Ббк 88. 2 С34 Сидоренко Е. В



страница4/23
Дата12.05.2016
Размер4.85 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Раздел I. Идеи Индивидуальной психологии

51

ля в подходе к проблемам и задачам. В нем уже глубоко укоренилось представление о том, чего ждать от мира и самого себя. ; этих пор мир воспринимается им через устойчивую схему аперцепции: переживания истолковываются еще до того, как они восприняты, и истолкование это всегда согласуется с тем первоначальным значением, которое было придано жизни» (Adler A., 1932, р. 12-13).



Стиль жизни складывается надолго — на всю жизнь. Он воспроизводится в различных ситуациях и от повторения лишь становится прочнее. Этим он напоминает фрейдовское воспроизведение. «Даже если значение, которое мы придаем жизни, является глубоко ошибочным, даже если наш подход к проблемам и задачам постоянно навлекает на нас несчастья и страдания, мы никогда легко не отказываемся от него» (Adler A., 1932, р. 13).

Все люди в своей жизни связаны троякого рода узами и поставлены перед тремя неизбежными проблемами (по: Adler A., 1932, р. 5).

1. Профессиональная проблема: «Как найти занятие, которое позволило бы нам выжить при всех ограничениях земного мира».

2. Проблема сотрудничества и дружбы: «Как найти такое положение среди других людей, чтобы мы могли сотрудничать с ними и вместе с ними пользоваться преимуществами сотрудничества».

3. Проблема любви и супружества: «Как приспособиться к тому факту, что мы существуем в двух полах и что продолжение и развитие жизни человечества зависит от нашей любовной жизни».

«Решая эти три проблемы, каждый человек неминуемо проявляет свое глубинное ощущение сути жизни» (Adler A., 1932, р. 7).

Существуют ли какие-то типы стилей жизни? «Мы не рассматриваем людей как типы, потому что у каждого человека свой, индивидуальный стиль жизни...» (Adler A., 1969, р. 102). Выделенные Адлером четыре типа жизненных стилей — лишь «концептуальное средство» для лучшего уяснения понятия. Типы жизненного стиля по Адлеру:

1) полезный;

2) правящий;

3) избегающий;

4) получающий (Adler A., 1930).

Существует опросник жизненного стиля личности (Life Style Personality Inventory — LSPI), который позволяет построить индивидуальный личностный профиль, аналогичный профилю MMPI (Curlette W. et al., 1985).

52

«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминаний



Раздел I- Идеи Индивидуальной психологии

Поскольку в Индивидуальной психологии типологический подход не приветствуется, кратким перечислением типов мы и ограничимся.

Вместе с тем анализ трудов Адлера позволяет выделить различные варианты соотношения двух движущих сил развития личности — стремления к превосходству и социального интереса. В разных своих произведениях Адлер обрисовал — иногда более подробно, иногда метафорически или полушутливо — и эти соотношения, и способы компенсации, им соответствующие. В процессе развития его концепции был момент, когда две эти силы могли рассматриваться как противоположные:

1) индивидуалистическое стремление к социальному превосходству над другими, что представляет собой вертикальную составляющую борьбы против других людей с целью стать выше их;

2) социальное тяготение равных индивидуумов друг к другу, что представляет собой горизонтальную составляющую их общей борьбы (Dreikurs Fergusson E., 1989).

В более зрелые годы Адлер пытается объединить две эти силы. «Истинный смысл жизни — это вклад в развитие человечества. Стремление к развитию своих способностей должно лишь помогать реализации этой цели» (Adler A., 1932, р. 10).

«Борьба за личное превосходство и недоразвитие социального интереса — и то и другое ошибочно. Однако это не две ошибки, которые совершает человек, а одна и та же ошибка» (Adler A., 1956, р. 241).

И все же нам полезно сохранить представление о вертикальной и горизонтальной составляющих человеческой борьбы, поскольку Адлер не отрицал возможности несовпадения этих двух движущих сил как по направленности, так и по интенсивности. Учитывая, что Адлер ссылался также на возможность приложения этих сил к «полезной» и «неполезной» сторонам жизни (Adler A., 1930, р. 84), мы можем представить себе все пространство действия этих сил в системе двух координатных осей (рис. 3).

Вертикальная ось будет отражать стремление к превосходству — как над собственной слабостью, прошлыми достижениями и задачами жизни (полезная сторона), так и над другим людьми (неполезная сторона).

Горизонтальная ось будет отражать социальный интерес, или общественное чувство: интерес к другим людям и участие по отношению к ним (полезная сторона) или использование других людей и подавление их (неполезная сторона).

Оценка по обеим осям может быть положительной, нулевой или отрицательной. Нарастание оценок по оси стремления к

53

превосходству (СП) происходит снизу вверх, по оси социального



интереса (СИ) — слева направо, как в обычной системе координат.

Рассмотрим последовательно квадранты этой гипотетической

схемы.

СТРЕМЛЕНИЕ К ПРЕВОСХОДСТВУ(СП)



Псевдокомпенсация

1. «Уход в болезнь» 5. «Жесто-

кий тиран»

2. «Сила воды»

Реальная компенсация

Нормальные люди, «если такие есть»

3. «Ленивец»

4. «Лжец»

6. Комплекс превосходства

7. «Самореклама»

Ненужные, никчемные

«Умрите и исчезните!»

СОЦИАЛЬНЫЙ ИНТЕРЕС(СИ)

Пустые делатели добрых дел

«Невежественные путаники»

Рис. 5. ГИПОТЕТИЧЕСКАЯ СХЕМА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ личностных СТРЕМЛЕНИЙ

1. Реальная компенсация (СП+, СИ+)

Это люди с высоким стремлением к превосходству и развитым социальным интересом. Они успешно справляются со всеми тремя задачами жизни. «Представим себе человека, чья любовная жизнь -это интимное и многостороннее взаимодействие, чья работа приводит к полезным результатам, у кого много друзей, а контакты с Другими людьми обширны и плодотворны. О таком человеке мы можем сказать, что он воспринимает жизнь как творческую задачу, в которой много возможностей и никаких невосполнимых поражений. Смелость, с которой он встречает проблемы, передается утвер-

54

«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминаний



ждением: «Жизнь означает быть заинтересованным в других людях, быть частью целого, вносить свой вклад в благополучие человечества» (Adler A., 1932, р. 8).

Итак, это некий идеал. Адлер не дает нам ни одного феноменологического описания случаев реальной компенсации. Из 20 ранних воспоминаний только 2 были интерпретированы им как примеры реального приспособления («Носы, как огурцы», «Сидр»).

Адлер сам отвечает на вопрос, почему он не дал нам почти никаких эмпирических описаний.

«Нормальные дети, если такие есть, нас не заботят. Они должны идти своим собственным путем, потому что мы можем быть уверены, что для развития у себя чувства превосходства они найдут себе цель на полезной стороне жизни. Их чувство превосходства, именно потому что оно основано на полезной стороне жизни, не является комплексом превосходства» (Adler A., 1969, р. 84).

«Когда дело касается нормальных людей, у нас нет тактики, — признаются и последователи Адлера. — Мы как эхо повторяем утверждение Адлера о том, что эти люди найдут свой собственный путь на полезной стороне жизни» (Mosak Н. Н., 1991, р. 440).

По диагонали перейдем к противоположному сочетанию.

2. Ненужные, никчемные (СП-, СИ-)

У этих людей не развиты ни стремление к превосходству, ни социальный интерес. «Что стало с теми, кто никогда не сотрудничал... кто спрашивал лишь: "Что я могу получить от жизни?" Они не оставили ни следа. Они не просто мертвы — вся их жизнь была напрасной. Им как бы сама Земля говорила: "Вы нам не нужны. Вы не годитесь для жизни. Убирайтесь! Умрите и исчезните!"» (Adler А., 1932, р. И).

Похоже, это люди, для которых «вся их жизнь в обиходе», т. е. обыватели. Поражает жесткость Адлера по отношению к ним. Сказывается влияние политических идей его эпохи?

Эмпирические описания таких людей у Адлера отсутствуют.

3. «Пустые делатели добрых дел» (СП-, СИ+)

У этих людей не развито стремление к превосходству, но развит социальный интерес. Это «невежественные путаники», стремящиеся делать людям добро (Crandall J. Е., 1981, р. 21). Такие люди не развивают свои способности, не компенсируют свои слабости, и поэтому их участие в других людях и попытки сделать что-то доброе для них могут обернуться злом. Они не понимают, как творить добро, поэтому их социальный интерес бесплоден.

раздел I- Идеи Индивидуальной психологии

55

Наверное, каждый из нас встречал подобных людей в своей жизни. Но все же эмпирические описания Адлера относятся главным образом к последнему из выделенных нами квадрантов.



4. Псевдокомпенсация (СП+, СИ-)

У этих людей есть стремление к превосходству, но социальный интерес варьируется от 0 до какой-то неизвестной отрицательной величины. Если они заняты только психическим самосохранением, он может быть близким к 0; если при этом они используют других людей и манипулируют ими — то это уже отрицательная величина; если они заняты мщением — то «социальный интерес» становится просто зловещим.

Псевдокомпенсирующиеся — это те люди, которые стремятся к превосходству, но по каким-то причинам не могут идти по пути прямой борьбы с трудностями, а посему выбирают пути окольные.

«Представим себе, что человек потерял уверенность в своих силах; предположим, что он не может представить себе, как его реальные усилия, если даже он их предпримет, смогут улучшить его ситуацию. И этот человек тоже будет не в состоянии вынести ощущения недостаточности, и такой человек тоже будет бороться, чтобы избавиться от них; но он будет пробовать способы, которые не продвинут его вперед... Вместо того чтобы преодолевать препятствия, он будет стараться загипнотизировать самого себя, ин-токсицировать себя, чтобы вызвать у себя чувство превосходства. Если он чувствует себя слабым, то постарается переместить себя в обстоятельства, в которых почувствует себя более сильным. Он не учится тому, чтобы быть более сильным, более адекватным, он учится тому, чтобы казаться сильнее в собственных глазах» (Adler A., 1931, р. 50-51).

Мы помним, что появление проблемы, которая кажется неразрешимой, — причина перерастания ощущения недостаточности в комплекс недостаточности. Уверенность в своей неспособности решить проблему приводит к псевдокомпенсации — поиску окольных путей — способы псевдокомпенсации могут быть самыми разными. Рассмотрим те, которые описаны А. Адлером.

1) «Уход в болезнь»

То, что Фрейд считал вторичным выигрышем от симптома, Адлер выдвинул на первый план в объяснении неврозов и пси-соматических расстройств. Какой-либо болезненный симптом — эез, головные боли, приступы тревоги, бессонница и др. — помо-ребенку получить несколько преимуществ:

^Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминаний

а) теперь его неудачи находят оправдание, и он получает право избегать проблем;

б) увеличиваются его возможности контролировать других людей и управлять ими;

в) он может рассчитывать на помощь и сочувствие других людей (Adler A., 1931).

«В той или иной степени каждый невротик ограничивает поле своей деятельности и свои контакты со средой. Он старается держаться на расстоянии от трех истинных проблем жизни и ограничивает себя такими обстоятельствами и ситуациями, в которых надеется доминировать. Таким образом, он выстраивает себе тесный загон, закрывает дверь и проводит свою жизнь вдали от ветра, солнечного света и свежего воздуха» (Adler A., 1932, р. 53).

2) «Сила воды»

Это более слабый вариант «ухода в болезнь» — «уход в слабость». «Такой индивидуум попытается ограничить поле своей деятельности и будет больше занят тем, чтобы избежать поражения, нежели тем, чтобы стремиться к успеху. Слезы и жалобы — средства, которые я назвал "силой воды", — могут быть в высшей степени подходящим орудием, чтобы разрушить сотрудничество и свести других людей до положения рабов. У этих людей, так же как и у тех, кто страдает от застенчивости и чувства вины, комплекс недостаточности обнаруживается на поверхности. Они с готовностью признают свою слабость и свою неспособность контролировать себя. Что они будут прятать, так это завышенные цели первенства, свое желание быть первым любой ценой» (Adler A., 1932, р. 54). Они нацеливаются на превосходные степени, а не на реальные цели, им нужно что-то «самое» — самое лучшее или самое худшее. Алкоголик ищет превосходства в том, что доказывает, как низко он может пасть: «Нет человека несчастнее меня!» «Самоистязающие себя святые, избрав страдание, избегают необходимости встретиться с жизнью и поддерживают в себе благородное чувство морального превосходства, которое им страшно необходимо» (Manaster G. J., Corsini R. H., 1982, p. 31).

Современному читателю понятно также, что «сила воды» — одна из типичных манипулятивных стратегий в известных психологических играх «Ах, я бедняжка», «Спасательный треугольник» и др. (Merne E., 1964; Steiner С., 1974).

3) «Ленивец»

«Леность служит ширмой, которая должна скрыть недостаток веры у ребенка в самого себя; ширмой, которая мешает ему попы-

Раздел I Идеи Индивидуальной психологии

таться справиться с проблемами, перед ним встающими» (Adler A,

1956, р. 391).

Леность, так же как слабость или болезнь, служит извинением для неудач и отсутствия настойчивости и инициативы в решении жизненных задач. Быть ленивым, в конце концов, не так стыдно, как быть тугодумом.

Важно помнить, что внешняя бездеятельность отнюдь не обязательно является признаком лености. Возможно, данный человек по природе своей наблюдатель, и его жизненный стиль — наблюдение. В этом случае нужно помочь ему найти подходящее для него занятие (см. анализ воспоминания «Сын вдовы»).


4) «Лжец»

«Лживость есть компенсация, позволяющая смягчить ощущение недостаточности» (Adler A., 1956, р. 391).

Там, где мы наталкиваемся на ложь, нужно искать сурового родителя. Много раз правда оказывалась для ребенка опаснее лжи, и он отдал ей предпочтение (Adler A., 1932).

Хитрость и обман могут использоваться как средство привлечения внимания к себе (см. анализ воспоминания «Прятки в шкафу») или как способ «загипнотизировать» себя и других своими мнимыми достижениями.

Леность и лживость не так безобидны, как может показаться на первый взгляд. Оба эти способа псевдокомпенсации могут включать манипулирование и грубое использование в своих целях других людей.

5) «Жестокий тиран»

Избалованный ребенок, столкнувшись с «холодной» реальностью, может пойти либо по пути тирании через слабость, либо по пути жестокой и мстительной тирании (Adler A., 1932). Ему необязательно становиться властителем нации, чтобы отомстить за то, что «мир не признал его». Он может проявлять жестокость, став начальником хотя бы самого низкого ранга или просто «семейным тираном».

«Не было совершено ни одного акта жестокости, который не проистекал бы из тайной слабости. Человек, который по-настоящему силен, не будет склонен к жестокости» (Adler A., 1956, р. 390).

Крайний вариант псевдокомпенсации этого типа — «убийца».

Убийцы признавались, что испытывали ощущение могущества, ко-

1 Держали бутылочку с ядом в своих руках; но ясно, что они

подтверждали свою значимость только в собственных глазах...»

(Adler A., 1932, р. 8).

58

«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминаний



дел I. Идеи Индивидуальной психологии

53

6) «Комплекс превосходства»



«Когда мы видим высокомерного человека, то можем догадать^ ся, что он чувствует: "Другие люди вполне могут не заметить меня. Я должен показать им, что я не какой-нибудь там". В каждом человеке, который ведет себя так, как будто он выше других, мы и можем заподозрить чувство несостоятельности, требующее весьма существенных усилий для своей маскировки» (Adler A., 1931, р. 50).

Как считает Дж. Кенделл, комплекс превосходства — это реактивное образование в ответ на невыносимое ощущение недостаточности. Это фасад, за которым ввегда скрывается комплекс недостаточности. Человек с комплексом превосходства «гипнотизирует» или «интоксицирует» себя превосходными степенями достижений, на которые он нацеливается, и тем самым ослабляет свое ощущение недостаточности.

Однако всегда ли это средство выступает лишь как болеутоляющее или как наркотик? Современные исследования такой личностной черты, как «грандиозность» (grandiosity) показали, что это еще и психостимулятор. «Люди, которые думают крупно, тянутся высоко и верят в себя, — это как раз те люди, которые совершают великие дела» (Gauron E. F., Bowers W., 1989). Возвеличивающие мысли в гораздо большей степени способствуют повышению эффективности поведения, чем самоуничижающие. В 1980 году Н. Мандел и Дж. Сирегер предлагали студентам колледжа прочитать и «пережить» самовозвышающие или самоуничижающие высказывания, а затем придумать и прочувствовать свои собственные высказывания того же типа (например: «У меня достаточно энергии, чтобы сделать это» или: «Я мало верю в свои возможности»). Вслед за этим проводилось незаметное наблюдение за ними в процессе взаимодействия с привлекательной участницей опыта. Обнаружилось, что у испытуемых, вызывавших у себя перед этим самоуничижающие мысли, уровень социальных навыков был ниже: они дольше не могли начать беседу, меньше времени проводили в этой беседе, у них было меньше зрительного контакта, они меньше улыбались и мимически были менее экспрессивны (Morley St. et al., 1983).

Влияние позитивных мыслей известно из работ по рациональ-но-эмотивной терапии (Ellis A., 1973), аутогенной тренировке, гипнотерапии и др.

Комплекс превосходства, по-видимому, присущ многим «учителям и вождям» человечества. «Я — Господь Бог!» — заявляют своим клиентам многие из них (например, Moreno J. L., 1989; Perls E., 1969). И если люди верят, их вера может помочь им решать свои проблемы, а психотерапевту — поддерживать себя в состоянии гипноза превосходства.
Поскольку результаты деятельности людей с комплексом превосходства могут быть не только полезными, но и выдающимися по своей общественной пользе, этот способ псевдокомпенсации должен стоять ближе к истинной компенсации, чем «слабость» и «жестокость». Однако их социальный интерес может быть отрицательным, манипулятивным.

7) «Самореклама»

«Если человек чувствует себя уверенным и чего-то уже достигшим или по крайней мере достаточно компетентным, у него не будет потребности рекламировать этот факт» (Crendall G. Е., 1981, р. 6).

Стремление завоевать одобрение и признание окружающих — вот цель такой саморекламы. С раннего детства нас приучают ориентироваться на одобрение других. Первоначально же мы нуждаемся не в одобрении, а в признании нашего существования (Kempler W., 1973). «Посмотри на меня», — как пароль, повторяет ребенок, обращаясь к родителям во время своей игры. «Своей невинной мудростью он понимает, что его должны признавать» (Kempler W., 1973, p. 263). Если ребенка признают, в нем развивается ощущение самого себя и он начинает принимать свое существование. Но когда ребенок просит отца или мать смотреть на него, он просит подтверждения, а не одобрения или неодобрения. Правильным ответом родителя было просто признать его: «Ну, давай» или: «Немного попозже» (Kempler W., 1973). В этих ответах нет одобрения или неодобрения, есть принятие к сведению, которое позволяет ребенку развить собственную систему ценностей в отношении своего поведения. К сожалению, большинство родителей дают ответ, содержащий, помимо констатации, некое сообщение о своем одобрении или неодобрении. Гештальттерапевты называют этот процесс апробацией. Для того чтобы выжить, ребенку необходимо, чтобы его признавали; но если ребенок ищет признания своего существования, а вместо этого получает апробацию, он очень скоро начинает искать уже не признания, а одобрения. Вместо того чтобы говорить: «Смотри на меня», он говорит: «Я хорошо это сделал, правда?» (Kempler W., 1973; Hansen J. С. et al., 1978, p. 148).

Слишком большая обеспокоенность людей тем, что о'них дума-Ют Другие, — одна из возможных причин последующих эмоцио-'альных нарушений (Ellis A., 1973, р. 176).

Те, кто рекламирует свои достижения, глубоко уязвимы. Им •буется постоянное подтверждение их значимости от других лю-Они нуждаются в поддержке и защите, положительной оценке i одобрении (Crowne D. P., Marlowe D., 1964).

Их отличие от людей с комплексом сверхпревосходства состоит в °Ч что они не в состоянии сами сделать себе психостимулирующую

«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминаний

или болеутоляющую «инъекцию», а вынуждены просить или ждать этого от других.

Крайний случай саморекламирования — ложь (см. выше).

Итак, самореклама выражает потребность в защите, которую человек, как и в раннем своем детстве, должен получить не от самого себя, а от других людей. Для того чтобы обрести чувство значимости, такой человек вынужденно должен интересоваться другими людьми — по крайней мере, их мнением о себе. Следовательно, его социальный интерес — уже не отрицательная величина, как в других типах непрямой компенсации. Но все же он слишком незащищен, чтобы проявлять участие к другим людям: он слишком занят охраной своего самоуважения. Поэтому этот тип компенсации, по-видимому, должен располагаться прямо на оси стремления к превосходству, что будет соответствовать колебаниям социального интереса около нуля.

Вопрос о различиях между реальной компенсацией и псевдокомпенсацией остается открытым. Такие виды непрямой компенсации, как «комплекс превосходства» и «самореклама», могут быть весьма полезными по своим результатам, по тому вкладу, который носители этих типов компенсации вносят в общее дело, несмотря на то что у них есть проблемы с социальным интересом.

Из анализа этих соотношений мы можем заключить, что стремление к совершенствованию и превосходству приносит человечеству больше ценных плодов, чем «чистый» социальный интерес. Из этого следует, что саморазвитие первично, общественное чувство — вторично.

Круг замкнулся. Мы вернулись к тому, с чего начали. «Жить — это значит развиваться» (Adler A., 1938).

• • , •• • , шш . , тая • ., - ття

РАЗДЕЛ IS



МЕТОДЫ

ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ: интервью и АНАЛИЗ

РАННИХ ВОСПОМИНАНИЙ

L

ч



.

ГЛАВА 4 ИНТЕРВЬЮ

Адлер называл пять источников достоверного изучения личности:

1., Самые ранние детские воспоминания.

2. Сновидения и грезы.

3. Порядок рождения ребенка в семье.

4. Трудности детства.

5. Характер экзогенного фактора, обусловившего данное нарушение или болезнь.

Если воспоминания и сновидения продуцируются самой личностью, то три остальных источника являются в какой-то мере внешними по отношению к ней (Adler A., 1956, р. 328).

Вначале кратко рассмотрим внешние источники знания о личности, затем более подробно — внутренние.

Начать изучение можно с чего угодно, потому что каждый че-век, что бы он ни делал, всегда «поет одну и ту же мелодию»: «Мы не можем окончательно определить значение какого-либо одного признака, прежде чем не увидим его места в структуре целого; но каждый признак говорит нам то же самое, каждый признак подталкивает нас к решению... Мы всегда должны слушать целое. Мы должны собирать намеки из множества малых признаков: из того, как человек входит в комнату, как он здоровается с нами и пожимает руку, как он улыбается, как он ходит. В какой-то момент мы можем сбиться с пути, но тут явятся другие признаки, которые помогут нам исправить ошибку или утвердиться в решении» (Adler A., 1932, р. 73).

Адлер постоянно подчеркивал относительность «внешних данных»: «Несчастливым переживаниям детства могут быть даны совершенно противоположные значения... Именно здесь Индивидуальная психология прорывается через теорию детерминизма. Никакие пережитые события не являются причиной успеха или неудачи. Мы не страдаем от шока случившегося с нами — так называемых травм, — но мы творим из них то, что соответствует нашим целям. Мы самоопределяемся теми значениями, которые мы придаем происходящему с нами» (Adler A., 1932, р. 14).

Все сказанное в гораздо меньшей степени относится к третьему

внешнему признаку — порядку рождения в семье. Похоже, что

именно здесь Индивидуальная психология возвращается в лоно

'еории детерминизма, ибо она заявляет, что то положение, которое

Снимал человек ребенком в своей родительской семье: был ли он

•таршим, средним, младшим или единственным и т. п., — это пе-

ать на всю жизнь, которую можно возвести в ранг личностной

черты (Adler A., 1932).

Влияние порядка рождения на формирование жизненного сти-й личности в значительной степени прояснится в главе «Качест-

«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминдщ I IL Методы Индивидуальной психологии

венный анализ ранних воспоминаний». Исследование порядка рождения и анализ ранних воспоминаний — специфические методы Индивидуальной психологии, и поэтому именно им в данном разделе придается главенствующее значение.

Для исследования трудностей детства и прояснения событий, предшествовавших обращению к психологу, Адлер составил две схемы интервью — для детских и взрослых случаев.

Адлер считал, что первая схема может помочь в определении жизненного стиля ребенка, в установлении тех влияний, которые действовали на него в процессе его формирования, и в обнаружении внешних проявлений жизненного стиля в решении задач жизни. Схема эта не формальна, и не обязательно жестко следовать ей. Помимо всего прочего, замечал Адлер, она может послужить проверкой и обобщением понимания читателем принципов Индивидуальной психологии (Ansbacher H. L., Ansbacher R. R., 1956, р. 405).

СХЕМА интервью для ДЕТЕЙ

Расстройства

1. С каких пор появились причины для жалоб? В каком состоянии, объективно и психологически, находился ребенок, когда впервые были отмечены расстройства?

Значимо следующее:

— изменение среды;

— начало обучения в школе;

— смена школы;

— смена учителя;

— рождение брата или сестры;

— неудачи в школе;

— новые друзья;

— болезни самого ребенка или его родителей;

— развод, повторный брак или смерть родителей.

2. Обращало ли что-нибудь на себя внимание в ребенке в его ранние годы? Были ли это ментальная или физическая слабость, трусость, легкомыслие, скрытность, неуклюжесть, ревность, зависимость от других при еде, одевании, умывании, отходе ко сну?

Боялся ли ребенок оставаться один? Боялся ли он темноты?

63

Понимал ли он свою половую принадлежность, первичные, вто-чные и третичные половые признаки?



Как он относился к противоположному полу?

Насколько он был осведомлен о своей половой роли?

Не является ли он пасынком или падчерицей, незаконнорожденным, отданным кому-либо на воспитание или сиротой? Как относились к нему те люди, которые его воспитывали? По-прежнему ли он в контакте с ними?

Вовремя ли он научился ходить и говорить? Не было ли трудностей?

Нормально ли появлялись зубы?

Были ли какие-нибудь особые трудности в обучении письму, рисованию, арифметике, пению или плаванию?

Был ли он особенно привязан к какому-либо определенному лицу?

Кто это был отец, мать, бабушка, дедушка или няня?

Следует отмечать:

— любую враждебность в отношении к жизни;

- причины, могущие пробудить ощущения недостаточности;

— тенденции отгораживаться от трудностей и от людей;

— такие черты, как эгоизм, сенситивность, терпеливость, повышенная эмоциональность, активность, жадность и осторожность.

3. Много ли трудностей было с ребенком?

Чего и кого он больше всего боялся?

Вскрикивал ли он по ночам?

Мочился ли он в постель?

Доминирует ли он? По отношению к более слабым детям или также и по отношению к более сильным?

Выказывал ли он сильное желание лежать в постели с одним из родителей?

Был ли он умным?

Часто ли его дразнили и смеялись над ним? , Гордится ли он своей внешностью — волосами, одеждой, обувью?

Ковыряет ли он в носу и грызет ли ногти? Жаден ли он до еды? Доводилось ли ему украсть что-нибудь? Были ли у него трудности с освобождением прямой кишки? Эти вопросы направлены на выяснение того, насколько актив-бенок стремится к превосходству и не помешала ли адапта-1 его первичных потребностей к культуре его непокорность.

Е- в- Сидоренко
^Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминаний \ Л л II Методы Индивидуальной психологии

67

Социальные отношения



4. Легко ли он начинал дружить? Или он был склонен к ссоре мучил людей и животных? Были ли у него привязанности к мальчикам и девочкам старше или младше него?

Любит ли он быть лидером или склонен изолировать себя? Коллекционирует ли он что-нибудь? Является ли он скупым или жадным в отношении денег? Эти вопросы отражают способность ребенка вступать в контакт и степень утраты им смелости и уверенности.

5. Каков он сейчас во всех этих отношениях? Как он ведет себя в школе? Нравится ли ему туда ходить?

Не опаздывает ли он?

Возбужден ли он перед школой и стремится ли туда?

Случается ли, что он теряет свои книги или портфель?

Волнуется ли он по поводу домашних заданий и экзаменов?

Случается ли, что он забывает или отказывается выполнять заданное на дом?

Тратит ли он время попусту?

Можно ли назвать его ленивым или праздным?

Может ли быть так, что ему трудно или вообще невозможно сосредоточиться?

Бывают ли у него нарушения в классе?

Как он относится к учителю? Он критичен, высокомерен или индифферентен по отношению к нему?

Просит ли он других помочь ему с уроками или ждет, пока помощь будет ему предложена?

Честолюбив ли он в каком-либо виде спорта?

Не считает ли он себя совершенно неспособным или неспособным к чему-то конкретно?

Много ли он читает? Какого типа литературу он предпочитает?

Можно ли сказать, что он плохо успевает по всем предметам?

Эти вопросы раскрывают степень подготовленности ребенка к школе, результаты этого «эксперимента» — посещения школы, и его отношение к трудностям.

6. Нужна точная информация о домашних условиях, заболеваниях в семье, алкоголизме, криминальных наклонностях, неврозах, дебильности, сифилисе, эпилепсии, уровне жизни, случаях смерти в семье — с указанием возраста ребенка в это время.

Не сирота ли он?

Кто доминирует в семье?

Является ли воспитание строгим, придирчивым или избаловывающим?

Не получилось ли так, что ребенок боится жизни? Какой за

ним осуществляется надзор? Может быть, у ребенка есть мачеха

или отчим?

Благодаря этим вопросам можно увидеть, в какой семейной ситуации находится ребенок, и оценить, какого рода впечатления он там получал.

7. Каково место ребенка в последовательности рождения братьев и сестер?

Является ли он старшим, младшим, единственным ребенком, единственным мальчиком из всех, единственной девочкой из всех?

Замечались ли ревность, частый плач, злобный смех, склонность к глухому протесту по отношению к остальным детям?

Это значимо для изучения характера ребенка и его отношения к людям вообще.

Интересы


' 8. Какие мысли были у ребенка по поводу выбора профессии?

Каковы профессии у членов его семьи?

Каким является брак его родителей? Что он думает о супружестве?

Эти вопросы позволяют сделать заключение о том, насколько смело и уверенно ребенок относится к будущему.

9. Какие у него любимые игры, литературные произведения, исторические и литературные герои?

Нравится ли ему портить игру других детей?

Уходит ли он в фантазии? Или у него холодная голова и он отвергает фантазии?

Эти вопросы косвенно свидетельствуют о моделях превосходства, которые могут быть у ребенка.

Воспоминания и сновидения

Ю. Каковы ранние воспоминания ребенка?

Каковы его повторяющиеся или значимые для него сновидения?

Это сны о падении, полете, беспомощности, опоздании на по-езД, погоне; о том, что он в плену или в заточении, или это страшные сны?

Эти свидетельства помогают обнаружить склонность к изоля-Чии, внутренний призыв к осторожности, честолюбивые импульсы, тенденции к пассивности и предпочтению определенных людей.

«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминай,^ ^ /; Методы Индивидуальной психологии

Поведение, свидетельствующее об утрате смелости и уверенности

11. По отношению к чему ребенок потерял воодушевление? Чувствует ли он себя пренебрегаемым?

Реагирует ли он на внимание, похвалы?

Есть ли у него какие-либо суеверия?

Старается ли он избегать трудностей?

Пытается ли он пробовать свои силы в разных областях только для того, чтобы потом все бросить?

Можно ли сказать, что он не уверен в своем будущем?

Верит ли он в дурное влияние наследственности?

Можно ли сказать, что среда систематически лишала его смелости и воодушевления?

Является ли его взгляд на жизнь пессимистическим?

Эти вопросы позволяют накопить факты о том, что ребенок потерял уверенность в себе и ищет выхода в ошибочном направлении.

12. Есть ли у ребенка еще какие-либо вредные привычки? Гримасничает ли он?

Ведет ли он себя глупо, по-детски или смешно?

Все это — не очень смелые попытки привлечь внимание.

Недостаточность органов

13. Наблюдаются ли у ребенка нарушения речи?

Является ли он безобразным, неловким, косолапым? Может быть, ноги у него кривые или Х-образные, с вывернутыми вовнутрь коленями?

Был ли у него рахит?

Может быть, он плохо развит?

Является ли он слишком приземистым, высоким или маленьким?

Есть ли у него недостатки в зрении и слухе?

Не является ли он умственно отсталым?

Не левша ли он?

Храпит ли он по ночам?

Может быть, он отличается особой красотой?

Эти вопросы затрагивают жизненные трудности, которые обычно переоцениваются ребенком. Из-за них он может надолго лишиться смелости. Аналогичное неправильное развитие можно видеть и У

чень красивых детей. Они приходят к убеждению, что должны получать от других все безо всяких усилий, и таким образом упускают шанс правильно подготовиться к жизни.

Комплекс (симптом) недостаточности

14. Говорит ли ребенок открыто об отсутствии у себя способностей, «отсутствии таланта» к учению в школе? К работе? Или к жизни?

Бывают ли у него мысли о самоубийстве?

Есть ли какая-либо связь во времени между его неудачами и возникновением нарушений поведения (своеволие, вступление в асоциальную группу)?

Не переоценивает ли он внешний успех?

Является ли он покорным, нетерпимым или бунтарем?

Эти вопросы относятся к формам выражения утраты смелости и уверенности в разных областях. Такие признаки часто появляются после того, как попытки ребенка пробиться вперед привели к разочарованию. Произойти это может не только из-за его собственной несостоятельности, но и по причине недостаточного понимания со стороны окружающих. Симптомы — это заместительное удовлетворение в «театре вторичных действий».

Ценные качества

15. Назовите те области, в которых ваш ребенок является успешным.

Это важные свидетельства, поскольку не исключено, что интересы, склонности и подготовка ребенка указывают направление, противоположное направлению его нынешнего развития.

Можно заметить, что система опроса, предлагаемая Адлером, представляет собой некое подобие спирали, в которой консультант, по крайней мере дважды, иногда трижды, возвращается к одним и тем же фактам и сторонам жизни ребенка, рассматривая их всякий раз под разным утлом зрения.

СХЕМА интервью для взрослых

«Придерживаясь этой схемы, опытный терапевт в течение по-

'Учаса составит широкое представление о стиле жизни индивидуу-

Те, кто знаком с медицинским опросом, сразу же заметят сход-

° его последовательности с нашей. Но для Индивидуального

70

«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминании \ Гг^п!1.Меггюды Индивидуальной психологии



психолога, благодаря системе его работы, ответы дадут много та-ких штрихов, какие в иной системе остались бы незамеченными» (Adler A., 1956, р. 408).

1. На что вы жалуетесь?

2. В каком состоянии вы находились, когда впервые заметили ваши симптомы?

3. Каково сейчас ваше состояние?

4. Какая у вас профессия?

5. Опишите ваших родителей — их характер, состояние здоровья. Если они уже умерли, то какая болезнь послужила тому причиной? Какие у них были отношения с вами?

6. Сколько у вас братьев и сестер? В какой последовательности вы родились? Каково их отношение к вам? Как обстоят их дела в жизни? Болеют ли они тоже чем-нибудь?

7. Кто был любимцем вашего отца или матери? Какого рода воспитание вы получили?

8. Есть ли у вас признаки избаловывающего воздействия в детстве: застенчивость, стеснительность, трудности в развитии дружеских связей, неаккуратность.

9. Чем вы болели в детстве и каково было ваше отношение к этим болезням?

10. Каковы ваши самые ранние детские воспоминания?

11. Чего вы боитесь или чего вы боялись больше всего?

12. Каково ваше отношение к противоположному полу? Каким оно было в детстве и в последующие годы?

13. Какая профессия интересовала вас больше всего и если вы не выбрали ее, то почему?

14. Является ли пациент честолюбивым, сенситивным, склонным к вспышкам гнева, педантичным, доминирующим, застенчивым или нетерпеливым?*

15. Какие люди окружают вас в настоящее время? Являются ли они нетерпеливыми, раздражительными, любящими?

16. Как вы спите?

17. Какие у вас бывают сны? О падении, полете, повторяющиеся сны, пророческие сны, про экзамены, про то, как опаздываете на поезд?

18. Какие болезни были в вашем роду?

Для обследования детей применяются также специальные опросники изучения личностного стиля ребенка (Stiles К., Wilborn B.> 1992). Кроме того, для изучения семейной констелляции и жизнея-

стиля ребенка применяются рисуночные и игровые методы,

"пример, «Шепчущая методика» (Kottman Т. Т., Warlick, 1989);

'РТОД метафорического общения с детьми или взаимного расска-

мвания историй (Gardner R., 1971; Kottman N., Stiles К., 1990) -

последний метод позволяет установить, какую из четырех целей

«плохого поведения», описанных Рудольфом Дрейкурсом (1940),

преследует ребенок: внимание, власть, месть или неадекватность

(Dreikurs R., Soltz V., 1964; Дрейкурс Р., Золц В., 1986; Крис-

тенсен О. К., Тома К. Р., 1989), — визуализации (Lingg M. А.,

Rattman Т., 1991) и др.

Поскольку все эти методы являются не чисто исследовательскими, а скорее психотерапевтическими, они будут рассматриваться в книге «Опыты реориентационного тренинга».

И все-таки самым главным методом исследования личности Адлер считал анализ ранних воспоминаний. «Я бы не стал исследовать личность, не спрашивая ее о первом воспоминании» (Adler A., 1932, р. 19).

* Этот пункт отражает наблюдения консультанта.

дел П- Методы Индивидуальной психологии

73

ГЛАВА 5


ОБОСНОВАНИЕ МЕТОДА РАННИХ ВОСПОМИНАНИЙ

«Каждое воспоминание, каким бы тривиальным оно ни казалось человеку, представляет для него что-то достопамятное. Оно говорит ему: "Вот чего ты должен ожидать", или: "Вот чего ты должен избегать", или: "Вот что такое жизнь". И вновь мы должны подчеркнуть, что само по себе событие не так важно, как тот факт, что именно это переживание настойчиво сохраняется в памяти и используется для кристаллизации того значения, которое придается жизни. Каждое воспоминание — это напоминание» (Adler A., 1932, р. 19).

«Не бывает случайных воспоминаний: из бесчисленного множества впечатлений, которые выпадают на долю человека, он выбирает для запоминания только те, которые хотя и смутно, но ощущаются им как связанные с его нынешним положением. Эти воспоминания представляют собой "Историю моей жизни"; историю, которую человек повторяет, чтобы предостеречь себя или утешить себя, чтобы поддержать направленность на избранную цель, чтобы с помощью прошлых переживаний подготовить себя к встрече с будущим, используя уже проверенный стиль действий» (Adler A., 1932, р. 73).

«Воспоминания содержат в себе индивидуальный приговор: "Даже в детстве я уже был такой-то и такой-то личностью" или: "Даже в детстве я находил мир таким"» (Adler A., 1932, р. 75).

«Воспоминания никогда не могут вступать в противоречие со стилем жизни. Если стиль жизни меняется, воспоминания тоже изменятся: человек будет вспоминать другие случаи или по-другому интерпретировать те случаи, которые он помнит» (Adler A, 1932, р. 74).

Итак, самое раннее воспоминание занимает исключительное положение по двум причинам:

1. «В нем содержится фундаментальная оценка человеком самого себя и своего положения»; «...это его первое обобщение явле-

й первое более или менее полное символическое выражение саго себя и тех требований, которые к нему предъявляются»; 2 «Это его субъективная стартовая точка, начало автобиографии, которую он для себя создает...

' Поэтому мы часто обнаруживаем в нем контраст между переживаемым им тогда состоянием слабости и неадекватности и теми лями силы и безопасности, которые он считает идеальными для себя» (Adler A., 1932, р. 19).

ПРЕИМУЩЕСТВА МЕТОДА рднних ВОСПОМИНАНИЙ

1. «Люди с готовностью идут на то, чтобы рассказать или описать свое раннее воспоминание — ведь это "просто факты", и значение их не осознается. Едва ли кто-нибудь понимает свое раннее воспоминание» (Adler A., 1930, р. 119). «Таким образом, через ранние воспоминания люди признаются в своих жизненных целях, в своем отношении к окружающим и своем взгляде на мир совершенно нейтральным и незатруднительным для себя образом» (Adler A., 1932 р. 75).

2. Нет никакой нужны в том, чтобы пытаться установить «надежность» ранних воспоминаний. «Для психологических целей безразлично, является ли воспоминание, которое человек считает первым, действительно самым ранним событием, которое он может вспомнить, и даже является ли оно вообще воспоминанием реального события. Воспоминания важны только в той мере, в какой они за таковые принимаются: их значение — в их интерпретации и в их способности переносить что-то в настоящую и будущую жизнь...

Мы не верим, что все ранние воспоминания — это точные отчеты о реальных событиях. Многие из них даже просто выдуманы, а большинство, вероятно, изменились или претерпели искажения с тех пор, как отраженные в них события предположительно случились; но это не уменьшает их значения. То, что было изменено или придумано, тоже отражает цели клиента, и хотя есть различия в деятельности воображения и памяти, мы можем с уверенностью спользовать и то и другое, увязывая это с нашим знанием о дру-х Факторах» (Adler A., 1956, р. 352).

«Некоторые люди утверждают, что они не уверены, то ли они ами помнят что-то, то ли их родители рассказали им об этом. Это также в действительности не важно, потому что даже если об этом °бытии им рассказали родители, они дали ему приют в своей ду-р'51 посему это помогает нам сказать, в чем их интерес» (Adler A., р, 12).

74

•«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминания



Итак, если человек принимает нечто за свое самое раннее воспоминание, значит, это содержание отвечает его жизненному стилю и мы должны принять это.

3. Компактность и простота метода позволяют использовать его для групповых исследований (Adler A., 1932, р. 75).

Итак, метод ранних воспоминаний отвечает требованиям объективного исследования личности: «Объективный тест — это методика получения индивидуальных значений, отражающих реакции испытуемого на специфический набор стимулов или их последовательность при условии, что испытуемый:

а) либо не знает истинного значения своей реакции;

б) либо лишен всякой возможности изменять свою реакцию в желаемом для себя направлении» (Hundleby J., 1973).

Чистота эксперимента, несомненно, может быть нарушена, если пишущий воспоминание уже знаком с системой его анализа. Поэтому читатель, желающий проанализировать свое раннее воспоминание, должен записать его сейчас, если он не сделал этого ранее (инструкцию см. на с. 78).

ОГРАНИЧЕНИЯ МЕТОДА рднних ВОСПОМИНАНИЙ

1. «Иногда люди не дают ответа или заверяют, что они не знают, какое событие было первым; но это само по себе уже их раскрывает. Мы можем догадаться, что они не хотят обсуждать своих фундаментальных значений и не готовы к сотрудничеству» (Adler A., 1932, р. 75).

«Люди, которые говорят, что у них "нет ранних воспоминаний", позволяют нам прийти к заключению, что их детство не было приятным. Мы должны задавать им наводящие вопросы, чтобы обнаружить то, что нам нужно. В конце концов они всегда что-то вспоминают» (Adler A., 1930, р. 119).

Иногда в таких случаях адлерианцы предлагают человеку «придумать воспоминание». Многим людям это помогает спонтанно вспомнить что-нибудь, некоторые же оказываются в состоянии придумать лишь общие контуры «воображаемого» воспоминания, нечто фрагментарное, смутно выражающее какую-либо надежду или желание (Barker S. В., Bitter J. R., 1992).

В специальном эксперименте, где одни и те же испытуемые (72 слушателя университетских квалификационных курсов) рассказывали по 3 реальных и 3 «воображаемых» воспоминания, было показано, что «надуманные» воспоминания отражают более высокие значения социального интереса по ERRS шкале оценки ранних воспоминаний (Barker S. В., Bitter J. R., 1992).

Раздел


Ц Методы Индивидуальной психологии

75

Итак, если человек сам выдает данное содержание за свое ранее воспоминание — это надежно; если же он по инструкции «при-умывает» его — это может привести к искажению результатов.



На желание и способность клиента воспроизвести какое-либо паннее воспоминание могут отрицательно повлиять разнообразные факторы: травмирующие события детства, например инцест или какое-либо злоупотребление ребенком; изменение жизненного сти-я к которому не подходит никакое действительное воспоминание; ю'зговые нарушения и неврологические расстройства или просто недостаточное доверие по отношению к терапевту и терапевтическому процессу (Barker S. В., Bitter J. R., 1992). To, что субъект не может воспроизвести своих ранних воспоминаний, часто имеет клиническое объяснение: «Эти люди не развивают у себя индивидуальных базовых убеждений и поэтому наобум бредут по жизни, по существу не представляя себе, что они такое и что такое жизнь. Они не обязательно должны быть тревожными или помешанными, скорее они растеряны, бесцельны... Наверняка им предлагали обратиться за терапевтической помощью, и они послушно обращались за ней, сами не зная почему... Например, однажды у нас была клиентка — женщина за сорок, находившаяся в глубокой депрессии и позже совершившая самоубийство. Ее первое воспоминание относилось к 18 годам. Она вспоминала подслушанный ею спор между родителями по поводу того, что у них не было достаточной суммы для покупки велосипеда для ее младшего брата. Причиной, резко усилившей ее депрессию, было как раз то, что после долгой жизни в нищете ее муж заработал огромное количество денег и она была совершенно не в состоянии приспособиться к этому неожиданному процветанию» (Manaster G. J., Corsini R. J., 1982, p. 188).

И все-таки люди редко оказываются не в состоянии вспомнить что-то из своего раннего детства. В крайнем случае допускается помочь им, стимулируя их память. Например, можно предложить начать воспоминания с 6 или 7 лет и постепенно возвращаться к собственному рождению, вспоминая места, где ты жил или играл или что-то делал, и людей, с которыми ты тогда был (Powers R. L, Griffith J., 1986). Можно предложить вспомнить какие-то особенные события, от которых потом можно будет оттолкнуться, или зже навести на что-то конкретное: праздники, первый поход в 'колу или рождение брата или сестры. Можно даже сначала расска-ать клиенту свое собственное раннее воспоминание (Manaster G. J., °rsini R. j_( 1982).

2. Ранние воспоминания могут отражать текущее состояние 'оъекта, обусловленное какими-то серьезными внешними факто-• В этом случае они могут приобретать скорее ситуативно, а ie Фундаментально обусловленное значение.

76

«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминай • [ дел If- Методы Индивидуальной психологии



«Использование воспоминаний для стабилизации настроения легко видеть в обычном поведении. Если человек переживает поражение и утрачивает уверенность в своих силах, то он вспоминает прежние случаи поражений. Если он в меланхолии, все его воспоминания меланхоличны. Когда он воодушевлен и исполнен смелости, он выбирает совершенно другие воспоминания: случаи которые он вспоминает, приятны и подтверждают его оптимизм' Аналогичным образом, если он чувствует, что столкнулся с некоей проблемой, он будет призывать воспоминания, которые помогают развить в себе состояние, нужное для встречи с нею. Таким образом, воспоминания в значительной степени служат той же цели, что и сны» (Adler A., 1932, р. 118). Сновидения же — «это эмоциональная репетиция планов и отношений бодрствующего поведения, однако после этой репетиции настоящий спектакль может и не состояться» (Adler A., 1930, р. 118).

Адлер обходит это ограничение ранних воспоминаний тем, что отрицает «случайность» или однозначную внешнюю детерминиро- * ванность каких-либо текущих состояний. «Депрессивный человек не сможет оставаться в депрессивном состоянии, если начнет вспоминать хорошие моменты своей жизни и свои успехи. Он должен говорить себе: "Всю свою жизнь я был несчастен" — и будет выбирать только те события, которые можно истолковать как проявления его несчастливой судьбы» (Adler A., 1956, р. 351).

Последователи Адлера предлагают для исключения случайных ситуативных влияний анализировать не одно, а 3,6 или даже 10 ранних воспоминаний (Manaster G. J., Corsini R. J., 1982).

3. Метод ранних воспоминаний, являясь одной из проективных методик, имеет обычный их недостаток — произвольность интерпретаций. Несмотря на то что последователи Адлера считают его лучшим из всех проективных методов (Mosak H., 1958; Olson H. А, 1979), это ограничение неизбежно в нем присутствует.

Адлер не оставил нам подробно разработанной системы интерпретации ранних воспоминаний. В своих произведениях он лишь на примерах показывает нам, как могут быть истолкованы те или иные их элементы, не забывая напомнить, что в психологии «все может быть совсем по-другому» (Adler A., 1956, р. 356). Однако на основании примеров Адлера может быть построена система контент-анализа ранних воспоминаний, которая приведена ниже.

С другой стороны, существуют многочисленные попытки количественно оценивать воспоминания по различным характеристикам, значимым для Индивидуальной психологии: рождение брата или сестры; болезнь; смерть кого-либо из близких; активность; стремление к цели; принятие или отвержение окружают11" ми и т. п. Ниже приведены системы оценки ранних воспоминаний

v R Rule, 1972,1992; К. Е. Altman, 1973; J. Quinn, 1973; G. J. Ma-aster, Т. В. Ferryman, 1974; A. Kadis, J. Green, Freedman, 1979 и

лоугие).


Опыт применения этих систем в группах показывает, что, по-

эксперты оценивают РВ по схеме, основанной на высказы-аниях самого Адлера, между ними царит полное согласие, но как только они переходят к оценке активности, взаимности, исхода, «яркости» и т. п., начинаются разногласия. Так или иначе, некоторые из элементов этих систем помогают подготовить почву' для «инсайта» — проникновения в формулу жизненного стиля клиента и поэтому все же включены мною в полную схему анализа.

Существует еще и третий путь, в котором используется совершенно самостоятельная система качественного анализа содержания. Примером может быть работа Г. Мерлер, в которой анализируются ранние воспоминания Стендаля (Merler G., 1992).

О достоверности и ценности получаемых интерпретаций читатель может судить самостоятельно.

ПРОЦЕДУРА получения ВОСПОМИНАНИЙ

У Адлера нет указаний на то, как именно он получал ранние воспоминания. Можно предположить, что иногда он получал воспоминания уже готовыми, так как в некоторых случаях он предлагает читателю потренировать свою интуицию в анализе воспоминаний, об авторах которых ничего неизвестно, даже их пол и возраст (Adler A., 1932).

Таким образом, все указания по поводу процедуры получения ранних воспоминаний принадлежат уже его последователям и ученикам. При этом не существует универсального метода получения и оценивания ранних воспоминаний, с которым бы все согласились (Hyer L. et al., 1989).

По мнению одних авторов, процесс получения ранних воспоминаний «важнее самой методики» (Warren С., 1987). По мнению ДРУгих, преимущество методики в том и состоит, что она не требу-^ от инструктора никаких специальных навыков (Bauserman J. M., Rule W. R., 1988).

Существуют и специальные опросники ранних воспоминаний. Например, опросник ранних воспоминаний The Early Recollections Questionnaire (ERQ), разработанный и использованный в двух док-т°Рских диссертациях (Rule W. R., 1972; Altman К. Е., 1973). Ме->Дика состоит из страницы, содержащей инструкцию, и нескольких страниц, на которых должны быть записаны 6 воспоминаний.

78

«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспомипдт \ ^^„^МтюдыИндивидуалъной психологии



79

Не имея доступа к диссертациям, приводим инструкцию, опуб. ликованную в более поздней статье (Rule W. R., 1992).

По процедуре обследования испытуемым предлагалось дать письменное изложение самого раннего воспоминания. Подчерки^. лось значение следующих моментов:

— старайтесь быть как можно более конкретным;

— не давайте «обзоров», т. е. воспоминаний о случаях, которые повторялись много раз;

— не отказывайтесь давать воспоминание, даже если вы не абсолютно уверены, что это действительно случилось с вами;

— включайте все, что помните, даже то, что вам кажется незначительным;

— описывайте только то, что относится к возрасту до восьми лет;

— описывайте чувства, даже если они противоречивы;

— называйте имена присутствующих в воспоминании людей;

— опишите наиболее яркую часть;

— опишите то, что случилось до и после этого, и чувства, которые в это время возникали;

— попытайтесь высказать догадку по поводу цели своего поведения;

— укажите примерный возраст, к которому относится воспоминание (Rule W. R., 1984, 1992).

Ч. Адлере с соавторами приводят более короткую инструкцию: человека просят рассказать самое раннее воспоминание о каком-либо событии. Предлагается, чтобы это было одно событие, а не рассказ о серии событий. После того как клиент сделает это, консультант может задать уточняющие вопросы:

— Что вы чувствовали?

— Кто еще там был?

— Помните ли вы цвета, звуки и другие обстоятельства этого события? (Allers Ch. Т. et al, 1990, p. 6).

Л. Хайер и его соавторы описывают процедуру, которую они применяли в обследовании ветеранов войны во Вьетнаме. Их просили рассказать два ранних воспоминания о каких-либо единичных событиях, которые произошли в возрасте до 8 лет. Это могло быть любое событие, которое «засело» в голове и может быть вызвано перед «мысленным взором». Воспоминания записывались на магнитофон, а позже переписывались на бумагу. После записи каждого воспоминания испытуемого просили:

— дать ему название;

— выразить свои чувства по поводу этого события;

— внести любое изменение в запомнившееся событие.

В последующем анализе использовалось только первое воспоминание из двух (Hyer L, Woods M. G., Boudewyns P. А.,

Итак, во всех инструкциях подчеркивается необходимость описывать чувства, подробности и не описывать воспоминания о повторяющихся событиях. Последнее требование можно оспорить, поскольку среди анализируемых самим Адлером воспоминаний есть и такие «обзорные»: например: «2 сестры и 4 брата», «Коляска», «Носы, как огурцы» (см. главу 6).

Возрастной предел — 8 лет — явно, занижен, так как Адлер использует для анализа и такие воспоминания, где речь идет о школе («Школа»), гимназических годах (его собственное воспоминание, приведенное в разделе 1), и даже о первых заработках («Брокер»).

По-видимому, в инструкции не должно быть ограничений на повторяющиеся события и указаний на верхний возрастной предел.

В 1991 году мною была разработана программа исследовательского тренинга-семинара «Проблемы и методы сотрудничества с детьми». Основой программы являются принципы Индивидуальной психологии и методы адлерианской терапии. Теперь, когда проведено уже 11 тренинг-семинаров, появляется возможность обобщить и осмыслить этот опыт.

Вечером первого дня двухдневного или трехдневного семинара участникам предлагается записать свои ранние воспоминания:

«Придя домой и отдохнув, постарайтесь уединиться от всех и устроить так, чтобы в течение часа никто из домашних или посторонних не отвлек вас от воспоминаний. Часа, по-видимому, хватит с избытком, но пусть лучше будет время в запасе, поскольку торопиться здесь не стоит. Возьмите лист бумаги, ручку и опишите на бумаге ваше самое раннее воспоминание. Записывайте, пожалуй-а,^все, что приходит в голову, не опускайте никаких подробно-ей, которые всплывут в вашей памяти. Запишите все, что только южете, постарайтесь ничего не пропустить. Не стоит спрашивать У Родителей или других родственников: "Когда это было? Что это иго?" и т. п. Важно, что вы это помните как самое раннее свое Упоминание. Хронология неважна. Но важно, чтобы вы обяза-ельно сделали это письменно».

Часто участники группы спрашивают: «А можно записать два Юминания или три?» На это они, естественно, получают утвер-ельный ответ. Иногда же на следующее утро участники спон-но приносят 2-3 воспоминания, а иногда и больше.

«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминали*

раздел


II. Методы Индивидуальной психологии

81

При анализе же воспоминаний мы, следуя за А. Адлером, почти всегда отдаем предпочтение первому воспоминанию и используем последующие лишь в том случае, если первое нам не удается проанализировать удовлетворительно.



Как будет видно из схемы анализа, Адлер придает большое значение подробностям и формулировкам: в нюансах построения фразы, использовании тех или иных выражений и метафор отражаются оттенки, а порой и контрастные отношения значений. Как показывает мой собственный опыт, формулировка жизненного стиля может не приниматься человеком из-за неточного синонима или оборота речи, но если использовать другой синоним и, казалось бы, для постороннего совершенно несущественно измененный оборот речи, человек принимает формулу с облегчением и благодарностью. Именно поэтому подчеркивается необходимость изложить воспоминание письменно. Если все же кто-то из членов группы не делает этого дома, ему предлагается сделать это в перерыве. Возможно, в этом есть элемент принуждения, но нет насильственного внедрения в личность, поскольку никто не обязан потом читать вслух свое воспоминание или «сдавать» кому-либо текст.

Условия получения воспоминаний могут повлиять на их содержание. Например, в исследовании Дж. Баусерман и В. Гула у половины испытуемых воспоминания получали «холодные» экспериментаторы, с высокими значениями по шкале догматизма Рокича, а у другой половины — «теплые», принимающие. «Холодных» исследователей просили концентрироваться на задаче и общаться с испытуемым в классической психоаналитической манере «пустого экрана», при которой самопроявление и выражение эмоций сводятся к минимуму. Они должны были давать инструкцию и отвечать на дополнительные, уточняющие вопросы лишь повторным чтением инструкции. «Теплые» экспериментаторы должны были зачитывать те же самые инструкции, но в теплой, личностно включенной манере, мягко обходя любые вопросы по поводу инструкций. Их специально тренировали в паракоммуникациях, чтобы усовершенствовать их естественный стиль поведения. И вот результат: у «холодных» экспериментаторов испытуемые дали более межличностно ориентированные и яркие воспоминания, а у «теплых» — более отчужденные и менее яркие воспоминания.

Правда, по мнению самих авторов, «остается неизвестным, предоставили бы эти же испытуемые совершенно другие ранние воспоминания, если бы они оказались в нейтральных условиях, или они просто модифицировали или как-то расцветили новыми красками свои "стандартные" ранние воспоминания в ответ на ситуацию» (Bauserman J. M., Rule W. R., 1988, р. 826).

Для того чтобы избежать подобных воздействий со стороны , изких людей, чей стиль может быть самым разным и поэтому )сить в ранние воспоминания неконтролируемые модификации, предлагаемой мною инструкции специально оговаривается необходимость оставаться наедине с самим собой и ничего не обсуждать с родственниками.

Атмосфера доверия в группе — главное условие того, чтобы людям хотелось вспомнить и поделиться тем, что они вспомнили.
раздел



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница