Е. В. Чеснокова рабочая программа дисциплины дс. 8 «психология межличностных отношений»


Тема: «Структура и механизмы социальной перцепции»



страница6/6
Дата17.05.2016
Размер0.49 Mb.
ТипРабочая программа
1   2   3   4   5   6

Тема: «Структура и механизмы социальной перцепции»


___________________________________________________________________

Составитель: ассистент кафедры

психология Зайцева В.А.




Воронеж

2010

Цель: сформировать представления студентов о социальной перцепции.

Задачи:

- выделить механизмы межличностной перцепции;

- рассмотреть теории каузальной атрибуции;

- проанализировать ошибки восприятия.


ПЛАН:

1.Изучение процесса межличностной перцепции.

2. Механизмы межличностной перцепции.

3.Каузальная атрибуция, ошибки атрибуции.

4.Эффекты восприятия.
1. Изучение механизмов межличностной перцепции.

Выделяются два главных аспекта изучения процесса межличностной перцепции. Один связан с исследованием психологических и социальных особенностей субъекта и объекта восприятия, а другой - с анализом механизмов и эффектов межличностного отражения. Остановимся подробнее на их анализе.

В восприятии и оценке людьми друг друга зафиксированы индивидуальные, половые, возрастные, профессиональные и поло-ролевые различия. Так, выявлено, что дети учатся сначала распознавать экспрессию по мимике, затем им становится доступным анализ выражения эмоций посредством жестов. В целом дети больше, чем взрослые, ориентированы на восприятие внешности (одежда, прическа, наличие отличительных призна­ков внешности: униформа, очки и др.). Было установлено, что учителя замечают и оценивают в своих учениках иные качества и черты, чем ученики и студенты у своих педагогов. Аналогичное несовпадение имеет место при восприятии и оценке руководителями подчиненных, и наоборот. Значительно влияет на процесс восприятия профессия наблюдателя. Так, педагоги при оценке людей в значительной степени ориентированы на речь воспринимаемых, а, например, хореографы, спортивные тренеры, прежде всего, замечают физическое сложение человека. Внутренние психологические и социальные установки субъекта восприятия как бы "запускают" определенную схему социальной перцепции.

Исследования психологических свойств объекта восприятия являются попыткой ответить на вопрос: какие психологические и другие свойства наблюдаемого являются наиболее важными и информативными для процесса его познания наблюдателем.

На что, прежде всего, обращают внимание люди, оценивая партнера по общению? К таким, наиболее существенным свойствам наблюдаемого, можно отнести: выражение его лица (мимику), способы выражения чувств (экспрессию), жесты и позы, походку, внешний вид (одежду, прическу), особенности голоса и речи.

Можно указать примеры экспрессивных жестов, имеющих универсаль­ную трактовку в европейской культуре: пальцы, сведенные кончиками вместе, - стыд, покорность, смирение; палец, зажатый ладонью другой руки, -самоободрение; различные "почесывания" головы - нерешительность, не­готовность.

Изучение перцепции показывает, что можно выделить ряд универсальных психологических механизмов, обеспечивающих сам процесс восприятия и оценки другого человека и позволяющих осуществлять переход от внешне воспринимаемого к оценке, отношению и прогнозу.

К механизмам межличностной перцепции относят:


  1. познание самого себя (рефлексия) в процессе общения;

  2. познание и понимание людьми друг друга (идентификация, эмпатия,
    аттракция, стереотипизация);

  3. прогнозирование поведения партнера по общению (каузальная
    атрибуция).

Рефлексия - механизм самопознания в процессе общения, в основе которого лежит способность человека представлять то, как он воспринимается партнером по общению. Это уже не просто знание или понимание другого, но знание того, как другой понимает меня, своеобразный удвоенный процесс зеркальных отражений друг друга, "глубокое, последовательное взаимоот­ражение, содержанием которого является воспроизведение внутреннего мира партнера по взаимодействию, причем в этом внутреннем мире в свою очередь отражается внутренний мир первого исследователя" (Кон И.С).

Традиция исследования рефлексии в социальной психологии достаточно стара. Еще в конце прошлого века Дж. Холмс, описывая ситуацию диадического общения неких Джона и Генри, утверждал, что в действительности в этой ситуации даны как минимум шесть человек: Джон, каков он есть на самом деле; Джон, каким он сам видит себя; Джон, каким его видит Генри. Соответственно три "позиции" со стороны Генри. Впоследствии Т. Ньюком и Ч. Кули усложнили ситуацию до восьми персон, добавив еще: Джон, каким ему представляется его образ в сознании Генри, и соответственно то же для Генри. В принципе, можно предположить сколь угодно много таких взаимных отражений, но практически в экспериментальных исследованиях обычно ограничиваются фиксированием двух ступеней этого процесса.

В ряде исследований делаются попытки анализа рефлексивных струк­тур группы, объединенной единой совместной деятельностью. Тогда сама схема возникающих рефлексий относится не только к диадическому взаимодействию, но к общей деятельности группы и опосредованных ею межличностных отношений (Данилин К.Е., 1977).

Идентификация (от позднелат. identifico - отождествлять) - процесс неосознаваемого отождествления субъектом себя с другим человеком, группой людей, образом. Термин "идентификация" выражает тот эмпирический факт, что одним из самых простых способов понимания другого человека является уподобление себя ему. Это, разумеется, не единственный способ, но в реальных ситуациях взаимодействия люди часто пользуются таким приемом, когда предположение о внутреннем состоянии партнера строится на основе попытки поставить себя на его место. В этом плане идентификация выступает в качестве одного из механизмов познания и понимания другого человека.

Существует много экспериментальных исследований процесса идентификации и выяснения его роли в процессе общения. В частности, установлена тесная связь между идентификацией и другим, близким по содержанию явлением, - эмпатией. Эмпатия определяется как особый способ понимания другого человека, основанный не на рациональном осмыслении проблем другого человека, а на стремлении эмоционально откликнуться на его проблемы. Эмпатия - это аффективное "понимание".

Механизм эмпатии в определенных чертах сходен с механизмом идентификации: и там, и здесь присутствует умение поставить себя на место другого, взглянуть на вещи с его точки зрения. Известно, что эмпатия тем выше, чем больше человек способен представить себе, как одно и то же событие будет воспринято разными людьми, и чем лучше он способен понять право на существование этих разных точек зрения.

Аттракция (от лат. attrahere - привлекать, притягивать) - особая форма восприятия одного человека другим, основанная на формировании устойчивого эмоционально положительного чувства к нему.

Люди не просто воспринимают друг друга, но формируют друг по отношению к другу определенные отношения. На основе сделанных оценок рождается разнообразная гамма чувств - от неприятия того или иного человека до симпатии, даже любви к нему. Область исследований, связанных с выявлением механизмов образования различных эмоциональных отношений к воспринимаемому человеку, получила название исследования аттракции. Аттракция также является процессом формирования привлекательности ка­кого-то человека для воспринимающего и продуктом этого процесса, то есть некоторое качество отношения. Аттракцию можно рассматривать также как особый вид социальной установки на другого человека, в которой преобладает эмоциональный компонент (Гозман, 1987), когда этот "другой" оценивается преимущественно в аффективных категориях.

Включение аттракции в процесс межличностного восприятия с особой четкостью раскрывает тот факт, что общение всегда есть реализация определенных отношений (как общественных, так и межличностных). Аттракция связана преимущественно с этим вторым типом отношений, реализуемых в общении.

Эмпирические исследования аттракции главным образом посвящены выяснению тех факторов, которые приводят к появлению положительных эмоциональных отношений между людьми. Изучается, в частности, вопрос о роли сходства характеристик субъекта и объекта восприятия в процессе формирования аттракции, о роли "экологических" характеристик процесса общения (близость партнеров по общению, частота встреч и т.п.). Во многих работах выявлялась связь между аттракцией и особым типом взаимодействия, складывающимся между партнерами, например, в условиях "помогающего" поведения.

Выделены различные уровни аттракции: симпатия, дружба, любовь.

Дружба - вид устойчивых, индивидуально-избирательных межличностных отношений, характеризующийся взаимной привязанностью их участников, усилением процессов аффилиации (стремление быть в обществе, здесь -вместе с другом, друзьями), взаимными ожиданиями ответных чувств и предпочтительности.

Симпатия (от греч. Sympatheia - влечение, внутреннее расположение) -устойчивое одобрительное эмоциональное отношение человека к другим людям, их группам или социальным явлениям, проявляющееся в приветливости, доброжелательности, восхищении, побуждающее к общению, оказанию внимания, помощи и т.п.

Любовь - высокая степень эмоционально-положительного отношения, выделяющего объект среди других и помещающего его в центр жизненных потребностей и интересов субъекта.

Теоретические данные не позволяют говорить о том, что уже создана удовлетворительная теория аттракции. В отечественной социальной психологии исследования, посвященные аттракции немногочисленны.

2. Каузальная атрибуция, ошибки атрибуции.

Каузальная атрибуция (англ. attribute - приписывать, наделять) -интерпретация субъектом своего восприятия причин и мотивов поведения других людей, полученная на основе непосредственного наблюдения, анализа результатов деятельности и прочего путем приписывания личности, группе людей свойств, характеристик, которые не попали в поле восприятия и как бы домысливаются им.

Каждый из участников взаимодействия, оценивая другого, стремится построить определенную систему интерпретации его поведения, в частности его причин. В обыденной жизни люди сплошь и рядом не знают действительных причин поведения другого человека или знают их недостаточно. В условиях дефицита информации они начинают приписывать друг другу как причины поведения, так иногда и сами образцы поведения или какие-то более общие характеристики. Приписывание осуществляется либо на основе сходства поведения воспринимаемого лица с каким-то другим образцом, имевшимся в прошлом опыте субъекта восприятия, либо на основе анализа собственных мотивов, предполагаемых в аналогичной ситуации (в этом случае может действовать механизм идентификации). Но, так или иначе, возникает целая система способов такого приписывания (атрибуции). Таким образом, интерпретация своего и чужого поведения путем приписывания (причин, мотивов, чувств и т.п.) выступает составной частью межличностного восприятия и познания.

Особая отрасль социальной психологии, получившая название каузальной атрибуции, анализирует именно эти процессы (Ф. Хайдер, Г. Келли, Э. Джонс, К. Дэвис, Д. Кенноуз, Р. Нисбет, Л. Стрикленд). Если на первых порах исследования атрибуции речь шла лишь о приписывании причин поведения другого человека, то позже стали изучаться способы приписывания более широкого класса характеристик: намерений, чувств, качеств личности. Сам феномен приписывания возникает тогда, когда у человека есть дефицит информации о другом человеке: заменять ее и приходится процессом приписывания.

Мера и степень приписывания в процессе межличностного восприятия зависит от двух показателей, а именно от степени:

- уникальности или типичности поступка (имеется в виду тот факт, что типичное поведение есть поведение, предписанное ролевыми образцами, и потому оно легче поддается однозначной интерпретации; напротив, уникальное поведение допускает много различных интерпретаций и, следовательно, дает простор приписыванию его причин и характеристик);

- его социальной желательности или нежелательности (под социально "желательным" понимается поведение, соответствующее социальным и культурным нормам и поэтому сравнительно легко и однозначно объясняемое, однако, при нарушении таких норм диапазон возможных объяснений значительно расширяется).

Общая схема, раскрывающая структуру процесса каузальной атрибуции, предложена Э. Джонсоном и К. Дэвисом. На схеме показано, что по наблюдаемым следствиям люди делают заключения о действиях, которые привели к этим следствиям. После этого наблюдатель строит свои предположения: а) о том, способен ли наблюдаемый совершить данное действие (способности); б) мог ли он знать о возможных последствиях своего поведения (знания). Только при условии, что на оба этих ответа наблюдатель дает положительные ответы, он приписывает наблюдаемому соответствующее намерение.

Выделяются следующие интересующие исследователей атрибуции аспекты: особенности субъекта восприятия (наблюдающего), характеристики объекта и ситуации восприятия.

Интересная попытка построения теории каузальной атрибуции принадлежит Г. Келли. Он показал, как осуществляется человеком поиск причин для объяснения поведения другого человека. В общем виде ответ звучит так: всякому человеку присущи некоторые априорные каузальные представления и каузальные ожидания.

Каузальная схема - это своеобразная общая концепция данного человека о возможных взаимодействиях различных причин, о том, какие действия в принципе эти причины производят. Она строится на трех принципах: принципе обесценивания, когда роль главной причины события недооценивается, вследствие переоценки других причин; принципе усиления, когда преувеличивается роль конкретной причины в событии; принципе систематического искажения, когда существуют постоянные отклонения от правил формальной логики при объяснении причин поведения людей.

Иными словами, каждый человек обладает системой схем причинности, и всякий раз поиск причин, объясняющих "чужое" поведение, так или иначе вписывается в одну из таких существующих схем. Репертуар каузальных схем, которыми владеет каждая личность, довольно обширен. Вопрос заключается в том, какая из каузальных схем сработает в каждом конкретном случае.

В экспериментах было установлено, что различные люди демонстрируют по преимуществу совершенно различные виды атрибуции, то есть разную степень "правильности" приписываемых причин. Для того чтобы определить степень этой правильности, вводятся три категории: 1) подобия - согласия с мнением других людей; 2) различия -отличия от мнений других людей; 3) соответствия - постоянства действия причины во времени и пространстве.

Установлены точные соотношения, при которых конкретные комбинации проявлений каждого из трех критериев должны давать личностную, стимульную или обстоятельственную атрибуцию. В одном из экспериментов был предложен особый "ключ", с которым следует каждый раз сопоставлять ответы испытуемых: если ответ совпадает с тем оптимумом, который дан в "ключе", то причина приписана правильно; если наблюдается расхождение, можно установить, какого рода "сдвиги" характерны для каждого человека в выборе преимущественно приписываемых им причин. Сопоставления ответов испытуе­мых с предложенными эталонами помогли на экспериментальном уровне зафиксировать ту истину, что люди далеко не всегда приписывают причину "правильно", даже с точки зрения весьма облегченных критериев.

Г. Келли выявил, что в зависимости от того, выступает ли субъект восприятия сам участником какого-либо события или его наблюдателем, он может преимущественно избирать один из трех типов атрибуции:

- личностную атрибуцию, когда причина приписывается лично совершающему поступок;

- объектную атрибуцию, когда причина приписывается тому объекту, на который направлено действие;

- обстоятельственную атрибуцию, когда причина совершающегося приписывается обстоятельствам.

Было выявлено, что наблюдатель чаще использует личностную атрибуцию, а участник склонен в большей мере объяснять совершающееся обстоятельствами. Эта особенность отчетливо проявляется при приписывании причин успеха и неудачи: участник действия "винит" в неудаче преимущественно обстоятельства, в то время как наблюдатель "винит" за неудачу прежде всего самого исполнителя (Э. Джонсон, Р. Нисбет). Общая закономерность состоит в том, что по мере значимости случившегося события испытуемые склонны переходить от обстоятельственной и объектной атрибуции к личностной (то есть искать причину случившегося в осознанных действиях конкретного человека). Если использовать понятие фигуры и фона (гештальтпсихология), то процесс атрибуции можно объяснить тем, что попадает в поле зрения наблюдателя в качестве фигуры. Так, в одном эксперименте испытуемые просматривали видеозапись дачи показаний подозреваемым в ходе допроса. Если они видели только подозреваемого, то воспринимали признание истинным. Если в поле зрения попадал еще и детектив, то испытуемые (наблюдатели) склонны были считать, что подозреваемого вынудили признаться.

Кроме ошибок, возникающих из-за различной позиции субъекта восприятия, выявлен и еще целый ряд достаточно типичных ошибок атрибуции. Г. Келли суммировал их следующим образом: 1-й класс - мотивационные ошибки, включающие в себя различного вида "защиты" [пристрастия, асимметрия позитивных и негативных результатов (успех - себе, неуспех -обстоятельствам)]; 2-й класс - фундаментальные ошибки, включающие в себя случаи переоценки личностных факторов и недооценки ситуационных.

Более конкретно фундаментальные ошибки проявляются в ошибках:

- ложного согласия" (когда "нормальной" интерпретацией считается такая, которая совпадает с "моим" мнением и под него подгоняется);

- связанных с неравными возможностями ролевого поведения (когда в определенных ролях "легче" проявить собственные позитивные качества, и интерпретация осуществляется при помощи апелляции к ним);

- возникающих из-за большего доверия к конкретным фактам, чем к общим суждениям, из-за легкости построения ложных корреляций и т. д.

Для того, чтобы обосновать выделение именно такого типа ошибок, необходимо проанализировать схемы причинности, которыми обладает человек. Предлагая описания этих схем, Г. Келли выдвигает четыре принципа: ковариации, обесценивания, усиления и систематического искажения. Пер­вый из этих принципов (ковариации) действует, когда в наличии одна причина, три остальных тогда, когда причин в наличии много.

Сущность принципа ковариации заключается в том, что эффект приписывается той причине, с которой он ковариантен во времени (совпадает по времени). Следует помнить, что речь идет все время не о том, какова действительная причина события, а только о том, какую причину действительно приписывает событию, поступку некий "наивный" обыденный человек. Иными словами, здесь исследуются резоны, выдвигаемые в житейской психологии. Это ярко демонстрируется и при анализе следующих трех принципов, названных Келли.

Если причина не одна, то человек руководствуется при интерпретации:

- или принципом усиления, когда приоритет отдается причине, встречающей препятствие: она "усиливается" в сознании воспринимающего самим фактом наличия такого препятствия;

- или принципом обесценивания, когда при наличии конкурирующих причин одна из причин дезавуируется самим фактом наличия альтернатив;

- или принципом систематического искажения, когда в специальном случае суждений о людях недооцениваются факторы ситуации и, напротив, переоцениваются факторы личностных характеристик.

Процесс атрибуции, определяемый особенностями субъекта восприятия, проявляется и в том, что одни люди склонны, в большей мере, в процессе межличностного восприятия фиксировать физические черты, и тогда "сфера" приписывания значительно сокращается. Другие - воспринимают преимущественно психологические характеристики окружающих, и в этом случае открывается особый "простор" для приписывания.

Выявлена также зависимость приписываемых характеристик от предшествующей оценки объектов восприятия. В одном из экспериментов регистрировались оценки двух групп детей, даваемые субъектом восприятия. Одна группа была составлена из "любимых", а другая - из "нелюбимых" детей. Хотя "любимые" (в данном случае более привлекательные) дети намеренно делали ошибки в исполнении задания, а "нелюбимые" выполняли его корректно, воспринимающий, тем не менее, приписывал положительные оценки "любимым", а отрицательные - "нелюбимым".

Это соответствует идее Ф. Хайдера, который говорил, что людям вообще свойственно рассуждать таким образом: "плохой человек обладает плохими чертами", "хороший человек обладает хорошими чертами" и т.д. Поэтому припи­сывание причин поведения и характеристик осуществляется по этой же модели: "плохим" людям всегда приписываются плохие поступки, а "хорошим" -хорошие. Наряду с этим, в теориях каузальной атрибуции уделяется внимание и идее контрастных представлений, когда "плохому" человеку приписываются отрицательные черты, а сам воспринимающий оценивает себя по контрасту как носителя самых положительных черт.

Все подобного рода экспериментальные исследования поставили чрезвычайно важный вопрос более общего плана - вопрос о роли установки в процессе восприятия человека человеком. Особенно значительна роль установки при формировании первого впечатления о незнакомом человеке, что было выявлено в экспериментах А.А. Бодалева (1982). Двум группам студентов была показана фотография одного и того же человека. Но пред­варительно первой группе было сообщено, что человек на предъявленной фотографии является закоренелым преступником, а второй группе о том же человеке было сказано, что он крупный ученый. После этого каждой группе было предложено составить словесный портрет сфотографированного человека. В первом случае были получены соответствующие характеристики: глубоко посаженные глаза свидетельствовали о затаенной злобе, выдающийся подбородок - о решимости "идти до конца" в преступлении и т.д. Соответственно во второй группе те же глубоко посаженные глаза говорили о глубине мысли, а выдающийся подбородок - о силе воли в преодолении трудностей на пути познания и т.д.

В экспериментальных исследованиях, посвященных характеристикам объекта восприятии, выясняется, что от них также в значительной мере зависит успех или неуспех межличностной перцепции.

Описаны три наиболее типичные схемы формирования первого впечатления о человеке. Каждая схема "запускается" определенным фактором, присутствующим в ситуации знакомства. Выделяют факторы превосходства, привлекательности партнера и отношения к наблюдателю.

Фактор превосходства связан с тем, что человек, который превосходит наблюдателя по важному параметру, оценивается им гораздо выше и по осталь­ным значимым параметрам. Иначе говоря, происходит его общая личностная переоценка. При этом, чем неувереннее чувствует себя наблюдатель в данный момент, в данной конкретной ситуации, тем меньше нужно усилий для запуска этой схемы. Так, в экстремальной ситуации люди часто готовы доверять тем, кого не стали бы слушать в спокойной обстановке.

Фактор привлекательности обеспечивает реализацию схемы, связанной с восприятием партнера как чрезвычайно привлекательного внешне. Ошибка, допускаемая в этом случае, состоит в том, что внешне привлекательного человека люди также склонны переоценивать по другим важным для них психологическим и социальным параметрам.

Фактор отношения к наблюдателю регулирует включение схемы восприятия партнера, в основе которой лежит характер отношения к наблюдателю. Ошибка восприятия в этом случае состоит в том, что людей, которые хорошо к нам относятся или разделяют какие-то важные для нас идеи, мы склонны позитивно оценивать и по другим показателям.

3.Эффекты восприятия.

Чтобы обеспечить достаточно точное прогнозирование ситуации межлич­ностного восприятия, необходимо принять в расчет область явлений, связанных с различного рода моментами, искажающими истинную картину воспринимаемого. Речь идет об "эффектах", возникающих при восприятии людьми друг друга: эффект проекции, эффект средней ошибки, эффект "ореола" ("гало-эффект"), эффект новизны и первичности, а также эффект, или явление, стереотипизации.



Эффект проекции - свойство людей приписывать приятному для них собеседнику свои собственные достоинства, а неприятному - свои недостатки, то есть наиболее четко выявлять у других те черты, которые ярко представлены у них самих. По данным Ньюкома, эта тенденция в очень большой степени характерна для представителей так называемого авторитарного типа личности и почти не обнаруживается у представителей демократического типа.

Эффект средней ошибки - тенденция смягчать оценки наиболее ярких особенностей другого человека в сторону среднего.

Эффект логической ошибки состоит в ложности суждения о постоянстве и тесноте взаимосвязи каких-либо качеств личности (например, любезности и добродушия, доброты и эмпатии).

Эффект "ореола" - эффект восприятия людьми друг друга в условиях дефицита информации, когда на восприятие одного человека другим оказывает существенное влияние первичная информация о нем, в результате которой он воспринимается в соответствующем ему свете - положительном или отрицательном.

Сущность "эффекта ореола" заключается в формировании специфической установки на воспринимаемого через направленное приписывание ему определенных качеств: информация, получаемая о каком-то человеке, категоризируется определенным образом, а именно накладывается на тот образ, который уже был создан заранее. Этот образ, ранее существовавший, выполняет роль "ореола", мешающего видеть действительные черты и проявления объекта восприятия.

Эффект ореола проявляется при формировании первого впечатления о человеке в том, что общее благоприятное впечатление приводит к позитивным оценкам и неизвестных качеств воспринимаемого и, наоборот, общее неблагоприятное впечатление способствует преобладанию негативных оценок. В экспериментальных исследованиях установлено, что эффект ореола наиболее явно проявляется тогда, когда воспринимающий имеет минимальную информацию об объекте восприятия, а также когда суждения касаются моральных качеств. Эта тенденция затемнить определенные характеристики и высветить другие и играет роль своеобразного ореола в восприятии человека человеком.

Тесно связаны с этим эффектом и эффекты "первичности" и "новизны" - тенденция людей при противоречивой информации о другом человеке придавать больший вес данным, полученным вначале (если воспринимается незнакомый человек) или более новой информации (если воспринимается старый знакомый). Оба они касаются значимости определенного порядка предъявления информации о человеке для составления представления о нем.

В более широком плане все эти эффекты можно рассмотреть как проявления особого процесса, сопровождающего восприятие человека человеком, а именно процесса стереотипизации. Впервые термин "социальный стереотип" был введен У. Липпманом в 1922 г., и для него в этом термине содержался негативный оттенок, связанный с ложностью и неточностью представлений, которыми оперирует пропаганда. В более же широком смысле слова стереотип - это некоторый устойчивый образ какого-либо явления или человека, которым пользуются как известным "сокращением" при взаимодействии с этим явлением. Стереотипы в общении, возникающие, в частности, при познании людьми друг друга, имеют и специфическое происхождение, и специфический смысл.

Под социальным стереотипом понимается устойчивый образ или представление о каких-либо явлениях или людях, свойственное представителям той или иной социальной группы. Наиболее известны этнические стереотипы - образы типичных представителей определенных наций, которые наделяются фиксированными чертами внешности и особенностями характера (например, стереотипные представления о чопорности и худобе англичан, легкомысленности французов, эксцентричности итальянцев).

Для человека, усвоившего стереотипы своей группы, они выполняют функцию упрощения и сокращения процесса восприятия другого человека. Стереотипы представляют собой инструмент "грубой настройки", позволяющий человеку "экономить" психологические ресурсы. Они имеют свою "разрешенную" сферу социального применения (например, стереотипы активно используются при оценке групповой национальной или профессиональной принадлежности человека).

Как правило, стереотип возникает на основе достаточно ограниченного прошлого опыта, в результате стремления строить выводы на базе ограниченной информации. Очень часто стереотип возникает относительно групповой принадлежности человека, например принадлежности его к какой-то профессии. Тогда ярко выраженные профессиональные черты у встреченных в прошлом представителей этой профессии рассматриваются как черты, присущие всякому представителю этой профессии ("все учительницы назидательны", "все бухгалтеры - педанты" и т.д.). Здесь проявляется тенденция "извлекать смысл" из предшествующего опыта, строить заключения по сходству с этим предшествующим опытом, не смущаясь его ограниченностью.

Стереотипизация в процессе познания людьми друг друга может привести к двум различным следствиям:

А. К определенному упрощению процесса познания другого человека. В этом случае стереотип не обязательно несет на себе оценочную нагрузку: в восприятии другого человека не происходит "сдвига" в сторону его эмоционального принятия или непринятия. Остается просто упрощенный подход, который, хотя и не способствует точности построения образа другого, заставляет заменить его часто штампом, но, тем не менее, в каком-то смысле необходим, ибо помогает сокращать процесс познания.

Б. К возникновению предубеждения. Если суждение строится на основе прошлого ограниченного опыта, а опыт этот был негативным, всякое новое восприятие представителя той же самой группы окрашивается неприязнью.

Одним из разновидностей стереотипов является педагогический стереотип восприятия учителем своих учеников, в основе которого лежит процесс формирования в его сознании модели идеального ученика (Битянова М.Р.). Это такой ученик, который подтверждает собой успешную роль педагога, делая его работу приятной: готовый к сотрудничеству, стремящийся к знаниям, дисциплинированный. Существенно, что ожидания, формирующиеся у учителей по отношению к ребенку, и в самом деле определяют его реальные достижения. Под влиянием таких ожиданий формируется самовосприятие ребенка. Например, в исследованиях было показано, что дети, носящие имена, которые нравятся учителю, обладают более позитивным внутренним отношением к себе по сравнению с детьми, чьи имена не принимаются педагогом. Имя может влиять и на ожидания учителя, связанные с успехами в учебе данного ребенка.

Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что чрезвычайно сложная природа процесса межличностной перцепции заставляет с особой тщательностью исследовать проблему точности восприятия человека человеком.

Этот вопрос связан с решением более общей теоретико-методологической проблемы, что вообще означает "точность" восприятия социальных объектов. При восприятии физических объектов мы можем проверить точность восприятия, сопоставив его результаты с объективной фиксацией, измерением некоторых качеств и свойств объектов. В случае познания другого человека впечатление, полученное о нем воспринимающим субъектом, не с чем сопоставить, так как отсутствуют методики прямой регистрации многочисленных качеств личности другого человека.

Ограниченность тестов, связана с их ограниченным репертуаром замеряемых характеристик (в них фиксируется и измеряется только то, что задано экспериментатором, а не то, что есть на самом деле). Аналогичная проблема возникает и в том случае, когда используется метод экспертных оценок. Здесь, хотя спектр измеряемых параметров межличностного восприятия и больше, однако, суждения эксперта подвергаются избирательной оценке наблюдателя (экспериментатора), что также не исключает элемента оценки.

То же относится и к другому ряду средств, а именно к более пристальному изучению перцептивных способностей субъекта восприятия. В этом случае можно установить (и сделать это достаточно точно), каково соотношение характеристик воспринимающего и объекта восприятия.

В экспериментах по межличностной перцепции устанавливаются четыре группы факторов:

а) переменные, при помощи которых субъект восприятия описывает

самого себя;

б)ранее знакомых личностей;

в)отношения между собой и объектом восприятия;

г)ситуационный контекст, в котором осуществляется процесс


межличностной перцепции.

Соотнеся между собой эти четыре группы факторов, можно, по крайней мере, определить, в какую сторону свойственно сместиться восприятию в каждом конкретном случае. Важным фактором повышения точности восприятия другого человека является получение от него обратной связи, что помогает откорректировать образ и способствует более точному прогнозу поведения партнера по общению (Соловьева, 1992).

Совершенно очевидно, что исследования в области каузальной атрибуции восполняют представление о процессуальной стороне межличностного восприятия и действительно уточняют его специфику. Ряд исследователей полагает, что отличие процессов межличностного восприятия от других перцептивных процессов и состоит именно в присутствии момента причинной интерпретации объекта восприятия.

Однако, несмотря на широко развернувшиеся исследования в этой области, многие ключевые вопросы остаются нерешенными. Так, не определено место каузальной атрибуции в структуре межличностного восприятия: одна точка зрения состоит в том, что процесс приписывания причин начинается после того, как возникло первое впечатление о человеке, другая - что формирование первого впечатления и процесс атрибуции совершаются одновременно, вместе вписываясь в некоторую, существующую у субъекта восприятия априорную сетку категорий.

В настоящее время больше внимания стали уделять личностным характеристикам субъекта восприятия, в частности мотивам, включенным в процесс приписывания. Несколько расширен "репертуар" тех источников, из которых человек черпает набор причин, которые он в состоянии приписать другому человеку в его поведении: ранее обычно говорилось лишь о прошлом личном опыте, теперь добавляется и механизм идентификации субъекта с объектом восприятия.

Вопросы для проверки

1. Особенности рефлексии в процессе межличностного общения.

2. Аттракция, виды аттракции.

3. Схемы, раскрывающие структуру процесса каузальной атрибуции.

4. Процессы стереотипизации и их последствия.

Список основной литературы

1.Куницына В.Н. Межличностное общение: учебник / В.Н. Куницына, Н.В. Казаринова, В.М. Погольша. - СПб.: Питер, 2004. – C.303-342.


Список дополнительной литературы

1.Андреева Г.М. Социальная психология: учебник для вузов / Г.М. Андреева. - 5-е изд., испр. и доп. - М.: Аспект Пресс, 2003. - 364 c.

2.Вацлавик П. Психология межличностных коммуникаций. / П. Вацлавик, Дж. Бивин, Д. Джексон; пер. с англ. И. Авидон, П. Румянцева. - СПб.: Речь, -2000. - 300 c. - Вилюнас Витис. 3.Психология эмоций: учеб.пособие / Витис Вилюнас. - СПб.: Питер, 2007. - 496 c.

3.Гремлинг С. Практикум по управлению стрессом. / С. Гремлинг, С. Ауэрбах. - СПб: Питер, 2002. - 240 c. - ("Практикум по психологии").

4.Межличностное общение / сост. и общ. ред. Н.В. Казариновой, В.М. Погольши. - СПб.: Питер, 2001. - 512 c. - (Хрестоматия по психологии).

5.Практикум по социально-психологическому тренингу / под ред. Б.Д. Парыгина. - 3-е изд., исправ. и доп. - СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2000. - 352 c.

6.Психодиагностика эмоциональной сферы личности: практическое пособие / сост. Г.А.Шалимова. - М.: АРКТИ, 2006. - 230 c.

7.Смит Г.К. Тренинг прогнозирования поведения: тренинг сенситивности / Г.К. Смит; пер. с англ. Т. Савушкиной. - СПб.: Речь, 2001. - 256 c.





Каталог: files -> sv-oo
sv-oo -> Автономная некоммерческая образовательная организация
sv-oo -> Кафедра психологии
sv-oo -> Организационное поведение
sv-oo -> Автономная некоммерческая образовательная организация
sv-oo -> Автономная некоммерческая образовательная организация
sv-oo -> Рабочая программа дисциплины сд. 04 «Конфликтология»
sv-oo -> Автономная некоммерческая образовательная организация
sv-oo -> Е. В. Чеснокова рабочая программа
sv-oo -> Е. В. Чеснокова рабочая программа
sv-oo -> Е. В. Чеснокова учебно-методический комплекс


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница