Этнопсихологическая самозащита и


§ 8.10. МА и ВА и техника разрешения конфликтов



страница23/29
Дата11.05.2016
Размер2.62 Mb.
ТипКнига
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   29
§ 8.10. МА и ВА и техника разрешения конфликтов

Наши представления о механизмах превращения межэтни­ческой агрессии во внутриэтническую можно использовать в практических целях - для смягчения или разрешения межэт­нических конфликтов. Такая уверенность вызвана тем, что, не-



Агресивная этнозащита ££7

зависимо от мнения ряда специалистов в области конфликто­логии, наряду с другими методами предлагается следующий: для разрешения межэтнического конфликта следует создать внут-риэтнический конфликт. Когда внутренний конфликт усилива­ется, для межэтнического конфликта не остается ни времени, ни сил1.

К сожалению, описание этого "механизма" остается на та­ком макроуровне. Между тем дело не столько в силах и време­ни, сколько в следующем: а) межэтнический конфликт на лич­ностном и групповом (этническом) уровнях вызывает действие ряда защитных и других психологических механизмов; б) когда одновременно с внешним возникает и внутренний конфликт, то часть этих механизмов преобразовывается для того, чтобы обеспечить защиту на новом, внутреннем фронте; в) вот здесь и происходит преобразование межэтнической агрессивности во внутриэтническую.

Происходит, на наш взгляд, не просто изменение направле­ния действия защитных механизмов, а их значительное преоб­разование по крайней мере по следующим причинам: а) по­скольку объект агрессии уже другой; б) так как мотивация пси­хологической самозащиты не может быть в точности такой же, как при защите против другого этноса.

Доказательством этих утверждений может служить, напри­мер, следующее: если агрессивность во время войны с другим народом проявляется на поле боя и в дискредитирующих врага разговорах и выступлениях, в пропагандистских материалах, то при внутриэтническом конфликте — уже в различных видах ссор, преступлений и т.п. Здесь уже этнические символы про­тивника — члена своего этноса — редко становятся объектами дискредитации, так как они большей частью — и свои симво­лы. Психологическая разница между этими двумя случаями очень велика.

Точно так же можно было бы проследить за преобразовани­ем механизмов проекции, атрибуции, рационализации, регрес­сии и других в процессе перехода из межэтнической сферы от­ношений во внутриэтническую. Это очень интересная область исследований (см. следующую главу настоящей книги).



' См.: Horowitz D. L., Ethnic Groups in Conflict, Т. 1., 1985, p. 598.

298 Альберт Налчаджян

§ 8.11. Когнитивный диссонанс и этническая агрессия

Представленные в наших гипотезах и их обоснованиях идеи можно еще больше расширить и в других направлениях. Для этого здесь предварительно сформулируем ряд новых задач.

Какую роль играет уже известный нам феномен когнитивно­го диссонанса ' в процессах преобразования межэтнической аг­рессии во внутриэтническую (и обратно)? Мы имеем в виду, в частности, такие внутренние противоречия и диссонансы, ко­торые возникают между следующими типами когнитивных единиц ("когниций"): а) "Я—немец"; б) "Я ненавижу немцев". Очевидно, что эти два суждения диссонансны. Если у человека на уровне сознания актуализированы подобные пары утвержде­ний, то он будет переживать психофизиологическое напряже­ние, неприятные чувства, недовольство собой, стремление ос­вободиться от такого состояния.

Такой диссонанс переживал к концу Второй мировой войны и своей карьеры немецкий диктатор Адольф Гитлер. Считая се-.бя Мессией, родившимся для спасения немцев от евреев и за­падной демократии и обеспечения для них мирового господст­ва, Гитлер пришел к выводу, что немцы недостойны такого ли­дера, как он. Об этом он говорил открыто2.

В зависимости от того, удается ли человеку освободиться от такого диссонанса (если да, то каким из возможных путей), по­следствия для него и для его этноса будут различными.

Согласно теории Л. Фестингера, как мы помним, подобный диссонанс можно смягчить или устранить одним из следующих путей: 1) путем ослабления ненависти и усилением другого по­люса амбивачентной установки - любви или симпатии. Тогда возникнет новая пара: "Я—немец", "Я люблю немцев". Это уже консоннантные когниций; 2) или меняется первый элемент па­ры диссонантных утверждений и человек отказывается от сво­ей национальной принадлежности. Хотя и редко, но такое то­же бывает: об этом мы уже говорили в главах, посвященных маргинальности и ассимиляции.

' См.: Festinger L. A Theory of Cognitive Dissonance. Stanford (CA): Stanford Univ. Press, 1957. Основы этой теории нами предсташтены в параграфе 20, гл. 3 на­стоящей книги.

; См.: Wait R. G. L., Op. cit,



Агресивная этнозащита

299

§ 8.12. Этническая агрессия, прочность и развал ранжированных полиэтнических обществ

Мы уже видели, что между ранжированными и неранжиро-ванными полиэтническими обществами существуют опреде­ленные различия. Одно из них следующее: в ранжированных обществах этнические группы знают свое место в иерархии эт­носов и своими действиями адаптируются к своему статусу. Между этносами с различными статусами существует опреде­ленное взаимопонимание относительно того, какое место каж­дая группа занимает, как должны вести себя их представители в различных ситуациях взаимодействия и т.п. Существует так­же определенное согласие о способностях, нравах и обязанно­стях этносов и не все вопросы решаются путем конфликтов и насилия. Во многих обществах эти ролевые ожидания регулиру­ются не только гражданскими институтами, но и религиозны­ми. Церковь может требовать подчинения своему положению и, в ответ на лояльность, получают определенные блага и га­рантии безопасности. Адаптация этнических групп к своему низкому положению в обществе формирует у их представите­лей определенные черты характера, которые, в свою очередь, закрепляют их статус: бунты становятся исключениями.

Что касается неранжированных полиэтнических обществ, то в них взаимоотношения этносов труднее предвидеть, посколь­ку нет этносов с таким авторитетом и-ресурсами, чтобы можно было создать устойчивые взаимоотношения субординации. Вследствие этого возникают недоразумения, трения и кон­фликты.

Итак, как показали этносоциологические исследования, в ранжированных обществах больше объединяющих этнические группы сил, чем в неранжированных сообществах. Ранжиро­ванные общества более сплочены, поскольку агрессивность подчиненных групп, первоначально направленная на домини­рующую группу, затем переносится и вымещается на этносах с равным или более низким статусом. Перенос агрессии проис­ходит из—за страха перед вышестоящим или потому, что он яв­ляется более авторитетным.

Итак, агрессивность фрустрированных этносов, меняя свое направление, переносится с одного объекта на другой, более


300

Альберт Налчаджян


слабый. Поэтому на одном статусном уровне ("горизонталь­ном" направлении) наблюдается рост числа конфликтов, или же агрессия идет еще "вниз" - на группы с более низким ста­тусом. Подобные явления всегда наблюдались в ранжирован­ных полиэтнических обществах и имеют место в настоящее время в США, России, в ряде африканских и азиатских стран.

Однако в связи с этим возникает ряд вопросов: а) вся ли аг­рессивность этнической группы может разряжаться таким пу­тем? б) что же происходит тогда, когда нет в обществе другой этнической группы с равным или более низким статусом9 Что происходит с агрессивностью подчиненного этноса? Ведь груп­па фрустрирована и имеет остаточную, нереализованную агрес­сивность!

Разрешению этих вопросов может способствовать следую­щая гипотеза, состоящая из четырех утверждений: а) часть этой агрессии сублимируется; б) другая часть превращается в такие формы поведения, которые мы назвали антисублимационны­ми; в) еще одна часть превращается во внутриэтническую аг­рессивность, вследствие чего наблюдается рост числа внутриэт-нических конфликтов и насилия; г) у части этнофоров наблю­даются симптомы, возникающие из—за вытеснения и подавле­ния агрессии. Из всех этих путей здоровую адаптацию и защи­ту обеспечивает в основном только сублимация.

Однако, несмотря на наличие таких механизмов и путей преобразования и разрядки агрессивности, возникающей в ме­жэтнических отношениях, определенная ее часть сохраняется в первоначальном виде и ищет повода для выражения. Об этом свидетельствуют как экспериментальные исследования, прово­дившиеся на индивидах1, так и следующее явление: когда в ранжированных полиэтнических обществах конъюнктивные силы исчезают, все здание быстро разрушается. Когда этниче­ские иерархические системы подрываются, такие общества претерпевают фундаментальные трансформации со вспышками агрессивности. Убедительные примеры нам предоставляет кол­лапс СССР и социалистического содружества государств в 90—е годы. Много подобных фактов можно найти также в истории



I

Berkowitz L. Aggression: A Social—Psychological Analysis. New York: McGraw-Hill, 1962, pp. 76-78.

Агресивная этнозащита

301

формирования и распада таких империй, как Римская, Осман­ская, Арабский халифат и другие.

§ 8.13. Замещение этнической агрессии и его последствия

В настоящей книге мы уже вкратце описали явление замеще­ния агрессии, а в предыдущем параграфе рассмотрели его по­следствия в полиэтнических ранжированных обществах. Заме­щенная агрессия - самая характерная форма защитной агрессии. Здесь мы рассмотрим еще несколько аспектов этого явления.



А. Замещение объекта агрессии

Не всегда человек имеет возможность прямого применения своих агрессивных действий против самого фрустратора. Фру-страторы (индивиды, социальные или этнические группы) мо­гут быть сильными и опасными и на агрессию могут отвечать еще более интенсивной агрессией. Они могут обладать значи­тельными возможностями применения того, что иногда назы­вают отрицательной властью, т.е. способностью применения не­гативных санкций '. Но в психике фрустрированного человека враждебность, гнев и тенденция к совершению насильственных действий, как мы сказали в предыдущем параграфе, сохраня­ются, и это опасно для его здоровья. Остаточная агрессивность снижает психическую работоспособность человека. Психика нашла путь выхода из такого положения, создавая механизмы замещения объекта агрессии и поиска "козлов отпущения".

Явление это состоит в том, что самопроизвольно меняется направление агрессии и для нее выбирается новая мишень. Иначе говоря, фрустрированный человек переносит свою аг­рессию на более безопасный и слабый объект. Такими жертва­ми часто становятся дети, женщины, представители социаль­ных и этнических меньшинств2. Перемещение агрессии на

О разновидностях, в частности, о негативной власти см: French. J. P., Jr. and Raven, В. Н. The bases of social power: In: D. Cartwright (Ed.), Studies in social power. Ann Arbor (Ml): University of Michigan Press, pp. 150-167. ' См.: Freud A. Das Ich und die Abwehrmechanismen. London, 1946; Konecni V. J. and Doob A. N. Catharsis through displacement of aggression. "Journal of Personality and Social Psychology", 1972, 23, pp. 379-387; Konecni V. J. and Ebbesen E. B. (Eds.) The criminal justice system: A social-psychological analysis. San Francisco, Freeman, 1982.



302

Альберт Налчаджян

другие объекты дает человеку какую—то разрядку, а следова­тельно — удоатетворенис и чувство удовольствия.

Перенос агрессии нередко наблюдается и в межэтнических отношениях, причем в качестве основы берутся не только соб­ственно этнические, но и религиозные признаки. Например, мусульманские завоеватели нередко переносили свою агрессию с одного христианского народа на другой. В основе этого про­цесса, по-видимому, лежало обобщение межэтнической агрес­сии и ее объекта: перенос производился на основе обобщения отрицательной установки и стереотипов. И опять история Ос­манской империи дает нам обильный материал для иллюстра­ции этих утверждений. Историки неоднократно отмечали, что агрессивность турок к армянам постепенно усилилась вследст­вие приобретения Болгарией независимости и после пораже­ния Турции в балканских войнах 1912-1913 годов. Самыми беззащитными жертвами для нее оказались христиане—армяне, греки и другие, жившие в Матой Азии'.

Не только страх перед реальным фрустратором заставляет че­ловека перенести свою агрессию на более доступные объекты, т.е. замещать ее объект. Встречаются и более тонкие случаи. Так, прямая причина фрустрации (т.е. фрустратор) может быть неуловимой для человека, ускользая от его нападения. В таких случаях человек уже вынужден искать замещаюший объект. Это и приводит к неприкрытым поискам "козлов отпущения". Так называемый "свободно плавающий гнев", угрозы или попытки самоубийства, тоже могут быть следствиями "потери" реально­го фрустратора, неспособности определить, кто же является на­стоящим противником, заслуживающим наказания.

Б. Поиск "козлов отпущения"

Большой научный и практический интерес представляет уже знакомое нам явление, в социальных науках получившее назва­ние поиска "козлов отпущения". Название дано по аналогии с библейской сказкой и другими ритуалами жертвоприношений, общими для многих древних народов. Самым знаменитым из этих ритуалов является еврейская церемония, описанная в кни­ге Левитикуса. В день искупления священнослужитель высоко-

1 См.: Киракосян Дж., Указ. соч.


Агресивная этнозащштш

303

го ранга в полных регалиях прикладывает руку на голову козла и переносит на него все несправедливости, совершенные деть­ми Израиля. Посредством этой процедуры грехи народа симво­лически передавались животному, которое затем переносилось в лоно дикой природы, где и погибало. Передавая свои грехи животному, народ затем чувствовал себя психологически очи­щенным и свободным от беспокойства и тревоги.

Конечно, не только накопление агрессивного заряда являет­ся причиной поиска "козлов отпущения". Этому может спо­собствовать также наличие у человека потребности в самопро­славлении. Так, замечено, что люди, которые не чувствуют се­бя в безопасности, желая избавиться от своей тревоги, иденти­фицируют себя с тем или иным социальным движением, в про­грамме которого предусматривается поиск и наказание "козлов отпущения" - людей, которых участники движения считают ниже себя. Неуверенные в своих силах люди нередко чувству­ют себя в безопасности тогда, когда убеждаются, будто в ка­ких—то отношениях превосходят других людей. Такая сверх­компенсация происходит с помощью поиска "козлов отпуще­ния". Известно, что антисемитизм, как проявление этноцен­тризма, входит в структуру авторитарного характера. Но есть свидетельства о том, что в антисемитизме забота о своем ста­тусе занимает более важное место, чем авторитарность ха­рактера1.

В социальной психологии и этнопсихологии смысл этого явления в следующем: когда человеку не удается направить свою агрессию на фрустратора и разрядиться, он, как мы уже знаем, может выбрать другой объект для своей агрессии, более слабый и доступный. В широком смысле объектом перемещен­ной агрессии может быть любой предмет: социальный или не­социальный, одушевленный или неодушевленный. В тех случа­ях, когда выбор падает на людей или на социальные группы, мы говорим, что агрессор нашел "козлов отпущения". Выме-Щая на них свою злость и совершая агрессивные действия, Фрустрированный человек, как считается, успокаивается. Это утверждение следует делать с оговоркой, так как вопрос о том,

См.: Kaufman W. С, Status, authoritarianism, and antisemitism. - "American Journal of Sociology", 1957, 62, pp. 379-382.


304

Альберт Налчаджян

приводят ли агрессивные действия к уменьшению агрессивной мотивации, т.е. к ослаблению психологической готовности со­вершать новые агрессивные действия, не решен окончательно. Иногда такой результат налицо, но в других случаях агрессив­ность человека еще больше усиливается.

Полезно привести ряд примеров для того, чтобы убедиться, что механизм поиска "козлов отпущения" широко распростра­нен в качестве одного из защитных механизмов личности. У известного датского художника—карикатуриста X. Бидструпа есть картинка, изображающая серию следующих ситуаций; на­чальник делает несправедливое замечание своему подчиненно­му. Тот не осмеливается ответить ему агрессивными действия­ми и, спрятав свою злость, отступает. Придя домой, он по ма­лейшему поводу подвергает грубой агрессии жену, а она, не ос­мелившись ответить агрессией на агрессию мужа, выбирает в качестве жертвы своего маленького сына. Мальчик, разозлив­шись, дает пинка своей собачке, а злая собака со страхом и обидой в душе выбегает на улицу. В этот момент по улице идет начальник (тот самый.'). Собака нападает на него и кусает в но­гу. Агрессия возвращается к инициатору первого агрессивного действия. Здесь в шутливой форме описана подлинная соци­ально—психологическая концепция и, конечно, повседневная реальность. В повседневной жизни подобных случаев — сколь­ко угодно. И главный моральный урок состоит в том, что нель­зя быть агрессивным и думать, что сам не станешь никогда объектом насилия. И что наши агрессивные действия остаются локальными событиями: они ведь по цепной реакции могут распространяться и привести к совсем неожиданным результа­там и в неожиданных местах.

Поиск "козлов отпущения" широко распространен в межэт­нических отношениях и в обществе вообще и является одной из причин совершения несправедливых действий. Замечено, что преследования национальных меньшинств в многонацио­нальных государствах усиливаются и, когда народ подвергается воздействию сильных фрустраторов и стрессоров, например та­ких, как экономический спад, снижение зарплаты, инфляция национальной валюты, безработица, революции и вообще со­стояния социальной дезорганизации и т.п. Социальные психо­логи в первую очередь работой механизмов перенесения агрсс-


Агресивная этнозащита

305

сии, замещения ее объекта в виде поиска "козла отпущения", объясняют преследования и геноцид евреев в ряде стран, в пер­вую очередь в Германии в 30-40-е годы XX века. Эти явления наблюдаются и в наши дни в самых разных странах. Расизм во­обще — как теория и социальная практика — в значительной степени опирается на упомянутые механизмы.

Поиск "козлов отпущения" в большинстве случаев - меха­низм иррациональный в том смысле, что выбираемые жертвы не являются причиной (или, во всяком случае, основной при­чиной) фрустрации пришедших в агрессивное состояние инди­видов и социальных групп. Недаром для оправдания подобных действий, которые, конечно же, не устраняют их фрустрацию и стресс, эти люди и группы создают оправдывающие свои дей­ствия идеологии, которые в основном состоят из самооправды­вающих аргументов, т.е. рационализации. Это очень широко рас­пространенный защитный механизм, возникающий как на уровне индивидов, так и социальных групп и этносов.

От чего зависит сила агрессии, направленной на "козлов от­пущения"? Психологические исследования В. Конечного и других психологов позволили выяснить, что сила агрессии обусловлена в первую очередь двумя факторами: а) агрессия интенсивна, когда жертва ("козел отпущения") имеет сходство с подлинным фрустратором; б) агрессия сильна и агрессивные действия повторяются, когда замещающая агрессия в опреде­ленной мере приводит человека в состояние катарсиса', к раз­рядке, к "очищению души". Иначе говоря, когда она — заме­щающая агрессия против новой жертвы — играет психозащит­ную и компенсаторную роль.

Здесь мы не считаем лишним сказать, что поиск и нахожде­ние "козлов отпущения" и вымещение на них накопленной аг­рессии, по—видимому являются общими биопсихологическими явлениями. Они встречаются и у животных. Можно было бы привести примеры из этологической литературы, но поучитель­ным является и нижеприводимая заметка: "Дели. Свидетелями необычного зрелища стали жители индийского города Тезпур, расположенного в северо-восточном штате Ассам. Среди бела

Катарсис" — греч. слово, дословно означающее "очищение души". Впервые использовано Аристотелем в произведении "Поэтика".


306 Альберт Налчаджян

дня на центральных городских улицах появился... носорог. Он доставил немало волнений прохожим, которые поспешили ус­тупить ему дорогу и укрыться в домах. На обочинах оставались только полицейские, перед которыми была поставлена задача обеспечить беспрепятственные прогулки "гостя". Недовольство носорога вызвали зазевавшиеся мотоциклисты и велорикши, не успевшие вовремя свернуть с пути. Отказавшись от их безу­спешного преследования, зверь выместил свой гнев на мотоцик­лах, оставленных хозяевами у тротуаров'".



§ 8.14. Этническая предубежденность, замещение агрессии и вандализм

А. Этническая предубежденность, стереотипы и замещение

агрессии

Говоря о переносе агрессии, особенно о такой ее разновид­ности, как перенос межэтнической агрессии на внутриэтниче-скую сферу, следует учесть также индивидуальные, типологиче­ские различия личностей. Здесь мы можем использовать пред­ставления о трех типах характеров - авторитарном, демократи­ческом и либеральном, высказывая ряд новых идей.

Как известно, еще исследователи авторитаризма2 показали, что для успешного замещения агрессии человек должен быть этнически предубежденным. А агрессивность и этническая предубежденность, в свою очередь, требуют, чтобы человек был как можно менее рефлексивным и интроспективным, так как самонаблюдение разрушает систему вытеснения и подавления, рационализации и перемещения. Тут, конечно, можно задать вопрос о том, почему так происходит? Но здесь не место для обсуждения этого тонкого вопроса психологии личности.

Исходя из сказанного, можно высказать ряд новых идей о внутри и межэтнической агрессии и их трансформации друг в друга. Предлагаемые ниже предложения составляют гипотезу об определенных аспектах этих процессов: а) существуют раз­личия по формам и силе этнической агрессии между названны­ми тремя типами личностей — авторитарными, демократами и



1 Газета "Коммунист" от 5 июня 1983 г.

! Adomo Т. W. а. о. The Authoritarian Personality. Abridged Ed., N. Y., L., 1982.

Агресивная этнозащита

307

либералами; б) трансформации агрессии у этих трех типов про­исходят с различным уровнем готовности и по различным ме­ханизмам; в) существуют различия также в процессах перехода от межэтнической агрессии к внутриэтнической (и обратно). Можно предположить, что авторитарные люди с легкостью преобразуют свою внутриэтническую (например, внутрисемей­ную) агрессию в межэтническую, а обратный переход у них, по нашему мнению, затруднен (мешают внутриэтнический кон­венционализм и патриотизм). У демократов и либералов, по—видимому, преобладает обратная тенденция: не будучи эт­нически предубежденными людьми, они с готовностью преоб­разуют свою межэтническую агрессию во внутриэтническую; г) очень интересные новые пласты нашей проблемы можно най­ти, если учесть влияние самонаблюдения на процессы психи­ческой защиты. Согласно уже выдвинутой нами идее, в процес­се преобразования межэтнической агрессии во внутриэтничес­кую значительную роль играют механизмы атрибуции и проек­ции, которые закрепляются (усиливаются) другими механизма­ми (например, рационализацией, механизмом формирования обратной реакции и т.п.).

Поскольку авторитарные и демократические личности раз­личаются по этим механизмам, можно сделать вывод, что наша основная гипотеза о роли атрибуции (различных ее видов) должна быть конкретизирована для различных типов людей. Атрибуции авторитарной личности не совсем такие, как атри­буции демократа или либерала. Кроме того, межэтническая аг­рессия у каждого из этих типов частично превращается во вну­триэтническую агрессию, но конкретные разновидности этой преобразованной агрессии различны. Так, если авторитарная личность, совершая насилие, реализует типично авторитарную агрессию в процессе авторитарного подчинения или стремле­ния к власти, то агрессивность демократа может выражаться сублимирование, в виде творческой активности, помощи пост­радавшим и т.п.



Б. Этнические стереотипы и выбор "козлов отпущения"

Какова мотивация поиска "козлов отпущения" — мы уже знаем. Но нам предстоит обсудить вопрос о том, чем определя­ется направленность этого поиска?



308

Альберт Налчаджян

Уже из предыдущего обсуждения можно сделать вывод о том, что в некоторых социальных ситуациях направляющим та­кой поиск фактором является предубежденность против ка­ких-либо лиц или социальных и этнических групп. Предубеж­дение, как мы уже знаем из работ Гордона Олпорта, является социальным стереотипом, содержащим ряд категорических ут­верждений об определенных лицах или группах. Эти утвержде­ния (в большинстве своем негативные, неблагоприятные) явля­ются недостаточно обоснованными обобщениями об этничес­ких группах, женщинах, представителях различных специаль­ностей и т.п.

Итак, если имеется стереотипное предубеждение о каких—то индивидах или группах, то фрустрированная личность в каче­стве "козлов отпущения" (например, при неудачной совмест­ной деятельности) выбирает именно таких лиц или такие груп­пы. Тенденция подобного выбора, на наш взгляд, поддержива­ется и даже усиливается тем обстоятельством, что жертвы пре­дубеждений часто начинают верить в то, что о них говорят пре­дубежденные люди, воспринимают их предубеждения и стерео­типы в качестве ожиданий: они начинают действовать так, что­бы оправдать эти ожидания. Например, они начинают плохо работать, снижают уровень своей академической успеваемос­ти и т.п. Как говорят социальные психологи, в таких случаях предубеждения становятся самоосуществляющимися пророче­ствами1.

Выбор "козлов отпущения" сопровождается атрибуцией от­ветственности за неудачу (за фрустрацию, оскорбление и т.п.). Эта тенденция особенно усиливается тогда, когда предубежден­ный человек совершает совместную деятельность с будущей своей жертвой, но она заканчивается провалом. При успехе же предубеждение теряет часть своей интенсивности.

Поиск "козлов отпущения" имеет несколько функций: а) этот процесс обычно сопровождается гневом, разрядка которо­го приводит к ослаблению чувства фрустрированности; б) если человек нашел другого, которого можно обвинить, тогда он



1 Об этих явлениях (по англ. self—fulfilling prophecy) см., в частности, в работе: Social Psychology. Ed. by E. Aronson and R. Helmreich. New York a. o., 1973, p-167; Aronson E. The Social Animal. 7th ed., W. H. Freeman and Co., New York, 1995, pp. 311-314.

Агоесивная этнозащита 309

приобретает возможность в будущем отклоняться от ответст­венности; в) поиск "козла отпущения" может стать объединя­ющим группу фактором, т.е. для группы появляется общая ми­шень для разрядки враждебности и для наказания. Последняя функция раскрыта также в социометрических исследованиях: когда в группах появляются изолянты или отвергаемые, кото­рых остальные члены превращают в "козлов отпущения", сплоченность группы повышается. При этом получается воз­можность усиления контроля над членами группы, так как де­монстрируется сила группы и ее лидера при контроле над по­ведением членов других групп; г) иногда нахождение "козла от­пущения" и его наказание (жертвоприношение) считается средством предотвращения вредных для "группы событий.

Процесс поиска "козла отпущения" имеет различные аспек­ты и мотивы, знание которых весьма поучительно для правиль­ного понимания многих явлений социальной жизни. Этот про­цесс наблюдается, например, после различных несчастных слу­чаев: автокатастроф, пожаров, развала зданий и т.д., ну и, ко­нечно, во время экономических катастроф. Об этом свидетель­ствуют многие процессы, протекающие в России и других быв­ших республиках Союза в условиях социально—экономическо­го кризиса.

В таких ситуациях люди проявляют тенденцию персонифи­цировать обвинение: считается, что в произошедшем виноваты люди, а не другие обстоятельства (то есть виноваты "кто", а не "что"). Это объясняется двумя способами: а) тенденция персо­нифицировать обвинение считается иррациональной формой поиска "козлов отпущения": этим путем люди стараются осво­бодиться от своих фрустраций и тревог, чувства виновности, злобы, шока и страха,' которые вызваны бедствием; б) это ра­циональный процесс, вызванный желанием предотвратить по­вторение бедствия в будущем. Поэтому персонификация имеет место только тогда, когда считается в человеческих силах Уменьшить возможность таких событий и если наказание "ви­новных" способствует восстановлению порядка1.



См.: Drabek Th. E. and QuarantUli E. L. Scapegoats, Villains and Disasters. In: Social Psychology. Ed. by E. Aronson and A. Helmreich New York a. o., 1973, p. 208; Aronson E. The Social Animal.

310 Альберт Налчаджян

Эти механизмы используются в политике. Так, И. В. Сталин в 30—е годы выдвинул идею, согласно которой по мере про­гресса в построении социализма в СССР классовая борьба бу­дет усиливаться. Эта тенденция была мотивирована желанием создать теоретическую основу для уничтожения своих полити­ческих противников и организации широкомасштабного терро­ра. Но ее возникновение можно считать также процессом по­иска "козлов отпущения": провалы в экономике, страшный го­лод и другие бедствия заставили искать виновных вместо того, чтобы признать собственные ошибки, а такой поиск должен был исходить из какой—то концепции. Она была без труда со­здана (не много ума для этого было нужно) и начались массо­вые репрессии. Частным выражением этой концепции являет­ся представление об остатках капитализма, о диссидентах и т.п. Хотя коммунисты заявляют, будто опираются на научное ми­ровоззрение, на практике оказываются более предубежденны­ми и фанатичными, чем их противники1.

Авторы обсуждаемой статьи Т. Драбек и Э. Кварантили, по­сле взрыва в г. Индианополисе (штат Нью Джерси), пришли к выводу, что возможно еще и третье, более широкое объясне­ние: непосредственно после бедствия люди в основном озабо­чены спасением оставшихся в живых людей, идентификацией трупов и другими срочными действиями. Однако после того, как все это уже сделано, интерес переносится на то, кто виноват. Автор утверждает, что неизбежность обвинения ко­го-либо в США в подобных ситуациях обусловлена социаль­ной структурой, существующими институциональными рамка­ми. Законы требуют найти виновных людей, так как судить со­циальные структуры невозможно. Это, как понимает читатель, важная проблема не только для американского общества. Суд и вообще легальные политические процессы не могут требовать изменения социальной структуры, нередко действительно ви­новные в различных катастрофах и дезорганизации. Социоло­ги считают, что наказание конкретных людей в определенной мере предотвращает совершение таких же действий со стороны других, однако такой подход имеет тот недостаток, что способ-

' Волкогонов Д. А. Триумф и трагедия. Политический портрет И. В. Сталина. Кн. 1. Часть 2, М., 1989.



Агресивная этнозащита

311

ствует сосредоточению на симптомах, а не на причинах кризи­сов и других вредных социальных явлений. Тем самым откла­дывается необходимое изменение социальной структуры. Для многих, как верно заметили исследователи П. Б. Хортон и Дж. Р. Лесли, что—то делать для решения социальных проблем оз­начает просто обнаружить и наказать "плохих людей". Следст­вием этого является то, что наказание "вредных людей" оказы­вает лишь очень незначительное длительное воздействие на проблему'.

Наказание отдельных лиц может создать лишь иллюзию то­го, будто предприняты шаги, способные улучшить положение вещей. Именно такая иллюзия долгое время препятствовала из­менению общества в СССР. Это явление с различной интен­сивностью наблюдается во всех обществах с устойчивой струк­турой. Что же касается полиэтнических обществ, то в них не­желание изменить структуру общества, государство и его зако­ны, может привести к устойчивой ориентации на наказание за бедствия общества "злонамеренных" представителей нацио­нальных меньшинств.



В. Замещение агрессии и вандализм

Вандализм — уничтожение культурных ценностей для полу­чения удовольствия, а нередко также по той причине, что эти культурные явления вандалам непонятны. В своих походах на Запад орды тюркоязычных народов уничтожили многие памят­ники культуры, ценности народов Малой Азии, Кавказа, Бал­канских стран и Европы. Агрессивность у них была постоян­ной, но становилась особенно интенсивной не только потому, что они терпели лишения и завидовали богатству и культуре древних цивилизованных народов (греков, армян, ассирийцев и др.), но и потому, что ценность и смысл культурных памят­ников им были непонятны.

Но вандализм в какой—то мере наблюдается у представите­лей всех народов. Человек, переживая лишения, может регрес­сировать к более примитивным уровням развития и совершить разрушительные действия. Приводимый ниже пример, каких

Указ. соч., с. 21]


312 Альберт Налчаджян

великое множество, доказывает справедливость данного ут­верждения.

В связи с острым энергетическим кризисом 1979 года в США наблюдались эксцессы: нападения на хозяев бензоколо­нок, драки между ожидающими своей очереди водителями, убийства. Врачи констатировали даже появление особого "бен­зинового невроза". Германская газета "Ди Вельт" напечатала следующее сообщение: Торговец подержанными автомашина­ми Дэйв Карлсон из Канзас—Сити предложил любопытный ме­тод снятия напряжения. Он подогнал к заправочной станции старую, заржавевшую легковую автомашину и предложил часа­ми дожидавшимся бензина автомобилистам бить по ней кувал­дой. Через час у автомашины был вид, будто по ней прокатил­ся железнодорожный состав. Но настроение стоявших в очере­ди заметно улучшилось'". Замещенная агрессия приняла вид вандализма и в определенной мере смягчила фрустрирован-ность и стресс людей.

Г. Замещение агрессии и иррациональная межэтническая враждебность

Исследование этнических стереотипов и предрассудков по­казало, что во многих случаях они не основаны на точном зна­нии и правильной интерпретации реальных признаков той эт­нической группы, к которой они относятся. Здесь играет роль механизм переноса агрессии.

Фрустрированные люди, не осознавая происходящие в сво­ей психике сложные процессы, перемещают свою агрессию на другие этнические группы, которые не имеют никакого прямо­го отношения к их лишениям. Эта их иррациональная враждеб­ность направляется на представителей других социальных, эт­нических и расовых групп, которые они пытаются превратить в своих жертв, т.е. "козлов отпущения". Данный процесс пре­вращения внутриэтническои агрессии в межэтническую по своим психологическим особенностям аналогичен тому, что имеет место в распространенном бытовом случае: фрустрированный на работе человек переносит свою агрессию домой и террори­зирует членов своей семьи. Об этом мы уже говорили. С помо-

I

"Литературная газета", 25 мая 1979 г., №30.



Агоесивная этнозащита

313

шью этого механизма человек защищает свое я от разруши­тельного воздействия накопленной агрессивности. Если бы его гнев не получил выхода, то мог бы начаться процесс инверсии его агрессивности, о возможных последствиях которого мы уже знаем.

Каким образом в подобных ситуациях изменить или хотя бы смягчить установку агрессора к группе этнического меньшин­ства? Исследования показывают, что в таких случаях попытки прямого убеждения агрессора, сообщение ему объективной ин­формации об этнической группе, ее свойствах и действиях, ма­лоэффективны. Лучшие результаты получаются тогда, когда аг­рессору демонстрируются глубинные иррациональные динами­ческие процессы его отношения к этнической группе1. Иначе говоря, эффективнее показать человеку, в какой мере его аг­рессивные действия не соответствуют представлениям о себе, о своей разумности и рациональности. Дело в том, что все хотят выглядеть разумными, и когда нам удается показать человеку, что его действия имеют иррациональную основу, он может от­казаться от их совершения, но, по—видимому, лишь тогда, ког­да не имеет других сильных мотивов.

Что механизм поиска "козлов отпущения" основан на пере­мещении агрессии, доказывается тем, что расовые и межэтни­ческие конфликты обостряются в периоды экономической де-привации и войн, т.е. тогда, когда многие человеческие потреб­ности плохо удовлетворяются, когда люди терпят различные лишения2.

Во многих случаях выбор "козла отпущения" является пол­ностью случайным. Но в других случаях потенциальная жертва может совершить что—то, что провоцирует агрессора, вызывая к себе его враждебное отношение. Однако нередко провоциру­ющими могут стать уже только антропологические (расовые) признаки, а также культурные, языковые и другие различия. Совокупность определенных признаков может составить образ "неполноценного" этноса или других человеческих сообществ.



' См.: Newcomb Т., Op. cit., p. 98.

' См.: Hovland С. J. and Sears R. R. Minor studies of aggression: VI. Correlation of lynchings with economic indices. "Journal of Psyhology", 1940, 9, pp. 301-310.

314 Альберт Налчаджян

Жертвами подобных преследований с древнейших времен становились, например, евреи, которых в средневековой Евро­пе забрасывали камнями, а в XX веке уничтожали в массовом порядке (холокост). В Османской империи и даже в так назы­ваемой "республиканской Турции" вплоть до 1923 года истреб­ляли армян, греков и представителей других национальностей - подлинных хозяев Малой Азии и Закавказья. Руководители "новой Турции" поставили перед собой задачу создания этни­чески унитарного государства, где все должны быть турками. С этой целью в последние десятилетия турки методически унич­тожают уже курдов - своих бывших союзников по осуществле­нию геноцида христианских народов.

Во время одного исследования было показано, что предрас­судки против японцев и мексиканцев значительно усилились после того, как испытуемые были поставлены в высшей степе­ни фрустрирующую ситуацию1.

Исследуя антиеврейские и антинегритянские предрассудки, исследователи провели интенсивные клинические интервью с ветеранами армии, которые сами не являлись членами групп национальных меньшинств. Полученные данные подтвердили гипотезу, согласно которой люди, которые верили, что терпели лишения, оказались более склонными к этнической нетерпи­мости по сравнению с средним уровнем этой установки. Ис­следователи обнаружили также, что ветераны, карьера которых имела нисходящий характер, были в большей степени отягоще­ны предрассудками, чем те, кто имел восходящую, успешную карьеру2.

В условиях экономических трудностей в США всегда растет число линчеваний. Интересно также следующее наблюдение: в Пуэрто— Рико нет заметных антинегритянских настроений. Од­нако когда жители этой страны оказываются в Нью-Йорке и становятся объектами расовых чувств, они сами проявляют ан­тинегритянские чувства. Это способ выбора "козлов отпуще­ния" у лиц, которых фрустрируют другие.

1 См.: Miller N. Е. and Bugelski R. Minor studies of aggression: II. The influence of

frustrations imposed by the in-group on attitudes expressed toward out—groups. "Journal of Psychology", 1948, pp. 437-442.



2 См.: Bettclheim B. and Janowitz M. Dynamic of prejudice: A psychological and

sociological study of veterans. New York: Harper and Brothers, 1950.



Агресивная этнозащшпа

315

В оценке других людей и групп наличие предрассудков зави­сит также от фрустрированности со стороны родителей. В це­лом, чем более фрустрирован человек, тем более он склонен к предрассудкам по отношению к национальным меньшинствам.

Чувство вины тоже заставляет людей искать для себя "козлов отпущения", так как оно причиняет беспокойство и страдание. Это происходит посредством механизма проекции: собственные недостатки человек приписывает другим и, тем самым, осво­бождается (конечно, лишь до некоторой степени) от чувства вины. Это означает, что в подобных случаях оба механизма -проекция и перенос агрессии — работают вместе и составляют защитно—адаптивный комплекс. Так, оказывается, что в США среди бизнесменов англосаксонского происхождения распрост­ранено мнение, будто бизнесмены еврейской национальности действуют нечестно. Однако с помощью такой проекции "об­винители" маскируют свои собственные махинации и не толь­ко перед обществом, но и перед лицом своей совести.

Ясно, что чувство вины тоже может стать постоянным вну­тренним фрустратором, и проекция на других выступает в ка­честве защитного психологического механизма. Этот способ за­щиты действует и в том случае, когда люди рассуждают о пред­ставителях других этнических групп.




Каталог: book -> social psychology
social psychology -> А. М. Татлыбаевой Abraham H. Maslow. Motivation and Personality (2nd ed.) N. Y.: Harper & Row, 1970; спб.: Евразия, 1999 Терминологическая правка В. Данченко Предисловие Эта книга
social psychology -> Профессиональные деформации менеджеров
social psychology -> Шпаргалка по социальной психологии Понятие социальной психологии и ее предмет
social psychology -> Шпаргалка Наталия Александровна Богачкина Социальная психология. Шпаргалка
social psychology -> Эрик Эриксон Детство и общество
social psychology -> Книга рассчитана на широкий круг психологов, учителей, вра­чей, менеджеров, специалистов таможенных, рекламных служб и многих других профессионалов, стремящихся овладеть экспрессив­ным невербальным общением
social psychology -> Ббк 88. 8 Э91 Главный редактор Д. И. Фельдштейн
social psychology -> Общественное животное. Введение в социальную психологию уч., из
social psychology -> Учебное пособие для вузов Р. Мокшанцев, А. Мокшанцева Издательства: Сибирское соглашение, Инфра-М, 2001 г


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   29


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница