Джон Равен Компетентность в современном обществе


Наши исследования барьеров на пути эффективного обучения



страница26/27
Дата15.05.2016
Размер2.09 Mb.
#13139
ТипКнига
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27

Наши исследования барьеров на пути эффективного обучения

Как мы видели в главе 10, на пути реформирования образования стоят глубоко укоренившиеся и не совсем очевидные барьеры, которые не могут быть преодолены просто на основе «здравого смысла». Справедливость этого замечания была подтверждена Шон и Арджирис, которые на протяжении не менее чем 15 лет – и без особого успеха – боролись за внедрение в программу формального профессионального обучения предметов, призванных развивать необходимые на работе виды компетентности (Schon, 1987). Как отмечалось в главе 10, большинство самых важных барьеров на пути эффективного обучения образуется из системы ценностных ориентации, выявленных у учащихся и их родителей. Воспитание компетентностей высокого уровня требует создания множества разнообразных, индивидуализированных образовательных программ проектного типа. Управление этими программами создает огромные трудности для учителей. Еще более трудной задачей является заставить учащихся и родителей уважать тех, кто придерживается совсем иной структуры ценностей и приоритетов. Атмосфера новаторства зависит от сбалансированности действий большого числа людей, многие из которых имеют взаимоисключающие мотивы и интересы. Для того чтобы успешно преодолевать трудности, которые вносит в процесс обучения подобное разнообразие ценностей и приоритетов, необходимо создавать широкое разнообразие возможностей, удовлетворяющих людей с различными ценностями и приоритетами, прогнозировать кратковременные и долговременные последствия реализации этих возможностей как для отдельного человека, так и для общества, и снабжать подобной информацией официальные структуры, чтобы они смогли на ее основе сделать разумный выбор. Создание атмосферы новаторства, нужной для возникновения широкого спектра возможностей в каждой организации или объединении, предоставление каждому условий для его справедливой оценки, стимуляция дискуссий между теми, кто проводит оценивание на основе различных допущений и приоритетов, снабжение заинтересованных структур этой информацией и предание ее гласности – всю эту работу могут сделать только государственные служащие. К сожалению, те требования, которые мы предъявляем сейчас к государственным служащим, их должностные инструкции и те системы оценки качества труда, которые к ним применяются, отнюдь не предназначены для подобного вида работы. Все это нужно подвергнуть очень серьезным изменениям, чтобы государственные служащие делали именно ту работу, которая на самом деле необходима. Но, по-видимому, еще более серьезные проблемы возникают из-за того, что информация, необходимая государственным служащим и позволяющая делать свободный выбор учащимся и их родителям, идет в обход традиционных форм подотчетности через представительные коллегии, которые часто считают сердцевиной демократического процесса.

Получается (см. подробные аргументы в кн.: Raven, 1994), что эффективность государственного обеспечения на самом деле – и это весьма удивительно – напрямую зависит от эволюции новых форм бюрократии и демократии. Она зависит от организации разнообразных широких экспериментов, от всесторонней оценки желательных и желаемых, прогнозируемых и неожиданных последствий введения тех или иных альтернатив и от принятия законодательных решений на основе сделанных по результатам экспериментов выводов.

Из нашего обсуждения становится ясно, что исходная точка осуществления реформ в сфере образования смещается даже на один шаг назад по сравнению с той, на которую нас ориентировало сказанное в последнем параграфе. Это связано с экспериментами, которые приведут к эволюции нового экспериментального обучения и системы управления обществом. Широкое экспериментирование в этой области – и только такое экспериментирование – позволит разработать новые учебные планы, новые системы оценивания и новые способы взаимодействия между образовательными институтами и обществом, необходимость в которых ясна уже очень многим.

Отметим, что наши рекомендации основаны на специфическом понимании системных процессов, отвечающих за то, что происходит в образовании, и помогают понять, как надо воздействовать на эти процессы, чтобы способствовать непрерывным эволюционным преобразованиям. Это прямо противоположно общепринятому убеждению, что мудрые люди, сидящие в комитетах, могут знать, что должно быть сделано, и давать другим четкие указания, как они должны действовать. Как отмечал еще Адам Смит, эта широко распространенная точка зрения, всплывающая в нашем сознании всякий раз, когда мы начинаем думать о способах принятия политических решений, является полным абсурдом. Просто невозможно знать наперед, что случится, когда деятельность, начавшаяся в одном месте одним человеком или группой людей, встретится с результатами деятельности других людей или групп. Выражение «принимающий мудрые решения» – это оксюморон, умная глупость. Что нам действительно нужно, так это создать систему, которая непрерывно экспериментирует, обучается на основе собственных проб и ошибок, корректирует свои действия и инициирует новые формы активности.

Обучающееся общество и сохранение стабильности

Вывод, который был сделан чуть выше, может быть переформулирован в призыв к эволюции общественного экспериментирования, систем образования и управления, которые будут работать лучше, чем существующие формы государственного управления. Итак, почему бы не поддержать рекомендованный Смитом рыночный механизм? Смит открыто пропагандировал рыночный механизм, базирующийся на социальном экспериментировании, обучении, информационном обеспечении и системе управления, которая работала бы без «мудрецов». Но этим его представление о данном рыночном механизме не ограничивалось. Он описывал в общих чертах систему, которая обучается и организуется сама по себе, без участия в ней особой категории людей, обязанных обладать полными и глубокими познаниями о ее работе. Суть не только в том, что логически невозможно знать все самое необходимое и важное, но и в том, что всю доступную на данный момент релевантную информацию невозможно концентрировать даже в головах небольшой группы людей. Иллюзию подобной концентрации поддерживают только отдельные исключительные примеры. Следовательно, вопреки расхожему мнению, за последние несколько лет было утеряно больше знаний, чем за всю предыдущую историю человечества. Например, мы не сохранили многое, что было известно о том, какие семена лучше всего подходят для того или иного сельскохозяйственного региона. Реальность в том, что мы обладаем множеством разрозненных фрагментов неполной и обычно неточной информации, относящейся к разным аспектам одной и той же проблемы и рассматривающей ее под разными углами зрения. Это то, что мы имеем, и по-другому и быть не может. Рыночный процесс ориентирован на то, чтобы каждому был открыт доступ ко всей имеющейся информации. Если у людей появится возможность увидеть результаты своих действий, то они будут в состоянии инвестировать свой капитал или проголосовать за эти результаты своими деньгами или своими ногами. Отметим, что при этом они смогут высказать свое мнение одновременно по множеству самых разных вопросов. Когда результаты прежде не связанных между собой действий придут в соприкосновение, то это приведет к таким последствиям, которые нельзя было раньше даже представить. Даже в случае неудачи какого-либо эксперимента – например, из-за банкротства его участника – весь накопленный в его процессе опыт будет сохранен и использован.

Но сейчас становится ясно, что подобный механизм не работает должным образом. Хорошо известна неспособность рынка реагировать на информацию, затрагивающую общегосударственные интересы, в первую очередь на информацию о таких проблемах, как разрушение общественных зданий, нанесение ущерба землям, водам, атмосфере, растительности и животным. Менее известны факты, что рыночный процесс на самом деле отвергает наиболее новаторские предложения в области создания разных форм изобилия и что то изобилие, которое он порождает, не приводит к достойному качеству жизни для большинства людей. Нет необходимости более подробно останавливаться здесь на этих вопросах, которые я детально изложил в своей книге «Новое богатство наций» (Raven, 1995).

Здесь важно отметить тот факт, что, хотя, как установлено, современные формы государственного управления не работают на должном уровне, а предложенный Смитом рыночный механизм малоэффективен, существует насущная потребность в выявлении механизма социального обучения и управления, который удовлетворял бы критериям, сформулированным ранее Адамом Смитом. Как можем мы создать истинно «Обучающееся общество», которое так же хорошо использовало бы все возможные последствия предпринимаемых в нем действий, как и описанное Смитом рыночное общество, и не нуждалось бы в концентрации всех наиболее важных знаний у отдельных личностей?

Более детальная проработка вопросов функционирования такой общественной системы, обоснованию которой были посвящены отдельные главы данной книги, а также книга «Управление образованием для эффективного обучения» (Raven, 1994), содержится в специально посвященной этой проблеме нашей книге «Новое богатство наций» (Raven, 1995).

Необходимо затронуть еще несколько моментов, чтобы завершить этот цикл обсуждения и вернуться к вопросу о компетент-ностях, необходимых для разработки, внедрения и реализации системы альтернативного социального экспериментирования, обучения и управления.

Прежде всего для поступательного движения вперед здесь, как и в системе образования, нужны кардинальные изменения. Мы должны сфокусироваться не просто на отдельных проблемах, связанных с необходимостью ограничения потребления органического топлива, приостановки климатических изменений, установления справедливых торговых отношений, возврата к экологически чистому сельскому хозяйству и отказа от оборонной промышленности. Грубо говоря, нам надо сразу же и одновременно сократить производство промышленной и горнодобывающей техники, отказаться от энергозатратного сельскохозяйственного производства, демонтировать нашу оборонную промышленность, избавиться от большинства наших автомобилей, расформировать нашу банковскую и страховую систему, отказаться от централизованного производства и распределения и избавиться от деструктивных и неэффективных претензий на управление рынком. Таким образом, мы должны радикально поменять весь образ нашей жизни и способ организации нашего общества. И сделать это надо очень быстро.

Небольшая группа людей не в состоянии предугадать, что нужно сделать для проведения таких кардинальных изменений, и продумать все их возможные взаимосвязи и последствия. Для этого потребуется провести огромное число экспериментов, наблюдений, предпринять множество действий и многому научиться на основе этого опыта. Наблюдение требуется для того, чтобы зарегистрировать все вероятные последствия, на которые никто ранее не считал нужным или возможным обратить внимание. Следовательно, финансировать необходимо прежде всего независимых деятелей, и при этом первостепенную важность приобретает широкое общественное обсуждение получаемых результатов.

Однако результаты отдельных изменений, достигнутые без параллельного изменения всей системы и не включенные в ее смысловой контекст, будут отвергнуты действиями системы в целом. Поэтому здесь потребуется именно тот тип управления, который был описан ранее в данной книге. Приверженцам рыночной экономики, может быть, и не придется отрекаться от ответственности за управленческие решения.

Теперь настало время задаться вопросом: «Какие компетентности нужны для того, чтобы создать и заставить работать такие новые общественные системы?» Ясно, что мы не сможем ответить на этот вопрос путем выявления и описания деятельности тех выдающихся людей, которые уже управляют такими системами. Все, что нам остается, – это изучить отдельные важные для нас фрагменты уже существующих систем (обзор подобных исследований приведен в данной книге) и подвергнуть логическому анализу набор тех компетентностей, которые нужны для успешной деятельности в качественно новой системе и для того, чтобы способствовать ее развитию.




Каталог: book -> other
other -> Даниэль Канеман Думай медленно… решай быстро
other -> Необыкновенное путешествие в безумие и обратно: операторы и вещи
other -> Дмитрий Соколов Исцеляющее безумие: между мистерией и психотерапией
other -> Книга для тех, кто в любой момент может побывать в библиотеке конгресса США
other -> Эрнест Джонс Жизнь и творения Зигмунда Фрейда
other -> Проблематика психологических исследований семьи и семейных отношений
other -> -
other -> Конфликтология / Под ред. А. С. Кармина // спб.: Издательство «Лань», 1999
other -> Книга из библиотеки
other -> Дерек Принс Выбор спутника жизни


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница