Беверли Корт Александр Иванович Копытин Техники ландшафтной арт-терапии


Глава 2 Методологические основы и принципы ландшафтной арт-терапии



страница3/6
Дата15.05.2016
Размер0.97 Mb.
#12906
1   2   3   4   5   6

Глава 2

Методологические основы и принципы ландшафтной арт-терапии




2.1. Аналоги ландшафтной арт-терапии в деятельности психиатрических учреждений. Использование ландшафта в арт-терапии

Идеи о благотворном влиянии окружающей среды на психическое здоровье человека использовались при обустройстве психиатрических клиник Европы и Америки, начиная со второй половины XIX в. В скромном арсенале методов лечения психических расстройств в то время вплоть до середины ХХ в. режимным и средовым факторам отводилась далеко не последняя роль. Не всегда эти факторы использовались лишь с целью контроля над состоянием больных. Они нередко рассматривались и как способ облегчения душевных недугов. Многие крупные психиатрические клиники, создаваемые в конце XIX – начале ХХ вв., имели определенное сходство с санаториями, находились за пределами городов, в живописной местности. Если же клиника располагалась в черте города, то для нее старались найти более спокойное место и по возможности окружить подобием парка. В основе этих мер, предпринятых учреждениями психиатрического профиля в тот период, лежали представления об отвлекающем, успокаивающем и сублимирующем воздействии такой среды на больного. Подобные представления иногда дополнялись установками на активизацию и занятость больных посредством их посильной трудовой деятельности на фермах, принадлежащих клиникам. Определенная роль отводилась также духовным факторам. Примечательно, что некоторые психиатрические лечебницы в тот период курировались церковью. Монастыри и монашеские ордена принимали определенное участие в жизни психиатрических лечебниц.

С 1920–1940-х годов начали развиваться концепции лечебно-реабилитационного, психотерапевтического применения окружающей среды при различных психических заболеваниях. Примечательно, что такие концепции, как правило, сочетались с идеями о благотворном влиянии творческой активности больных, ранними формами арт-терапии и терапии искусством. Сформировались некоторые системы психотерапевтического воздействия на основе вовлечения больных в совместную работу по обустройству среды психиатрических учреждений.
В качестве одного из первых примеров воплощения подобных идей в деятельности психиатрических лечебниц и санаториев можно привести инициативы британцев, супругов Ирены и Джилберта Чампернон, создавших частную клинику под названием «Уитмид-центр». Влияние этой клиники на некоторых клиницистов и художников – пионеров арт-терапии – было особенно ощутимо в 1940–1960 гг., когда центр привлек к себе большое общественное внимание.

И. Чампернон получила психотерапевтическое образование. Во время обучения на нее произвели сильное впечатление идеи Адлера, что повлияло на ее будущую групповую работу с больными в «Уитмид-центре». Однако особенно большое влияние на нее оказали работы К. Г. Юнга. Купив в 1941 г. имение, супруги Чампернон организовали там частную психиатрическую клинику. В нескольких зданиях, где размещался центр, были созданы различные студии для занятий изобразительным искусством, музыкой, гончарным делом. Поддерживалось участие пациентов в работе на территории клиники, включая их работу в саду. Супруги Чампернон стремились создать в центре особую атмосферу и использовать формы творческой занятости больных. Все это было новым для большинства существующих в тот период психиатрических клиник. В частности, в центре отказались от непременного для психиатрических учреждений правила «закрытых дверей». Она представляла собой коммуну, где царила демократичная атмосфера, а отношения между пациентами и персоналом характеризовались большой степенью взаимного доверия и ответственности.

Ярким примером реализации больными разного рода ландшафтных проектов с психотерапевтической целью может служить модель динамической психиатрии, созданная Гюнтером Аммоном в 1960–1980-е годы и воплощенная в деятельности мюнхенской клиники Ментершвайге. Модель динамической психиатрии включает разные виды вербальной и невербальной психотерапии, в том числе арт-терапию, танцевально-двигательную терапию и терапию средой (так называемую милье-терапию). Психотерапевтически-ориентированная работа с ландшафтом характерна именно для терапии средой, неразрывно связанной с методологией динамической психиатрии.

В качестве одной из основ терапии средой рассматривается деятельность Э. Зиммеля, связанная с организацией им в 1920-е годы психоаналитического санатория в районе Тегель в Берлине. В санатории проходили лечение в основном пациенты с нарциссическим расстройством, которое З. Фрейд считал не подлежащим психотерапевтической коррекции.

Первоначально на разработку концепции терапии средой повлияли идеи гештальт-терапии, предположения о возможности лечебной реализации полевых эффектов социальной группы, включенной в какую-либо совместную деятельность с целью коррекции личностных нарушений. Предполагалось, что терапевтическая роль среды будет особенно высока при расстройствах либидо, поскольку среда способствует сублимации сексуальной энергии.

Все эти идеи были в 1940-е годы использованы американскими психоаналитиками братьями К. и В. Меннингерами, при создании психиатрической клиники в г. Топека (США). В этой клинике начинали свою деятельность такие известные пионеры американской арт-терапии, как Д. Джонс и Р. Олт. Как и в деятельности «Уитмид-центра», в работе меннингерской клиники представляется далеко не случайной тесная связь идей о благотворном влиянии творческой активности больных и разработки основ терапии средой. По мнению К. Меннингера, среда, якобы, обеспечивает стабилизацию Эго у пациентов с нарушенной регуляцией энергии либидо, склонных с ее бессознательному отреагированию и не осознающих внутреннего конфликта (Menninger, 1958).

Работая на базе этой клиники с 1956 по 1965 г., Г. Аммон впервые объединил эго-психологические и групп-динамические аспекты в концепции терапии средой и вскоре после переезда в Германию стал реализовывать ее на базе мюнхенской клиники (Ammon, 1981, 1994). В системе динамической психиатрии терапия средой выступает как основа лечебного воздействия, сочетаясь с иными видами вербальной и невербальной психотерапии, предоставляя богатые возможности для активизации и исследования индивидуальной и групповой динамики.

В психиатрической клинике Ментершвайге участие в терапии средой является обязательным для всех пациентов. Терапия средой предполагает разработку и реализацию группой больных какого-либо проекта, связанного с созданием на территории клиники различных арт-объектов (рисунок 9). Многие из них, помимо художественно-эстетической и символической нагрузки, имеют определенное функциональное назначение. Так, например, одним из проектов явилось создание находящейся под открытым небом крупной шахматной доски с фигурами (рисунок 10).

В группу, как правило, входят от 15 до 20 пациентов с разными расстройствами, в том числе с личностными расстройствами, депрессией, шизофренией, аддикциями. В группе участвуют два сертифицированных психолога и два медицинских работника, имеющих специальную подготовку по динамической психиатрии. Несмотря на присутствие специалистов, пациентам отводится ведущая роль в выдвижении и реализации ландшафтного проекта.


Рис. 9. Милье-проект в виде стены со множеством архетипических символов


Рис. 10 . Милье-проект в виде шахматной доски с фигурами под открытым небом
Весьма интересным примером организации среды психиатрического учреждения для эффективной творческой реабилитации больных может служить «Живой музей» – художественная мастерская, действующая на базе Кридмурской психиатрической больницы (расположена в районе Квинз в Нью-Йорке).

Имея значительное сходство с многочисленными арт-мастерскими для занятий пациентов изобразительной деятельностью в процессе стационарного или амбулаторного психиатрического лечения, «Живой музей» имеет ряд особенностей, что позволяет говорить о важной роли ландшафтной составляющей. Музей расположен на обширной территории больницы в помещениях бывшей кухни и столовой. В 1983 г. польский художник Болек Гречиньски, а также художник и клинический психолог Янос Мартон получили его в свое распоряжение. Они провели ремонт, вдохнули в здание новую жизнь и создали «Живой музей», целиком посвященный искусству. В течение ряда лет он разрастался за счет картин, инсталляций и всевозможных форм творческого самовыражения.

Просторный центральный зал Музея окружен многочисленными более мелкими помещениями, которые используются главным образом в качестве индивидуальных художественных мастерских, а также как выставочные залы. Кроме того, в настоящее время многие арт-объекты находятся на улице, отражая потребность пациентов освоить окружающее пространство и превратить его в арену для творчества.

Любопытна тематическая и концептуальная организация пространства музея. Каждое помещение оформлено художественными работами пациентов на темы, которые имеют наибольшее значение для их жизни – «Родной дом», «Больница», «Сад» и т. д. Наличие разнообразных визуально-пластических форм на данные темы превращает многие помещения в тотальную инсталляцию. В «Религиозной комнате», например, представлены произведения, отражающие самые разные верования и мировоззрения. Они объединены в сложный инсталляционный комплекс.

Одно из помещений посвящено теме «Сад» и представляет собой своеобразный «внутренний двор», озелененный многочисленными растениями, вьющимися вокруг картин, объектов и скульптурных композиций. Многие пациенты и посетители Музея подолгу задерживаются в «Саду» либо берут на себя заботу по уходу за ним.


Рис. 11 . Арт-объекты, созданные пациентами на территории и вокруг «Живого музея»


Рис. 12. «Религиозная комната»
Музей является открытым для посещения. Это не только место для творчества, социализации и рекреации больных, но и выставочный зал, который могут посетить все желающие (при условии подачи предварительной заявки). Обычно здесь с 9 до 17 часов занимаются от 20 до 30 человек. Вход в музей и выход из него совершенно свободны. В теплое время года многие пациенты отдыхают или занимаются творчеством в прилегающем к музею саду, создают произведения в стиле лэнд-арт.

Пытаясь осмыслить уникальную атмосферу «Живого музея», периодически работающая на его базе художница и арт-терапевт из Германии Руфь Ееман считает, что он формирует творческую общину, пространство для совместной художественной деятельности: «Опыт творчества, успешного осуществления творческой задачи способствует подъему самоуважения. Получая в свое распоряжение отдельные помещения и целое здание с прилегающей к нему территорией, пациенты могут экспериментировать не только с разными материалами, но и с разными сторонами своей сущности, формируя новое самосознание» (Ееман, 2001, с. 21). Ееман считает, что «Живой музей» является одним из самых новаторских художественных проектов в психиатрии. В нем удалось реализовать идею многофункциональности помещений и проницаемости внутренних и внешних границ. Она убеждена, что от этих характеристик среды в значительной степени зависит возможность творческого самораскрытия личности пациентов и их социальной интеграции.




Рис. 13 . «Сад»
В отдельных арт-терапевтических публикациях можно найти и другие интересные примеры работы с ландшафтом (Хеселер, 2010; Davis, 1997, 1999; Farrelly-Hansen, 2001; Kellen-Taylor, 1998; Pacheco, 2009). Так, описывая свою работу с ветеранами войны на базе специализированного психиатрического отделения госпиталя, американский арт-терапевт Марта Хеселер (Хеселер, 2010) обращает внимание на то, какую важную роль в лечении и реабилитации пациентов сыграла их работа в саду госпиталя. Пациенты вместе с персоналом подготовили территорию для создания небольшого сада в тихом месте на территории госпиталя. Они посадили овощи, цветы и ягоды и в первое же лето собрали урожай клубники, кукурузы, помидоров, перца и трав, используемых в качестве приправы. Осенью во время сбора пожертвований для ветеранов пациенты собрали и высушили головки подсолнечника для последующей продажи вместе со свежими цветами, созданными в саду художественными фотографиями и расписанными вазами. М. Хеселер отмечает, что «сад также стал местом, в котором пациенты с особой остротой могли переживать чувства товарищества, гордости и надежды, а также занять более активную позицию в отношениях с миром» (Хеселер, 2010, с. 52).

Инициатива по созданию сада как элемента лечебно-реабилитационной программы оказалась настолько успешной, что было принято решение организовать еще несколько аналогичных садов на свободной территории между тремя корпусами госпиталя. Для того чтобы сделать посещение сада и работу в нем доступной для пожилых ветеранов и инвалидов в колясках, были предусмотрены определенные планировочные решения. Затем были высажены цветы и ароматные травы, а также созданы фонтанчики, установлены скамейки и беседка. М. Хеселер считает, что активное участие пациентов в этом проекте привело к существенным изменениям в среде лечебного учреждения.

По ее мнению, «сад стал символом общности и различий, изменений и стабильности. Он также явился своеобразным переходным объектом для пациентов и персонала в период реорганизации деятельности госпиталя, его перехода от проведения преимущественно стационарного лечения к более активным амбулаторным программам» (Хеселер, 2010, с. 52). Хотя основная арт-терапевтическая деятельность М. Хеселер в госпитале заключалась в проведении студийных занятий, она возглавила также группы пациентов для работы в саду.

Джейн Дейвис (Davis, 1997, 1999) описывает свою работу на базе приюта для бездомных женщин в Нью-Йорке (в районе Бруклин) с использованием элементов ландшафтной арт-терапии. Прилегающий к приюту пустырь под руководством арт-терапевта был постепенно превращен его постояльцами в сад. Они не только сажали растения и ухаживали за ними, но и разместили в саду ряд арт-объектов.



2.2. Ландшафтная арт-терапия в свете системно-ориентированного подхода

Как любая арт-терапия, ландшафтная арт-терапия связана, прежде всего, с изобразительной деятельностью, использованием разнообразных художественных средств и материалов. Делая акцент на применении несколько иного набора средств изобразительной деятельности, прежде всего, найденных (в том числе природных) объектов и предоставляя возможность участникам занятий хотя бы часть времени проводить за пределами арт-терапевтического кабинета (мастерской), ландшафтная арт-терапия не исключает привычных видов изобразительного творчества. Она также может включать использование наряду с изо-деятельностью иных выразительных модальностей – движения и танца, ролевой игры, музыкальной экспрессии и литературного творчества – выступая в качестве оригинального подхода в русле мультимодальной терапии искусством или отдельных экспрессивно-терапевтических модальностей, таких, как танцевально-двигательная терапия, драматерапия, нарративная терапия и музыкотерапия.

Хотя методологию ландшафтной арт-терапии вряд ли можно пока признать достаточно разработанной, она обнаруживает более тесную связь с инновационными моделями психотерапии – холистической, трансперсонально-ориентированной (глубинно-психологической), некоторыми течениями постмодернистской психотерапии (экофеминизм, нарративный, мультикультурный подходы).

Можно также признать, что ландшафтная арт-терапия близка биопсихосоциальному подходу в современной медицине и, в частности, психиатрии и психотерапии. Для этого подхода характерно рассмотрение широкого набора факторов, влияющих как на развитие болезни, так и на процесс лечения. В этом смысле ландшафтная арт-терапия прокладывает дорогу для включения в этот набор разнообразных средовых факторов, в том числе фактора экологии и среды обитания человека. При этом среда понимается как охватывающая не только мир людей, их общение и деятельность, но и различные «полевые воздействия», животный мир, растения, минералы, культурные объекты, символические формы и дискурсивные практики.

Ландшафтная арт-терапия может быть отнесена к системно-ориентированному подходу, в частности, к системной арт-терапии (САТ) (Копытин, 2010, 2011). Системная арт-терапия (САТ) представляет собой совокупность психологических, психофизических и психосоциальных лечебно-реабилитационных воздействий, базирующихся на системном и транстеоретическом подходах, биопсихосоциальной концепции развития психических расстройств, психологической концепции личности как системы отношений человека с окружающей средой, концепции творчества. С определенными дополнениями основные теоретико-методологические элементы САТ применительно к ландшафтному творчеству могут быть представлены в виде схемы (рисунок 14).

От большинства «классических» подходов в психотерапии (в том числе разных направлений психодинамической психотерапии) ландшафтная арт-терапия как частная форма реализации системно-ориентированного подхода отличается тем, что, признавая принципиальную важность взаимодействия клиента с психотерапевтом и группой, она ориентирует их также на взаимодействие с внешним миром, сложной экосистемой и ее отдельными элементами. Причем для такого взаимодействия она использует не только речь и разные виды символической коммуникации, но и более «тонкие», действующие в экосистемах способы восприятия и передачи энергии и информации, что обусловлено положением о том, что деятельность человека, его состояние, эмоциональные и мыслительные процессы могут находить отклик и «улавливаться» окружающей средой. В свою очередь, многие невидимые и неосознаваемые человеком процессы в окружающей среде могут определенным образом улавливаться, поступать через каналы энергоинформационного обмена, определяя его состояние и деятельность.


Рис. 14. Основные теоретико-методологические элементы CAT применительно к ландшафтному творчеству


Признавая изобразительную деятельность в качестве ведущего инструмента самовыражения и коммуникации клиента в ходе арт-терапевтических занятий, сторонники ландшафтной арт-терапии несколько иначе, чем многие западные специалисты подинамически-ориентированным видам арт-терапии, понимают творческой процесс. Согласно динамически-ориентированной арт-терапии, творческий процесс, например, рассматривается как акт внешнего выражения различного внутрипсихического материала (переживаний, фантазий, представлений), детерминированный внутренними процессами или контекстом межличностного взаимодействия. В ландшафтной арт-терапии творческий процесс понимается как имеющий более сложную детерминированность и направленность. Его адресатом может признаваться не только человек, но и окружающая среда, культурный ландшафт, живая экосистема.

2.3. Формы реализации и техники ландшафтной арт-терапии

Формы реализации и техники ландшафтной арт-терапии многообразны (рисунок 15). Во-первых, занятия ландшафтной арт-терапией могут включать различные варианты работы с визуально-пластическими формами, пространством и находящимися в нем природными и техногенными объектами. Это может, например, быть связано с использованием найденных предметов в качестве символов и метафор опыта и аспектов Я участников занятий, созданием из этих предметов разнообразных композиций (ассамбляжей, инсталляций), их художественной обработкой и оформлением, включая создание личных и групповых талисманов, а также фокусирующих объектов.

Кроме того, занятия ландшафтной арт-терапией могут быть связаны с фото– и видеосъемкой в определенной среде, а также созданием так называемых «путевых набросков», то есть таких рисунков, которые создаются непосредственно в ходе прогулок, во время выхода участников занятий на природу, в город или на территорию учреждения.

Ландшафтная арт-терапия может включать различные милье-проекты и проекты, связанные с организацией среды, например, со строительством и сооружением различных объектов под открытым небом, посадкой растений, ландшафтным дизайном, созданием садов и парков, включением в их среду ландшафтных скульптур и иными видами деятельности.

Отдельно могут быть рассмотрены полимодальные и бимодальные формы ландшафтной арт-терапии, сочетающие изо-деятельность (работы с пространством и объектами) с музыкальной экспрессией и танцами, перформансом и ритуалом, «ландшафтным театром». Одним из вариантов полимодальной ландшафтной арт-терапии могут выступать некоторые виды визуально-нарративной практики, связанной, например, с созданием различной повествовательной продукции (стихов, прозы в виде эссе или путевых заметок) в ходе прогулок или на основе найденных предметов, а также с иллюстрированием различного повествовательного материала – сказок, мифов, личных, семейных и родовых историй – с помощью найденных предметов.

Рис. 15. Формы реализации ландшафтной арт-терапии


Ландшафтная арт-терапия может проводиться с детьми, подростками и взрослыми, в том числе людьми пожилого и преклонного возраста. Отдельные ландшафтные техники могут быть включены в программу индивидуальной, групповой или семейной арт-терапии наряду с другими видами творческой работы. Возможна также реализация специальных программ ландшафтной арт-терапии, имеющих развивающую, профилактическую или лечебно-реабилитационную направленность. В зависимости от состава участников занятий, условий их проведения (образовательные, лечебно-реабилитационные, социальные и культурные, досуговая деятельность и т. д.) и приоритетных задач программа может включать разные техники ландшафтной арт-терапии. Также могут варьироваться структура занятий, их общая продолжительность и те виды деятельности и техники, которые используются в ходе работы, помимо техник ландшафтной арт-терапии. Это, в частности, касается обсуждения процесса работы и создаваемой участниками продукции, их подготовки к работе и ее завершения.

В некоторых случаях с целью более эффективного использования техник ландшафтной арт-терапии в рамках каждого занятия может практиковаться специальная подготовка участников в форме постановки внутренних вопросов, телесно-ориентированных приемов, игровых интерактивных техник. Пред усмотрена их подготовка к участию в программе ландшафтной арт-терапии в целом, включающая разъяснение особенностей планируемой работы, получение согласия участников, подготовку базового набора предметов и материалов.

Ниже представлена одна из программ ландшафтной арт-терапии, построенная в виде шестидневного интенсива, состоящего из 12 занятий. Занятия могут проводиться как ежедневно, так и с интервалом в один или несколько дней. Каждое занятие включает «внутреннюю работу» (релаксацию и визуализацию), прогулки на открытом воздухе (если позволяет погода), изобразительную и иную творческую деятельность, обсуждение в группе и ведение рефлексивного дневника. Структура занятия может выглядеть следующим образом:

1) подготовка («разогрев») на основе релаксации, медитации и простых дыхательных упражнений, элементов йоги-нидры и других центрирующих приемов;

2) повышение сенсорной восприимчивости на основе тактильной, визуальной, аудиальной, кинестетической, обонятельной, вкусовой стимуляции, взаимодействия с объектами и материалами;

3) постановка личных задач, формулировка вопросов, ориентация на получение новой информации, настройка на среду;

4) прогулка, связанная с выполнением разных действий (в том числе, исследованием телесных, эмоциональных и ассоциативных реакций на среду, поиском объектов, их фотографированием или видеосъемкой, созданием текстов и т. д.);

5) дальнейшая художественная работа, как правило, в арт-терапевтическом кабинете или студии с использованием найденных объектов и материалов, применением иных модальностей творческого самовыражения;

6) в некоторых случаях повторный выход в открытую среду с целью включения в нее созданной творческой продукции или иными действиями (исполнением ритуалов, перформансов и т. д.);

7) использование техники рефлексивного джорнеллинга (рефлексивного журнала самонаблюдения – своеобразного «бортового журнала» участников занятий), обсуждение, подведение итогов.

Особенностью данного интенсива является то, что он предназначен в основном для взрослых, хотя его определенные техники и компоненты при условии их предварительной адаптации могут быть использованы в работе с детьми и подростками. Интенсив построен таким образом, чтобы обеспечить проработку и интеграцию опыта, связанного разными этапами жизненного пути участников, различными аспектами их системы отношений.
Таблица 1

Тематический план интенсива на основе использования техник ландшафтной арт-терапии




Помимо разъяснения общих задач и особенностей планируемой работы, а также получения информированного согласия участников (когда это необходимо), подготовка к проведению данного интенсива включает:

1. Подбор участниками некоторого количества найденных или переработанных объектов и материалов – как природных, так и искусственных, включая личные предметы, предметы домашнего обихода, старые украшения или их части, пуговицы, бусины, личные или взятые из старых газет и журналов фотографии, старые книги и иную полиграфическую продукцию. Из всего этого участники занятий должны заранее выбрать то, что они готовы были бы предоставить в пользование другим, и то, что имеет для них особое значение, и они предпочли бы использовать эти предметы только для своих работ.

2. Подготовка материалов, необходимых для создания «нити истории». Участники занятий должны найти отрезки веревки или ниток длиной по 30 см для использования во время прогулок. Каждый раз, когда они будут сталкиваться с интересным местом или предметом, они должны будут завязывать на отрезке веревки или нитки маленький узелок. Узелки затем помогут вспомнить то, что было встречено и пережито на пути.

3. Ведущий группы должен заранее подобрать специальные емкости (мешочек и корзину с закрывающим ее сверху куском материи) для групповых сновидений и фантазий. Такие корзины используются в практике юнгианской работы со сновидениями (Kaplan-Williams, 1980) в качестве своеобразного ритуала начала группового занятия. Использование такой корзины во время арт-терапевтических занятий служит настройке участников на творческую деятельность, активизирует воображение и интуицию. Такая корзина может служить наглядной демонстрацией того, как человек входит в творческое состояние, начиная неосознанно проецировать свои внутренние качества, актуальные переживания и фантазии на окружающий мир и объекты.

При ином построении программы ландшафтной арт-терапии и использовании других техник могут потребоваться иные материалы и оборудование – фото– и видеокамеры, костюмы и грим, музыкальные инструменты и т. д.



Каталог: sites -> default -> files
files -> Вопросы для вступительного экзамена в аспирантуру по специальности
files -> Пояснительная записка Настоящая программа является программой вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 19. 00. 01. «Общая психология, психология личности, история психологии»
files -> 1. Предмет философии и структура философского знани
files -> Міністерство освіти і науки України Державний заклад „Луганський національний університет імені Тараса Шевченка”
files -> 12 грудня 2014 р. ІV всеукраїнська науково-практична конференція “Андріївські читання”
files -> Методичні рекомендації для проведення виховних заходів в загальноосвітніх навчальних закладах
files -> Перечень вопросов, по которым участники образовательного процесса (дети, родители, педагоги) могут получить консультации
files -> Что такое агрессивность?
files -> А. Зайцев Научный редактор А. Реан Редакторы М. Шахтарина, И. Лунина, В. Попов Художник обложки В. Шимкевич Корректоры Л. Комарова, Г. Якушева Оригинал-макет


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница