чем больше мне нравится то, что мне сказали, тем меньше я этому верю. Да, похоже, я ничего не принимаю. Ведущая. Ты хочешь попытаться преодолеть этот запрет?

206


Опыты реориентационного

Глава


2 Освобождение от «Злого родителя»

М. Какой запрет?

В. Похоже, что запрет принимать поглаживания?

М. Хочу, да.

В. Ну, скажи Свину об этом.

М. (после некоторого колебания). Не могу. Нет, не могу.

В. Ну, спроси у него, что это он так расхрюкался.

М. Что это ты так расхрюкался?

В. Что он тебе отвечает?

М. (со смущенной улыбкой). Не дает говорить. Он говорит, что мне другие здесь говорят хорошее только потому, что им нужно тренироваться давать поглаживания.

В. Скажи ему, что ты хочешь тоже только потренироваться — потренироваться принимать.

М. Я ему сказала. Он говорит: «Ну, тренируйся... понарошку».

В. Ну так потренируемся?

М. Да, я попробую.

В. Мне очень импонирует то, как ты реагируешь на неудачу. Например, во вчерашней дискуссии. Твоя неудача не столько отбрасывает тебя назад, сколько продвигает вперед. Ты относишься к ней как к задаче, которую нужно разрешить, а не как к поводу для упрека или агрессивной самозащиты. Это непотопляемость, которая восхищает.

М. (молча улыбается).

В. Ты принимаешь это поглаживание?

М. (улыбаясь). С трудом... Но так приятно... Принимаю!

Однако бывают и чистые случаи запрета на отказ. Парадокс состоит в том, что другим участникам подгруппы бывает трудно сформулировать такие поглаживания, от которых хотелось бы отказаться. Тогда я помогаю, приводя примеры из прошлых групп.

Пример 1


А. Когда я на тебя смотрю в группе, то вспоминаю, какой ты замечательный кулинар (что ты мать троих детей, что ты прекрасно i вяжешь, шьешь, готовишь домашнюю наливку и т. п.)!

Б. Если бы мы были сейчас на семинаре по кулинарии (в клубе матерей, в кружке по вязанию, на приеме у Анне Бурда и т. п.), то я, наверное, очень обрадовалась бы этой похвале. Но сейчас у нас профессиональный семинар, и когда начинают говорить о каких-то посторонних моих качествах, пусть даже очень важных, у меня возникает не вполне приятное чувство... Скорее мне хотелось бы услышать о чем-то связанном с моими профессиональными возможностями.

Пример 2

А. Какой у вас замечательно большой размер обуви! Б. Во мне действительно много замечательного. Жаль, что вы ос ратили внимание только на обувь. Но я готов вас дальше слушать!

Пример 3

Беседуют две бывшие сокурсницы, одна ведет группу, другая в „ей участвует.

А. Меня поражает, как прочно ты усвоила сведения из курса по генетике: там нам говорили, что уровень мочевины в крови способствует умственной деятельности. И вот — ты так редко устраиваешь перерывы!

Б (хохочет). Ну, знаешь! Чтобы отделаться от таких похвал, я, пожалуй, почаще буду устраивать перерывы!

Особый запрет — давать поглаживания самому себе. Пусть тот участник подгруппы, у кого актуален этот запрет, вслух повторит те поглаживания, которые он услышал в свой адрес от других членов своей микрогруппы. Еще лучше, если он добавит что-то еще. Можно начинать такие самопоглаживания словами: «Я молодец, что...»; «Я достойна восхищения, так как...» и др.

В процессе работы я перехожу от одной микрогруппы к другой, проводя с каждой примерно по семь-восемь минут. Участники микрогруппы выставляют мне своих Свинов напоказ, а я им своего. После этого каждый из нас по крайней мере один раз преодолевает свой самый мощный запрет. Все приведенные выше комментарии я обычно даю в малых группах, а иногда, когда они кажутся мне значимыми для всех, громко произношу их вслух, обращаясь ко всем микрогруппам одновременно.

Обычно эта работа занимает около сорока минут. Затем мы объединяемся в большую группу, и я спрашиваю о том, каковы наши чувства сейчас. Большинство говорят: «Кайф и блаженство», но в группе всегда есть несколько человек, которые скажут: «Смятение». Если работа с группой после этого продолжается, то это может стать темой дальнейших сессий. Если же группа завершается данной сессией, то лучше провести ее чуть-чуть более поверхностно, с тем чтобы светлое радостное ощущение от чужого внимания и восхищения перевешивало неприятное ощущение от «встречи с самим собой».

ГЛАВА 5


ПОСТРОЕНИЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ С ДЕТЬМИ

В адлерианской терапии и консультировании налаживание демократических отношений терапевта или консультанта с ребенком считается первоочередной задачей. Это нулевой цикл работы, без которого невозможно все остальное. Ребенок должен сначала удивиться демократической ситуации, в которой он оказался, а затем с удовольствием погрузиться в нее.

Как указывает Л. Сперри, адлерианскую терапию можно назвать первой из кратких видов терапии (Sperry L, 1991). Тем более важно с первых же сессий наладить с ребенком терапевтический контакт, отношения дружественности и сотрудничества.

Только после того как эти доверительные отношения установлены, оказывается возможной реализация основных задач, или фаз, терапии: 1) исследование жизненного стиля ребенка; 2) «инсайт» и 3) реориентация. Каждой из фаз терапии соответствуют определенные методы, реализующие идеологию данной фазы, ее принципы и идеи.

В табл. 8 приведены фазы и методы игровой адлерианской терапии, описанные Т. Коттман и Дж. Уорлик (Kottman Т., War-lick J., 1989).

Принципы адлерианской терапии в основном извлечены из текста цитируемой статьи (в этом случае они отмечены значком К,У), остальные сформулированы мною в опоре на идеологию Альфреда Адлера.

В нашем тренинге эффективного взаимодействия с детьми для родителей и педагогов мы выделяем 16 часов на экспериментирование с методами игровой адлерианской терапии, описанными Терри Коттман и Джейн Уорлик (Kottman Т., Warlick J., 1989). Каждый из методов отражает определенный принцип и фазу консультирования, однако это соответствие не является однозначным.

Общая формула здесь такова: методы более ранних фаз могут применяться и на более поздних, но не наоборот.

Построение демократических отношений с детьми

209


Обычно мы экспериментируем с теми методами, которые возможно воспроизвести в лабораторном эксперименте. Рассмотрим последовательно эти методы и результаты экспериментирования с нда(и в шестнадцати группах (п = 151).

Таблица 8 Фазы, принципы и методы игровой адлерианской терапии

Принцип

Метод


Фаза 0: Налаживание демократических отношений с ребенком

Мое внимание сконцентрировано на тебе

Все, что ты делаешь и говоришь, важно и заслуживает ания (К,У)

— Констатирующие описания

— Воспроизведение действий и слов ребенка



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   23


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница