«центр психолого-педагогической реабилитации и коррекции»



страница3/9
Дата12.05.2016
Размер2.24 Mb.
ТипМетодические рекомендации
1   2   3   4   5   6   7   8   9

В мотивации противоправного поведения подростков, в отличие от взрослых, преобладают мотивы импульсивного и ситуационного характера, ложного самоутверждения, группового поведения, а также мотивы, обусловленные внушением и подражанием. С возрастом ситуативно-импульсивное поведение уступает место «рациональному», заранее спланированному, преднамеренному. Уменьшается удельный вес насильственно-эгоистической мотивации, а на первое место выходит мотивация корысти, выгоды, пользы, зависти. Меняется структура насильственно-эгоистической мотивации: на смену хулиганству, браваде, самоутверждению приходят озлобленность, месть, ревность и пр. [7,246]

Подросткам в возрасте от 14 до 16 лет присущи два основных вида криминальной мотивации: корыстная и насильственно-эгоистическая. Корыстные мотивы носят незавершенный, «детский» характер. Большинство правонарушений совершается из-за озорства или любопытства, желания «развлечься», показать силу, ловкость и смелость, утвердить себя в глазах сверстников, получить их признание. Иногда играет роль стремление к чему-то необычному; желание приключений и острых ощущений. На незрелость мотиваций указывает и тот факт, что большая часть правонарушений носит групповой характер и совершается в ситуативно-импульсивной форме. Мотивация в этом возрасте обычно имеет предметную определенность. Подростков интересуют в основном предметы молодежной моды, радиоаппаратура, музыкальные инструменты, спортивные принадлежности, сладости, вино, табачные изделия, небольшие суммы денег.


Насильственно-эгоистическая мотивация у подростков характеризуется высокой эмоциональностью и ситуативностью. Главное в структуре побуждения этой мотивации – потребность к самоутверждению Самоутверждение через насилие – типично подростковая мотивация. Нередко такая мотивация сочетается с жестокостью поведения.

В мотивации противоправного поведения подростков, в отличие от взрослых, преобладают мотивы импульсивного и ситуативного характера, ложного самоутверждения, группового поведения, а также мотивы, обусловленные внушением и подражанием. С возрастом ситуативно-импульсиное поведение уступает место «рациональному», заранее спланированному, преднамеренному. Уменьшается удельный вес насильственно-эгоистической мотивации, а на первое место выходит мотивация корысти, выгоды, пользы, зависти. Меняется структура насильственно-эгоистической мотивации: на смену хулиганству, браваде, самоутверждению приходят озлобленность, месть, ревность и пр.

Часто правонарушения совершаются подростками в составе неформальных асоциально-криминальных групп. Наиболее выраженными качествами неформальных групп асоциальной направленности являются следующие:


  1. Нигилизм, отрицание социально полезных ценностей, норм, установок.

  2. Отчужденность от жизни и деятельности социальных групп.

  3. Пренебрежение интересам общества, выражающееся в нарушении общественных моральных норм: воровство, хулиганство, пьянство, наркомания и другие негативные проявления.

  4. Групповая пассивность и равнодушие к социально значимым ценностям.

  5. Нравственная уродливость межличностных отношений, выражающаяся в круговой поруке, ложном товариществе, эгоизме и эгоцентризме.

  6. Наличие совместной асоциальной деятельности, отношений и общения, направленных лишь на удовлетворение утилитарных интересов и потребностей.

  7. Действие асоциальной субкультуры, т.т. групповых норм, ритуалов, табу и т.д.

  8. Некотролируемость асоциального поведения.

  9. Групповая защищенность, солидарность участников группы.

В случае антисоциального поведения могут действовать бессознательные мотивы делинквентности:

    • Желания, требующие немедленного удовлетворения;

    • Переживание бессильного гнева, отчаяния – агрессии, ищущей разрядки;

    • Обида, требующая мщения;

    • Зависть, побуждающая к восстановлению справедливости;

    • Недоверие и стремление сохранять дистанцию;

    • Фантазии величия и всемогущества

1.4. Психологическая характеристика подростков с делинквентным поведением

Известно, что на путь асоциального поведения человек становится обычно в период, когда он еще не вполне сформирован, как гражданин; иными словами, чаще всего это происходит в подростковом возрасте. Одной из основных причин того, что подросток становится на противоправный путь, является разрыв его связей с обществом и недостаточность этих связей вследствие того, что окружающие являющиеся для подростка конкретными представителями общества и конкретным его воплощением, оказываются по разным причинам недостаточно для него авторитетными и даже несправедливыми.

Другая причина – недостаточное чувство принадлежности к обществу. Начало противоправной деятельности для некоторых подростков связано с запугиванием представителями уголовного мира, с которыми они в какой-то момент в той или иной ситуации, случайно или не случайно оказались в контакте. В этот момент решающим оказывается то, в какой степени подросток осознает себя членом коллектива, общества в целом, в какой степени он чувствует за собой их поддержку, в какой мере он уверен в себе.

Трудности социализации, которые испытывают подростки обусловлены характерологическими особенностями. Речь идет о акцентуациях характера , проявляющихся в подростковом возрасте и влияющих на поведение подростков. По мнению А.Е. Личко, в подростковом возрасте характер как таковой еще не сформирован, и потому лучше говорить об отдельных акцентуированных его чертах.

Закрепление некоторых патологических черт характера мешает подростку адаптироваться к окружающей среде и может стать одной из причин его отклоняющегося поведения. Акцентуации характера рассматриваются в качестве предпосылок отклоняющегося (девиантного) поведения подростков. Психические расстройства в виде акцентуаций возникают у подростков в ряду причин:


  • Часто психические расстройства обусловлены тем, что к подростку общество предъявляет завышенные требования, если на врожденные отклонения в характере накладываются болезненные отрицательные переживания, то формируется комплекс неполноценности и возникает необходимость в искусственных компенсаторах – алкоголе, наркотиках, противоправном поведении.

  • Сказываются трудности переходного возраста, т.е. переход во «взрослую» жизнь сопровождается перестройкой психики.

  • Перестройка «Я-концепции». «Я-концепция» - это устойчивая и неповторимая система представлений индивида о себе, на основе которой он строит свои отношения с окружением и самим собой.

В подростковом возрасте особенно ярко проявляются акцентуации характера, отличающиеся тем, что при действии психогенных факторов, адресующихся к наиболее слабому, уязвимому месту соответствующей акцентуации, могут наступать нарушения социальной адаптации, отклонения в поведении.

Нарушение взаимоотношений подростка с родителями, стиль семейного воспитания могут явиться именно такими факторами, провоцирующими усиление акцентуированного поведения.

Исследователи Е.В. Зайка, Н.П. Крейдун, А.С. Ячина выделяют личностные особенности делинквентных подростков, свидетельствующие о деформации их характера: наличие конфликтов с окружающими, неприязненное отношение к позиции взрослого; заниженная потребность в общении, которая выступает средством самоутверждения и компенсации неудовлетворенности своим положением; принятие подростков, состоящих на учете и их групповых норм. Игнорирование девиантов сверстниками с нормативным поведением говорит об их выпадении из круга нормального подросткового общения.

Рассматривая характерологические особенности подростков правонарушителей необходимо учитывать, что они не в состоянии разрешить свои внутренние конфликты. Их основной защитой иногда выступает всемогущий контроль и потребность оказывать давление. При делинквентом поведении часто используется проекция на общество личных негативных качеств. При этом общество выглядит более плохим, чем оно есть в действительности, а представители правоохранительных органов низводятся до самых отрицательных характеристик. Недостаток первичных взаимных привязанностей к другим людям и дефективное супер-Эго свидетельствует о отсутствии совести. Ценность других людей рецидуируется до их полезности, которая нередко определяется явным или бессознательным согласием последних терпеть «затрещины». Часто открыто хвастаются своими победами, махинациями или обманами, если думают, что на слушателя произведет впечатление их сила. Делинквенты не страдают от дискомфорта из-за своего поведения, что составляет одну из основных трудностей социально-психологического воздействия и реабилитации. Основным механизмом саморегуляции является отыгрывание вовне внутреннего напряжения и негативных чувств, они не обладают опытом повышения самоуважения через контроль над собственными импульсами. Детство детей с девиантным, а затем с делинквентым поведением нередко отличается безнадзорностью, обилием опасностей и хаоса (хаотическая смесь суровой дисциплины и сверхпотворства; слабая мать и вспыльчивый садистичный отец; алкоголизм и наркотики в семье; семейные разрывы). В таких нестабильных и угрожающих обстоятельствах ребенок не получает чувства защищенности в необходимые моменты развития, что подталкивает его потратить остаток жизни на поиск подтверждения своего всемогущества. Для подростков делинквентов нетипично понимание и проговаривание своих чувств. В то время как большинство из нас используют слова для выражения собственной личности, делинквенты применяют их для манипуляции. Контакты ребенка с взрослыми вне круга семьи также не обогащают его личность необходимыми идентификациями. Окружающих людей любят, пока они способствуют удовлетворению, и ненавидят, как только они в нем отказывают. Из-за отсутствия полноценного Сверх-Я не существует никаких внутренних требований, вызывающих чувство вины. Хотя имеется интеллектуальное понимание последствий поведения, эмоциональное понимание отсутствует. Сиюминутное удовольствие важнее, чем угроза неудовольствия в будущем. Нарушение ранних объектных отношений приводит к серьезному личностному расстройству, переживаемому как неспособность к установлению привязанности и признанию авторитетов.

По мнению О. Кернберг делинквентное поведение подростков характеризуется расстройством личности и патологией супер-Эго. Это неспособность привязываться (даже к животным); отношения, основанные на эксплуатации людей; лживость и неискренность; слабость суждений и неспособность учиться на жизненном опыте; неспособность следовать жизненному плану. Может иметь место злокачественный нарциссизм, проявляющийся в типичном нарциссическом расстройстве личности, характерологически укорененной агрессии, параноидальных тенденциях и убежденности в собственной правоте. Встречается безответственное поведение, эмоциональная и финансовая эксплуатация других. Подростки с делинквентным поведением недоверчивы и постоянно провоцируют наказание, они не умеют сдерживаться, но имеют страстное искаженное желание привязанности, не удовлетворенное в раннем детстве. [6,111-115]

Таким образом, подростковый возраст представляет собой группу повышенного риска. Сказываются внутренние трудности переходного возраста, начиная с психогормональных процессов и кончая перестройкой «Я-концепции». Пограничность и неопределенность социального положения юношества. Противоречия, обусловленные перестройкой социального контроля: детские формы контроля, основанные на соблюдении внешних норм и послушании взрослых, уже не действуют, а взрослые способы, предполагающие способы предполагающие сознательную дисциплину и самоконтроль еще не сложились и еще не окрепли. Подростковый период характеризуется следующими особенностями развития: реакциями эмансипации, группирования со сверстниками, увлечения, имитации, формирующимся сексуальным влечением; ярким проявлением акцентуаций характера, что в сочетании с дисгармоничными семейными взаимоотношениями может быть причиной аддиктивного поведения. [19,73-78]




  1. Общая характеристика детско-родительских отношений в семьях подростков с делинквентным поведением

2.1. Детско-родительские отношения в семьях с подростками
Анализ литературы по проблеме детско-родительских отношений свидетельствует о том, что её исследованием занимались специалисты различных отраслей знаний: психологии, педагогики, социологии, антропологии и др. В современной психологии отношение к проблеме детско-родительских отношений подростков неоднозначно.
В частности, представители биологизаторского направления считают, что подростковый период - это период "бури и натиска", который характеризуется плохой эмоциональной адаптацией, неуравновешенностью, частой сменой настроений, насыщен конфликтами с окружающими (Ш. Бюллер, А. Гезелл, С. Холл). Они отмечают, что это универсальные формы поведения для подростков, определяемые биологическими движущими силами и независимые от социальных условий среды.
Например, согласно теории рекапитуляции С. Холла, каждый индивид в процессе своего развития проходит этапы, соответствующие периодам эволюционного развития человека. Отрочество, по мнению С. Холла, соответствует концу дикости и началу цивилизации. Этот период воспроизводит эпоху хаоса, когда животные, полуварварские тенденции сталкиваются с требованиями социальной жизни.
Теория С. Холла отрицает роль окружающих социокультурных факторов, в том числе и воспитания. Из этого следует, что родителям рекомендуется предоставить ребёнку возможность для самостоятельного развития, им не следует вмешиваться в процесс спонтанного развития личности подростка. Автор настаивает, чтобы родители терпимо относились к социально неприемлемому поведению подростков.
Другой известный представитель биологизаторского направления Ш. Бюлер в своих работах рассматривала подростковый возраст в единстве органического созревания и психического развития. Подростковый возраст определяется ею на основе понятия пубертатности. В подростковом возрасте автор выделяет две фазы: негативную и следующую за ней позитивную. Основными чертами негативной фазы являются "повышенная чувствительность и раздражимость, беспокойное и легко возбудимое состояние", а также "физическое и душевное недомогание". Подростки неудовлетворены собой, капризны, обидчивы, конфликтны, агрессивны с окружающими. Позитивная фаза приходит постепенно и начинается с того, что перед подростком открываются новые источники радости, к которым он до этого времени не был восприимчив. Появляются изменения в установке по отношению к окружающему миру.
Концепция А. Гезелла также имеет биологическую ориентацию и предполагает, что процессом созревания управляют генетические и биологические факторы, которые определяют последовательность появления поведенческих черт и тенденций развития. Созревание рассматривается как естественный биологический процесс, отрицающий возможность для родителей как-либо повлиять на развитие ребёнка. Предполагается, что большинство проблем, возникающих в подростковом возрасте, со временем разрешаются сами собой.
Итак, представители биологизаторского направления абсолютизируют роль внутренних факторов в регуляции поведения подростков и отрицают роль внешних, в том числе и воспитания [7].
Огромный вклад в развитие представлений о специфике отношений между детьми и родителями внесла психоаналитическая школа. Как известно, психоанализ был первой школой, в которой детско-родительские отношения рассматривались в качестве главного фактора развития личности ребёнка. Согласно теории 3. Фрейда, мать выступает для ребёнка как первый и самый важный источник удовольствия, как первый объект либидо, а с другой - как первый законодатель и "контролёр".
По мнению 3. Фрейда, основная задача пубертатной стадии психосексуального развития - рождение у подростка потребности в эмоциональной эмансипации от родителей. 3. Фрейд упоминает о возможности повторного возникновения в этом возрасте эдипова комплекса. Социальное неприятие инцеста препятствует такому проявлению сексуальности, что влечёт за собой ослабление связи с семьёй. По мере того как ребёнок в семье становится автономной личностью, между ребёнком и родителями устанавливаются взаимоотношения сотрудничества.
Теория психоанализа дала начало многим современным концепциям детского развития, разработавшим новые подходы к проблеме детско-родительских отношений, к числу которых относятся концепция Э. Эриксона, Э. Фромма, Д. Боулби, К. Хорни и др.
Во второй половине XX века Э. Эриксон модифицировал теорию психосексуального развития, использовав открытия современной психологии и антропологии. По его мнению, на каждой стадии развития индивид переживает психосоциальный кризис, при преодолении которого происходит формирование психически здоровой личности. Задачей подросткового возраста является формирование чувства идентичности. Половая идентификация у подростков осуществляется в соотнесении себя с родителями своего пола. В противном случае у подростка может развиться "диффузия личности", которая составляет основу специфической патологии юношеского возраста.
Современный неофрейдизм существенно отодвинулся от первоначальных концепций психоанализа, обратив внимание на влияние социальных факторов. В настоящее время некоторые положения психоанализа и неофрейдизма широко используются в практической психологии.
В качестве примера можно привести работы педагога-психоаналитика Д.В. Винникота, в которых главное внимание отводится профилактической работе с родителями, выработке у них правильных базисных установок.
Большой вклад в изучение детско-родительских отношений внесли представители бихевиористической теории (Г. Келли, Б. Скиннер и др.).
Ещё в 40-х годах Б. Скиннер предложил ряду наиболее известных психологов и специалистов, занимающихся социальным планированием, использовать методику, основанную на положениях поведенческой психологии как средстве укрепления семьи и общества в целом. Ученый разработал ряд проектов, которые опираются на принципы, соответствующие совершенствованию и увеличению количества и качества взаимодействий — интеракций родителей и детей. Основной акцент бихевиористы делают на изучение техник поведения родителей и формирование навыков модификации поведения ребёнка. Однако бихевиористов интересуют лишь наблюдаемые переменные, поддающиеся непосредственному измерению. Им принадлежат разнообразные схемы анализа детско-родительских отношений, которые основаны на понимании человеческого поведения как функции подкрепления, наград, поощрений и наказаний. Например, теория диадического взаимодействия Д. Тибо и Г. Келли.
Сторонник теории социального научения А. Бандура исходит из представлений о том, что поведение индивида строго детерминировано окружающей микросредой, перед которой сам индивид пассивен. Он считает, что дети научаются путём процесса моделирования, то есть в точности копируя поведение своих родителей. С помощью научения посредством наблюдения родители могут регулировать и направлять поведение подростка, предоставляя ему возможность подражать авторитетным образцам.
Согласно модели чувственной коммуникации Т. Гордона, базирующейся на гуманистической теории К. Роджерса, основу детско-родительских отношений составляют две базовые потребности ребёнка: потребность позитивного общения, которая удовлетворяется, когда ребёнок испытывает одобрение и любовь со стороны родителей, и потребность самоуважения, которая развивается по мере удовлетворения первой. Условием полноценного развития ребёнка, по мнению Т. Гордона, является отсутствие противоречия между "Я идеальным" (представление о том, как тебя любят) и "Я реальным" (действительным уровнем любви) [7].


2.2. Особенности детско-родительских отношений в семьях подростков- делинквентов
Одной из важнейших и сложнейших задач профилактики рецидивов у несовершеннолетних, отбывших наказание в местах лишения свободы, является оздоровление условий семейного воспитания детей и подростков.

Сравнительные исследования семей подростков-правонарушителей и благополучных школьников, проводимые различными исследователями, показывают, что "трудные" воспитываются в существенно более неблагоприятных семейных условия, чем их благополучные сверстники. При этом среди неблагоприятных факторов семейного воспитания отмечают, прежде всего, такие, как неполная семья, аморальный образ жизни родителей, асоциальные антиобщественные взгляды и ориентации родителей, их низкий общеобразовательный уровень, педагогическая несостоятельность семьи, эмоционально-конфликтные отношения в семье, Так, по результатам исследования роли семьи в правовой социализации несовершеннолетних" проведенного Л. И. Аувяэртом в Эстонии, лишь немногим более половины несовершеннолетних правонарушителей проживало с обоими родителями, в то время как среди правопослушных обследованных 4/5 проживало с обоими родителями. Существенная разница отмечалась также и в общеобразовательном уровне родителей. Половина родителей правонарушителей - неквалифицированные рабочие, 1/3 - квалифицированные рабочие, 1/10 - ИТР и служащие. В то время как у половины законопослушных несовершеннолетних родители - высококвалифицированные рабочие, у каждого пятого - ИТР, служащий. Эти результаты не расходятся с данными об условиях семейного воспитания несовершеннолетних правонарушителей, полученными В. К. Андриенко в Москве, С. Д. Арзуманяном в Армении, Л. М. Зюбиным и Т. Н. Курбатовой в Санкт-Петербурге" К. Е. Игошевым и А. С. Белкиным в Екатеринбурге и другими авторами. Многодетные семьи, насчитывающие 3 и более детей, среди семей благополучных школьников составляют 17,5%, в то время как среди педагогически и социально запущенных их практически в два раза больше (35% и 30,6%). Если здоровый образ жизни без злоупотребления алкоголем, семейных скандалов, дебошей ведут 93,8 % из семей благополучных подростков, то среди педагогически и социально запущенных здоровый образ жизни ведут соответственно 60,8% и 23,8% родителей. В то же время у социально запущенных подростков почти в каждой пятой семье имели место эпизодические или постоянные запои родителей с семейными скандалами, дебошами, аморальным образом жизни и т.д [1].

Наблюдается также существенная разница и в характере эмоциональных отношений. В 65% семей благополучных подростков отмечается, что отношения в семье характеризует эмоциональная близость, атмосфера дружбы и взаимопонимания, среди педагогически запущенных таких только 12,5%, а среди социально запущенных таких семей не наблюдалось вообще. То есть даже в тех семьях педагогически и социально запущенных подростков, в которых родители ведут здоровый образ жизни, нет эмоциональной близости между членами семьи, отношения холодные, отчужденные, а то и конфликтно-напряженные, В настоящее время не только в криминологических, но и в медико-социальных исследованиях накоплен достаточно большой и убедительный материал, свидетельствующий об отрицательном влиянии семейных факторов социального риска на репродуктивные функции семьи, на физическое, психическое и социальное здоровье детей, на их взаимосвязь с повышенной заболеваемостью детей и различными формами отклоняющегося поведения детей и подростков. Довольно стабильной среди семей подростков-правонарушителей является доля семей с низким прожиточным уровнем. Вместе с тем, обращает на себя внимание тот факт, что особенно усиливается влияние социально-экономического фактора, когда низкий прожиточный уровень семьи выступает в сочетании с низким общекультурным и общеобразовательным уровнем родителей, то есть, иными словами, в семье, имеющей скромные доходы, но достаточно высокий уровень духовной культуры, значительно больше шансов воспитать нормального ребенка, чем в семье, где высокий жизненный уровень, но низкая духовная культура и неблагоприятный психологический климат. Не случайно до 8- 10% правонарушителей воспитываются в семьях, доход которых в два и более раза превышает средне-минимальный прожиточный уровень, и причины семейного неблагополучия кроются отнюдь не в низком уровне жизни [7].

Среди функционально несостоятельных, не справляющихся с воспитанием детей семей от 50 до 60% составляют семьи, характеризующиеся неблагоприятными социально-психологическими факторами, так называемые конфликтные семьи, где хронически обострены отношения супругов, и педагогически несостоятельные семьи с низкой психолого-педагогической культурой родителей, неправильным стилем детско-родительских отношений. Наблюдаются самые разнообразные неправильные стили детско-родительских отношений; жестко-авторитарный, педантично-подозрительный, увещевательный, непоследовательный, отстранение - равнодушный, попустительски-снисходительный и др. Как правило, родители с социально-психологическими и психолого-педагогическими проблемами осознают свои трудности, стремятся обращаться за помощью к педагогам, психологам, однако далеко не всегда без помощи специалиста способны справиться с ними, понять свои ошибки, особенности своего ребенка, перестроить стиль отношений в семье, выйти из затянувшегося внутрисемейного, школьного или другого конфликта [10].

Вместе с тем, есть значительное число не осознающих свои проблемы семей, условия в которых, тем не менее, столь тяжелы, что они угрожают жизни и здоровью детей. Это, как правило, семьи с криминальными факторами риска, где родители из-за своего антиобщественного или преступного образа жизни не создают элементарных условий для воспитания детей, допускается жестокое обращение с детьми, женщинами, имеет место вовлечение детей, подростков в преступную и антиобщественную деятельность. Очевидно, что дети из таких семей нуждаются в мерах социально-правовой охраны, которые надежнее всего могут оказать сотрудники инспекций по делам несовершеннолетних, участковые милиционеры, представители правоохранительных органов.

С учетом достаточно большого количества причин, обусловливающих функциональную несостоятельность семьи, существуют весьма разнообразные подходы к типологии и классификации таких семей. Мы, в свою очередь, в качестве системообразующего критерия при составлении типологии функционально несостоятельных семей используем характер десоциализирующего влияния, оказываемого такими семьями на своих детей.

Как было сказано выше, семьи с прямым десоциализирующим влиянием демонстрируют асоциальное поведение и антиобщественные ориентации, выступая, таким образом, институтами десоциализации. К ним можно отнести криминально-аморальные семьи, в которых преобладают криминальные факторы риска, и аморально-асоциальные семьи, которые характеризуются антиобщественными установками и ориентациями [1].

Семьи с косвенным десоциализирующим влиянием испытывают затруднения социально-психологического и психолого-педагогического характера, выражающиеся в нарушениях супружеских и детско-родительских отношений, это так называемые конфликтные и педагогически несостоятельные семьи, которые чаще в силу психологических причин утрачивают свое влияние на детей.

Наибольшую опасность по своему негативному воздействию на детей представляют криминально-аморальные семьи. Жизнь детей в таких семьях из-за жестокого обращения, пьяных дебошей, сексуальной распущенности родителей, отсутствия элементарной заботы о содержании детей зачастую находится под угрозой. Это так называемые социальные сироты (сироты при живых родителях), воспитание которых должно быть возложено на государственно-общественное попечение. В противном случае ребенка ждет раннее бродяжничество, побеги из дома, полная социальная незащищенность как от жестокого обращения в семье, так и от криминализирующего влияния преступных образований.

Асоциально-аморальные же семьи, которые хотя и относятся к семьям с прямым десоциализирующим влиянием, тем не менее, в соответствии со своими специфическими социально-психологическими характеристиками требуют иного подхода.

На практике к асоциально-аморальным семьям чаще всего относят семьи с откровенными стяжательскими ориентациями, живущие по принципу "цель оправдывает средства", в которых отсутствуют моральные нормы и ограничения. Внешне обстановка в этих семьях может выглядеть вполне благопристойной, уровень жизни достаточно высок, но духовные ценности подменены исключительно стяжательскими ориентациями с весьма неразборчивыми средствами их достижения. Такие семьи, несмотря на свою внешнюю респектабельность, благодаря своим искаженным моральным представлениям, также оказывают на детей прямое десоциализирующее влияние, непосредственно прививая им антиобщественные взгляды и ценностные ориентации.

Рассмотрим ряд особенностей, отличающих семьи с косвенным десоциализирующим влиянием - конфликтных и педагогически несостоятельных.

Конфликтная семья, в которой по различным психологическим причинам личные взаимоотношения супругов строятся не по принципу взаимоуважения и взаимопонимания, а по принципу конфликта, отчуждения.

Конфликтные семьи могут быть как шумными, скандальными, где повышенные тона, раздраженность становятся нормой взаимоотношений супругов, так и "тихими", где отношения супругов характеризуют полное отчуждение, стремление избегать всякого взаимодействия. Во всех случаях конфликтная семья отрицательно влияет на формирование личности ребенка и может послужить причиной различных асоциальных проявлений.

Как видим, в конфликтных семьях десоциализирующее влияние проявляется не прямо через образцы аморального поведения или антиобщественные убеждения родителей, здесь имеет место косвенное десоциализирующее влияние, оказываемое за счет хронически осложненных, нездоровых отношений родителей.

Педагогически несостоятельные, как и конфликтные, семьи не оказывают на детей прямого десоциализирующего влияния. Формирование антиобщественных ориентации у детей в этих семьях происходит потому, что за счет педагогических ошибок, тяжелой морально-психологической атмосферы здесь утрачивается воспитательная роль семьи, и она по степени своего воздействия начинает уступать другим институтам социализации, играющим неблагоприятную роль.

Психологические службы, обеспечивающие помощь семье и детям, помогут разрешить хроническую конфликтную ситуацию, помогут родителям понять индивидуальные половозрастные психологические особенности своих детей и скорректировать свою позицию, провести социально-психологические тренинги, формирующие новые формы социально-ролевого поведения супругов, родителей, взрослеющих детей. Эти же службы могли бы осуществлять психологическую коррекцию социально-ролевого поведения, общения педагогов, сотрудников инспекций по делам несовершеннолетних, то есть тех, чья практическая деятельность непосредственно связана с "трудными" детьми, подростками и неблагополучными семьями.

Однако вряд ли советы психологов способны оказать заметную пользу в работе с криминально-аморальными семьями, где степень моральной деградации родителей такова, что увещевания и меры психологического воздействия оказываются безуспешными в плане избавления людей от их пороков: пьянства, развратного образа жизни, жестокости, скандальности и прочего. В данном случае требуются решительные меры по изоляции детей от крайне нездоровой домашней обстановки и оказанию социально-правовой помощи [12].


2.3. Особенности детско-родительских отношений в семьях подростков- правонарушителей после возвращения из мест лишения свободы.

Возвращение подростка в семью изменяет ее обычное состояние, и причиной этих изменений становится он сам. Подросток - правонарушитель, возвращаясь в реальную, "свободную" жизнь, зачастую не имеет представления о своих правах и обязанностях как гражданина правового государства, оказывается невольной жертвой неиспользованных им прав. К примеру, раздел жилищной площади: в этом случае, если подросток не знает своего права на эту квартиру, возможен деструктивный выход. Возвратившись в свой родной дом и не встретив там родственников, подросток вынужден становиться беспризорным, в конечном счете, идущим на новое преступление. Примером возврата в криминальный мир может стать ситуация, когда подросток слепо следует просьбам своей семьи, пренебрегая своими правами (ради матери или отца он соглашается на продажу квартиры, но не осознает, что лишает себя возможности нормальной жизни по возвращению), ставя под угрозу свое существование в социуме. Возвращаясь из мест лишения свободы, подросток 14 - 18 лет еще не имеет возможности экономического самообеспечения и становится еще одной статьей расходов семейного бюджета. В связи с этим возможны конфликтные ситуации, причиной которых становится семейный экономический кризис, а также то, что подросток не принимает участия в пополнении семейного бюджета (обвинения со стороны родителей, ограничение в одежде, питании и т.д.). С другой стороны, иногда, чтобы как - нибудь помочь своей семье, подростки идут на новое преступление (воровство, грабеж, разбой и т.д.), что опять возвращает их в мир криминальных отношений. Возвращаясь из мест заключения, подросток становится объектом перевоспитания со стороны общества, ему приходится усваивать нормы и ценности, ставшие для него "чужими", и семья в перевоспитания играет ведущую роль. Выходя "на свободу", подросток является носителем системы ценностей, в корне отличающейся от той, которую ему предлагала семья на протяжении всего периода воспитания. Кроме того, система ценностей молодых людей в возрасте 14 - 18 лет является еще крайне неустойчивой и потому подверженной различного рода вмешательствам и переформированиям. В сознании подростка - правонарушителя существует представление о жизни "по понятиям", и очевидно, что эти "понятия" являются чуждыми для его семьи (конечно, если речь не идет о династиях преступников) как носителя системы ценностей общества в целом. Нормы, понятные и приятные освободившемуся подростку, становятся предметами многих конфликтов с членами семьи, а затем - возможно являются причинами новых преступлений. Суть таких конфликтов заключается, видимо, в снижении ценности самой семьи, родственных отношений, понятий, усвоенных в процессе общения с родителями. Очевидно, что подросток, возвращаясь в семью, чувствует, с одной стороны, радость освобождения, а с другой стороны, не знает, что делать со свободой, которая его иногда пугает. Кроме того, противоречивыми оказываются чувства членов семьи по отношению к освобожденному, обуславливающие нагнетание напряжения. Действительно, семья играет особую роль для подростка, вернувшегося из мест заключения, поскольку становится для него почвой восстановления способности к переживанию близости, любви, гармонии в отношениях. Однако семья, напротив, может стать также фактором дальнейшего развития склонности к преступному поведению. Такое возможно в случае агрессивного отношения к подростку со стороны членов семьи, его игнорирования, гиперопеки и других форм проявления нарушения семейных связей. Очевидно, что каждая из описанных семейных реакций может послужить увеличению протеста со стороны подростка, свойственного его возрасту, способом выражения которого зачастую выступает новое преступление. Итак, возможно несколько вариантов эмоциональных отношений внутри такой семьи:

  1. Агрессивность со стороны родственников, обвинение в несчастьях всей семьи;

  2. Дистанцированность, отдаленность родственников;

  3. Гиперопека, жалость;

  4. Принятие, помощь в адаптации;

  5. Излишний контроль со стороны родственников;

  6. Предоставление излишней свободы со стороны родственников;

  7. Игнорирование ситуации заключения.

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод о первоочередности успешной реабилитации вернувшегося из заключения подростка именно в семье (его малой социальной группе), а затем уже и в социуме. Поэтому так важна работа муниципальных психологических служб по восстановлению, гармонизации детско- родительских отношений в семьях таких подростков.

3. Организация работы педагогов-психологов муниципальных психологических служб по оказанию помощи в социальной реабилитации подростков
3.1. Организация помощи подросткам в рамках работы муниципальных психологических служб
Освободившиеся подростки из мест лишения свободы относятся к социально незащищенной категории, остро нуждаются в правовой, социальной и материальной помощи, в участии и общении. Работа по социальной реабилитации несовершеннолетних направлена на восстановление нарушенных и формирование новых когнитивных, мотивационных и эмоциональных ресурсов, оказание помощи интеграции в общество подростков, отбывших наказание в виде лишения свободы. Социальная реабилитация подростков в рамках деятельности муниципальных психологических служб обеспечивает решение юридических, коммуникативных, личностных, профессиональных, досуговых, образовательных, жилищных проблем подростков и молодежи.

Работа с освободившимися подростками из мест лишения свободы включает: обучение их защите своих прав; помощь в получении паспорта, проездного билета, восстановлении других документов; материальную поддержку; поиск места проживания в период восстановления права на жилье и получения жилья; решение медицинских проблем (проведение обследования, лечения); трудовую адаптацию [2,99].

Педагогическая работа с освободившимися подростками начинается с индивидуального эмоционально окрашенного и ненавязчивого общения. Проявленный к нему доброжелательный интерес, внимательное отношение к его проблемам, подробное обсуждение различных жизненных ситуаций, чуткое отношение к его переживаниям разрушают недоверие и склонность к оборонительному поведению. Задача куратора – быть рядом и бескорыстно помогать. Отношения нужно строить без принудительной зависимости по контрасту с тюремным миром: не давить, не настаивать, не учить, не командовать, предоставлять возможность выбора, создавать ощущение надежного тыла и собственной значимости; постепенно расширять круг его общения и не мешать проявлять благодарность к тем, кто ему помогает. Он должен чувствовать себя нужным и полезным [2].


Каталог: data -> File -> MMC -> VMO -> PPS
PPS -> Агрессивное поведение
PPS -> Диагностика детско-родительских отношений
PPS -> Психологическая характеристика раннего возраста от 1-3 лет
PPS -> Исследование уровня и особенностей развития различных видов памяти у младших школьников зрительной, слуховой, моторной
PPS -> Методика «Таблицы Равена» (шкала прогрессивных матриц )
PPS -> Методика «Автопортрет» Проективный рисуночный тест «Автопортрет»
PPS -> Психодиагностический комплекс “Эксперт-Одаренные дети” Стоимость 430 у е
PPS -> Психокоррекция семейных отношений
PPS -> Опросник для изучения особенностей адаптации первоклассников к школе
PPS -> Психолого-педагогическая поддержка профессионального самоопределения учащихся в предпрофильной подготовке


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница