Беверли Корт Александр Иванович Копытин Техники ландшафтной арт-терапии


Глава 5 Работа с бимодальными и полимодальными формами



страница6/6
Дата15.05.2016
Размер0.97 Mb.
#12906
1   2   3   4   5   6

Глава 5

Работа с бимодальными и полимодальными формами




5.1. Визуально-нарративные техники



Определение визуально-нарративного подхода

Визуально-нарративный подход является примером бимодальной практики, связанной с сочетанием визуально-пластической экспрессии с различным повествовательным материалом. Визуально-пластическая экспрессия представлена фотографиями, рисунками, видеозаписями. Повествовательный материал может быть как устным, так и письменным. В одних случаях это развернутый комментарий автора к фотографии или рисунку; в других – созданный им литературно-художественный текст. Кроме того, различные повествования, включая поэзию, сказки, притчи и т. д., могут использоваться в качестве стимула для изобразительной деятельности, выбора или создания фотографий.

Достоинство визуально-нарративного подхода заключается в возможности глубокого выражения и осмысления клиентом жизненного опыта, опирающегося на его собственную активность. Использование данного подхода связано с созданием клиентом своей личной «истории», отражающей его картину мира и разные жизненные события в тесной связи друг с другом. Большое значение в рамках визуально-нарративного подхода придается рефреймингу, то есть изменению смысла различных событий в личной истории клиента, а также жизни его семьи, рода или страны. Это позволяет клиенту найти новый ракурс восприятия жизни. Использование визуально-нарративных приемов обеспечивает психологическую интеграцию клиента, а во многих случаях – также изменение и развитие образа Я.

Некоторые элементы визуально-нарративного подхода могут быть представлены в ландшафтной арт-терапии. Ниже описаны некоторые визуально-нарративные техники, которые могут быть включены в различные ландшафтные практики.



Создание текстов-набросков

Одним из относительно простых видов визуально-наративной практики, который включается в занятия ландшафтной арт-терапией, является создание коротких текстов-набросков. Выбираемые во время прогулок объекты и ситуации выступают в качестве стимульного материала для внутреннего диалога, выражения воспоминаний, чувств, представлений и фантазий. Тексты-наброски могут создаваться как непосредственно во время прогулок, так и после возвращения в кабинет.

Описания соответствуют разным литературно-художественным жанрам. В широком диапазоне варьируются стили. Хотя стиль описаний часто отражает личностные особенности и культурный опыт автора, его мыслительные и эмоциональные процессы, иногда он задается специалистом. Так, специалист рекомендует участникам занятий создать короткий текст, использую один из четырех основных нарративных стилей, связанных с разными психическими процессами.

• Интеллектуально-рефлексивный стиль предназначен для передачи идей и размышлений автора. Текст, созданный в подобном стиле, может быть рассуждением автора на определенную тему, развернутым выражением его взгляда на проблему.

• Эмоционально-аффектированный стиль служит для выражения чувств и аффектов, отличается относительно краткостью и простотой и может выражаться в нескольких «эмоционально-заряженных» словах или фразах.

• Интуитивный текст представляет собой поток свободных ассоциаций, воспоминаний или фантазий, иногда логически не связанных друг с другом. Нередко такой текст кажется абсурдным, непонятным или «разорванным». Однако порой он содержит весьма интересные образы и идеи, отражает интуитивные прозрения автора и служит интеграции разнородного материала. Нередко текст, созданный в таком стиле, чем-то напоминает поэзию или произведения в жанре «потока сознания», мистические или психоделические откровения или даже психопатологическую продукцию.

• Чувственный текст описывает различные сенсорные характеристики реальности, либо непосредственно воспринимаемые в момент его создания, либо в прошлом. Такой текст может передавать «чувственную палитру» определенного места в определенный момент времени и включать обозначение слуховых, зрительных, тактильных, обонятельных, вкусовых, соматических и кинестетических феноменов.

Создание текстов-набросков также может быть связано с попыткой участников занятия письменно ответить на ряд вопросов:

• Почему я выбрал этот предмет (эти предметы) или место?

• Почему я не выбрал другой предмет (предметы) или места?

• Какие ассоциации, чувства, мысли, фантазии вызывает у меня данный предмет (предметы) и места?

• Что бы мне хотелось сделать с этим предметом или местом?

• Как их можно было бы изменить или улучшить?

• Что бы я при этом чувствовал?

• Какое название можно было бы дать этому предмету или месту?

Создание биографических историй на основе прогулок и найденных предметов

В отличие от текстов-набросков создание биографических историй и дневниковых описаний на основе перипатетической практики ландшафтной арт-терапии, как правило, требует больших затрат времени. Благодаря этому достигается достаточно полное и всестороннее отражение в тексте разных аспектов внутреннего мира участников занятий. Задачи применения данной группы визуально-нарративных техник следующие:

• развитие и укрепление биографической памяти, умения перемещаться по шкале времени, формируя при этом целостное представление о своей жизни;

• укрепление личных границ и идентичности;

• повышение самоуважения на основе осознания ценности личного опыта и отношений в прошлом и настоящем;

• актуализация, отреагирование и осмысление жизненного опыта, чувств и представлений;

• понимание влияния семьи, культуры и среды обитания на текущий опыт, отношения с окружающими;

• нахождение внутренних источников силы, ресурсов, связанных с семейными отношениями, природой и культурой;

• активизация внутренней и внешней коммуникации.

Отдельные биографические описания могут «нанизываться» друг на друга, постепенно формируя «Книгу памяти» клиента. Если нет возможности для организации длительного визуально-нарративного процесса, ведущего к созданию такого развернутого текста, то участникам занятий могут предлагаться отдельные задания по созданию историй. Инструкции, используемые для создания историй по впечатлениям от прогулок, могут быть разными. В одних случаях можно предложить участникам занятий вспомнить какую-либо жизненную ситуацию (из прошлого или настоящего), подсказанную теми местами и объектами, с которыми они сталкиваются на своем пути. При этом они могут делать зарисовки и фотографии либо забирать с собой некоторые предметы в качестве триггеров, помогающих в создании биографического текста.

Написание биографических историй также предполагает ведение специального дневника с записями и фотографиями или зарисовками, созданными в ходе прогулок. Кроме того, в процессе работы отбираются различные предметы, связанные с личной историей участников занятий. Можно начать работу с подготовки специальной тетради или альбома, в котором будет описываться прошлый и текущий опыт участников занятий. Для сбора предметов пригодится мешочек или коробка.

Степень обстоятельности и объем описаний участники занятий определяют сами. Наряду с тетрадью и ручкой можно пользоваться диктофоном или видеокамерой. Участники рассказывают или записывают свои воспоминания, связанные с историей семьи, своими родственниками, событиями своего детства. Они также проводят генеалогическое исследование, выявляя свои родственные связи и происхождение, описывают моменты встречи с родственниками в разные периоды жизни. Постепенно формируется хронологическая структура рассказа. Иногда участники занятий в процессе выполнения подобной работы обращаются к своим родственникам, также прося их рассказать о том или ином событии, что помогает создавать описание. Описания проводятся в домашних условиях или во время занятий.

Определенное сходство с техникой «книга памяти» имеет техника «поток воспоминаний». Основное отличие заключается в том, что в последнем случае основной акцент переносится на работу с образами, а описания имеют менее регулярный и ограниченный по времени характер. Техника «поток воспоминаний» предполагает меньшую логическую связность в передаче событий, преобладание эмоционально-чувственного и интуитивного восприятия действительности.

Другими визуально-нарративными техниками, используемыми в процессе занятий ландшафтной арт-терапией и призванными укрепить новые личностные позиции клиента, являются:

• выбор предметов и организация из них ассамбляжа в сочетании с созданием текста в качестве своеобразного «напутствия» или «послания» самому себе; они могут передавать новое восприятие жизни и себя, новые жизненные цели и задачи развития;

• выбор предмета (предметов) и текста, заимствованного из художественной, философской литературы, поэтических сборников и иных источников и отражающего жизненное кредо автора, его позитивные, жизнеутверждающие, ресурсные представления о себе и мире.



5.2. Работа с пространством и объектами в сочетании с танцем, перформансом, ритуалом, музыкальной экспрессией

Помимо техник визуально-нарративного подхода, в ландшафтной арт-терапии также используются бимодальные и полимодальные техники, связанные с сочетанием визуально-пластической экспрессии (включая работу с пространством и объектами) с голосовой и инструментальной импровизацией, движением и танцем, ролевой игрой, исполнением перформансов и ритуалов. Применительно к последним вариантам работы иногда используется термин «ландшафтный театр».



Пример 1

Примером полимодальной практики в условиях летнего арт-лагеря с использованием техник ландшафтной арт-терапии может быть создание крупной групповой мандалы из нитей с последующим совершением в ней разных манипуляций и исполнением индивидуальных и парных танцев. Мандала создавалась в форме паутины с закрепленными в ней цветными платками и парео. Такая мандала в какой-то степени задавала движению ритм и направленность. Поочередное движение участников, когда они создавали паутину, перемещаясь по кругу и через его центр и передавая друг другу клубок, становилось заданной формой, а форма, в свою очередь, порождала все новые и новые движения. Благодаря оформлению паутины цветными шарфами и парео участников она выступала также живописным шатром, размещенным в пространстве между сушей и морем. Когда мандала уже была создана, участники по очереди начали исполнять индивидуальные и парные танцы внутри нее.

Другим примером полимодальной ландшафтной практики является подготовка и исполнение группового «театра архетипов». Его сценой, «драматической ареной» стала вершина одного из холмов на мысе Казантип, откуда открывалась великолепная панорама окружающего пространства земли, неба и моря. Пространство «драматической арены» было особым образом организовано. Прежде всего, участники расположились в большой круг и обозначили его границы камнями, образующими мандалу. Ее центр предназначался для исполнения самых важных действий в кульминационный момент выступления. Участниками группы были заранее подготовлены необходимые для выступления маски и прочие аксессуары, определена структура всего действия, конкретизированы индивидуальные и групповые задачи. Важнейшими из них было символическое подведение итогов летнего лагеря, совместное проживание критического момента расставания и в то же время обозначение начала нового этапа жизни.

Индивидуальные, парные и микрогрупповые выступления сменяли друг друга, раскрывая разные архетипические качества, воплощаемые участниками посредством масок, костюмов, движения и танца, инструментальной и вокальной музыкальной экспрессии, а также чтения коротких текстов. По мере исполнения драмы солнце постепенно опускалось в море. Когда действо закончилось, погребенный в ходе ритуала на вершине холма скелет чайки превратился в свитое из цветных шарфов гнездо со множеством яиц-масок. Обратный путь по заповеднику освещали звезды. Лица многих участников светились особым внутренним светом, свидетельствующем о произошедшем в них преображении.



Пример 2

Работа группы проходила на базе учебного центра в арт-терапевтическом кабинете и спортивном зале. Часть времени группа проводила за пределами учебного центра, в лесопарке. Темой для работы был выбран миф о Священном Граале. Известны примеры использования этого мифа в драматерапевтическом процессе (Андерсен-Уоррен, Грейнджер, 2001).

Начиная работу, ведущий напомнил членам группы о содержании мифа о Священном Граале, подчеркнув при этом, что он имеет множество разных аналогов и что при желании члены группы могут воспользоваться любым из них, в том числе и теми, которые характерны для их национальной культуры (работа проводилась в Чувашии), а также ориентироваться на собственную свободную интерпретацию мифа. После этого членам группы было предложено создать две маски – странствующего рыцаря и хранителя или хранительницы Грааля. Они могли дополнить создание масок рисунками или трехмерными изображениями рыцаря и хранителя/хранительницы Грааля, а также изображениями той обстановки в которой они находятся.

После того как маски были сделаны, ведущий объяснил, что предстоит делать дальше: членам группы предлагалось, взяв с собой маски, организованно отправиться в определенную часть лесопарка. Собравшись там и представляя себя в образе странствующих рыцарей, они должны были двигаться в любом направлении в поисках Священного Грааля. Кульминацией путешествия должна была явиться встреча с хранителем или хранительницей Грааля и получение от них определенного «послания». Предполагалось также, что некоторым участникам группы, подобно героям мифа, посчастливится «причаститься из чаши Грааля». Ведущий еще раз подчеркнул иносказательный характер образов мифа. Он также отметил, что в ходе этого путешествия «рыцари» могут и не достичь того места, где находится Грааль и их встреча с его хранителем или хранительницей может не состояться. Тем не менее это не лишает путешествие смысла, поскольку важны не столько обретение чаши, сколько ее поиск, который всегда сопряжен с важными открытиями.

Членам группы предлагалось, помимо масок, взять с собой также бумагу и ручки для того, чтобы отмечать маршрут своего путешествия, фиксировать наиболее важные впечатления.

Кроме того, участникам группы предлагалось взять с собой сумки или пакеты для того, чтобы складывать в них интересные, связанные с разными моментами путешествия предметы (камни, растения и т. д.). Данные предметы должны были выполнять функцию карты, а также служить своеобразными триггерами, способствующими актуализации связанных с путешествием чувств и впечатлений во время исполнения перформанса следующего дня работы и материалом для создания предметной скульптуры. По истечении отведенного на путешествие времени члены группы должны были вернуться к исходной точке.

В течение последующих полутора часов, представляя себя странствующими рыцарями, члены группы двигались в пределах отведенной для работы части лесопарка. Встречаясь на своем пути с различными реальными и воображаемыми препятствиями, они старались их преодолеть – либо самостоятельно, либо призывая на помощь других «рыцарей».

Достигнув места нахождения хранителя или хранительницы Грааля, некоторые члены группы вступали с этими мифологическими персонажами в воображаемый диалог, при желании, используя при этом маски. Они могли идентифицироваться не только с рыцарем, но и с хранителем или хранительницей Грааля, надевая при этом их маски. Завершив путешествие, по истечении отведенного на эту часть работы времени члены группы собирались в исходной точке.

По возвращении в кабинет было проведено краткое обсуждение связанных с путешествием впечатлений, после чего ведущий предложил членам группы перейти к подготовке перформансов, отражающих основные впечатления участников группы от прогулки. Ведущий сказал, что очень важным при подготовке к выступлению является анализ членами группы своих телесных ощущений, чувств, мыслей и образов, возникавших во время путешествия. Он также подчеркнул, что предстоящие выступления должны быть продолжительностью не более нескольких минут и предполагать использование главным образом невербальной экспрессии (движение и танец, звучание фонограммы, пение или игра на музыкальных инструментах). Кроме того, в ходе выступлений допускалось использование масок странствующего рыцаря и хранителя или хранительницы Грааля, костюмов и грима, а также принесенных из лесопарка предметов. Иной реквизит было рекомендовано по возможности ограничить.

В начале следующего дня члены группы в течение часа завершили работу по подготовке к выступлениям, подбирали фонограммы и репетировали. После этого состоялся показ перформансов. Выступления проходили в спортивном зале; «сцена» располагалась у стены, на которую проецировались слайды. После своего выступления каждый участник группы должен был быстро убрать используемые предметы (стулья, свечи и принесенные из лесопарка предметы – цветы, коряги и т. д.).

Последовательность выступлений заранее не оговаривалась. После непродолжительного «пролога», когда члены группы вышли вместе с ведущим на «сцену» и встали в круг с тем, чтобы воссоздать атмосферу исходного момента путешествия, начался показ перформансов. Одни использовали выразительную пластику (танец, пантомима); другие дополняли ее пением или звучанием фонограмм, третьи включали в свои выступления элементы вербальной экспрессии. Некоторые использовали принесенные из лесопарка предметы, а также костюмы.

После этого было проведено обстоятельное обсуждение впечатлений, связанных с подготовкой и показом индивидуальных перформансов, а также впечатлений от выступлений.

Завершающим этапом работы явилось создание индивидуальных предметных скульптур (ассамбляжей) из найденных в лесопарке предметов. Скульптуры должны были отражать основные впечатления от всей групповой работы в их связи с чувствами и представлениями, вызванными текущим моментом. В то же время работы должны были являться своеобразным ответным «посланием» или «даром» странствующих рыцарей хранителю или хранительнице Грааля и тому месту, в котором осуществлялся поиск и произошла встреча.

После создания предметных скульптур члены группы снова отправились в лесопарк и совершили там ритуал, в ходе которого они «отдавали» хранителю или хранительнице и тому месту, в котором проходил поиск (и, возможно, обретение) Грааля в преображенном ими виде то, что они получили в ходе своего путешествия. Одни сжигали свои работы, другие располагали их на небольших плотиках и пускали по реке, третьи – оставляли их в определенном месте в лесу или на песчаном берегу Волги.




Литература



Андерсен-Уоррен М., Грейнджер Р. Драматерапия. СПб.: Питер, 2001.

Ееман Р. «Живой музей» Нью-Йорка // Исцеляющее искусство: Международный журнал арт-терапии. 2001. Т. 4. № 3 (Лето). С. 8–22.

Копытин А. И. Системная арт-терапия: теоретическое обоснование, методология применения, лечебно-реабилитационные и дестигматизирующие эффекты: Автореф. дис. … докт. мед. наук. СПб.: Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В. М. Бехтерева, 2010.

Копытин А. И. Арт-терапия психических расстройств. СПб.: Речь, 2010.

Хеселер М. Межкультурные аспекты работы с ветеранами войны // Исцеляющее искусство: Международный журнал арт-терапии. 2010. Т. 13. № 3 (Лето). С. 40–59.

Штейнхард Л. Юнгианская песочная психотерапия. СПб.: Питер, 2001.

Ammon G. Haaandbuch der dynamischen psychiatrie / Hrsg. G. Ammon. Munchen: Reinhardt, 1981. Bd. 2.

Ammon G. Milieu therapy // Dynamische Psychiatrie. 1994. H. 144–145. S. 2 4 –27.

Bechtel R., Churchman A. Handbook of environmental psychology. N. Y.: John Wiley & Sons, 2002.

Bennett H. Z. Zuni fetishes. San Francisco: Harper, 1999.

Brooker J. Found objects in art therapy // Inscape: International Journal of Art Therapy. 2010. June. Vol. 15 (1). P. 25–35.

Buzzell L., Chalquist C. Ecotherapy. San Francisco, California: Sierra Club Books, 2009.

Camic P. M. From trashed to treasured: a grounded theory analysis of the found object // Psychology of Aesthetics. Creativity and the Arts. 2010. Vol. 4 (2). May. P. 81–92.

Chalquist C. Terrapsychology: reengaging the soul of place. New Orleans, Louisiana: Spring Journal, Inc. 2007.

Davis D. Building from the scraps: art therapy within a homeless community // Art Therapy: Journal of the American Art Therapy Association. 1997. 14 (3). Р. 24–31.

Davis D. Report: environmental art therapy – metaphors in the field // The Arts in Psychotherapy. 1999. 26 (1). Р. 45–49.

Dissanayake E. Art for life’s sake // Art Therapy: Journal of the American Art Therapy Association. 1992a. 9. 4. P. 169–175.

Dissanayake E. Homo Aestheticus: where art comes from and why. N. Y.: Free Press, 1992b.

Dissanayake E. Chimera, spandrel, or adaptation: conceptualizing art in human evolution // Human Nature. 1995. 6. 2. P. 99–117.

Farrelly-Hansen M. (Ed.). Nature: art therapy in partnership with the earth // Spirituality and Art Therapy. Florence, KY: Jessica Kingsley Publishers, 2001.

Fisher A. Radical ecopsychology: psychology in the service of life. State University of New York Press, 2002.

Gallegos E. S. The personal totem pole. Moon Bear Press, 1990.

Kaplan-Williams S. Jungian-Senoi dreamwork manual. Marcerville, N. J.: Journey Press, 1980.

Kellen-Taylor M. Imagination and the world: a call for ecological expressive therapies // The arts in psychotherapy. 1998. 25 (5). Р. 3 0 3 – 312.

Menninger K. Theory of psychoanalytic technique. N. Y.: Basic Books, 1958.

Nachmanovitch S. Free play: improvisation in life and art. N. Y.: Jeremy Tarcher/Putnam, 1990.

Pacheco M. The use of environmental art therapy in addiction recovery. Unpublished master’s thesis, Pratt Institute, Brooklyn, N. Y., 2009.

Roszak T., Gomes M. E., Kanner A. D. Ecopsychology: restoring the earth, healing the mind. San Francisco: Sierra Club Books, 1995.

Rugh M. Art, nature and aging: a shamanic perspective // M. Farrelly (Ed.). Spirituality and art therapy. Florence, KY: Jessica Kingsley Publishers, 2001.

Rust M.-J. Consuming the earth: unconscious processes in relation to our environmental crisis. Keynote lecture for Climate of Change Conference. Bristol, UK, 2008a.

Rust M.-J. Nature hunger counseling // Psychology Review. 2008b.

Vol. 23. May. Sams J., Canson D. Medicine cards: the discovery of power through the ways of animals. Santa Fe: Bear, 1988.



Schaverien J. The revealing image. Analytical art psychotherapy in theory and practice. London – N. Y.: Tavistock & Routledge, 1992.

Winnicott D. Playing and reality. Harmondsworth: Penguin, 1988.

Yeomans G. Evitcepsorter: a retrospective of the work of Geoff Yeomans. Catalogue Introduction, 2004.


1 Все эти сравнительно простые медитативные техники должны использоваться с осторожностью. Некоторые клиенты могут испытывать усиливающуюся тревогу, когда им предлагается расслабиться и ослабить контроль со стороны сознания. Следует предупредить их о том, что они несут ответственность за свое состояние вместе с ведущим: они могут сами регулировать уровень релаксации и ее темп. Можно разрешить таким клиентам, в случае необходимости, сохранять определенный уровень напряжения в той или иной части тела, держать глаза открытыми, просто дышать свободно, сжимать руку в кулак, либо держаться за какой-либо предмет.


Каталог: sites -> default -> files
files -> Вопросы для вступительного экзамена в аспирантуру по специальности
files -> Пояснительная записка Настоящая программа является программой вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 19. 00. 01. «Общая психология, психология личности, история психологии»
files -> 1. Предмет философии и структура философского знани
files -> Міністерство освіти і науки України Державний заклад „Луганський національний університет імені Тараса Шевченка”
files -> 12 грудня 2014 р. ІV всеукраїнська науково-практична конференція “Андріївські читання”
files -> Методичні рекомендації для проведення виховних заходів в загальноосвітніх навчальних закладах
files -> Перечень вопросов, по которым участники образовательного процесса (дети, родители, педагоги) могут получить консультации
files -> Что такое агрессивность?
files -> А. Зайцев Научный редактор А. Реан Редакторы М. Шахтарина, И. Лунина, В. Попов Художник обложки В. Шимкевич Корректоры Л. Комарова, Г. Якушева Оригинал-макет


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница