«детское воровство: причины, профилактика, педагогическая реакция»



Скачать 493.42 Kb.
страница3/3
Дата12.05.2016
Размер493.42 Kb.
1   2   3

Литература

1. Колкер Я. М., Устинова Е.С., Емалиева Т. М. Практическая методика обучения иностранному языку: Учебное пособие. – М.: «Академия», 2001.

2. Миньяр-Белоручев. Методический словник. Толковый словарь терминов методики обучения языкам. – М.: «Стела», 1996.

3. Соловова Е.Н. Методика обучения иностранным языкам. – М.: Просвещение, 2006.

4. Козаренко В. А. http://www.mnemotexnika.narod.ru
ДЕТИ: ВИНОВНИКИ И ОБЪВИНИТЕЛИ

Евпрынцева Татьяна, факультет психолого-педагогический,

отделение дошкольное, 2 курс

Московский городской педагогический университет,

Самарский филиал, СФ МГПУ

Вина, как и все другие эмоции, несомненно, сыграла важную роль в эволюции человека и общества. Эмоция вины совместно с эмоцией стыда лежит в основе чувства социальной ответственности и становится расплатой за проступки.

Специфическая функция эмоции вины заключается в том, что она стимулирует человека исправить ситуацию, способствует возникновению желания загладить свою вину или хотя бы принести извинения. Такое поведение – единственно эффективный способ разрешения внутреннего конфликта, порождённого виной.

Эти функции вины актуальны и в современной жизни. Без вины и стыда люди не соблюдали бы нормы морали и этики. Вина порождает ответственность и таким образом содействует росту личности, её зрелости и психологической состоятельности.

Однако, постоянное чувство вины, навязываемое близкими (детьми или родителями), - мощный источник эмоционального дискомфорта, причина неадекватного поведения.

Цель исследования: выявить механизмы возникновения чувства вины в системе детско-родительских отношений, разработать стратегию его преодоления

Задачи исследования:

1. Конкретизировать понятие «чувство вины», выявить факторы его возникновения

2. Выяснить степень распространения обвинительного стиль родительского отношения

3. Проанализировать содержание детских обид на родителей (на примере студентов дошкольного отделения СФ МГПУ)

4. Разработать рекомендации родителям и студентам по профилактике и преодолению чувства вины и обиды.

Остановимся подробнее на проблемах чувства вины в детско-родительских отношениях.

Подобно тому, как неповторима личность каждого человека, индивидуальны отношения между супругами, столь же сложны и отношения родителей к своему ребёнку, неоднозначны стили семейного воспитания.

А. Болдуин считал, что контролирующий стиль семейного воспитания, который предполагает существенные ограничения поведения ребёнка, основан на злоупотреблении обвинениями и упрёками по поводу поступков или поведения ребёнка. Жёсткий контроль редко даёт положительный результат, так как формируется лишь механизм внешнего контроля, развивается чувство вины или страха перед наказанием и, как правило, слишком слабый самоконтроль.

Авторитарные родители считают, что ребёнку не следует предоставлять слишком много свободы и прав, что он должен во всём подчиняться их воле, авторитету. Они не оставляют ему возможность для выбора вариантов поведения, ограничивают его самостоятельность, лишают прав возражать старшим, даже если ребёнок прав.

Родители, чрезмерно обеспокоенные тем, чтобы их ребёнок стал высоконравственной личностью, предпочитают постоянно контролировать его «безнравственные» поступки и действия, пока они не превратились в привычки. Стремление родителей уличить и обвинить своего ребёнка в неблаговидных поступках формирует у детей устойчивый стереотип неуверенности в себе, желание всё делать украдкой. Дети не могут разобраться в том, как себя вести, т. к. родители постоянно недовольны их поведением. Поэтому поступки ребёнка становятся неадекватными, принимают формы защитных реакций. Характерными чертами родителей –обвинителей является:


  • негативные оценки не поступку, а личности ребенка;

  • требование постоянной любви к себе;

  • пренебрежение интересами детей;

  • частые наказания;

  • дозирование родительской любви в зависимости от оценки поведения ребенка.

В результате такого семейного воспитания формируется особый портрет личности ребенка с постоянным чувством вины.

  • Внешне дети выглядят угрюмо, чрезвычайно подозрительны к старшим и сосредоточены на личной защите.

  • Им характерна постоянная настороженность и готовность к конфликту, которая делает их неуверенными в себе и нерешительными, но требовательными к другим, ведёт к замкнутости и грубости.

  • Дети этого типа противоречивы в своих желаниях демонстрировать свои возможности.

  • Порой они себя ненавидят, не любят, порой оправдывают, жалеют, что прослеживается через всю их жизнь в стремлении завоевания уважения к себе со стороны людей или конкретной социальной группы.

С целью выяснить, на сколько сами родители способствуют возникновению чувства вины, у своего ребёнка мы провели методику З. и Н. Некрасовых. Выборку составили 30 родителей дошкольников. В результате оказалось, что 35% опрошенных родителей – «взращивают» чувство вины в своём ребёнке. А 65% - организуют воспитание своего ребёнка так, что он не чувствует себя виноватым и живёт в атмосфере понимания и доверия.

Основываясь на таких результатах, можно сделать вывод, что, несмотря на актуальность проблемы, большинство родителей с пониманием относятся к своим детям и грамотно выстраивают процесс воспитания. Однако в основе использованной методики лежит самооценка родителями стиля отношений с детьми, что может существенно влиять на полученные данные.

Преодоление обвинительной позиции в воспитании может быть достигнуто путем соблюдения следующих рекомендаций:


  1. Следует открыто говорить с ребёнком о том, что родителя беспокоит в процессе его воспитания.

  2. Необходимо понять, в чем причина чрезмерных обвинений со стороны родителей, создать образ желаемых отношений, выявить препятствия на пути их установления.

  3. Важно найти общее дело, интересное обоим, привлекать ребёнка к делам и занятиям взрослых.

  4. Дети и родители могут строить общие планы, создавая приятную перспективу. При этом родителям необходимо во что бы то ни стало выполнить обещанное.

  5. Родителям следует анализировать собственные действия, фиксировать признаки обвиняющего поведения и не допускать их повторения.

Родителям стоит задуматься, прежде чем обвинять ребёнка, ведь в дальнейшем дети проецируют свою обиду на взаимоотношениях с окружающими и в первую очередь на тех, кто их обвинял – на родителей.

Чувство обиды, вынесенное из детства мешает взрослому человеку выстраивать адекватные отношения с пожилыми родителями и собственными детьми. Процесс профессиональной подготовки педагога предполагает осмысление собственных детских переживаний

Cуть пришедших из детства обид можно свести к одному: родители любили нас не так, как мы того хотели. Практически никому из родителей не удаётся избежать упрёков своего ребёнка. Известна история пациентки, спросившей Зигмунда Фрейда о том, как стать хорошей матерью. «Что бы вы ни делали, всё равно получится плохо»,- ответил создатель психоанализа.

Тема отношений с родителями задевает многих молодых людей на этапе становления собственной семьи, карьеры. Иногда они стремятся переложить на родительские плечи ответственность промахи и неудачи, объясняя их «неправильным детством».

Источником страданий может быть как недостаток родительской любви, так и её избыток, которые способны вызвать у взрослеющих детей озлобленность, горечь, а иногда и ненависть. Речь даже не идёт о таких крайностях, как жестокое обращение, насилие. Пощечина, обидные слова, ревность к любимчику- брату или сестре - все эти давние воспоминания продолжают ранить нас.

Потребность всё снова и снова рассказывать об этом, переживать и мучится дает возможность ощутить себя жертвой, доставляет своеобразное удовольствие. Дети отказываются признать в родителях обыкновенных (и именно поэтому не должны так себя вести, так говорить с нами, чего-то от нас требовать…). Стремясь получить больше внимания дети обращают свои упрёки к любящей стороне родителей, надеясь, что они услышат и пожалеют.

Мы провели микро-исследование среди студентов 3, 4 курса дошкольного отделения психолого-педагногического факультета (выборка – 32 человека) , с целью выяснить, в чём дети обвиняют своих родителей. Были разработаны неоконченные предложения, позволяющие выявить чувство обиды на своих родителей, вынесенное студентами из детства:


  1. В детстве мне не хватало от родителей…

  2. Если бы не мои родители, я…

  3. В отношениях с родителями я бы отказалась от…

  4. Я такой (ая), как есть, потому, что мои родители…

  5. Я часто виню своих родителей в …

  6. Мне бы хотелось, чтобы мои родители давали мне больше…

  7. Мои родители никогда не…

В завершении студентам предлагалось ответить, будут ли они в воспитании собственных детей придерживаться стиля своих родителей.

Р
ис 1. Результаты анализа методики неоконченных предложений

Выяснилось, что из 32 опрошенных: 10- обвиняют родителей в недостаточном внимании; 3- не упрекают родителей ни в чём, а напротив, винят себя в невнимании к ним; 7 - винят родителей в чрезмерной опеке; 3 - упрекают родителей в излишней строгости: 7 - обвиняют родителей в ограничении права голоса; 5 - упрекают в недостаточной материальной поддержке; 6 - в недостаточной эмоциональной поддержке

Однако 20 из 32 опрошенных ответили, что в будущем при воспитании своих детей будут придерживаться стиля родителей. Это говорит о том, что, несмотря на все перечисленные обвинения, родители остаются для детей тем примером, на который они ориентируются.



Гармонизация отношений с родителями – создает основу для проектирования собственной семьи и позволяет наладить контакт с собственным внутренним миром. Для преодоления чувства обиды на своих родителем студенты-будущие педагоги и психологи могут опираться на следующие правила.

  1. Выйти из роли жертвы. Перекладывая на родителей ответственность за наши проблемы и неудачи остаёмся в зависимости от них. Недостаток люби или чрезмерная опека- всё это оставляет раны в душе человека. Постоянно к ним возвращаясь, мы не даём им зажить. Надо «отпустить» свои обиды.

  2. Занять своё место в ряду поколений. Поставить себя на их место. Оставить мечту об идеальном родителе, точно так же, как мать и отец однажды расстались с мечтой об идеальном ребёнке. Понимая и принимая недостатки своих родителей, мы готовим себя к тому, чтобы в будущем с пониманием принять упрёки наших собственных детей.

  3. Принять своих родителей. Это значит вникнуть в обстоятельства их жизни, особенности их воспитания и отношений между собой, детали работы, их успехи и неуспехи вне семейного круга - всё то, что составляет жизнь человека. Это не так просто: ведь для нас родители - в первую мама и папа. Принять - значит повернуться к ним лицом, увидеть их в самых разных ролях. А не только в родительской. Только открыв в них личность с интересами, чаяниями, не связанными с нашей жизнью, мы сможем принять какие-то их черты, даже те, что нас не устраивают или сердят.

  4. Ощущая потребность сказать родителям о своих обидах, стоит спросить себя: зачем я хочу это сделать? Надеюсь, что меня лучше поймут; хочу чтобы они чувствовали себя виноватыми или ощутили такую же боль, как я.… Ответить себе нужно честно: улучшит ли этот разговор наши отношения? И тогда принимать решение. Иногда, вместо того чтобы изливать свой гнев на родителей. Лучше выплеснуть чувства на бумагу или рассказать о них психологу.

Однажды поняв, как писала знаменитый французский психоаналитик Франсуаза Дольто, «что всё это из-за них, но не по их вине» возможно освободиться от обиды на своих родителей. То, каким именно отцом или матерью станет вчерашний ребенок, зависит от тех отношений, которые он сегодня поддерживает с собственными родителями. Вступая в педагогическую профессию важно осознать место чувства вины и обиды в твоем личном эмоциональном опыте, что позволит избежать повторения ошибок в процессе воспитания детей.

Литература

  1. Изард К. Психология эмоций. – СПб: Питер, 2007

  2. Лейбин В. М. Словарь-справочник по психоанализу.- СПб,.: Питер, 2001

  3. Некрасова З.,.Некрасова Н Перестаньте детей воспитывать - помогите им расти. – М.: София, 2007.

  4. Фихтенгольц И. Все родители… виноваты?// PSYCHOLOGIES , №14 2007

  5. Эльячефф К., Эйниш Н.. «Дочки-матери. 3-й лишний?». – М.: Институт общегуманитарных исследований, 2006.



К вопросу об исследовании социальных, психологических и лингвистических характеристик молодёжного сленга

Рябов Владимир, психолого-педагогический факультет, 3 курс

Московский городской педагогический университет

Самарский филиал ( СФ МГПУ)

Наше исследование является во многом логическим продолжением изучения психолингвистических особенностей и характеристик сленга, начатых нами в 2005 году. [7, 220]

Изучение молодежной речи вызывает больше вопросов, чем дает ответов. Конечно, в ходе проведенного теоретического анализа нами были сделаны попытки дать некоторые ответы, однако с уверенностью мы сможем говорить о природе и характеристиках феномена сленга лишь после эмпирических исследований. Я хотел бы представить ключевые вопросы и обозначить основные направления дальнейших исследований:


  1. Вопрос о праве сленга на существование – насколько сленг как лингвистическая реальность требует внимания и изучения, есть ли у сленга все права лингвистического явления, или же он является «низкой», «позорной» «паразитствующей» частью языка, требующей искоренения. Здесь существует минимум три варианта ответа:

В изучении сленга нет особой необходимости – видимо, такого мнения придерживаются многие отечественные лингвисты, социологи и психологи, т.к. литературы, посвященной проблеме молодежной речи немного.

Сленг необходимо изучать, чтобы была большая возможность с ним бороться – эту позицию можно было бы обозначить как «врага надо знать в лицо» [8]

Сленг – естественное лингвистическое образование, связанное с психологическими особенностями молодёжи, его необходимо принять как данность и стараться понять, так как в сленге, нередко, зарождаются слова, которые, пройдя через горнило разговорной речи, однажды становятся в ряд литературных, общеупотребительных. [5]

Последние мнение сейчас становится наиболее распространенным, и появляется все больше исследователей, рассматривающих сленг именно с этих позиций.



  1. Вопрос о психологической природе сленга – многие авторы [4], [6] указывают на связь сленга с психологией подростков и юношей, однако исследований, посвященных раскрытию психологической природы сленга практически нет. Имеет ли психологическое значение качественный состав используемых сленгизмов? С какими психологическими феноменами (картины мира, социальная адаптация, групповая сплоченность, самосознание и т.п.) связан сленг? Какова эта связь качественно?

В смысле слова заключены лингвоспецифические концепты, которые одновременно «отражают» и «формируют» образ мышления носителей языка. [2] В таком ключе долгое время рассматривалась детская речь, ее звучная нота в процессе формирования личности бесспорна. Молодежной же специфической речи отводится значительно меньше внимания со стороны психологов. Хотя, если задуматься, пик детского словотворчества приходится на период первого рождения личности, а молодежного – на период второго, социального. Примером может послужить история развития имени – если для ребенка трехлетнего возраста его имя становится инструментом базового самосознания, то для подростка его «детское» имя нередко утрачивает свою привлекательность и заменяется кличками и «никами». Это происходит подобно тому, как юноша африканского племени во время инициации, вступления во взрослую жизнь обретает новое, взрослое имя.

Говоря собственно о молодежном сленге можно вкратце указать, что он эмоционально насыщен, полон вульгаризмов, оценочен и в более позднем (студенческом) возрасте приобретает немало профессионализмов. Всем этим особенностям можно найти параллели в особенностях психического и социального развития молодого человека.



  1. Вопрос о носителях сленга. Исследователи указывают громадный возрастной промежуток – от 14 до 22 [3] лет. В столь широком возрастном промежутке трудно уловить какую-либо психологическую, социальную или профессиональную общность, могущую стать психологическим субстратом, на котором бы развился и действовал относительно целостный лингвистический организм. Но это не единственный вопрос о носителях сленга. Возможно выделить специфический субкультурный и общемолодежный, неспецифический сленги. Каждый из них достоин отдельного разговора, однако, мы пришли к выводу, что для эмпирического анализа разумней всего брать сленг конкретной молодежной (подростковой) общности, группы. Здесь вопрос о сленге вплотную подходит к вопросу о субкультурах.

  2. Вопрос определения, дефиниции – как именовать специфическую речь молодёжи? Жаргон – замкнутый речевой обиход той или иной социальной общности, группировки. Т.о. применительно к молодежной речи термин «жаргон» не применим, т.к. в современном обществе нет в полном смысле замкнутой социальной группы, и, как следствие, речевой системы. [9, 45] Скорее правомерно было бы говорить о жаргонообразной лексике (сленге), относительная языковая замкнутость которой обусловлена исключительно определенной социальной общностью. Она возникает и существует в силу установки на интимный, фамильярно сниженный стиль речи при социально-речевой общности той или иной группы носителей. [9] В ходе нашего исследования была сделана попытка отделить термин «сленг» от терминов «жаргон» и «арго». Выделяя сленг в отдельную группу, следует помнить, что от прочих социолектов его отличает то, что

Во-первых, сленг служит для общения людей одной возрастной категории. [1] Общим, по большому счету, является лишь возраст [3, 83]. Но сам по себе хронологический возраст, как количество прожитых лет не может объединить группу в общность, на базе которой может сформироваться столь сложное явление как относительно единообразная речь - сленг. Кроме того, о единообразии возраста возможно говорить лишь условно.

Во-вторых, молодежный сленг отличается «зацикленностью» на реалиях мира молодых. Рассматриваемые сленговые названия относятся только к этому миру, таким образом отделяя его от всего остального, и зачастую непонятны людям других возрастных категорий. [1]



В-третьих, сленг – самая открытая из трех вышеперечисленных языковых систем (арго, жаргон, сленг). Эта открытость касается как носителей сленга (определенное исключение составляют субкультурные молодежные сленги – см. ниже) так и его лексического состава.

  1. Вопрос о смыслах сленга, переводимости сленгизмов на литературный язык и обратно. Многие сленгизмы специфичны (яркий пример – «стрёмный») и труднопереводимы. Особый аспект этого явления составляет эмоциональная семантика сленга, так как она связана с психологией носителей сленга и эмоциональность как таковая является ядром сленгового слова. Проблема развития систем значений в подростковом и юношеском возрастах в связи с развитием личностного общения разработана слабо, т.к. эта деятельность неформализуема и для изучения сложна.

Конечно, сейчас выходит достаточное количество публикаций о сленге в рамках социальной лингвистики. Выпускаются словари, содержащие толкования уголовных, компьютерных, наркоманских, молодежных и многих других жаргонов. Так сленг постепенно перестает быть лингвистическим изгоем, неким паразитом на теле языка; лингвисты признают его своеобразие и самобытность. Однако, на наш взгляд, психологическим проявлениям возраста в сленге, сленгу, как особенному мировоззрению молодежи, психологии сленга в полном смысле слова уделяется значительно меньше внимания. Несколько прояснить эти проблемы мы и попытались в ходе нашей научной работы. Некоторым «вещественным» результатом нашей работы стали некоторые наши соображения и практические рекомендации относительно восприятия молодежного сленга со стороны «взрослой» аудитории, так или иначе взаимодействующие с подростками и юношами. Надеюсь, наши рекомендации будут полезны родителям, педагогам, психологам, социальным работникам и прочим заинтересованным лицам.

Литература

  1. Агузарова К. Молодёжный сленг 2004, http://www.darial-online.ru/2004_6/aguzar.shtml

  2. Вежбицкая А. Понимание культур через посредство ключевых слов М.: 2001

  3. Ермакова О. П. Слова, с которыми мы все встречались: толковый словарь общего жаргона М.,1999.

  4. Кон И. С. Психология ранней юности М.: Просвещение, 1989.

  5. Левикова С.И. Молодежный сленг как своеобразный способ вербализации бытия http://student.km.ru/ref_show_frame.asp?id=A544214D08384150B1CA4F7C05AD356C

  6. Психология подростка / под ред. Реана А. А. СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003.

  7. Рябов В.В. Молодёжный сленг студентов г. Самары // День науки: сборник научных статей преподавателей и студентов – участников VI и VII студенческих научных конференций СФ МГПУ Самара: Издательство МГПУ, 2006 стр. 220-222

  8. Степанов С. Фильтруем базар // Школьный психолог. 2003. № 21. стр. 4.

  9. Скворцов Л.И. Об оценках языка молодежи (жаргон и языковая политика) // Вопросы культуры речи М.: 1964, вып. 5 стр. 45-60

Каталог: files
files -> Рабочая программа дисциплины «Введение в профессию»
files -> Рабочая программа по курсу «Введение в паблик рилейшнз»
files -> Основы теории и практики связей с общественностью
files -> Коммуникативно ориентированное обучение иностранным языкам в Дистанционном образовании
files -> Варианты контрольной работы №2 По дисциплине «Иностранный (англ.) язык в профессиональной деятельности» для студентов 1 курса заочной формы обучения, обучающихся по специальности 030900. 68 Магистратура
files -> Контрольная работа №2 Вариант №1 Text №1 Use of Non-Police Negotiators in a Hostage Incident
files -> Классификация основных человеческих потребностей по А. Маслоу Пирами́да потре́бностей
files -> Рабочая программа для студентов направления 42. 03. 02 «Журналистика» профилей «Печать», «Телевизионная журналистика»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница