Ббк 88. 2 С34 Сидоренко Е. В



страница20/23
Дата12.05.2016
Размер4.85 Mb.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23

Об этом "образе Эго" ничего не говорилось пациентке, потому что это могло нарушить его полезность. Ее упоминанию об инциденте с дядей Чарли было позволено пройти без комментариев, и терапевт никогда больше на него не ссылался.... В последующие месяцы головные боли у Эмили стали появляться реже, они стали менее интенсивными и длительными. Эмили начала самостоятельно общаться с другими людьми и все более и более свободно стала говорить о своих ранних анальных конфликтах и даже нынешних анальных мастурбациях; для нее все это было достижением, заслуживающим упоминания. И все это, конечно же, было связано с "трансферным улучшением".

Следует отметить, что этот подход был обращен целиком к ее Эго-состоянию и не принимал в расчет устремления ее "Ид", связанные с этим дядей. Было ясно, однако, что рано или поздно ее желание помочиться и поиспражняться на своего дядю должно будет стать предметом для обсуждения; иными словами, "образ Эго" свою руководящую функцию в терапевтическом методе должен будет уступить первичному образу» (Berne E., 1957, р. 616-619).

Механизм, описанный Э. Берном, напоминает классическое воспроизведение 3. Фрейда: анализируемый не вспоминает забытое и вытесненное, а бессознательно проделывает это. «Например, анализируемый не рассказывает своих воспоминаний о том, что был упрям и не верил авторитету родителей, а ведет себя соответствующим образом по отношению к врачу» (Фрейд 3., 1923, с. 80-81).

304


Опыты реориентационного тренинга

«Главным средством сдержать навязчивое воспроизведение пациента и превратить его в мотив воспоминания является умение использовать перенесение» (Фрейд 3., 1923, с. 84).

Таким образом, у Фрейда пациент воспроизводит свое поведение, вместо того чтобы вспоминать, а аналитик с помощью перенесения помогает ему вспомнить. У Берна же пациентка вспоминает а терапевт воспроизводит вместе с нею ее взаимодействие со значимым для нее человеком.

2-й пример образа Эго

Первичное суждение о пациенте: «Он озабочен педерастией». Он же может произвести следующее интуитивное впечатление: «Этот человек чувствует себя маленьким ребенком, который стоит, обнаженный и сексуально возбужденный, перед группой старших по возрасту, бешено краснеет и корчится от почти невыносимого смущения».

...Первое из этих сообщений трудно применить с пользой, второе же оказывается более полезным. Образ Эго дополняет глобальную ориентацию, задаваемую первичным образом. На предварительных фазах терапии и в эпизодической терапии он помогает нам избежать ненужных враждебных реакций со стороны клиента, обусловленных сопротивлением. Гораздо проще, например, ответить себе на вопрос: «Что я стал бы говорить или делать, если бы трехлетний ребенок, терзаемый смущением, вел себя так, как этот пациент?» Труднее ответить на вопрос: «Что делать, если пассивный анальный гомосексу-ал ведет себя подобным образом?» Более того, по-видимому, легче выявлять и контролировать контртрансферные тенденции по отношению к смущенному трехлетнему ребенку, чем по отношению к пассивному гомосексуальному взрослому, даже просто потому, что для большинства людей первый из них является более близким по

духу.

Обычно, конечно, такие интуитивные догадки не обсуждаются с пациентом до тех пор, пока нет надежных оснований для этого, а то и вообще никогда: но терапевт постоянно держит их в голове, и они контролируют его поведение (Berne E., 1957, р. 613-614).



Как рождаются образы Эго? По мнению Э. Берна, «интуитивные возможности терапевта во многом определяются его способностью извлечь из огромного количества первичных и вторичных воспоминаний именно то, что станет для него путеводной нитью и будет указывать верное направление во всех ситуациях. Кроме этого, трудно что-либо еще сказать; для получения дальнейших объяснений мы должны дождаться развития исследований, посвященных самому интуитивному процессу» (Berne E., 1957, р. 621).

Глава 6. Метафорическое взаимодействие

305

6.2. МЕТАФОРИЧЕСКИЙ обрдз Дитя



Для соприкосновения с детским началом в самом себе бывает полезно почувствовать вначале образ чужого детского Эго. В первый день и часто даже в первый же час работы группы я провожу упражнение «Метафорический образ Дитя», построенное на использовании идей о Эго-образах и Эго-символах Э. Берна. Как мы видели, Эго-образ более индивидуален, а Эго-символ более обобщен. Кому-то из участников группы удается интуитивно почувствовать и выразить в словах индивидуализированный образ Дитя в другом человеке; многие другие в состоянии почувствовать только более обобщенный символ. И то и другое оказывается полезным и важным, поэтому чаще всего я не вдаюсь на занятиях'в терминологические разграничения понятий «образ» и «символ».

Вначале я рассказываю участникам группы о том, как Берн, будучи полковым врачом, комиссовал демобилизующихся и задавал им два вопроса, чтобы догадаться об их профессии; как он почувствовал, что в состоянии интуитивно ощутить детский образ Эго другого человека (Дитя), и о том, как это помогало ему в понимании клиента и во взаимодействии с ним. После этого я привожу примеры Эго-символов и Эго-образов либо описанные выше, либо извлеченные из книги К. Стейнера, менее «клинические»: «Маленькая белокурая девочка, которая стоит в огражденном изгородью саду, полном маргариток»; «Перепуганный мальчик, который едет в машине с отцом, сидя на переднем сиденье, в то время как сердитый отец ведет машину не предельной скорости» (Steiner С, 1974).

После этого я предлагаю участникам придумать два вопроса, которые помогли бы вызвать в человеке реакции Дитя. Возможно, это будут спонтанные невербальные реакции или словесно выраженные воспоминания, ассоциации. Берн задавал скорее закрытые вопросы, я же обычно предлагаю формулировать открытые, чтобы было больше возможностей самопроявления и реагирования. Сейчас, после того как уже 4 года я провожу такие «метафорические сессии», для меня очевидно, что содержание вопроса почти не имеет значения. Важно сконцентрироваться на человеке и интуитивно почувствовать его. Это оказывается возможным. Но как? Каким образом? На этот вопрос я не могу сказать больше того, что сказал Берн. Интуиция так и остается загадкой.

Поначалу я все-таки собирала банк удачных вопросов, как бы автоматически вызывающих у человека «детские», архаичные реакции, вводящих его в Эго-состояние Дитя:

1. Как ты относишься к детским садам?

2. Что тебя больше всего обижало в детстве?

Опыты реориентационного тренинга

3. Каково твое самое яркое впечатление детства?

4. За что тебя ругали в детстве?

5. Что ты делаешь, когда тебе плохо?

6. Чем ты болел в детстве?

7. Чем болел до года твой ребенок?

8. Как жизнь?

9. Каково твое любимое блюдо?

10. Что бы ты хотел подарить своему ребенку?

11. Что ты больше всего любил на свете, когда был маленьким?

12. Как ты относишься к своей маме?

13. Как ты относишься к своей профессии?

14. Что ты переживаешь сейчас?

15. Чего тебе сейчас больше всего хочется?

16. Что дает тебе ощущение покоя и безопасности?

17. Что дает ощущение радости?

18. С какими людьми ты лучше всего ладишь?

19. Какие черты характера есть и у тебя, и у твоих родителей?

20. За что ты благодарен своим родителям?

21. Что бы тебе хотелось сейчас сделать?

22. Что бы ты хотела, чтобы я сделала? и т. д.

Иногда участники предлагают начинать формулирование вопросов только после того, как мы решим, кому будем их задавать, т. е. чей образ Дитя мы будем пытаться интуитивно почувствовать. Если такое пожелание кем-то выражено, то я предлагаю выбрать человека прямо сейчас. Это очень важный момент. На самом деле человека выбираю я сама. Как правило, после круга знакомств я уже чувствую, кто выдержит эту метафорическую сессию и сможет извлечь из нее максимум пользы. Обычно таких людей двое-трое. И чаще всего именно они и вызываются на активную роль в этом упражнении! Возможно, и они, и я интуитивно чувствуем их готовность, а возможно, происходит нечто подобное самоисполняющимся предсказаниям.

Допустим, мы выбрали человека и вопросы сформулированы. Или наоборот: мы сначала сформулировали вопросы, затем выбрали человека. Теперь важно выбрать человека, который будет задавать свои вопросы. В этом выборе тоже есть элемент риска, но небольшой: если вопросы данного участника не очень хорошо «сработают», можно предложить кому-либо еще задать свои вопросы. Задающий вопросы и тот, к кому они обращены, сидят в этот момент рядом. Все внимание группы сосредоточено на них. В этот момент не стоит записывать: лучше жить этим моментом, вчувствоваться, вникать, пытаться понять что-то дотоле непостижимое в другом человеке. После того как вопросы заданы и человек на них ответил (может быть, даже невербально), я предлагаю сосредото-

Глава 6. Метафорическое взаимодействие

_ЛШ7

читься на точной формулировке образа Дитя: «Мальчик, который...» или: «Девочка, которая...»



В одной из групп участником А. участнице И. были заданы следующие вопросы: «Что вы сейчас чувствуете?» и: «Приходилось ли вам раньше бывать в ситуации тренинга?» В те минуты, когда И. отвечала на эти вопросы, каждый из нас пытался интуитивно почувствовать этого человека. Затем мы записали свои впечатления и прочитали свои определения вслух. Вот они:

1. Девочка, стоящая одна на шумной, незнакомой улице с выражением отваги на лице. Гордо поднятая голова, упрямо сжатый рот, вызов в глазах, а на самом дне их затаилась беспомощность и незащищенность.

2. Девочка, которая обиделась на родителей и ушла.

3. Образ Мальвины с голубыми волосами, когда она учит Бурати-но писать, а он кляксу поставил своим носом.

4. Маленькая девочка, которая отстала в лесу от папы и мамы, увлеклась чем-то и вдруг поняла, что отстала, испуганно ищет выхода и мечется.

5. Маленькая девочка, которую только что поцеловал соседский мальчишка и которая одновременно и растеряна, и находится в радостном возбуждении.

6. Образ Горбуна из сказки "Город мастеров". Что-то тянет сзади, и она не знает, это горб или сложенные крылья за спиной.

7. Девочка, которая пытается научиться шить или вышивать, и когда у нее не получается, она готова все разорвать и — рвет.

8. Девочка, которая пытается выловить рыбку в пруду или в тазу, и когда рыбка все время ускользает от нее, она в сердцах шлепает руками по воде.

9. Маленькая девочка, которую очень торопящаяся по делам мама тащит за руку, а ей хочется посидеть, побыть одной.

10. Аккуратная и строгая отличница, которая получила тройку. Она растеряна и рассержена.

11. Маленькая девочка на канате, натянутом на высоких шестах. Она упрямо делает шаг, руки в стороны, шатается, в напряжении старается сохранить равновесие, у нее это получается, но она сердито спрашивает: «Ну когда вы научите меня?!»

Участница И. слушала наши формулировки иногда с улыбкой, иногда с «рефлексом узнавания», а иногда с удивлением и грустью. Вот что она потом сказала:

С удивлением увидела, что многое совпадает, даже конкретные ситуации. Действительно, был в садике один мальчишка, и мы с ним за шкафом целовались. С канатом... Мне очень хотелось попробовать ходить по канату, но я так и не пыталась. Но я очень рано стала ездить на велосипеде и хотела, чтоб меня учили, а потом, в подростковом

308

Опыты реориептационного тренинга



возрасте, села на мотоцикл... Меня очень злило это, но меня действительно учили шить. Я сразу выбрасываю, если у меня не так что-то получается... Сразу поразил первый образ — девочки, стоящей на шумной незнакомой улице, но у меня нет сжатого рта... Учительница называла меня самым строгим человеком в классе. До восьмого класса я была отличницей... Мальвина — да... Я кое-что поняла в своем общении с мужем, т. е. с Буратино (смех). Мама меня все время подталкивает, это из-за мамы я была отличницей... Спасибо вам за этй'метафоры, но я еще должна подумать, перечитать их, как-то их прочувствовать.

То, что многие метафорические образы совпали с чисто житейскими ситуациями из жизни И., по-видимому, может рассматриваться как свидетельство воспроизведения ею в ее поведении в группе определенных элементов прошлых взаимодействий. Чем больше проявляется чисто ситуативных, житейских совпадений, тем более интуитивной группа кажется самой себе. Однако такой путь приводит скорее к буквальной, нежели метафорической трактовке образов. То, что не совпадает по чисто событийной канве, может отметаться: «Да, мама уходила на работу, и я подолгу сидела у окна и ждала ее» или: «Нет, никогда не сидела одна у окна, это не мой образ». Для того чтобы отвлечься от прямых событийных «угадываний» и подойти к метафорически выраженной сути образа Дитя, я часто предлагаю вторично выполнить ту же задачу, используя только мифологические, сказочные, библейские, легендарные или в крайнем случае известные литературные образы. Один из участников задает два вопроса второму добровольцу. Затем мы пытаемся почувствовать метафорический — сказочный, мифологический, легендарный — образ и описать его словами. Точные формулировки так же важны, как и в первом случае. Мифологический образ легче принять, так как ни у кого, пожалуй, в буквальном смысле не могло быть в жизни тех событий, которые происходили в мифе о золотом руне или в сказке о Дюймовочке. Часто в группе раздаются возгласы удивления, например: «У меня появился отчетливый образ, но я совершенно не понимаю откуда. Вдруг откуда-то всплыл... И я сам совершенно не понимаю почему ты, Эмма, ассоциируешься у меня с женой Лота...» Вот как ответила на это Эмма: «Я бы очень многое могла тебе рассказать о том, что ты мне сказал этим образом». Другой участник, уже из более поздней группы, сказал так: «Я понял, что наши бессознательные миры взаимодействуют между собой».

Да, по-видимому, мы чувствуем больше, чем оказываемся в состоянии логически описать, но если мы используем образ, метафору, то она может сказать человеку, который навеял этот образ, гораздо больше, чем мы сами это понимаем.

Глава 6. Метафорическое взаимодействие

309

6.5. ГЕШТАЛЬТТЕрАПЕВТИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА ОТОЖДЕСТВЛЕНИЯ



с объектом

_ Ф. Перлз определял проекцию как «отношение, чувство или фрагмент поведения, которое в действительности принадлежит вашей личности, но не ощущается вами таким образом, а приписывается объектам или людям в окружении и затем переживается как направляемое ими на вас, а не наоборот» (Перлз Ф., 1992, с. 225).

Джон Энрайт, который учился, в частности, и у Ф. Перлза, предложил «впрячь этот фундаментальный человеческий процесс в работу вместо того, чтобы терять энергию, пытаясь его критиковать или противостоять ему... пойти за ним в специальном упражнении...» (Enwright J., 1980, р. 133). Он предлагал каждому участнику оглядеться вокруг и выбрать объект, который привлечет его. Затем каждый в течение нескольких минут старался отождествиться со своим объектом. «Почти всегда несколько человек в группе оказываются сильно взволнованными тем, на что они набрели» (при том, что в «группе» может быть даже несколько сот человек). «Когда интенсивность опыта снижается, можно возобновить поток энергии, предлагая совершить какие-либо манипуляции с объектом или с ситуацией: снять крышку с кастрюли, развернуть флажок, сесть на стул, погасить лампу и т. п.» (Enwright J., 1980, р. 133).

Однако, по наблюдениям Энрайта, часто те участники, кому приходилось слишком долго ждать своей очереди, теряли спонтанность своего выбора. И тогда Энрайт стал предлагать участникам коробку с игрушками: тот, чья очередь подходила в этот момент, выбирал себе фигурку и работал с ней. Никто не видел фигурок до тех пор, пока не подойдет его очередь. Благодаря этому удавалось избежать эффекта «предварительных заготовок». В коробку Дж. Энрайта могло попасть все что угодно, но при этом ему приходилось часто пополнять коробку, так как многие люди просили его подарить им фигурку, которая оказалась особенно значимой (Enwright J., 1980, р. 133).

У меня тоже есть шкатулка с маленькими предметами. Там можно найти фигурки людей, животных, птиц, насекомых, динозавров и других живых существ, маленькие калейдоскопы, фонарики, лампочки, батарейки, часы, блокноты, веера, элегантные коробки из-под французских духов, детские наручники, пушки, пистолеты, кукольную посуду, пластмассовое мороженое, сэндвич, бутылку с кока-колой, значки, катушки, сантиметровые ленты, клубки ниток, душистый кусок мыла в глянцевой обертке, вертолеты, ма-

310


Опыты реориентационного тренинга

шинки, ручки, календари и т. д., даже документы. Иногда я посылаю шкатулку по кругу, как это делал Джон Энрайт. Каждый выбирает ту фигурку, которая «сама его выбирает». Однако часто «выборы» затягиваются надолго. Многие перебирают весь сундучок, пока не остановятся на чем-либо. Поэтому чаще я поступаю по-другому: прошу всех участников закрыть глаза, а потом выкладываю все фигурки на стул в центре круга. Уже сама эта подготовка интригует... Затем я предлагаю открыть глаза, встать и идти друг за другом по кругу, блуждая взглядом по фигуркам, и постепенно выбрать (но только мысленно, ни к чему не прикасаясь!) ту фигурку, которая сама тебя выбирает. Если двое или трое захотят взять одну и ту же фигурку, они смогут владеть ею вдвоем или втроем. После того как мы проходим полный круг, я предлагаю нежно, не торопясь, взять «свою» фигурку. Несмотря на все эти увещевания, бывает, что, выбрав фигурку, человек начинает как бы «нависать» над нею и уже не хочет дальше идти по кругу, а в конце многие буквально хватают «свою» фигурку. Некоторые испытывают разочарование из-за того, что «их» фигурку уже взял кто-то другой. Чаще люди предпочитают выбрать какую-то другую вещь, нежели владеть одной фигуркой сообща.

Мы вновь садимся в круг, каждый со своей фигуркой. Стул с оставшимися фигурками выносится из круга. После этого я предлагаю представиться друг другу от лица наших фигурок и начинаю первой, например: «Я — черепаха. У меня книга в руках, это очень мудрая книга. Я люблю ее читать. Но мне так много приходится работать... Я почти не бываю дома, и вот я решила носить дом с собой. Это мой панцирь. Иногда я залезаю под панцирь, чтобы никого не видеть и не слышать».

К концу собственной речи я понимаю, что неожиданно сама себе в чем-то призналась. Усталость и стремление закрыться от других — это еще куда ни шло. Но вот непробиваемость панциря, бестолковая медлительность черепахи и то, что она без книги шагу ступить не может... Много раз я проводила эту процедуру, и неизменно всякий раз меня поражает, как через метафору я выплескиваю нечто такое, о чем не сказала бы открыто и о чем, может быть, вообще бы не сказала себе при других обстоятельствах.

К концу первого круга представлений многие участники проникаются этим метафорическим настроением. Часто первым ощущением становится грустное сочувствие чужому самовыражению, и лишь во вторую очередь приходит осознание того, что и сам ты вызываешь сочувственную грусть... «Когда один человек смотрит на другого, работающего со своим объектом, для него очевидно, что выбор этого человека вполне идиосинкратичен, что возможности объекта бесконечны и что тот опускает некоторые "очевидные"

Глава 6. Метафорическое взаимодействие

черты, выбирая нечто весьма особенное, что наблюдающему и в голову не пришло бы заметить. Работающий же совершенно не осознает себя выбирающим, его ведет то, что воспринимается им как действительные объективные качества предмета. Он может сопротивляться произнесению этого вслух, если это беспокоит или пугает его, но он не видит выбора в том, видеть это или не видеть» (EnwrightJ., 1980,р. 133).

После первого круга представлений я предлагаю поговорить друг с другом от лица наших фигурок, задать какие-то вопросы, обсудить проблемы.

Первый вопрос задаю я сама. Чаще всего это вопрос «цепляющий», и обращен он к тому, кто может выдержать эту первую интервенцию с моей стороны:

— Водолаз, а почему ты подчеркиваешь, что ты очень дешевая игрушка?

— Птичка, а почему ты сказала, что «вырастешь в орла»?

Обычно одного-двух таких вопросов бывает достаточно, чтобы группа подхватила:

— Пушка, а что ты защищаешь и от кого?

— Лампочка, как ты относишься к выражению «все до лампочки»?

— Чайник, а кто тебя кипятит и подогревает?

— Слон, если ты такой добрый, то зачем тебе бивни?

Отвечая на подобные вопросы, человек метафорически раскрывает себя. Бывают и конфронтации:

«Значок». Мороженое, ты очень сладкое, но ведь при этом ты очень холодное, да?

«Мороженое». А?.. Ты знаешь, у меня сейчас другие проблемы. Я вдруг обнаружило, что внутри я пустое (разнимает фигурку на две части, и становится видно, что «мороженое»- только сверху накладывается на стаканчик). Это такое потрясение...

«Значок». Ты все-таки не уходи от ответа. Почему ты холодное?

«Мороженое». Да... Вот видишь, получается, что и холодное и пустое.

«Поседевший от переживаний Тигр». Мороженое, а может, у тебя внутри растаяло?

«Мороженое». А, да! Вот эта идея мне нравится! От моего горячего сердца внутри мороженое растаяло! Так что я только снаружи холодное! (Облегченно смеется.)

«Значок». Ну, ладно.


312

Опыты реорыентационного тренинга

Другой пример.

«Футляр из-под французских духов». Раскладывающийся метр, почему ты такой угловатый и жесткий?

«Метр». Да я сейчас тебя как зажму двумя моими отрезками!

«Футляр». А ты, оказывается, еще и жесткий.

«Метр». Я пошутил.

«Футляр». Какие уж тут шутки, когда ты угрожаешь. (Пауза.)

«Голова клоуна». Метр, а посмотри, как ты можешь укладываться в звезду, в многоугольник.

«Метр». Да, я могу...

«Голова к л о у н а». А давай ты уложишься в многоугольник, мы все заберемся вовнутрь, а ты будешь создавать вокруг нас магнитное поле. Мы будем подпитываться энергией.

«Метр». Да, я с удовольствием. Я ведь мирный метр, а меня все боятся. Ты не представляешь, как обидно (молчит, потупившись). (Пауза.)

«футляр». Да я тебя не боюсь, я с тобой заигрываю (все облегченно смеются).

«Матрешка». Метр, а можно я на тебе покатаюсь?

«Метр». Пожалуйста! («Катает» и раскачивает матрешку на своих отрезках.)

Если в игре наступает пауза, можно обновить поток «отождествления», предложив участникам внести в свой объект какое-либо одно изменение с помощью волшебной палочки или взять другую фигурку и потом первой фигурке поговорить со второй (Enwight J., 1980, р. 134). Желательно, чтобы все так или иначе приняли участие в игре. Закончить ее лучше в тот момент, когда большинству еще хочется ее продолжать. Я прерываю действие словами: «А теперь мы, фигурки, можем пожелать друг другу что-нибудь хорошее». Круг пожеланий позволяет закончить ту работу, которая осталась , незавершенной в процессе взаимодействий. Чаще всего участникам бывает приятно принять пожелания других, но иногда они защищаются от пожеланий.

«Батарейка». «Мыло», я желаю тебе, чтобы тебя распечатал какой-нибудь хороший человек.

«М ы л о». Спасибо, но я пока хочу остаться в неприкосновенности.

«Наручники». «Голова клоуна», я тебе желаю заделать дырку в голове какими-нибудь новыми увлечениями.

«Голова клоуна». Спасибо, но моя дырка мне не мешает, голова свободно проветривается.

Чем меньше отказов от пожеланий, тем лучше сработала группа. В этом последнем круге проявляется достигнутый цэуппой уровень синхронности и ее целительные возможности.

Глава 6. Метафорическое взаимодействие

313

Необходимо предусмотреть время для фазы обмена чувствами. Я предпочитаю в психологических группах в этот момент переходить в «методический пласт» обсуждения. Мы просто рассматриваем методический вопрос: «Какие возможности дает эта сессия?»



Многие говорят о том, какой трепет вызывает такое соприкосновение с чужим миром, когда человек даже не вполне осознает, что мы уже видим подводную часть его айсберга и «в немоте бессознательных вод плывем вокруг нее».

Иногда кто-либо из участников говорит, что все-таки это опасный метод, потому что некоторые, как ему кажется, сказали о себе больше, чем хотели бы сказать, что этот прием вынудил их раскрыться и быть понятыми глубже, чем им того хотелось. Об этом необходимо помнить, когда проводишь методику отождествления в непсихологических группах. Кто-то может быть огорчен тем, что сказал лишнее, обнажил свои слабые стороны; стал более уязвимым. В таких группах при обсуждении упражнения я ставлю вопрос: «Что нового я узнал о себе?» Отвечая на этот вопрос, каждый участник имеет шанс что-то скорректировать, защититься, умолчать о главном. Как говорил Карл Юнг, «встреча с самим собой принадлежит к самым неприятным» (Юнг К, 1991, с. 111). Если человек испытывает потребность защититься от этой встречи, я стараюсь предоставить ему такую возможность. На мой взгляд, одна «молекула» впечатления легче проберется через защитный барьер, чем сокрушительный поток воздействий. Прозрение начинается не с ослепительной вспышки, а с постепенной адаптации к слабому источнику света.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница