Е. П. Ильин психофизиология



страница5/31
Дата15.05.2016
Размер2.76 Mb.
#12499
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Таким образом, оправдывается мнение Левитова, что создать удов­летворительную классификацию состояний человека вряд ли возмож­но. Поэтому центром обсуждения данного вопроса мне представляет­ся выяснение того, насколько вообще правомерно выделение таких групп состояний, как психические, эмоциональные, волевые, интел­лектуальные, существуют ли подобные состояния в «чистом» виде или же мы разными названиями обозначаем одни и те же состояния.

Глава 2. Классификация состояний 51

2.3. Эмоциональные состояния или эмоции как состояния?

Прежде всего возникает вопрос: каковы соотношения между психи­ческими и эмоциональными состояниями? Теоретически можно пред­ставить три варианта: 1) они независимы друг от друга, т. е. это раз­ные состояния; 2) психические и эмоциональные состояния — это одно и то же; 3) эмоциональные состояния являются частью психи­ческих состояний. В психологической литературе можно найти утвер­ждения, относящиеся ко всем этим вариантам.

В. М. Смирнов и А. И. Трохачев (1974) рассматривают эмоцио­нальные состояния как эмоциональную составляющую психического состояния. Л. В. Куликов (1997, 1999, 2000) тоже говорит об эмоцио­нальных характеристиках психических состояний, из чего следует, что эмоции являются частью психических состояний (см. «Точка зре-ния-8»). Правда, сам автор говорит не об эмоциях, а о настроении. Но оно тоже является для Куликова самостоятельным видом эмоциональ­ного реагирования, как и эмоции.

Точка зрения-8

Иногда настроение рассматривают как разновидность психического состоя­ния. В большинстве случаев это встречается при попытке характеризовать состояние, выдвинув на первый план особенности настроения. По нашему мнению, ошибочно считать настроение самостоятельным видом состоя­ния — настроение является лишь частью психического состояния. Помимо него в состояние входят также физиологические, психофизиологические, социально-психологические и другие компоненты (Куликов, 1997, с. 73).

На том, что эмоции следует рассматривать как состояния, впервые акцентировал внимание Н. Д. Левитов. Он писал по этому поводу: «Ни в какой сфере психической деятельности так неприменим тер­мин "состояние", как в эмоциональной жизни, так как в эмоциях, или чувствах, очень ярко проявляется тенденция специфически окраши­вать переживания и деятельность человека, давая им временную на­правленность и создавая то, что, образно выражаясь, можно назвать тембром или качественным своеобразием психической жизни.

Даже те авторы, — продолжает он, — которые не считают нужным выделять психические состояния в качестве особой психологиче­ской категории, все же пользуются этим понятием, когда речь идет об эмоциях или чувствах» (Левитов, 1964, с. 103). Эмоции, как писал

52 Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний

Левитов, «прежде всего являются психическими состояниями» (там же, с. 22).

Понимание эмоционального реагирования как состояния, с моей точки зрения, имеет принципиальное значение, ибо оно дает возмож­ность точнее понять суть эмоции, ее функциональное значение для организма, преодолеть односторонний подход к ней — лишь как к пе­реживанию своего отношения к кому- или чему-нибудь.

Возникает вопрос: можно ли эмоциональные состояния считать частью (компонентом) психических состояний или же следует счи­тать, что эмоциональные состояния представляют собой определен­ный вид психических состояний?

Большинство состояний «метятся» знаком и модальностью эмоци­ональных переживаний. Это служит еще одним доказательством не­разрывности эмоций и состояний. Но из этого не следует, что «в эмо­циональных состояниях непосредственно... реализуются пережива­емые человеком эмоции» (Витт, 1986, с. 54). С моей точки зрения, Н. В. Витт допустила здесь две неточности. Во-первых, говорить о пе­реживаемых эмоциях некорректно: чуть выше автор определила эмо­цию как специфическую форму переживания (получается — пережи­ваемые переживания). Во-вторых, и это самое главное, переживаемая эмоция, по Витт, реализуется через эмоциональное состояние. Выхо­дит, что эмоция — это одно, а эмоциональное состояние — это нечто другое, производное от эмоции.

Я не отождествляю эмоциональные и психические состояния. Есть психические состояния, которые не осложнены эмоциональными пе­реживаниями: бдительной настороженности («оперативный покой» по А. А. Ухтомскому), решимости в безопасной ситуации и др.

Итак, эмоциональная сторона состояний находит отражение в виде эмоциональных переживаний (усталости, апатии, скуки, отвращения к деятельности, страха, радости достижения успеха и т. д.), а физио­логическая сторона — в изменении ряда функций, в первую очередь — вегетативных и двигательных. И переживания, и физиологические изменения неотделимы друг от друга, т. е. всегда сопутствуют друг другу. В этом единстве психических и физиологических признаков состояний причинным фактором может служить каждый из них. На­пример, при развитии состояния монотонии причиной усиления па­расимпатических влияний может быть чувство апатии и скуки, а при развитии состояния утомления причиной появления чувства устало­сти — возникающие физиологические изменения в двигательных нервных центрах или мышцах и связанные с этим ощущения.

Раздел II

Активационные состояния

Глава 3

Функциональные (базовые активационные) состояния



3.1. Что понимают под функциональным состоянием

Функциональные состояния — это физиологические состояния орга­низма и его систем. Любое состояние является функциональным, т. е. отражает уровень функционирования организма в целом или отдель­ных его систем, а также само выполняет функции адаптации к дан­ным условиям существования. На этом основании можно согласить­ся с Е. В. Трифоновым (1996), что определение «функциональный» в принципе не добавляет ничего нового к содержанию понятия «со­стояние», является лишним. Однако данное понятие закрепилось у физиологов, поэтому в дальнейшем я буду использовать его с целью отделить физиологические состояния от психических (психофизио­логических).

Представления о функцио­нальных состояниях у разных авторов значительно отличают­ся друг от друга. Одни говорят об общих функциональных со­стояниях мозга как его тонусе (Хананашвили, 1970) или уров­не его активации (Данилова, 1985), другие — о функцио­нальном состоянии организма в целом (Копанев, Егоров, 1988). Очевидно, что состоя­ние организма и состояние его отдельных систем — не одно и то же. Поэтому, говоря о функциональном состоянии, Сон необходимо указывать, к чему

Глава 3. Функциональные (базовые активационные) состояния 55

оно относится, иначе ученым будет трудно понять друг друга. Ведь одно дело говорить о функциональном со­стоянии ЦНС или состоянии зритель­ной, двигательной и прочих систем, а другое — о функциональном состоя­нии человека как целостной его харак­теристике. К сожалению, неоправдан­ные переходы от одного уровня рас­смотрения к другому наблюдаются даже в учебниках. Например, Н. Н. Да­нилова (2001) в главе о функциональ­ных состояниях в приводимых данных легко переходит от активности нейро­нов у животных к активности челове­ка при работе на эргометре или к успе­ваемости детей в школе, зависящей от оптимальности функциональных со­стояний учащихся. Создается впечат­ление, что все, что ни происходит у че­ловека, определяется только актива­цией мозга, а периферия (рабочие органы) и вегетативная нервная систе­ма тут ни при чем. Не случайно вся глава о функциональных состояниях посвящена Даниловой вопросу о фи­зиологических механизмах активации мозга. Безусловно, этот вопрос важен, но активированный мозг — только часть функционального состояния че­ловека.

Точка зрения-9

Всякая психическая деятельность про­текает с большей или меньшей степенью активности или при более или менее ак­тивном состоянии. Активное состояние характеризует мобилизация или высо­кий уровень нервно-психической функ­циональной мобилизации, которой про-

i-*


Различные уровни активации

56 Раздел II. Активационные состояния

тивоположны различные степени состояния пассивности. Понятие актив­ность или пассивность не связано с определенным психическим содержа­нием, по отношению к предмету или факту всегда связано со степенью активности: увлеченность, захваченность, заинтересованность — разные оттенки и степени отношения, связанного с тем или иным объектом или процессом. Противоположное состояние — пассивность — связано с без­различным отношением. Отрицательное эмоциональное состояние — ску­ка — характеризует некоторый фон активности при отсутствии заинтере­сованного отношения и вытекающего отсюда неприятно бездеятельного состояния.

Биопсихологические состояния, определенные жизненным ритмом, пред­ставляют бодрствование и сон. Из этих бесспорных состояний первое яв­ляется условием сознательной деятельности, переживаний, отношений, второе исключает их, но об их связи с психикой могут возникнуть суще­ственные заблуждения.

Так, замечательный хирург и психоневролог У. Пенфилд, по существу, отождествил функционально-динамическое понятие бодрствование с по­нятием сознания. Вторая ошибка принадлежит еще более знаменитому психоневрологу, психоаналитику 3. Фрейду, определившему сон как отсут­ствие желаний, иначе, безразличие. Однако можно даже страдать от безраз­личия, т. е. универсально-равнодушного отношения к окружающему, и вме­сте с тем бодрствовать. Психофизиологический план сна — бодрствования близок, но не тождествен ни с понятием психической активности — пас­сивности, ни с понятием активного отношения как активно-избирательной связи и безразличия, или равнодушного отношения (Мясищев, 1966, с. 9).

Точка зрения-10

В соответствии с существующими представлениями функциональное состоя­ние человека определяют либо как фон, на котором развиваются психиче­ские процессы, либо как многомерную и системную реакцию индивида и личности, либо как целостную характеристику и симптомокомплекс парамет­ров деятельности человека, либо, наконец, как систему «автоморфизмов субъекта» (Дикая; 1990. Психические состояния: Хрестоматия. 2002. С. 145). Другие подходы к пониманию функционального состояния существуют у ученых, занимающихся непосредственным изучением профессиональной деятельности человека. Так, В. И. Медведев (1970), Г. М. Зараковский и др. (1974) определяют функциональное состояние как комплекс харак­теристик функций и качеств, обусловливающих выполнение трудовой дея­тельности (см. «Точка зрения-11»).

Точка зрения-11

Функциональное состояние оператора — это комплекс наличных харак­теристик тех функций и качеств человека, которые прямо или косвенно

Глава 3. Функциональные (базовые активационные) состояния 57

обусловливают выполнение трудовой деятельности (определение, данное В. И. Медведевым (1970). — £ И.).

Это определение проводит грань между состоянием человека и состояни­ем его отдельных физиологических и психологических функций. Получив сведения об этих функциях, мы еще не можем судить о состоянии опера­тора, не зная условий взаимодействия и взаимовлияния этих функций в процессе деятельности.

Вторая сторона этого определения заключается в его практической на­правленности — важно то изменение, которое сказывается на рабочей деятельности. В связи с этим вводятся еще два понятия: сдвиг состояния и изменение состояния.

Под сдвигом понимается любое отклонение изучаемых интегральных или частных характеристик от состояния, принятого за начало отсчета. Эти изменения могут быть количественно различны и обусловливаться как внутренними (флюктуация, биологический ритм), так и внешними причина­ми. В тех случаях, когда независимо от количественных характеристик сдвиг состояния ведет к изменению качества деятельности, говорят об изменении состояния.

Определение термина «функциональное состояние» позволяет дать и клас­сификацию состояний, основанную на указанном выше критерии важно­сти для выполнения рабочих операций.

Исходным в такой классификации является состояние оперативного по­коя, под которым понимается такой комплекс характеристик оператора, который обеспечивает его включение в непосредственный рабочий про­цесс. При включении оператора в трудовую деятельность состояние опера­тивного покоя сменяется рядом других состояний, зависящих как от са­мой деятельности и внешних факторов среды, так и от исходных физио­логических и психологических характеристик человека (Зараковский и др., 1974, с. 109-110).

Данное понимание функционального состояния Зараковским с соавторами тесно привязано к эффективности деятельности челове­ка. Из приведенного отрывка следует, что об изменении состояния можно говорить лишь тогда, когда изменится качество деятельности человека. Но как в этом случае быть с компенсированным утомлени­ем, при котором и субъективно, и объективно сдвиги в параметрах функционирования наблюдаются, а ухудшения качества деятельно­сти или ее интенсивности еще нет? И если состояние изменяется не­зависимо от количественных характеристик, то чем оно обусловлено? Более четко можно было бы выразить и мысль о том, что сдвиги по отдельным функциям еще не говорят об изменении рабочего состоя­ния, а могут быть вызваны обычными колебаниями физиологических

58 Раздел II. Активационные состояния

параметров. Об изменении же состояния может свидетельствовать лишь устойчивая динамика характеристики функции в каком-либо одном направлении. Наконец, очевидна неточность использования понятия «состояние», когда авторы пишут: «Под сдвигом понимается любое отклонение изучаемых интегральных или частных характери­стик от состояния (выделено мною. — Е. И.), принятого за начало от­счета». Отклоняются характеристики не от состояния, а от исходного уровня этих характеристик.

Функциональные состояния человека различаются степенью ак­тивности его функциональных систем (функциональным уровнем). В связи с этим можно говорить о состояниях покоя и деятельностных (рабочих) функциональных состояниях. Последние изменяются в процессе работы человека, в связи с чем выделяют фазы изменения работоспособности: предстартовую, стартовую, врабатывания, устой­чивой работоспособности, утомления и восстановления.

3.2. Состояние относительного (физиологического) покоя

Состояние покоя создается включением в действие конкретных ме­ханизмов регуляции, хотя в определенный период истории развития физиологических представлений о жизнедеятельности живых систем покой рассматривался как пассивное состояние. Н. Е. Введенский (1901), например, относил покой к бездеятельному состоянию и не связывал его с состоянием возбуждения.

Однако в последующем было установлено, что в состоянии покоя может накапливаться латентное возбуждение, и поэтому покой не является пассивным состоянием. В связи с этим А. Н. Магницкий (1948) рассматривает покой как состояние возбуждения, а Н. В. Ер­маков (1952) прямо относит покой к деятельному состоянию, которое понимается им вслед за И. П. Павловым как состояние, могущее быть связанным с возбуждением или торможением. Ермаков считает, что физиологический покой — это состояние скрытой физиологической деятельности, которое выражается изменяющимся соотношением скрытого возбуждения и скрытого торможения. Покой, как утверж­дает автор, частный случай физиологической деятельности.

Такой эволюции представлений о физиологическом покое предше­ствовала продолжительная борьба отечественной физиологической школы (в частности, петербургской университетской школы) против

Глава 3. Функциональные (базовые активационные) состояния 59

представлений зарубежных исследователей, считавших, что состоя­ние покоя — это бездеятельное состояние, с энергетической точки зре­ния равное нулю. Данные представления являли собой один из «стол­пов», на котором держалось теоретическое построение закона «все или ничего». Борьба против широкого распространения упомянутого за­кона на все физиологические процессы реагирования, начатая и про­водившаяся долгие годы академиком А. А. Ухтомским (1937), и при­вела к тому, что впервые проблема о природе физиологического по­коя как важной самостоятельной функции была поставлена школой Введенского — Ухтомского (Введенский, Ухтомский, 1909). Как отме­чал Ухтомский, до этого такая проблема не ставилась, ибо покой счи­тался традиционно состоянием «само собой понятным».

Ухтомский подчеркивал относительность господствовавших пред­ставлений о физиологическом покое. Он писал, что мы обыкновенно считаем, что сон есть физиологический покой по преимуществу, но не имеем для этого других оснований, кроме того признака, что сон при­носит «отдых» и обновление от возбуждения и работ. Однако на осно­вании этого признака можно говорить и о том, что нормальный сон есть активность, специально направленная на процессы восстановле­ния в тканях и органах, эксплуатировавшихся при бодрствовании.

Точка зрения-12

Мы обычно не отдаем себе отчета о том, какое исключительное значение для хода развития органов и процессов рецепции животного играл мо­мент, когда стала обеспеченной способность сдерживать стационарно спо­койную, неподвижную позу. Лишь с этого момента животное приобретает возможность не просто смотреть, но рассматривать предметы, не просто слышать, но выслушивать, анализировать среду по звукам, определять расстояния до источников раздражения, развивать оптический и акусти­ческий анализ среды и событий в ней.

Итак, организация покоя есть вместе и организация аналитического иссле­дования среды (Ухтомский А. А., 1951. Т. 2. С. 126).

Ухтомский отмечает, что на ранних этапах фило- и онтогенеза по­койное состояние почти отсутствует. Это обусловлено большой зави­симостью организма от внешней среды в силу его плохой обособлен­ности. Обмен веществ у низших животных зависит в большой мере от текущих, ближайших физиологических условий среды. Посколь­ку внешняя среда переменчива, организм вынужден все время при­спосабливаться к этим изменениям за счет повышенного обмена ве­ществ при непрекращающейся деятельности животного. Те же живые

60 Раздел II. Активационные состояния

Расслабленность

существа, которые в силу более высокой организации относительно обособились от внешней среды, могут уже обеспечить неподвижность.

Ухтомский подчеркивал, что физиологический покой не само со­бой разумеющееся физиологическое состояние, но результат сложной выработки и организации процессов физиологической активности. При этом способность удерживания покоя тем больше, чем более бы­стро и срочно живая система способна заканчивать в себе возбужде­ние, т. е. чем выше ее лабильность. Данное представление Ухтомского базируется на фактах, добытых Н. В. Голиковым, который в 1933 г. продемонстрировал, что сниженной возбудимости соответствует по­вышенная лабильность, и отождествил это состояние с физиологиче­ским покоем.

Ухтомский, а вслед за ним и другие ученые (Голиков, 1950; Лехт-ман, 1954, и др.), различает две формы физиологического покоя — ми­нимум физиологической активности и оперативный покой бдительно-настороженной неподвижности, т. е. внимание (о состоянии оператив­ного покоя речь будет идти ниже). К первой форме можно отнести состояние релаксации (мышечного расслабления).

3.3. Предрабочие состояния

Переходными между состоянием физиологического покоя и рабочим состоянием (осуществлением действия) являются предрабочие (или предстартовые и стартовые) состояния человека, связанные с мыс-

Глава 3. Функциональные (базовые активационные) состояния 61

лями о предстоящей деятельности и мобилизационной готовностью к ней.

Предстартовые состояния

Во время предстартового состояния осуществляется настройка орга­низма на деятельность, выражающаяся в активизации вегетатики (усиление кровообращения и дыхания, повышение обменных процес­сов и возбудимости мышц). Проще говоря, возникает готовность орга­низма и психики человека к предстоящей деятельности, к реагирова­нию на сигналы. Имеет значение и волнение человека (эмоциональное возбуждение) перед предстоящей значимой деятельностью (табл. 3.1).

Таблица 3.1

Частота пульса у космонавтов при ожидании старта

(Лебедев В. И., 1989)



Время исследования

Гагарин

Титов

Николаев

Попович

Быков­ский

Тереш­кова

4 часа до старта

64

69

72

56

68

84

5-минутная готовность

115

106

114

118

133

127

Старт

157

121

135

127

152

154

Механизмы возникновения предрабочей настройки имеют условно-рефлекторную природу. Вегетативные предрабочие изменения наблю­даются даже тогда, когда человек просто оказывается в привычной рабочей обстановке, где он раньше неоднократно осуществлял деятель­ность, но где в данный момент ему работать не надо. В этом случае условно-рефлекторная регуляция срабатывает вхолостую.

Только факты

По данным А. И. Киколова (1967), за 30—40 мин до начала работы у же­лезнодорожных диспетчеров максимальное артериальное давление крови повышается до 150 мм рт. ст. и держится на таком уровне в течение всей смены...

Киколов в своих исследованиях установил, что за 30 мин до работы у дис­петчеров аэропорта уровень сахара в крови повышается до 100—180 мг. Такое повышение уровня сахара в крови в литературе оценивается как предстартовое стрессовое состояние. Этот уровень сахара держится у дис­петчеров до конца рабочей смены. Аналогичные изменения имеются и у же­лезнодорожных диспетчеров (Горбов, Лебедев, 1975, с. 52).

62 Раздел II. Активационные состояния

Время старта

Рис. 3.1. Динамика предстартового эмоционального возбуждения.

БГ — боевая готовность, ПСЛ — предстартовая лихорадка,

ПСА — предстартовая апатия

Возникновение предрабочих состояний помимо условно-рефлек­торных механизмов обусловлено и психической регуляцией, связан­ной с мотивационными и волевыми процессами, с предварительными командами и инструкциями. Французский психолог Ле Ни (Le Ny, 1956) назвал функциональное состояние, создаваемое словесной ин­струкцией о предстоящей деятельности, «латентным возбуждением реактивной системы». Н. И. Чуприкова (1967) считает, что предпус­ковые сдвиги возбудимости являются чрезвычайно важным, если не решающим, звеном в осуществлении реакции по предварительной инструкции. При этом на основании данных Е. И. Осьмаковой она делает предположение, что у детей младшего возраста предпусковое повышение возбудимости выражено меньше, чем у взрослых.

Эмоциональное возбуждение, связанное с настроем человека на предстоящее событие, наиболее тщательно изучено психологами и фи­зиологами на примере предстартовых и стартовых состояний спорт­сменов. Однако очевидно, что эти состояния имеют место не только при спортивной деятельности, но и у артистов перед выступлениями, у учащихся — перед экзаменами, у воинов — перед боем и т. д.


Каталог: content -> menu -> 815
menu -> Психологическая подготовка спортсменов. Инновационные технологии Мотивы личности в спорте
menu -> Двигательные навыки
815 -> Е. М. Хекалов неблагоприятные психические состояния спортсменов их диагностика и регуляция учебное пособие
menu -> Психологическая подготовка спортсменов. Инновационные технологии Методы спортивной психологии
menu -> Программа предпрофессионального дополнительного образования по виду спорта «волейбол» Срок реализации Программы: 8 лет
menu -> Высшее профессиональное образование
menu -> Половые различия и женщина-спортсменка 7 в недалеком прошлом девочкам, как правило
menu -> Психологическая подготовка спортсменов. Инновационные технологии Основные направления психологической подготовки в спорте
menu -> Психологическая подготовка спортсменов. Инновационные технологии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница