Ббк 88. 2 С34 Сидоренко Е. В



страница22/23
Дата12.05.2016
Размер4.85 Mb.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23

— Дайте ему еще!

Внезапно машина выходит из-под контроля. Она съезжает с дороги, ударяется о скалу и разбивается.

Вся семья погибает... кроме мальчика и маленького ребеночка.

Пересказ консультанта по теме «Л/естиь»

Эта семья едет в магазин. Отец ведет машину, но маленький мальчик тоже хочет вести и просит отца — можно? Отец говорит:

— Нет, везти маленьких мальчиков должны папа или мама, чтобы они были живы и здоровы.

Мальчик спрашивает маму, как она думает, он уже может водить? Она говорит:

— Ты сможешь водить, когда тебе исполнится шестнадцать лет, а до тех пор папа и я будем водить машину.

Дорога петляет и дает вираж, а отец ведет машину так быстро, что мальчик уже не чувствует себя в безопасности. Мальчик говорит:

— Папа, мне страшно, когда ты так гонишь. Ты сказал, что будешь водить так, чтобы мы чувствовали себя в безопасности, но вот сейчас я что-то не чувствую себя в безопасности. Пожалуйста, сбавь скорость.

Отец снижает скорость и начинает вести машину более осторожно.

324

Опыты реориентационного тренинга



4. Цель — неадекватность*

Дети, чья цель — неадекватность, убеждены, что они не способны что-либо сделать. Как правило, они чувствуют себя совершенно незначимыми и ведут себя так, как если бы чувство причастности возникало у них только в тех случаях, когда от них ничего не ждут. Их поведение, которое чаще всего можно было бы определить как уход из ситуации, имеет своей целью скрыть то, насколько глубоко они потеряли веру в свои силы.

В консультационной сессии дети, испытывающие чувство несостоятельности, не способны отвечать за себя. Они часто просят консультанта сделать за них что-то такое, что они должны были бы уже уметь делать сами. Некоторые совсем потерявшие веру в свои силы дети вообще не выражают желания делать что-либо или хоть как-то взаимодействовать с консультантом. Они могут просто стоять или сидеть на одном месте безо всякого (или почти безо всякого) стремления что-либо предпринять.

Работая с такими детьми, консультант, вероятно, будет чувствовать себя беспомощным, потерянным, обескураженным. Попытка раскрыть цель ребенка должна быть выражена в форме очень мягкой пробной гипотезы, например: «Может быть, ты боишься сам попробовать это сделать, потому что тебе кажется, что гпы не справишься? >> или: «Может быть, тебе на самом деле хочется, чтобы я перестал разговаривать с тобой и просто оставил тебя в покое?»

Пример по теме «Неадекватность»

В ответ на просьбу рассказать историю, используя любые игрушки из игровой комнаты, девочка просто стоит посреди комнаты, глядя в пол. Консультант идет к полке, достает двух кукол и передает их ребенку. Девочка роняет кукол и продолжает смотреть в пол.

— Ну а что, если мы расскажем какую-нибудь историю вместе? — говорит консультант, надевает одну из кукол себе на руку, а другую дает девочке. Девочка просто держит куклу, не надевая ее себе на руку.

Консультант сама рассказывает следующую историю:

Однажды мать-медведица давала своей маленькой дочке-медве-душке уроки рычания.

— Пора тебе уже научиться самой за себя рычать, а не ждать, когда я буду рычать за тебя.

* Как ясно из дальнейшего текста, по существу данная цель должна называться «покой». Неадекватность, демонстрация своего несоответствия целям и требованиям — лишь средство, которое использует ребенок, чтобы его оставили в покое.

Глава 6. Метафорическое взаимодействие

325

Маленькая медведушка была на самом деле уверена, что сама она не сможет рычать, поэтому даже и не хотела пробовать.



Она хотела, чтобы мама по-прежнему рычала за нее, когда возникнет опасность. Медведушка просто стояла потупившись, ей было грустно и страшно. Мать все старалась и старалась добиться, чтобы медведушка сама зарычала, но медведушка даже и не пыталась пробовать.

И вдруг на нос медведушке села пчела, и она... зарычала!

Мама воскликнула:

— Ты сама зарычала! Какая это радость, когда сам за себя можешь рычать!

Медведушка улыбнулась, она была очень горда собой.

Потом она еще порычала для мамы и опять улыбнулась.

По сообщению Т. Коттман и К. Стайлс, дети с удовольствием разыгрывают свои истории и слушают пересказы консультанта. Большинство консультируемых детей оказались глубоко вовлеченными в процесс развития сюжета и характеров, что свидетельствует, по мнению авторов, о близких параллелях между этими историями и реальной жизнью детей (Kottman Т., Stiles К., 1990).

Мой опыт применения этого метода показывает, что он производит такое же сильное впечатление и на родителей. Как правило, первую историю о мальчике Теде на дне рождения сестры (тема «Внимание») я разыгрываю с помощью кукол сама. После окончания сценки в комнате наступает напряженная тишина. Когда я перехожу к проигрыванию пересказа консультанта, в группе обычно чувствуется облегчение: кто-то вздыхает, иные посмеиваются, а кто-нибудь обязательно говорит: «Но это же история для родителей, а не для детей!» И действительно, история Коттман и Стайлс — это в значительной степени истории р том, как не оставить ребенка без внимания, делегировать ему часть своих полномочий, как не причинить ему психологического вреда и укреплять его веру в собственные силы. О том, как можно было бы это сделать, если бы взрослым не мешали их собственные нереализованные цели и неудовлетворенные потребности.

Характерно, что особенно сильное впечатление на участников групп производит рассказ о погибающем в автокатастрофе семействе (тема «Месть»). Почему-то всегда находятся три-четыре участника, которые воспринимают эту историю как рассказ о реальных событиях. По-видимому, это проекция: многие родители чувствуют, что своим родительским поведением заслуживают возмездия, и в метафорической форме они его здесь, в группе, получают. Опыт показывает также, что в истории с медведушкой многие участники отождествляют с ней себя, а не своих детей. Не потому, что родители не умеют «рычать», а потому, что они чувствуют себя беспомощными во взаимодействии с детьми и самими собой.

32бТ


Опыты реориентационного тренинга

В тех случаях, когда мы за недостатком времени работаем по краткому варианту программы, я ограничиваюсь лишь демонстрацией рассказов детей и пересказов консультантов, стараясь быть как можно ближе к оригинальным текстам Коттман и Стайлс. В полном варианте программы (4-дневный семинар) участникам предлагается самим выступить в роли консультанта, составив пересказ по теме «Власть»* пли «Месть».

Работа в этом случае протекает в подгруппах по три-четыре человека: две подгруппы получают тему «Сила» и две подгруппы — тему «Месть». По истечении получаса подгруппы объединяются в общий круг и проигрывают составленные ими альтернативные истории с помощью кукол. В этих пересказах часто встречаются не только темы проявления внимания по отношению к ребенку и делегирования полномочий, но и другие мотивы, не всегда в равной степени полезные с точки зрения адлерианской терапии. Попробуем сопоставить идеи, выраженные в рассказах Т. Коттман и К. Стайлс, с идеями пересказов участников тренинга (табл. 14-17).

Таблица 14

Основные идеи в пересказах Коттман и Стайлс по теме -в Сила» («Власть»)

Идеи

Иллюстрации из пересказов

1. Существуют другие возможности решения проблем

Наверняка есть другой способ наладить мир в наших джунглях

2. Свои проблемы бывает полезно обсудить с другими людьми

Они решили собрать всех зверей вместе, чтобы узнать их идеи по поводу того, как решить эту проблему

3. Можно сообщить другим людям о том, что вызывает ваше неудовольствие

Мы хотим, чтобы ты знал, что мы злы на тебя

4. Можно сообщить другим людям о том, чего мы хотим

Мы хотим по очереди быть царями

5. Наши чувства важны для других

Но если вы этому не рады

6. Те, у кого есть власть, могут добровольно ею с нами поделиться

Я желаю попробовать, чтобы все по очереди были царями

* Чаще всего более точным переводом слова power будет «сила», но иногда уместнее переводить его и как «власть».

.Глава 6. Метафорическое взаимодействие

Таблица 15

Основные идеи в пересказах по теме «Сила»(«Власть») у участников тренинга



Идеи

Иллюстрации из рассказов участников

1. Сегодня я сильнее, чем вчера

«Теперь я, лев, вижу, что вы подросли и сами можете командовать»

2. В чем-то я уже сильнее и лучше других

«Ты, медведь, лучше других умеешь добывать пищу, а ты, слон, строить дом из бревен...»

3. Можно сообщить другим людям о том, что вызывает наше неудовольствие

«Лев, я не хочу все время только слушаться»

4 Те, у кого есть власть, могут добровольно с нами ею поделиться

«Я иногда буду уходить в соседний лес, а вы будете тут командовать за меня»

5. Командовать другими — это сложная работа

«Думаете, это легко — быть всегда главным?! Мне приходится думать за всех и за всех отвечать...»

Как следует из табл. 15, в пересказах участников тренинга отсутствуют такие темы, как «обсуждение своих проблем с другими людьми», «сообщение другим людям о том, чего мы хотим» и идея о том, что «наши чувства важны для других людей». Вместе с тем, в их пересказах подробнее разрабатывается тема делегирования и разделения ответственности, появляется идея о том, что обладание властью имеет и отрицательные стороны. Это можно рассматривать как метод контраргументации. В то же время в таком подчеркивании отрицательных сторон власти можно почувствовать элемент игнорирования желаний и чувств партнера. Если для группы актуальной оказывается проблема выражения собственных чувств и восприимчивости к чужим чувствам, в программу работы включается интенсивный этап работы с Я-посланиями (Gordon Т., 1970;

Макшанов С., Хрящева Н., Сидоренко Е., 1993).

/

Таблица 16 Основные идеи в пересказах Коттман и Стайлс по теме «Месть»



Идеи

Иллюстрации из пересказов

1. Взрослые могут говорить «нет» не для того, чтобы мне навредить, а для того, чтобы избавить меня от большего вреда

«Нет, везти маленьких мальчиков должны папа и мама, чтобы они были живы и здоровы»

328

Опыты реориентсщионного тренинга

Окончание табл. 16

Идеи


2. Мне не всегда будут говорить «нет» в ответ на мою просьбу

3. Становится не так больно, если люди объясняют, почему они сказали «нет»

4. Можно сообщить другим людям о том, что вызывает у меня страх

5. Можно напомнить другим людям, чтобы они сами соблюдали свои правила

6. Можно сообщить другим людям о том, чего я хочу

7. Мои чувства важны для других людей и могут изменить их поведение

Иллюстрации из пересказов

«Ты сможешь водить, когда тебе исполнится шестнадцать лет»

«...Чтобы они были живы и здоровы»

«Папа, мне страшно, когда ты так гонишь... Что-то я не чувствую себя в безопасности».

«Ты сказал, что будешь водить так...»

«Пожалуйста, сбавь скорость»

«Отец снижает скорость и начинает вести машину более осторожно»

Таблица 17 Основные идеи пересказов по теме *Местъ>> у участников тренинга



Идеи

Иллюстрации из пересказов

1. Становится легче, когда не говорят «нет», а отвлекают внимание на что-то другое

«Давай мы купим тебе новую машину с радиоуправлением, когда приедем в магазин»

2. Чаще всего есть возможность, чтобы хоть что-то разрешили из того, о чем просишь

«Обещаю, что мы поучим тебя водить на поляне, где нет машин» «Положи свою руку на мою, мы будем вести машину вместе»

3. Мне могут разрешить что-то другое, не менее важное

«Вот тебе карта. Давай ты будешь штурманом. Будешь говорить мне, куда заворачивать и с какой скоростью ехать. Ты будешь говорить, когда нужно остановиться для привала нлн проверить колесо»

4. Меня любят н уважают

«Ты у нас замечательный сын и, конечно, сможешь прекрасно водить машину. Ты уже в "Тетрис" играешь лучше нас всех»

£лава 6. Метафорическое взаимодействие

329


Мы видим, что участники тренинга и здесь не передают посланий о том, что чувства ребенка для них важны и что они собираются учитывать их в своем поведении. Табл. 15 и 17 составлены по материалам работы десяти групп (п=102). Участниками групп были психологи, педагоги, медики, множество школьных психологов, которые перешли в психологию из педагогики. Можно ли предположить, что эти люди менее восприимчивы к чужим чувствам, чем люди от психологии более далекие? Скорее можно было бы предположить обратное. А это означает, что в более широком, «не психологическом» сообществе чувства, скорее всего, будут в еще большей степени игнорироваться, и потребность ребенка во внимании не будет удовлетворена. Если же ребенок не получает внимания, он начинает ориентироваться на силу или месть (Dreikurs R., 1947).

Анализ собранных мною 48 рассказов детей это подтверждает.

Рассмотрим конкретный случай.

Случай индивидуального консультирования

Мальчик Коля, шести с половиной лет, единственный ребенок в семье, не слушается, грубит, отказывается выполнять родительские требования в овладении навыками самообслуживания, грубит, проявляет своенравие, от которого у родителей руки опускаются, отказывается засыпать один. На первой консультационной встрече с ним ему были предложены наборы игрушек-зверей, людей и машин, в том числе детское оружие.

Коля берет самую большую фигурку — слона — и спрашивает: «А это кто?» — «Это же верблюд», — отвечает консультант. «Ах, да», — говорит мальчик и рассказывает:

Жили-были слон и верблюд. Они были очень старые. И они хотели построить дом. У них не было дома. Построили... Стали там жить. А что делать-то? Телевизора нет, ничего нет. А как им сделать телевизор? Нужны предохранители, экран, а у них ничего нет.

— А давай их сделаем? — говорит верблюд.

(Мальчик с силой перемешивает фигурки слона и верблюда в коробке в течение нескольких секунд, как будто лепит из них что-то.)

Вот один предохранитель... (Снова перемешивает игрушки.) Вот два предохранителя. (Перемешивает игрушки.) Вот три предохранителя. А теперь лампочки. (Снова перемешивает игрушки, как будто лепит из них что-то.) Вот лампочка 6П15Х... (Перемешивает игрушки.) А вот трубка. Она рассчитана на 215-250 вольт. (Интенсивно перемешивает игрушки.) Стекло сделаем для экрана. (С силой перемешивает игрушки.) Теперь надо делать переключатель программ... (Мальчик перемешивает игрушки, с силой бьет их одна об другую, посматривая не консультанта.)

— Давай сделаем черный экран, — говорит верблюд.
ззоТ

Опыты реориентационного тренинга

— Нет, давай сделаем белый, — говорит слон. (Коля ударяет игрушками друг об друга.)

— Вот и сделали мы... Надо сделать еще кое-что... Ну и что, все сделаем. (Коля с силой перемешивает игрушки.)

— Слушай, ты все здесь перевернешь, лучше я из дома выйду — (огорченно говорит «слон», и мальчик выносит «слона» из коробки).

— Вот сделали провод с вилкой. Иди сюда! (Это несколько скандальным тоном произносит «верблюд».) Ну что ты все время падаешь?! Стой на месте! (С нажимом и с издевкой говорит «верблюд» и начинает напирать на «слона».) Давай!.. Давай делать все внутренние проводки!

(«Верблюд» явно усиливает давление на «слона». Стычка между ними продолжается и становится все интенсивнее.)

— Ну, сделали телевизор. И стали жить хорошо. (Эти слова мальчик произносит с каким-то мстительным удовлетворением.)

Эту тему можно обозначить условно как «мы будем делать что-то вместе, но попутно я тебе отомщу». Можно предположить, что этот мальчик живет с ощущением «попутного вреда». Другие люди могут с ним вместе делать что-то полезное и даже приятное для него, но попутно они делают нечто такое, что воспринимается им как вред. Судя по тому, как он рассказывал эту историю, ему причиняют вред:

а) слишком большая интенсивность действий взрослого — скорость, напряженность, сложность, — которые уже не под силу ребенку и могут вызывать у него ощущение, что он ничего не может, что он «не у дел» (непричастен), что им пренебрегают;

б) слишком большая увлеченность взрослого своими действиями, при которой «мелкие» огорчения и недовольства ребенка в процессе совместных действий воспринимаются взрослым как досадная помеха, и его Фрустрированное дитя начинает посылать Свинские послания: «Не пой!», «Не путайся под ногами!» и т. п.

Задача консультанта во многом состоит в том, чтобы объяснить ребенку эти причины поведения взрослого и вытекающие из них причины его собственного «зеркального» поведения.

В данном случае консультант рассказал такую ответную историю.

Пересказ консультанта

Жили-были слон и верблюд. Они были очень старые. И вот они решили построить дом. А что им делать, телевизора-то нет. (Мальчик слушает заинтересованно и довольно улыбается, узнавая свою собственную историю.) И вот они решили сделать телевизор. Но у них не

Глава 6. Метафорическое взаимодействие

было никаких деталей. Пришлось им делать детали из того, что у них было: из старых предохранителей сделали новые, из старых стекол сделали новые. Провод сами из резины сварили. И работали они дружно. Но один раз верблюд так расшумелся, раскричался, что слон сказал: «Я лучше буду не в доме работать, а рядом. Как-то с тобой опасно».

— Да что ты, боишься меня, что ли? — говорит верблюд. А слон говорит:

— Нет, но ты как-то толкаешься все время. А верблюд говорит:

— Ну знаешь, когда я что-то делаю, то у меня внутри столько энергии, хочется еще так немножко кого-нибудь бить.

— Зачем, — говорит слон, — тебе хочется кого-нибудь бить?

(Мальчик при этих словах смеется, налицо так называемый рефлекс «узнавания». «Тогда и я тебя буду дубасить», — говорит мальчик. Консультант использует это как «шепотную» подсказку.)

А слон говорит:

— Тогда я тебя буду дубасить тоже. Я тебя так побью сейчас! Верблюд сказал:

— Ну не надо. Это же я не нарочно! Когда мне интересно, я почему-то еще начинаю толкаться и лапами размахивать. Давай с чувством юмора относиться друг к другу! Если мы вдруг расшумимся, начнем толкаться, лапами размахивать, давай просто над этим посмеемся, похихикаем и опять будем мирно жить.

Так они и порешили. И помирились после этого.

В беседе после этого обмена историями Коля сказал: «Когда у них (у взрослых) что-то интересное, то они разговаривают друг с другом, а на меня внимания не обращают. Я кричал, кричал, а они меня не слушали... Теперь я в них стреляю или кусаю их. А когда мне что-то не нравится, то сразу хочется с мамой боксом! Мне боксом всегда хочется!»

Этому же мальчику принадлежит рассказ о дне рождения, в котором «именинник» убивает всех «гостей» (глава 4, п. 4.2). Это подтверждает гипотезу о преобладании в рассказах данного ребенка темы попутной мести.

Рекомендации родителям. Избегать нанесения ребенку психологического вреда. Стараться не повышать на него голос и не унижать его в ситуациях, когда он не справляется с предъявляемыми к нему требованиями или доставляет родителям неудобства. Желательно найти способ законного психологического и физического отреагирования ребенком агрессивных тенденций — например, в рисовании, двигательных упражнениях, семейных играх. Выслушивать ребенка, предоставлять ему слово в общем разговоре, уважать его как собеседника и товарища по общим занятиям.

332


Опыты реориентационного тренинга

Через восемь месяцев Коля, по словам матери, уже не так раздражителен, выполняет, хотя и с неохотой, справедливые родительские требования: завязывает шнурки, самостоятельно одевается и раздевается, читает, пишет, иногда сам засыпает. Физических нагрузок у него по-прежнему мало, спортом не занимается. По многу раз смотрит один и тот же боевик по видеомагнитофону и по двадцать—тридцать минут может проводить в самостоятельных занятиях «стрельбой» из пистолета, автомата или детского пулемета. Интеллектуальное развитие хорошее, посещает подготовительную группу детского сада, проблем в общении и взаимодействии с детьми и воспитателями нет. Как сообщает мать, «с ним стало интересно разговаривать на разные темы, иногда я с ним даже советуюсь. Я даже и не думала, что он так умеет поддержать в нужную минуту и что он у меня такой умный!»

Итак, мы рассмотрели несколько способов метафорического взаимодействия в психотерапии.

Мы увидели, что метафора позволяет нам:

1) выделить суть явления или проблемы;

2) обогатить наши представления о них;

3) преодолеть то, что нас мучает;

4) примириться с тем, что нас мучает," если мы не можем это преодолеть;

5) соприкоснуться друг с другом своими бессознательными мирами.

6.6. МЕТАФОРИЧЕСКИЕ УПРАЖНЕНИЯ ДАЛ взрослых

Рассмотрим примеры следующих упражнений, которые могут применяться для развития наших способностей к метафорическому взаимодействию. Это дополнительные упражнения, «разминоч-ные» по отношению к главным метафорическим сессиям, посвященным образу Дитя и отождествлению с объектами.

Упражнение 1. Метафора цвета

Участники сидят в кругу с закрытыми глазами. Я кладу в руки каждому кусочек плотной, гладкой, приятной на ощупь бумаги. Квадратики окрашены в разные цвета, чаще всего сложные, не

,/дава б. Метафорическое взаимодействие

333

определяемые одним словом: жемчужно-серый, малиновый, бежевый с розовым отливом, голубовато-сиреневый, цвет кофейного зерна, соцветий мимозы, цвет морской волны и т. п. Потом участникам предлагается открыть глаза, взглянуть на бумажный квадратик в своих руках и проникнуться ощущением его цвета. В группе есть еще два человека, которые получили такой же цвет. Теперь нужно с помощью метафор найти двух своих «собратьев» по цвету. Я предлагаю: «Спрячем квадратик в ладони и попытаемся передать ощущение его цвета метафорически: «цвет первой любви», «цвет коварства», «цвет несданного экзамена», «цвет состояния души после развода». В этом упражнении лучше не приводить много примеров. У ведущего есть свой образчик цвета, он просто может начать работать с ним, встав и произнеся вслух родившуюся у него метафору, например: «цвет пробуждения».



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница