Формирование образа семьи в средствах массовой информации россии


Единичные упоминания семейно-родственных отношений и связей



страница13/16
Дата11.05.2016
Размер2.28 Mb.
ТипДиссертация
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Единичные упоминания семейно-родственных отношений и связей

Упоминаемые отношения и роли

Число

Разное

Число

родственники

7

в разводе

3

отчим

2

дети от первых браков

1

мачеха

1

дети от разных браков

5

пасынок

1

дети от двух браков

4

вдова

3

живет в двух разных семьях

1

супруги

1

вторая семья

1

прадед

1

семья брата

1

свояк

2

попечение, патронат

1

сестра жены

1

соседский ребенок

1

сестра мужа

1

принципиальная бездетность

1

няня

5







сирота

7







жена сына

1







домработница

2







любовница

2







потенциальные приемные

родители (американцы)



4







приемные родители

3







приемный ребенок

2







одинок/а

3







жених

4







невеста

7







отец мужа

1







вдова сына

1







двоюродные сестры

3







вторая жена отца

1







внучка жены

1







правнуки

1







внучатая племянница

1







гражданская жена

1







бывшая жена

1







бывшие супруги (гражданские +официальные)

3







Изучение стереотипизации восприятия современной семьи в рамках качественного анализа разных жанров культуры и СМИ позволило сформулировать вывод о том, что независимо от содержания информации предлагается поток событий, нередко негативный (катастрофы, несчастные случаи, социальные конфликты, убийства, конкуренция, борьба, войны, насилие и т.д.). Зрители ТВ не успевают обдумать увиденное и услышанное, тогда как на уровне психофизиологии анализаторы успевают отреагировать на негативную информацию (например, накапливающимся раздражением, недовольством, безразличием и т.п.). Подтверждено, что подобные реакции происходят и на уровне семьи в целом, где внутрисемейное социальное взаимодействие становится напряженным. Не лучшее влияние оказывают и печатные СМИ - отрицательное воздействие прессы заключается в том, что "заставляя" людей думать, она провоцирует их думать и воображать о "плохом". В огромном количестве «текстов» (в широком смысле) встречается крайне мало материалов, рассказывающих о положительных событиях семейной жизни, формирующих привлекательный образ семьи.



Выводы и предложения.

В настоящее время СЕМЬЯ – единственный институт воспроизводства материальных, человеческих и культурных ресурсов. Семья – уникальное изобретение человечества и как источник воспроизводства и как буфер между обществом и индивидом. Существуют и другие формы социализации, например, казарменная, общественная (детдома), и пополнения населения страны, например, порабощения, присоединения территорий и др., но они не поддерживаются и не одобряются в современных социально-политических реалиях, по крайне мере, населением России.

По материалам настоящего исследования в подавляющем большинстве (более 80% ) статей и заметок в современных печатных российская семья показана как:

- нуклеарная (супружеская)

- малодетная (1-2 ребенка)

- нестабильная (со множеством разводов и повторных браков)

- конфликтная (со внутрисемейными проблемами)

- двухпоколенная (родители и дети).

Данная модель семьи, распространенная повсеместно, приводит к определенным демографическим и социальным последствиям. Малодетность в экономически развитых странах с совокупности с растущей продолжительностью жизни является основной причиной депопуляции и постарения общества. Что ведет к пенсионному обеспечению в ближайшем будущем более трети населения, повышению налоговой нагрузки на налогоплательщика, заботе государства об одиночках – пожилых людях, родившихся единственными детьми и поэтому не имеющими родственников.

Неравномерность людских и материальных ресурсов является причиной притока мигрантов в развитые страны из менее экономически успешных (которые одновременно и более многочисленны за счет сохраняющейся многодетности), и, соответственно, нарастания конфликтов между коренным и прибывшим, как правило, менее профессионально квалифицированным, населением. Миграция выдвигает несколько требований: во-первых, мигрантов нужно ассимилировать, во-вторых, поток мигрантов, которых легко ассимилировать (выходцы из стран СНГ) иссякает, а для ассимиляции лиц из дальнего зарубежья нужны дополнительные усилия, ресурсы и опыт, в-третьих, постепенно мигранты не хотят вливаться в чужую культуру (страны прибытия), а создают свои национальные анклавы. Все это затрудняет процесс мирного сотрудничества и сосуществования, а наоборот, провоцирует межнациональные конфликты, что нашло отражение в описываемой выборке (Например, события в г. Пугачев «Чеченская диаспора вывезла свою молодежь из Пугачева»).

Распространение ссуженной модели семьи - отец, мать плюс один (максимум два) ребенок – несет с собой комплекс социальных и политических изменений, возникают разного рода ассоциации и движения, принимающие в качестве одобряемых форм проживания домохозяйства из частей послеразводных семей, внебрачные сожительства, разновозрастные союзы (биологически нерепродуктивных), даже гомосексуальные браки (к чести граждан России, отторгаемых сегодня в нашей стране). Толерантность к вышеперечисленным формам семейных отношений (не семье) ведет к снижению авторитета и важности стабильного брака, отцовства и материнства, ценности детей, семей с несколькими детьми.

В связи с этим сохранение естественной семьи -МУЖ+ЖЕНА+ несколько детей путем естественных родов, а не через суррогатное материнство - должно стать приоритетной задачей для правительства, для общественных организаций, для частных лиц. Семью с тремя детьми в этом случае целесообразно позиционировать не как многодетность, а как норму, привычную и распространенную форму семьи, а льготы сохраняются для мотивации рождений.

Сравнение исследований недавних лет («Московский комсомолец» за 1995 и в 2001 гг.) и выборки 2013 г. выявило, что характер подачи материала по семейной тематике "смягчился" – меньше стало вопиющей семейной криминогенности181, комментарии авторов статей стали менее агрессивны и "кровожадны". Однако, обсуждение проблем кризиса семьи: малодетности, нестабильности брака, высокой разводимости, последствий низкого качества социализации практически отсутствует на газетных страницах, как и ранее, так и теперь.

Разрушение семьи и связанные с этим явления трактуются не как итог демографических, социально-политических, глобальных процессов, смен систем ценностей, а как результат экономических проблем - нехватки средств на еду, учебу, лечение детей, мизерных денежных выплат семьям и детских пособий, слабых программ защиты материнства и детства, вообще распространенного мнения, что «дети – это крайне дорого», «я не могу себе этого позволить». Зафиксировано преобладание мнения о доминировании экономического достатка над семейным благополучием. («Лучше быть одиноким, чем бедным»). Пока не произойдет изменения убеждения о приоритете или хотя бы равновесии семейного, личностного (с обязательным наличием нескольких детей) благополучия и социально-экономического благополучия, реального сдвига в поведении масс ожидать не придется. Наличие семьи и детей должно входить в понятие категории «счастье». Такой трансформации мнения о критериях успешности невозможно достичь без планомерной, долгосрочной кампании в информационной среде, возможно даже в рамках реализации национального приоритетного проекта, о котором говорил президент Путин в своем последнем послании федеральному собранию в 2013.

При смене восприятия детей с позиций, что ребенок обуза и требует больших расходов, причем навязанные рекламой, на детские товары: весы, разогреватели, радионяни и пр., на восстановление мамой формы и мн. другое, на позиции, что дети – это радость, позитивные эмоции, дар Божий, смысл жизни, к принятию решения о рождении ребенка или прерывании беременности будут относиться по другому. Объективно, в настоящий момент содержание детей до 1 года обходится не так недорого, если кормить ребенка материнским молоком, а мать сама ухаживает за ребенком. Первичные крупные траты при рождении ребенка (кроватка, коляска, приданое новорожденному) практически покрываются единовременными пособиями, а в дальнейшем - памперсы, минимальные лекарственные средства (от насморка, коликов и т.п., при том, что ребенок здоров, без серьезных заболеваний) - также компенсируются ежемесячными выплатами.

Один из способов повышения популярности семьи, на наш взгляд, вполне реализуемых – возведение наличия семьи и детей в разряд «модного» и «обязательного» качества. Сейчас широко распространена информация о «скорости» восстановления формы после родов (родила – быстро восстановила форму, например Ж. Фриске, Х. Клум, К. Мидлтон). Важен не сам факт рождения ребенка, а то, что «мамочка от этого «не пострадала». Сдвиг акцента с формы (физической) на наличие не одного ребенка, а нескольких будет более полезен для достижения цели популяризации полной семьи с детьми. Можно сказать, что как раз на эту мельницу льют воду, например, материалы в популярном телегиде о том, что наличие 3-4 и более детей карьере не помеха. (Ситтель, Водянова, Джоли, Кидман, М.Шукшина, Орбакайте). Объективности ради надо отметить, что подобные материалы даются не систематически, а эпизодически.

Удельный вес упоминания темы повышается при повторении описания одно и той же ситуации в нескольких номерах газеты и в разных изданиях, как, например, в случае с темой усыновления, приемных детей и приемных родителей. Так, частота обращения к теме усыновления в январе 2013 была высока в связи с принятием «закона Димы Яковлева» (о запрете усыновления российских детей за границу), реакцией оппозиции, реакцией общественности на закон и на действия оппозиции. Обращение вновь и вновь к одной и той же теме создает ложное впечатление, что усыновление детей (патронат, опекунство) происходит значительно чаще, чем происходит в действительности. Интерпретации обнаруживаемых фактов стоит тщательно, с учетом множества факторов182, а не так прямолинейно, как делают некоторые исследователи183.

Подобный эффект - попадание в «фокус внимания» - произошел с крайне негативной, криминальной ситуацией с убийством журналистки - матери 3 детей – ее мужем. Убийство журналистки, ужасные подробности, интервью с няней детей, арест мужа, следствие и судебное разбирательство, участие отца мужа и няни детей в телепрограммах, становились темами публикаций неоднократно, что могло привести к интерпретации ситуации как о «криминальной» опасности жизни в многодетной семье.

Исходя из предыдущего, тиражирование СМИ позитивных, привлекательных образцов и моделей поведения людей, выступающих ориентирами в повседневной жизни, своего рода формирование «моды» на многодетность, стабильность и длительность брака, его регистрацию и проч., положительно отразится на представлениях молодежи и подростков об «идеальной» и желательной семье. Отметим, что такие примеры, хотя и немногочисленны, но есть, например, воспоминания об интересных людях, « семье Сахарова, его чудесной жене и трех детях», или о том, что «министр РЖД (В.Якунин) свою премию передал в помощь детям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации и оставшимся без попечения родителей».

Данные исследования «Семейных ценностей в СМИ» (Циркон, 2013), показывают, что и обычные люди и журналисты имеют некий «идеальный» образ семьи, соответствующий общепринятым социальным нормам (причем глубинным, традиционным, даже несколько «историческим»), который для них существует как образец, модель желаемой семьи. В реальной жизни люди практикуют «неидеальные», но приемлемые для них отношения и статус, иногда весьма далекие от желаемых.

Пресса и телевидение имеют мощные ресурсы и механизмы продвижения определенных ценностей, главное, чтобы была потребность и это входило в задачи руководства и редакционной коллегии источника.

В силу ряда особенностей СМИ, связанной с тем, чтобы в самом способе подачи информации содержался акцент на конфликте, конкуренции, борьбе для привлечения внимания, создается импульс для нагнетания напряжения, преобладания негативной или волнующей информации, в том числе и о семейной жизни. СМИ таким образом подают населению отчасти искаженное восприятие семейного мира. Фиксация восприятия на аффективной, эмоциональной, а не на когнитивной, осмысленной компоненте сообщаемых значений объясняет высокую вовлеченность и внушаемость реципиентов ТВ, особенно детей. Принимающий информацию в такой ситуации лишен сфокусированности на первичности и теплоте межличностных отношений в семье, ее защитных и поддерживающих качествах. В потоке идет сенситивное принятие и безоглядное оправдание аудиторией сожительств, неполных семей, разводов, однодетности, и прочих форм семейной деградации. На фоне плюрализма политических, экономических, идеологий поражает факт отсутствия идеологии просемейной.

В последние несколько лет в СМИ появилось целое направление публикаций, затрагивающие общественные и социальные проблемы, это присуще и описываемой выборке. Среди них статьи, освещающие демографическое положение в той или иной стране, социально-экономическую ситуацию в государстве с демографических позиций; прогнозы численности населения; материалы о продолжительности жизни, о рождаемости, смертности, браках и разводах в разных странах; результатах соцопросов, связанных с темой семьи, брака, семейных ценностей и поведения; о пенсионной реформе и, главное, о последствиях всего этого для граждан. Однако, пока слабо обсуждаются явно назревшие проблемы настоящего. Например, миграция как средство разрешения демографической ситуации в России, необходимость ассимиляции мигрантов в культуру и в социально-трудовую экономическую среду, а не в асоциально-криминальную. Для этого нужны ресурсы: деньги, рабочие места, законы, понятные долгосрочные программы и (обязательно!) поддержка населения. В настоящее же время по материалам исследований (данного и Циркона) отмечается практически отторжение возможности улучшения демографической структуры населения за счет миграционных ресурсов184.

В ходе исследований многодетных семей (2007-2009г. МГУ, кафедра социологии семьи и демографии) обнаружен феномен, что часть многодетных семей становятся многодетным не в силу внутренних установок на нескольких детей (трех и более), а в силу установки на детей в пределах социальной нормы (1-2 ребенка). При повсеместном распространении развода как социальной нормы (и фактическом распаде брака через 9 лет в 50% случаев заключения брака), появление третьего ребенка становится фактически реакцией на социальную норму: «желательность наличия ребенка в браке», появление «первого» в новом, повторном для одного или для обоих супругов. Эта практика распространена в жизни, правда, сложно сейчас сказать о точном процентном соотношении. Зафиксирована она в исследовании «образа жизни многодетной семьи» и дает свои иллюстрации на страницах журналов и газет. Так, печально известная семья Кабановых состояла из жены, которая уже была в браке, мужа (неизвестно, какой брак) и 3 сводных братьев от разных отцов, а формально полная и многодетная. Эта ситуация, к сожалению, негативно отразилась и на имидже многодетной семьи (как раз именно потому, что сыновей в этой семье было трое, кстати говоря, от разных браков, так что в строгом понимании, многодетности не было). Или Кристина Орбакайте, мама троих детей: первый сын – от одного брака (официального), второй сын, от второго брака (сожительства) и третья дочь – от третьего брака (официальный брак). А формально - пример для подражания: полная семья в официальном браке с тремя детьми, все довольны и счастливы. Тоже можно сказать и семье Стаса Михайлова: шестеро(!) детей (2 от первого брака жены, двое сыновей от его первого брака и 2 дочки в настоящем браке с женой). Как это расценивать, как позитив, или…? Заметим здесь же, что если посчитать количество взрослых и детей, то не происходит даже воспроизводства населения (в случае С.Михайлова: 4 взрослых= 2 мужа+2 жены и 6 детей, у Орбакайте 4 взрослых и 3 детей (при условии, что у бывших жен и мужей нет детей в других браках). Но кроме воспроизводства необходимо учитывать социализацию. В данном случае, дети растут не у своих родных отцов, а у приемных. О качестве социализации и ее проблемах есть исследования, говорящих о том, что довольно большой процент несовершеннолетних преступников (примерно 30), отбывающих наказание в колонии, воспитывались в семье с неродными родителями (отчимом или мачехой), примерно столько же в неполной.

Формально и Пугачева теперь – многодетная мать (Кристина плюс двое детей от суррогатной матери). Но их брак с Галкиным с репродуктивных позиций – 100% контрацепция, к чему сейчас и стремятся при создании разных форм псевдосемейных отношений (гражданский, гостевой, открытый браки, свободные связи, домохозяйства из «осколков» семей например, мать с ребенком (детьми) и бабушка (мать матери), бабушка-дедушка-внук/и, мать и взрослый сын). В перечисленных браках стремятся к тому, чтобы сексуальные отношения не обременялись ситуацией выбора в случае беременности, абортами, рождением и воспитанием детей. С этих позиций однополые браки, браки в нерепродуктивном возрасте и прочее – идеальный вариант. Но как это влияет на общество?

Неспособность общества изменяться в направлении повышения ценности жизни, существования и выживания общества как общности индивидов – вот что разрушает наше и другие депопулирующие общества. И чем скорее будут распространяться социальные настроения социального иждивенчества и идеология потребления (в широком смысле, потребления всего, брать, а не давать) – перекладывания индивидуальной ответственности на плечи общества в целом, на потомков, «на потом» за личную свободу выбора индивида ЛЮБЫХ решений, в том числе репродуктивных, экономических и поведенческих, тем меньше шансов и возможностей развернуть ценностный пласт в другую сторону.

Несмотря на устойчивость распространенной позиции считать социум со сложившимися структурами экономики за исходный контекст, и выводить из него все семейные модификации, мы придерживаемся позиции, что изменения в семейной идеологии и структуре должны анализироваться как существенные для экономического и социального развития того социума (Ле Пле и К. Циммерман), частью которого оно является. Приоритет в таком случае, по мнению Э.Гидденса, должен принадлежать не властным структурам, а социальным исследованиям, которые опережают выработку политических целей. Социально-демографическая экспертиза принимаемых законодательных и исполнительных решений, способствующая равноправию семьи и других институтов, полезна как раз для стабильного положения и семьи и ее членов, и для общества в целом.

Строительство прочных основ института семьи напрямую связано с распространением и принятием религиозных, нравственных, идеологических ориентиров, оно не поучает добродетели, а дает ключ к нахождению полноты человеческих проявлений жизни, полноты краткосрочного бытия. «Семья как арена самоограничения индивидуальных склонностей в пользу семейного блага есть единственное из величайших изобретений культуры, способное воспроизводить подлинно общественных социализированных личностей, не инфантильных эгоцентристов, отстраненных по своей глупой воле от счастья быть отцом – матерью»185.



Приложение 2

Каталог: binary
binary -> Тематический план курса «теории личности в психологии» для студентов дневного отделения
binary -> Динамика когнитивного и личностного развития младших школьников в условиях семейной депривации
binary -> Методические рекомендации по изучению курса Программа курса Раздел I. Человек и его познание Тема Необходимость изучения психологии и педагогики: в поисках смысла
binary -> Особенности психологической готовности детей с отягощенным перинатальным анамнезом к обучению в школе
binary -> Особенности я-концепции и специфика самосознания незамужних бездетных женщин
binary -> Личностные особенности людей с зависимым поведением
binary -> Психологические особенности женщин с проблемой гендерной идентичности
binary -> Программа вступительного испытания в аспирантуру Направление подготовки 37. 06. 01 Психологические науки
binary -> Психологическое содержание и условия развивающего профессионального педагогического образования


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница