Е. П. Ильин психофизиология



страница3/31
Дата15.05.2016
Размер2.76 Mb.
#12499
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Длительность (устойчивость) состояний. Каждое состояние — вре­менное. В связи с этим важной характеристикой состояний человека является их обратимость, т. е. исчезновение через какое-либо время при прекращении действия фактора, их вызвавшего.

Именно по временной характеристике пытаются отличать состоя­ния от процессов (первые — более длительные, вторые — быстротеч­ны). Однако данный критерий весьма относителен, как и деление са­мих состояний на устойчивые и неустойчивые, кратковременные и длительные. Во всяком случае, ориентация на то, что состояния всегда длительные, мне представляется неоправданной. Все же в практиче-

Глава 1. Общие представления о состояниях человека 29

ских целях принято говорить о состояниях мимолетных, длительных и хронических. Каждое состояние может быть и мимолетным (напри­мер, тревожность болельщика при опасном моменте у ворот его лю­бимой команды), и длительным (тревожность родителей при ожида­нии результатов экзамена, который сдавал их ребенок), и хроническим (тревожность как черта личности). В. М. Зациорский с соавторами (1971) говорит об оперативных (появляющихся при однократном кратковременном воздействии), текущих (при длительном воздей­ствии фактора) и перманентных (хронических) состояниях, возника­ющих при постоянном (периодическом) действии какого-либо фак­тора.

Переход состояний из текущих в перманентные может иметь как положительный результат (например, при развитии состояния адап-тированности, тренированности), так и отрицательный (при развитии переутомления, хронической монотонии). Следовательно, в одном случае нужно стимулировать переход состояния из текущего в пер­манентное, а в другом случае — не допускать этого перехода.

Глубина состояний (интенсивность) характеризуется степенью выра­женности переживаний и сдвигов физиологических функций. При­мером могут послужить следующие семантические цепочки: страх-ужас; раздражение (рассерженность)—возмущение—гнев—ярость (бе­шенство); восхищение—восторг—экстаз.

Качество состояний определяется спецификой воздействующего на человека фактора, исходным фоном, а также индивидуальными осо­бенностями человека.

По знаку переживаний (эмоций) состояния делят на положитель­ные и отрицательные. Однако подобная качественная характеристи­ка состояний весьма условна. Так, некоторым людям нравится чув­ствовать себя несчастным. Можно получать удовольствие и от страха (на аттракционах).

В зависимости от значимости того или иного состояния для эффек­тивности деятельности, общения и здоровья человека состояния при­нято делить на благоприятные и неблагоприятные. Такое деление тоже весьма условно, так как некоторые «неблагоприятные» состоя­ния могут не ухудшать, а стимулировать деятельность по ряду пара­метров (например, при страхе и злости увеличиваются сила и быстро­та движений).

30 Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний

1.7. Состояния и индивидуальные особенности человека

Одна и та же причина (например, монотонная деятельность) может вызвать различные состояния, подчас противоположные (в данном случае — либо монотонию, либо психическое пресыщение). Это за­висит от психофизиологических особенностей человека, в частности от типологических особенностей проявления свойств нервной систе­мы (Высотская с соавт., 1974). При развитии одного и того же состоя­ния формы его проявления у разных лиц тоже могут быть разными. Например, существуют три формы проявления страха (две активные, одна пассивная) и фрустрации. Н. Д. Скрябин (1972) наблюдал два вида вегетативных реакций при страхе у лиц с низкой степенью сме­лости — повышение и понижение частоты сердечных сокращений. Лазарус (1970) также наблюдал индивидуальный характер изменения пульса и артериального давления у разных испытуемых при одной и той же ситуации.

Подобные различия реакции у разных людей на один и тот же фак­тор обусловлены тем, что упомянутые факторы вызывают состояние не прямо, а опосредованно, преломляясь через особенности человека как индивида и личности:

Фактор -


Особенности личности

Состояние.

Помимо личностных особенностей определенную роль в возник­новении разных состояний у одного и того же человека при действии одной и той же причины играет ситуация, в которой находится чело­век, исходный фон (уровень активированности). Г. Хольмберг (1970), например, наблюдал у одного и того же испытуемого при действии эпинефрина то эйфорию, то гнев.

С другой стороны, проявление в поведении того или иного состоя­ния тоже определяется личностными особенностями человека, о чем писал В. Н. Мясищев.

Жизнь человека создает состояния, связанные с биологическими услови­ями: голодом, жаждой, динамикой полового влечения. Объект всех этих влечений притягателен для человека. Такие влечения, как пищевое, поло­вое, вместе с тем могут вступать в конфликт с требованиями этики. И ис­ход этого конфликта характеризует личность. Во время блокады в усло­виях массового голода некоторые люди умирали от голода, но не брали чужого, некоторые, наоборот, жадно и бесцеремонно поедали пищу дру­гих. Сексуальная этика заключается в том, чтобы регулировать свое поло-

Глава 1. Общие представления о состояниях человека 31

вое поведение в соответствии с общественными нравственными требова­ниями. Одни являются рабами полового голода и послушными, вплоть до преступления, исполнителями роли полового объекта, другие порывают связь, если она вступает в противоречие с их моральными требованиями (Мясищев, 1966, с. 12).

1.8. О триаде «психический процесс— состояние—психическое свойство»

Понятие «психическое состояние» в психологии относительно новое. Оно появилось в связи с желанием показать непрерывность форми­рования психологических образований, в частности преобразование психических процессов в психические свойства. Поскольку трудно объяснить такой переход, «имея» в начичии лишь диаду «процесс-свойство», было введено промежуточное звено — состояние, которое обладает, с одной стороны, некоторой динамичностью, а с другой — устойчивостью.

Как пишет Н. Д. Левитов (1964, с. 6), «выделение области психи­ческих состояний заполняет некоторый пробел в системе психологии, разрыв между психическими процессами: ощущениями, восприяти­ем, мышлением и т. п. — и психическими свойствами личности: на­правленностью, способностями, темпераментом, характером».

Точка зрения-3

В распространенном делении психических явлений — процессы, состоя­ния и свойства — они выделены и перечислены в порядке убывания дина­мичности. Именно в такой последовательности снижается динамичность, лабильность, скорость изменения явлений. Состояния занимают промежу­точное положение по признаку динамичности. Мысль о различной локали­зации черт личности и состояний на шкале «стабильность—лабильность» в современных исследованиях проводится все более отчетливо. Черту опре­деляют как постоянный способ индивидуального приспособления к окру­жающему, а психическое состояние — как активность «здесь и сейчас», как временное состояние сознания и настроения (Hayden, Mischel, 1976).

Черты личности и состояния, конечно, занимают разные места на шкале «стабильность—лабильность», но важнее подчеркнуть другой момент. В состояниях интегрирована актуальная выраженность черт личности, сила их проявления. Хотя состояния оказывают значимое влияние на формирование черт, обратное влияние (со стороны черт)

32 Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний

и для текущих, и для устойчивых состояний сильнее (Куликов, 2000, с. 11).Таким образом, триада «процесс—состояние—свойство» позво­ляет, по мысли Левитова, показать непрерывность психических пре­образований: процесс переходит в состояние, а состояние —- в свой­ство.

Чем больше устойчивость, статичность психического явления, тем выше его шансы перейти в состояние, а затем — в свойство. Отсюда условность разделения этих трех психологических категорий. При данном подходе состояние — это остановившийся (но не исчезнув­ший!) на некоторое время процесс, а свойство — застывшее состоя­ние. Не случайно в издании «Психология. Словарь» (1985) о психи­ческом состоянии говорится, что это «понятие, используемое для условного выделения в психике индивида относительно статического момента, в отличие от понятия "психический процесс", подчеркива­ющего динамические моменты психики, и понятия «психическое свойство», указывающего на устойчивость проявлений психики ин­дивида, их закрепленность и повторяемость в структуре его личности» (с. 267). Неудивительно, что безымянный автор статьи рассматрива­ет в качестве того, другого и третьего один и тот же феномен — аф­фект. Правда, удивляет, что при этом в качестве такового принимает­ся вспыльчивость, являющаяся в действительности свойством чело­века. Странно и то, что эмоция рассматривается упомянутым автором как психический процесс, а не состояние. Путаница в распределении психических явлений по указанным трем категориям имеется и у Ле­витова. Так, в состав психических состояний он включил ряд свойств личности (например, мечтательность, решительность).

Насколько трудно в реальности провести грань между психиче­скими процессами, психическими состояниями и психическими свой­ствами, видно из схемы, приведенной А. Г. Маклаковым (2000) в учеб­нике по психологии. В одном случае эмоции (радость, негодование, злость) включены в психические процессы, а в другом (страх, угнетен­ность, эмоциональный подъем) — в психические состояния (рис. 1.3). Возникает вопрос: почему автор сделал такое разделение, почему не все эмоции являются психическими состояниями? Не очень понятно и то, почему в психические свойства у него попали темперамент, ха­рактер, способности.

Еще больше запутывает понимание психического состояния утвер­ждение Левитова (там же, с. 21), что «всякое психическое состояние является как переживанием, так и деятельностью, имеющей некото-

Глава 1. Общие представления о состояниях человека 33

Рис. 1.3. Структура психических явлений

рое внешнее выражение» (выделено мною. — Е. И.). Возникает вопрос: является деятельностью чего (мозга) или кого (человека)? А может быть, автор имел в виду поведенческие характеристики, сопутствую­щие тому или иному состоянию?

Представления Левитова получили широкое признание среди оте­чественных психологов (Маклаков, 2000; Перов, 1974; Чеснокова, 1987, и др.), превратившись по существу в аксиому, не требующую до­казательств.

Однако внешне кажущаяся стройной и логичной, схема «процесс-состояние—свойство» при ее почленном анализе вызывает много во­просов.

Прежде всего это касается понимания категории «психический процесс». Вообще-то процесс — это «ход, развитие какого-нибудь яв­ления, последовательная смена состояний в развитии чего-нибудь» (Ожегов, 1985, с. 544, выделено мною. — Е. И.).

В учебниках по психологии психические процессы чаще всего по­нимаются и раскрываются по существу как функции психики, т. е. воз­можность воспринимать окружающую действительность, хранить в памяти воспринятое, думать и т. д. При рассмотрении же восприя-

3-1411


34 Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний

тия, мышления и т. п. как действительно процессов (процессуальных характеристик психической деятельности) возникает сомнение: а не описываются ли при этом протекающие во времени психические дей­ствия или психическая деятельность по восприятию (обнаружение, различение, опознание и т. д.), запоминанию и воспроизведению ин­формации, анализу, синтезу и т. д. Не случайно Левитов пишет, что и те и другие имеют начало и конец, т. е. обладают динамикой.

Понятие «психический процесс» активно использовалось и С. Л. Ру­бинштейном (1999). Он писал, что основным способом существова­ния психического является его существование в качестве процесса и деятельности. Но и он, например, говорит о процессах анализа, синте­за, обобщения, которые можно считать операциями или действиями, с помощью которых осуществляется мыслительная деятельность. При этом Рубинштейн выделял и другие способы существования психи­ческого — результаты психического процесса, а также состояния, свой­ства и т. д.

Разницу между процессуальными характеристиками сознания (т. е. процессами) и психическими состояниями Левитов видит в боль­шей целостности и устойчивости последних. Но разве акты восприя­тия и т. п. нецелостны и не могут быть устойчивыми, а состояния — кратковременными и даже мимолетными?

Точка зрения-4

В отличие от психического процесса как динамической формы существо­вания психическое состояние личности иногда рассматривается только как статичная его характеристика. Однако состояние содержит уже в самом себе ряд процессуальных моментов, оно имеет свои собственные динами­ческие особенности. Все это исключает одностороннюю трактовку состо­яния как статичного явления психики. Каждое состояние проходит основ­ные этапы постепенного развертывания во времени и формируется от на­чальных фаз до «вершины» максимальной выраженности и далее идет к спаду, исчезновению, замене новым состоянием, с которым оно в той или иной форме вступает во взаимодействие. Этапы развития каждого состоя­ния, смена одних состояний другими, взаимодействие их между собой — все это его динамические моменты (Чеснокова, 1987, с. 22). Теория перемежающихся состояний выдвигает объяснение, согласно ко­торому ощущения, переживаемые во время прыжка с парашютом, пред­ставляют собой переключение из целеустремленного состояния в нецеле­устремленное состояние. В целеустремленном состоянии повышенное воз­буждение, похожее на то, что переживается при продумывании прыжка из самолета, приводит к появлению чувства тревоги; в нецелеустремленном

Глава 1. Общие представления о состояниях человека 35

состоянии повышенное возбуждение ощущается как сильный восторг. Та­ким образом, переход от целеустремленного состояния к нецелеустрем­ленному при том же уровне возбуждения привел бы к немедленной смене сильнейшей тревоги сильнейшим удовольствием. Для того чтобы удосто­вериться в существовании этой мгновенной смены, исследователи собрали данные о членах двух парашютных клубов. Парашютисты описывали свои ощущения тревоги и восторга до, во время и после прыжков. Собранные данные показали наличие явного переключения состояний: за несколько мгновений до прыжка парашютисты испытывали тревогу (но не восторг); через несколько мгновений после раскрытия парашюта они испытывали восторг (но не тревогу). Возбуждение не исчезало — оно обретало иное значение, стоило парашютисту резко перейти от целеустремленного со­стояния к нецелеустремленному (Apter, Batler, 1997; цит. по: Герриг, Зим-бардо, 2004, с. 568-570).

Таким образом, категория «психические процессы» в трактовке Левитова повисает в воздухе, остается без содержания, а попросту — становится ненужной, поскольку вместо нее можно употреблять дру­гие категории, более точные и имеющие конкретное содержание: в од­ном случае — «психические функции», в другом — «психические (по­знавательные) действия».

Левитов пишет, что вне психических процессов нет и не может быть никаких психических состояний. Но исходя из приведенного определения процесса можно сказать и обратное — вне состояний (их изменения) нет психического процесса (см. «Точка зрения-4»). Отсю­да возникают представления, что, с одной стороны, психические про­цессы выступают в качестве первичных факторов формирования пси­хических состояний человека, а с другой — психические состояния влияют на течение и результат психических процессов (Маклаков, 2000, с. 24-25). Но если состояния — это совокупность психических процессов, то могут ли процессы влиять на самих себя? Очевидно, что состояния влияют на психические процессы только в том случае, если под этими процессами понимают познавательные действия. Следова­тельно, речь должна идти о зависимости эффективности проявления психических функций от состояний.

Левитов утверждает, что психические процессы могут перейти в психическое состояние, например процесс восприятия художест­венной картины может перейти в довольно сложное психическое со­стояние под впечатлением от этой картины. Но что значит для про­цесса «перейти в психическое состояние» — его исчезновение в дан­ный отрезок времени или включение в состояние? Левитов это не

36 Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний

уточняет. Правильнее было бы сказать, что процесс восприятия вы­зывает (провоцирует) сложное (эмоциональное) психическое состо­яние.

Если уж говорить о связи психических состояний с процессами, то следует учитывать, что само состояние является процессом как после­довательность когнитивных, аффективных и поведенческих реакций, актуализирующихся в результате воздействия на человека различных стимулов, ситуаций и деятельности. Об этом я подробно говорил в п. 1.5, посвященном фазности развития состояний.

Точка зрения-5

Термин «состояние» относится к числу метапонятий, а не собственно пси­хологических категорий наряду с терминами «функция», «система», «про­цесс», «свойство» и др. В физике и других естественных науках «состоя­ние» — есть мгновенная характеристика объекта, наиболее общее и не­определимое понятие. Множество изменений состояния объекта во времени обозначается как процесс... «Свойством» называется внешнее проявление состояния системы, неизменное во времени. В психологии «состоянием» называют некую внутреннюю характеристику психики человека, относи­тельно неизменную во времени составляющую психического процесса (как ни парадоксально это звучит). Состояние проходит вместе с породившим его процессом (например, эмоциональным), а психическое свойство — внешняя, константная характеристика системы, рассматривается без учета времени. Возможны, разумеется, и другие трактовки отношений между этими понятиями (Дружинин, 2000, с. 7).

Вопросы возникают и при рассмотрении соотношения состояния и свойства личности. Левитов пытается показать, что нет необходи­мости жестко отделять свойство человека от состояния: «Мы говорим о решительности и нерешительности, об активности и пассивности, о бодрости и подавленности и как временных состояниях, и как об устойчивых чертах личности» (1964, с. 21). Однако такое заключение базируется на ошибочном отождествлении свойств с состояниями, а состояний — со свойствами.

Решительность — свойство личности, а состояние — решимость. Активность — состояние, а свойством личности является высокая по­требность в активности, энергичность. И вообще трудно себе предста­вить, из какого состояния может возникнуть такое свойство лично­сти, как честность.

Очевидно, точнее будет сказать, что свойства личности — это го­товность (или предрасположенность) человека проявлять определен-

Глава 1. Общие представления о состояниях человека 37

ные состояния и поведенческие реакции на определенные стимулы (например, личностная тревожность — это склонность проявлять со­стояние тревоги на значимые стимулы; вспыльчивость — склонность эмоционально реагировать на фрустрацию и т. д.).

Исходя из сказанного мне представляется, что триада «психиче­ский процесс—состояние—свойство личности» не оправдывает воз­ложенные на нее ожидания и лишь запутывает понимание истины. Прежде всего неадекватно само понятие «психический процесс». То, что называют психическими процессами, в действительности являет­ся, с одной стороны, психическими (познавательными) функциями мозга, а с другой — познавательными действиями (перцептивными, мнемическими, интеллектуальными). При этом следует иметь в виду, что подобное разделение этих действий весьма условно, так как в каж­дом из них одновременно участвуют все психические функции, напри­мер опознание невозможно без эталона, т. е. памяти, без мышления и т. д. Поэтому никакая отдельно взятая функция даже теоретически не может перейти в состояние, если не понимать в качестве такового про­цесс реализации функции, т. е. познавательное действие или познава­тельную деятельность в целом. Но тогда становится ненужным либо понятие «познавательное действие», либо понятие «состояние», так как в рассматриваемом случае это одно и то же.

Путаница в использовании понятий «процесс» и «состояние» на­блюдается и в публикациях физиологов и медиков. Например, можно встретить такое выражение: «Это свидетельствует о развитии тормоз­ных процессов в центральной нервной системе», хотя логичнее, как мне представляется, говорить о развитии тормозных состояний, ведь нервный процесс только один — возбуждение.

Глава 2

Классификация состояний



2.1. Различные подходы к классификации состояний

Дать удовлетворительную классификацию состояний очень трудно, если вообще возможно. Поэтому данный вопрос представляет инте­рес не только и не столько для типологии состояний, сколько для вы­яснения того, какие психологические явления относятся учеными к состояниям и насколько правомерно такое отнесение. Как пишет Ю. Е. Сосновикова (1975), «задача классификации заключается не только в том, чтобы выявить или указать на признаки, по которым можно классифицировать психические состояния, но в том, чтобы систематизировать наиболее важные из них, чтобы принципы их сис­тематизации отразили сущность самого явления. Классификация, как отмечают философы, используется как средство уточнения понятия, которым оперирует наука» (с. 78).

Н. Д. Левитов (1964), отказавшись от возможности создать исчер­пывающую универсальную классификацию психических состояний, в качестве основной, хотя и недостаточной, классификации подразде­лил их на состояния, относящиеся к познавательной деятельности, эмоциям и воле (по аналогии с классификацией психических процес­сов). Однако ученый отмечает, что не везде наблюдается совпадение между классификацией психических процессов и классификацией психических состояний; многие психические состояния имеют анало­гию скорее с характером (например, состояние решительности — не­решительности, трудового подъема — лени).

Левитов предлагает группировать состояния в зависимости от той деятельности, которую они сопровождают. Тогда следует говорить о психических состояниях в игровой, учебной, трудовой, спортивной деятельности. Можно согласиться, что особую группу могут составить состояния, возникающие в процессе деятельности, но вряд ли можно принять их деление на игровые, учебные, трудовые и спортивные, так

Глава 2. Классификация состояний 39

как при любом виде деятельности могут проявиться одни и те же со­стояния. Например, Левитов только в аспекте трудовой деятельности рассматривает состояния монотонии и утомления. Но разве эти со­стояния не присущи учебной, спортивной и даже игровой деятель­ности?

Автор указывает на возможность и другой группировки психиче­ских состояний, базирующейся в основном на их характеристиках.

1. Состояния личностные и ситуативные. В первых выражаются ин­дивидуальные свойства человека, во вторых — особенности ситуа­ций, которые часто вызывают у человека не характерные для него реакции. В данном случае речь идет о типичных или не типичных для человека реакциях на ситуацию, поэтому название этой груп­пы состояний, данное Левитовым, нельзя признать удачным. Все состояния ситуативны, т. е. развиваются под влиянием той или иной ситуации, поэтому следовало бы говорить о типичных и не типичных для данного человека состояниях.

2. Состояния более глубокие и более поверхностные. Речь идет о том, насколько сильно выражено то или иное состояние человека.

3. Состояния, положительно или отрицательно действующие на человека. Предполагается, что одни состояния действуют на че­ловека благотворно, другие вредны для него. Во многих случаях это так, но абсолютной границы здесь нет. Злость, например, мо­жет как мешать человеку («ослеплять» его разум), так и помогать мобилизовать возможности.

4. Состояния продолжительные и краткие. Одни состояния длятся минуты, другие — сутки и более.

5. Состояния более или менее осознанные. Рассеянность, считает Левитов, чаще бывает неосознаваемым психическим состоянием, а решительность — всегда сознательна.

В. Н. Мясищев (1966), исходя из интересов клинической психоло­гии, в качестве одного из подходов к классификации состояний рас­сматривал их генезис. Он считал очень важным деление эмоциональ­ных состояний на эндогенные, или аутохронные, и реактивные, или психогенные. В возникновении эндогенно-обусловленных состояний отношения не играют роли, психогенные же состояния возникают по поводу обстоятельств, имеющих важное значение, связанных с жиз­ненно важными отношениями: потерей дорогого лица, неудачей, ка­тастрофой и т. п.


Каталог: content -> menu -> 815
menu -> Психологическая подготовка спортсменов. Инновационные технологии Мотивы личности в спорте
menu -> Двигательные навыки
815 -> Е. М. Хекалов неблагоприятные психические состояния спортсменов их диагностика и регуляция учебное пособие
menu -> Психологическая подготовка спортсменов. Инновационные технологии Методы спортивной психологии
menu -> Программа предпрофессионального дополнительного образования по виду спорта «волейбол» Срок реализации Программы: 8 лет
menu -> Высшее профессиональное образование
menu -> Половые различия и женщина-спортсменка 7 в недалеком прошлом девочкам, как правило
menu -> Психологическая подготовка спортсменов. Инновационные технологии Основные направления психологической подготовки в спорте
menu -> Психологическая подготовка спортсменов. Инновационные технологии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница