Формирование образа семьи в средствах массовой информации россии


Тенденции изменения образа современной российской семьи



страница5/16
Дата11.05.2016
Размер2.28 Mb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

2.2. Тенденции изменения образа современной российской семьи


С гибелью царской России в иерархию российской семьи начали искусственно встраиваться новые верховные субъекты – государственно-партийные структуры. Одной из социальных установок, выражающей крайний цинизм, стала необходимость проявления так называемого гражданского сознания: если «один из супругов и других родственников (отец, мать, сестра, брат, сын, дочь и т. д.) окажется предателем своей родины, классовым врагом, то все остальные члены семьи, несмотря на свою былую любовь к этому человеку, должны немедленно сообщить об этом соответствующим государственным органам и помочь им изолировать врага народа, ибо не может быть любви и дружбы к изменнику родины и контрреволюционеру»115. Как тут не вспомнить одного из наиболее «раскрученных» советских кумиров – Павлика Морозова. Государство в лице противников традиционной семьи всячески старалось «покончить с патриархальным рабством», «угнетением женщин» и создать так называемую социалистическую семью, лишенную прежней иерархии, в частности мужского лидерства.

Большинство исследователей осознавали опасность этой ситуации. Так, А. И. Захаров связывает повышение числа детских неврозов с извращенной ролевой структурой семьи, в которой мать слишком «мужественна», мало отзывчива и чрезмерно требовательна и категорична. Если отец мягок, раним и не способен управлять ситуацией, то ребенок становится для матери «козлом отпущения». В патриархальной (традиционной) семье отец являлся кормильцем и олицетворением власти, наставником и примером для подражания одновременно, но в модернизированных обществах наблюдается деформация структуры семьи: частое отсутствие детей, скудность контактов отца с детьми, неумелое воспитание детей116.

В связи, с вышеописанным будет уместным привести здесь определение советской семьи: типичную советскую семью можно рассматривать как вариант модели аномальной семьи с рудиментами православной модели. В типичной советской семье мужчина и женщина борются за доминирование. Победа достается более сильному – не столько физически, сколько психологически. Существует противостояние поколений и борьба детей с властью родителей. Аномальность данной модели семейных отношений заключается в том, что мужчина в ней не несет ответственности за семью в целом117.

В свете последнего обстоятельства В. Н. Дружинин, анализируя «последствия крушения семьи», приводит мнение Э. Эриксона, согласно которому главной причиной прихода Гитлера к власти в Германии являлась потеря авторитета отцов в глазах сыновей118. Данное утверждение как нельзя лучше свидетельствует о взаимосвязи распространения экстримистских настроений в молодежной среде с кризисом ролевой структуры семьи.

Одним из проявлений деформации традиционной семейной иерархии стало нарушение репродуктивных прав мужчин. Определяющее право в решении вопроса о продолжении рода стало принадлежать женщине. Это поменяло роли полов в семье, нашло отражение в глобальных общественных процессах119. В подтверждение приведем цитату из сборника «Изучение воспроизводства населения», где в одной из статей, рассматривающей социальное значение аборта, Е. А. Садвокасова пишет: «Нежелание отца иметь ребенка занимает весьма скромное место среди причин аборта как в городе, так и на селе. Столь незначительная доля этой причины аборта, по нашему мнению, блестяще доказывает полную самостоятельность советской женщины в семье, в связи с чем она считается со своим собственным нежеланием иметь ребенка и значительно меньше принимает во внимание нежелание мужа…»120.

Наряду с этим в Советском Союзе активно внедрялся культ матери, вытеснявший образ отца. Проявлением последнего можно рассматривать установку гигантских статуй женщин в памятных местах – мемориалах, посвящённых победе над фашизмом. Скульптуры «Родины - матери» появились в 60–70-е гг., до этого на мемориалах центральное место занимали мужские скульптуры. Очевидно, что такие проекты всегда рассматривались соответствующими государственными органами. В общественном сознании произошла замена главенствующей фигуры с мужской на женскую121.

Однако апофеозом этой политики стало предоставление женщине приоритетного права на ребёнка после развода с мужем, без всякого учета отцовских интересов. Это привело к тому, что от 90 до 99% разводов сопровождались передачей детей матерям. В докладе С. Ю. Рощина «Гендерное равенство и расширение прав и возможностей женщин» приводятся данные микропереписи населения 1994 г. в России: «Неполные семьи составляли 17% всех семей с детьми. Причем доля материнских неполных семей с детьми составляла 90% от всех неполных семей, где проживает один родитель с детьми»122. Такая дискриминация интересов отцов привела к многократному увеличению числа разводов, которые в данный момент составляет 60-70% от заключаемых браков. Следует отметить, что дети разведенных родителей демонстрируют повышенную криминогенность. Так, по данным МВД РФ воспитание ребенка в неполной семье вдвое повышает вероятность совершения им противоправных действий123.

Систематическое ущемление прав мужа и отца как субъекта супружеских и детско-родительских отношений привело к кризису отцовской воспитательной роли и девальвации его статусной позиции в семье и обществе. В настоящее время, по данным социологических исследований, отцовский авторитет во многих семьях оставляет желать лучшего. Как указывает Т. А. Гурко, «отцы, работающие в старом секторе экономики и занятые трудом невысокой квалификации, демонстрируют советские практики отстранения от семейной жизни и родительской роли. Обычно они не видят перспективы в передаче детям своих навыков и того, чему их учили родители, у них значительно снижен интерес к занятиям, как с сыновьями, так и с дочерьми»124.

В соответствии со старым управленческим подходам, власти и сегодня продолжают сегментировать на материнскую и отцовскую составляющие единую семейную микросистему. Ярким примером этого является программа «базового материнского капитала». Это начинание не только недостаточно эффективно для достижения заявленных демографических целей, но и негативно воздействует на характер внутрисемейных связей. 125 Как справедливо отмечает демограф А. Б. Синельников, ситуация, в которой распоряжаются капиталом лишь матери, еще более уменьшает авторитет мужей для жен и отцов для детей и, что еще хуже, ведет к дальнейшему уменьшению прочности браков.

Важно отметить, что с социологической точки зрения формы юридического закрепления брачных отношений являются важным индикатором состояния семьи как социального института. Отказ от официальной регистрации брака и распространение внебрачных сожительств свидетельствует об углубляющемся кризисе семьи, о деградации ценностей фамилизма. Возможность сожительств без легитимизации брачных отношений разъедает в сознании многих людей ценность законного брака и семьи как социальных установлений, как единственно нормативных форм совместной жизни супругов. Заключение брака, (в т.ч. процедура официальной регистрации), является завершающей стадией брачного поведения, связанного с выбором брачного партнера126.

Первая попытка выяснения масштабов незарегистрированных браков, была осуществлена в 1967 г. Она показала, что число людей, живущих в незарегистрированном браке, составляло 9 - 13% от общего числа опрошенных. Данные аналогичных опросов в 1996, 1999 и 2000 гг. продемонстрировали рост популярности т.н. «гражданских браков». Эта тенденция стала наиболее актуальной для молодых возрастных женских групп: среди 15-19-летних – 51-59%, среди 20-24-летних – 22,2–30,1%, среди 25-29-летних – 14,3–16,7%, среди 30-34-летних – 10–11%, среди 35-39-летних – 7,8–10%, среди 40-44-летних – 7,8–8,2%127. Данная тенденции позволяет предположить, что при дальнейшем вакууме семейно ориентированной государственной политики, популярность подобных форм семейно-брачного поведения в будущем будет усиливаться одновременно с его отрицательными издержками (аборты, распространение неполных семей, сиротства и т. д.).

Демографические последствия распространения внебрачных сожительств в данной работе уже констатировались128. Член-корреспондент РАН Наталья Римашевская рассматривает «гражданские браки» в качестве одного из факторов, противостоящих рождаемости, объясняя свою позицию нежеланием женщин иметь внебрачных детей129.

Дополнительным деструктивным фактором, воздействующим на демографические процессы в ходе социальных экспериментов советских властей, стало повышение брачного возраста. Реакция граждан на это нововведение выразилась довольно быстро: средний возраст заключения брака существенно повысился уже в 1930-е гг.. В более поздние периоды, несмотря на некоторые колебания, возраст вступления в брак продолжал расти. Данному процессу сопутствовали такие демографические проявления как снижение возраста начала половой жизни, а также сокращение репродуктивного периода жизни в браке.

Уже после двух десятилетний советских социальных экспериментов, в России произошло обрушение рождаемости. Аналогичные процессы в западных странах растянулись на него столетия. Однако в нашей стране под влиянием драматичных социально-экономических и политических событий, неблагоприятная демографическая ситуация проявилось гораздо стремительнее.

Таблица 7

Изменение суммарного коэффициента рождаемости (1897–1999 гг.)130

Годы

1897

1927

1939

1959

1970

1979

1989

1999

Пока-затель

СКР

7,06

6,4

4,84

2,63

1,97

1,9

2,01

1,17

Российские семьи под антисемейным гнетом совершили стремительное репродуктивное падение. Изначально оно выразилось в переходе от традиционной многодентости к среднедетности, а потом и к малодентости. Следующим этапом может стать распространение бездетности (когда значительная часть населения сознательно откажется от деторождения).

Одним из основных факторов, обусловивших сокращение рождаемости в конце 80-х – начале 90-х гг. ХХ в., стала ускорившаяся трансформация ценностных ориентаций, обусловившая дальнейшее ослабление потребности в детях131. Последняя, находясь с 1960-х гг. в рамках малодетных репродуктивных стандартов, была в 1982-1988 гг. успешно реализована. Тем не менее, меры семейной политики, использовавшиеся для повышения рождаемости, оказались совершенно не эффективны. В 1990-х гг. произошло очередное ослабление репродуктивной потребности, вызвавшее на фоне неудачных социально-экономических преобразований массовое откладывание рождений (особенно это касалось рождений третьего и последующих детей), а не редко и полный отказ от них. В результате столь неблагополучной трансформации в массовом репродуктивном поведении с 1992 г. уровень рождаемости в России находится ниже границы простого воспроизводства.

В 1999 г. суммарный коэффициент рождаемости снизился до своего исторического минимума (1,17). Последовавший затем небольшой рост этого показателя связан преимущественно с благоприятной возрастной структурой населения. В данное время СКР составляет около 1,3-1,4; однако уровень рождаемости, по-прежнему, далек от отметки простого воспроизводства – 2,1-2,2 ребенка на одну женщину репродуктивного возраста132. Кроме того, в различные годы в ряде регионов данный показатель опускался ниже 1, преодолев тем самым символическую черту – 1 ребенок на одну женщину. Такое снижение наблюдалось в 1993-2004 гг. в Москве; в 1993-2001 гг. – в Санкт-Петербурге; в 1997 г. и 1999г. – в Московской области; в 1999 г. и 2000 г – в Ленинградской области; в 1999 г. – в Ивановской и Смоленской областях133.

Исследования современных репродуктивных установок жителей России показывают, что предпочтения в отношении числа детей основываются на малодетных ориентациях. В качестве примера приведем данные опроса, осуществленного Левада-центром 17-20 июня 2005 г. (1600 человек от 18 лет и старше), который зафиксировал следующее: среднее идеальное число детей составило 2,53 ребенка, желаемое число детей – 2,46, ожидаемое число детей – 1,83134.

Изменение ценностных ориентаций на рождение детей демонстрирует и сдвиг рождаемости к более поздним возрастам. На момент последней переписи населения (2002 г.) средний возраст женщины при рождении ребенка составил 26,2 лет. С 1995 г. данный показатель возрос на 1,5 года. Судя по наметившейся тенденции и исходя из опыта других стран, целесообразно ожидать, что позднее материнство станет для России детородной нормой. По мнению В. Н. Архангельского135, трансформация возрастной модели рождаемости, сдвиг ее  к более старшим возрастам будет негативно отражаться на динамике уровня рождаемости за счет дальнейшего сокращения репродуктивного периода, которое автоматически ведет к  уменьшению вероятности последующих рождений.

Таким образом, в минувшем веке российская семья прошла эволюционный путь. Судьба ячейки общества характеризовалась многочисленными потрясениями, предопределившими многие современные проблемы в развитии института семьи.

В последнее десятилетие XX века российское общество переживало период радикальной трансформации своих институтов. Прежние ориентиры развития были перечеркнуты, поддерживавшие советскую идентичность институты общественной системы - демонтированы.

Некоторые тенденции трансформации семейных ценностей в молодежном сообществе демонстрирует социологический опрос «Семейные ценности современной молодежи: актуальные задачи для семейной политики».

Итоги опроса показывают, что семья и наличие детей остаются социально значимым приоритетом в системе ценностей современной молодежи, однако испытывает серьезное давление со стороны других ценностных ориентиров.

Большинство респондентов не состоит в семейно-брачных отношениях, однако нацелено на создание семьи в будущем. Оптимальным возрастом для вступления в брак молодые люди считают 21 – 26 лет (девушки) и 26 – 30 лет (юноши). Однако в силу ряда причин молодежь предпочитает откладывать принятие решения о вступлении в брак на более поздний срок. Достаточным условием для создания семьи, по мнению большей части опрошенных (44%) является наличие работы и постоянного дохода. Это может указывать на то, что для молодежи все более значимыми становятся материальные блага, благополучие будущей семьи.

У молодежи преобладает неопределенное отношение к незарегистрированному браку. Это может свидетельствовать о серьезных противоречиях в восприятии данного института молодыми людьми. Вероятно, в сознании молодежи происходит столкновение традиционных установок неприятия сожительства (незарегистрированного брака) с благожелательным отношением к этому виду семьи, транслируемым массовой культурой.



Рис. 6. Распределение ответов на вопрос: «Как Вы относитесь к незарегистрированному браку?» (в %)

Семейные отношения молодые люди в равной степени связывают с супружеством и родительством. Однако, ценности, связанные с родством (общностью людей разных поколений) отходят у молодежи на второй план.

В пользу последнего обстоятельства свидетельствует спектр наиболее часто упоминавшийся определений понятия «Семья», которые предлагалось дать участникам опроса. Варианты формулировок, подразумевающих нуклеарную семью, упоминались значительно чаще вариантов, подразумевающих семью расширенную (около 20% против 3,5% соответственно).

Опрос выявил расхождения между «идеальным» числом детей в семье и количеством детей, которое хотели бы реально иметь в своих семьях молодые люди. Если «в идеале» в пользу многодетности высказались 51% опрошенных, то реально рассматривают такой вариант семьи лишь 32% респондентов.



Рис. 7. Распределение ответов на вопрос: «Какое число детей в семье является идеальным»? (в %)



Рис. 8. Распределение ответов на вопрос: «Сколько детей Вы хотели бы иметь»? (в %)

Данные показатели, по мнению ведущих исследователей, демонстрируют ослабление процесса межпоколенной трансляции культурного опыта в виде традиций и обычаев, обусловленное усилением позиций нуклеарной семьи и утратой значения родственных связей. Увеличивается тенденция к сокращению брачности, растёт количество разводов, неполных семей, что приводит к негативным демографическим и социальным последствиям. Всё это свидетельствует о том, что идет трансформация семьи, предполагающая в перспективе семью, построенную на других основаниях и порождающих новые мировоззренческие установки136.

Исследовательская группа «ЦИРКОН» обобщая данные социологического опроса «Семейные ценности в современных СМИ», акцентирует внимание на довольно большой разрыв между профилями реальной и идеальной семьи. Согласно выводам группы, описывая свой семейный идеал, россияне чаще выбирают достаточно традиционные, ценности – полная семья (наличие обоих партнеров), почтительное, уважительное отношение к старшему поколению, официальный брак, один брак на всю жизнь, многодетность, многопоколенные семьи (совместное проживание трех и более поколений семьи), церковный брак. В своей реальной жизни россияне предпочитают жить в браке (чаще официальном), иметь нуклеарную семью (состоящую из родителей и детей), хотя и признают зачастую членами своей семьи более широкий круг лиц (пусть и живущих отдельно). Наличие детей – важнейшая часть семейной жизни, однако более распространены малодетные семьи - с 1-2 детьми. С точки зрения распределения ролей в семье, более популярен партнерский тип семьи, где нет четкого разделения ролей.

В исследовании группы «ЦИРКОН» измерение расхождений между реальной семейной ситуацией и образом идеальной семьи, который есть у респондентов, производилось с использованием 11 переменных (в соответствии с таблицей 8).



Таблица 8

Соответствие между характеристиками, описывающими реальную семью респондента и его представления об идеальной семье

Характеристики

еальной семьи

Наличие официального бракаХарактеристики идеальой семьи

Официальный б

Наличие гражданского бракаак (зарег

стр


рован в органах ЗАГС)

Гражданский брак (не заре

Наличие повторных браковистрирован в

рганах ЗАГС)



Один брак

на всю жизнь



Наличие церковного брака

Церковный бр

к, брак, совершенный по религиозному обрядуНаличие

нуклеарной семьи

Семья, состоящая только из супругов и их детей (бабушки-дедушки и другие родственники живут отдельно)Наличие большой семьи

Большая семья

Муж обеспечивает где живут в

есте м


ого поколений (дедушки-баб

шки, родители, дети, другие родственники)



семью

Семья, в которой муж в основном обеспечивает семью, а жена в основном занимается домом и/или детьмиОба супруга обеспечивают семью

Семья,

Наличие многодетной семьи которой оба су

руг


обеспечивают семью и вместе

анимаются домом и/или детьми



Многодетная семья

Наличие семьи с 1-2 детьми

Семья с 1-2 детьми

Наличие без

етной семьи

Бездетная семья

Для каждого респондента было рассчитано условное расстояние между его реальным семейным статусом и представлениями об идеальной семье. Величина этого расстояния изменялась от 0 до 1, где 0 означает полное совпадение профилей идеальной и реальной семьи, 1 - их полное несовпадение. Полученные результаты для всей выборочной совокупности представлены на Рис. 9.

Исходя из этих данных, все респонденты были условно поделены на 3 группы в зависимости от степени несовпадения идеальной и реальной семьи.


  • Низкая степень расхождения – 11%.

  • Средняя степень расхождения – 71%.

  • Высокая степень расхождения – 19%.

Данные показывают, что для подавляющего большинства россиян профили реальной и идеальной семьи существенно различаются. У самой большой части участников опроса, составивших «среднюю группу» из 71% респондентов, степень несовпадения двух профилей явно превышает половину (не совпадает наполовину и выше). Еще у почти каждого пятого опрошенного (19%) расхождения между «идеалом» и «реальностью» еще выше и близка к единице (т.е. близка к полному несовпадению).

Рис. 9. Степень расхождения идеального и реального семейных статусов


Данная ситуация является следствием того, что многие из структур, призванных конструировать образ семьи, ценностей консолидированного спектра, оказались в современных условиях недостаточно эффективными и потому не способными формулировать новые сближающие смыслы, профессионально осваивать символическое пространство. Между тем, конструируемый образ семьи, как правило, рассчитывается, планируется и его проявление в сознании народа должно быть не случайным, а прогнозируемым результатом многоуровневого коммуникативного воздействия.

Пропаганда материальных ценностей, абсолютизация экономической компоненты привела к изменению моральных, этических, эстетических и политических ценностей и духовной деградации личности. Дефицит духовных ценностей ощущается сегодня во всех сферах. Многие вековые идеалы кардинально изменились в ходе последних двадцати лет. Духовное равновесие нарушилось, образовавшийся вакуум незамедлительно заполнился новыми псевдоидеями и приоритетами. «Другие народы, - писал Ж. Бодрийяр, - не уважают нашу культуру и не испытывают к ней ничего, кроме снисхождения. Если мы завоевали себе право порабощать и эксплуатировать их, то и они позволяют себе роскошь нас мистифицировать»137.

В российской традиции важным средством формирования смыслов и моделей поведения выступала государственная культурная, и семейная политика. В последние годы она целенаправленно работала на продление размежевания общества на элитные и массовые слои, на интеграцию национального социокультурного пространства, сегодня мы отмечаем отсутствие такого институционального подхода.

Современные средства массовой информации являются уникальным средством формирования политических и духовно-нравственных ценностей граждан. Они оказывают существенное воздействие на жизнь социума, диктуют образцы поведения, отражают и формируют общественное мнение. В настоящее время массовая коммуникация транслирует информацию между социальной и политической системой, а СМИ как средство ее осуществления, становятся важнейшим социально-политическим институтом. Между тем, нормально функционирующий информационный обмен нарушен, СМИ не выполняют функцию двустороннего канала обратной связи между властью и обществом, тем самым увеличивая пропасть непонимания. «Перегрев» информационного компонента передает энергию компоненту политическому.

Ситуация в России усугубляется и общемировыми тенденциями. Современный мир вышел на новый виток развития, началось формирование общемировых экономических, политических и культурных систем, которые значительно выходят за границы отдельных государств. Сегодня процесс глобализации приводит к тому, что усиливается неустойчивость и неравномерность мирового экономического развития, ослабляются национальные привычки и традиции, социальные связи, постепенно начинают размываться свойства национальной культуры. В этих условиях резко встает вопрос о сохранении государства, как совокупности культурных и национальных особенностей138.

В связи с этим надо, как минимум, иметь собственный проект стратегии развития страны, модели и варианты его реализации. Тем более, когда всё очевиднее становится потребность в осмысленном проживании народов Евразии.

В этом смысле утрата культурной идентичности обостряется борьбой за так называемый «новый информационный порядок». С ним связан бурный рост средств и методов убеждения людей, которые широко используются в политике.

Национальные традиции, духовно-нравственные ценности и ориентиры населения и особенно молодежи, чьи ценностные ориентации наименее устойчивые, претерпевают изменения. При чем повсеместно происходит вытеснение высокой культуры массовой или псевдокультурой, которая фактически вообще не признает необходимость ценностной системы, в результате чего нравственный релятивизм легко переходит в нигилизм139. И главную роль в этом играют средства массовой информации.

Подтверждение собственной идентичности превращается в императив выживания российского социума, облик которого определяется совокупностью относительно устойчивых во времени норм, стереотипов поведения, зафиксированных в обычаях, традициях, законах.

Выстраиванию более адекватной информационной политики будет способствовать построение равноправных партнерских отношений власти, общества и СМИ, возможное при взаимной заинтересованности в деле формирования образа современной российской семьи как на государственном, так и на региональном уровнях. Это, в свою очередь, предполагают создание ответственных диалоговых практик между властью и обществом при консолидирующем участии журналистики, той части журналистского корпуса, которая базирует свою профессиональную деятельность на принципах служения обществу. Данные принципы соответствуют теории социальной ответственности прессы и предполагают объективное информирование аудитории, соблюдение баланса и плюрализма мнений, стремление к снятию острых противоречий между различными точками зрения.140.

Такими средствами вполне могут быть семейные ценности, которые по мнению большинства участников опроса «Региональные эксперты о семейных ценностях и просемейной информационной политике» являются одним из основных критериев успешности семейно-демографической политики в РФ. Около 65% респондентов также считают, что россияне нуждаются в трансляции положительного образа семьи. При этом почти 80% респондентов уверены, что приоритетным заказчиком формирования в СМИ семейных ценностей и трансляции положительного образа российской семьи должно быть государство.

Подавляющее большинство экспертов, принявших участие в опросе (89%), рассматривают семью в качестве интересного объекта для целенаправленного журналистского внимания. Наибольший интерес у медиа-сообщества вызывают такие темы как традиционные семейные ценности, социальная политика по поддержке многодетных семей, защите оказавшихся в трудной жизненной ситуации, социально-экономическое положение семей из разных социальных групп.

Таким образом, материалы исследований проведенных программой «Святость материнства» могут свидетельствовать о том, что в российском обществе существует острый запрос на усиление присутствия традиционных семейных ценностей в массовом сознании, информационном пространстве. Этот запрос формируется как общественными объединениями (в виде обращений в адрес органов государственной власти), научными кругами, так и частью журналистского сообщества.

Выполнение этого запроса предполагает существенную корректировки государственной информационной политики. В современных условиях государство уже не может выполнять свои функции, не взаимодействуя с гражданским об­ществом и рядовыми гражданами, не добиваясь и не завоевывая их поддержки и одобрения при решении тех или иных жизненно важных задач. Функции принуждения и диктата в деятельности государства все в большей мере начинают уступать позиции функциям интересов и координации усилий различных групп населения и ор­ганизаций в решении тех или иных вопросов, выработки общей линии и стратегии действий. Поэтому в основе социальных и информационных технологий (в т.ч. государственной информационной политики) должна лежать максимальная разработка обратной связи.141

Таким образом, в настоящем параграфе показан упадок традиционных семейных ценностей и постепенная деградация социального института семьи.

Данные приведенных исследований демонстрируют ослабление процесса межпоколенной трансляции культурного опыта в виде традиций и обычаев, обусловленное усилением позиций нуклеарной семьи и утратой значения родственных связей. Увеличивается тенденция к сокращению брачности, растёт количество разводов, неполных семей, что приводит к негативным демографическим и социальным последствиям. Всё это свидетельствует о том, что идет трансформация семьи, предполагающая в перспективе семью, построенную на других основаниях и порождающих новые мировоззренческие установки.

Предложен авторский взгляд на разрушающее воздействие СМИ на семейных ценностей и образ семьи. К тому же, процесс трансформации института семьи проявляется наиболее активно в противостоянии другому процессу – духовно-нравственному упадку. Результатом неэффективной информационной политики становится конфликт картин мира, формируемых федеральными телеканалами и региональными СМИ.

Понимание тенденций современной российской семьи позволило не только изучить «представления о семье, складывающиеся под воздействием традиций, культуры, политически идейных установок, но и выявить ее изменения и тренды.

Представлено авторское видение процесса проектирования и продвижения традиционного образа семьи в СМИ, возможностей усиления просемейного контента.



2.3. Институциональная составляющая в образе российской семьи


Демографическая ситуация, сложившаяся в России за последние десятилетия, достигла той критической точки, когда не обращать на нее внимания стало невозможно. Не только многие исследователи, но и политические лидеры неоднократно высказывали опасения относительно снижения рождаемости и, как следствие, демографического кризиса. Поскольку основной функцией семьи является деторождение, воспитание и социализация ребенка, институт семьи в условиях указанного кризиса нуждается в активной поддержке, причем, не только государства, но и гражданского общества, включая СМИ. В нынешней ситуации семейная политика должна основываться на повышении статуса и приоритетной поддержке полной, стабильной, благополучной, имеющей несколько детей семьи. Именно об этом говорилось в послании Федеральному Собранию РФ Президента России В.В. Путина в декабре 2012 г., в котором обозначена задача по превращению трехдетной семьи в социальную норму современного образа жизни.

Данная позиция стимулировала активные действия законодательных и исполнительных органов власти разных уровней по осуществлению семейно-демографической политики142. В совокупности с благоприятными изменениями в поло-возрастном составе населения, это привело к увеличению числа рожденных, что позволило констатировать превышение рождаемости над смертностью в последние годы. Однако, говорить об устойчивой тенденции роста рождаемости не приходится, т.к. в ближайшие 10-15 лет вступающая в репродуктивный период когорта населения (20-25 лет) значительно меньше по составу, чем старшая по возрасту (26-35 лет), внесшая основной вклад в прирост населения 2008-2012 гг. В то же время – абсолютное большинство населения воспринимают существующее в демографическом плане положение дел как нечто абстрактное, не затрагивающее их лично.

Об этом свидетельствует вышеуказанный социологический опрос, проведенный исследовательской группой «ЦИРКОН». С одной стороны, отсутствие опасений в связи с сокращением численности населения характерно лишь для 14% респондентов, еще 3% участников опроса видят в сокращении населения позитивные стороны (см. табл. 9.). С другой стороны, и катастрофические настроения по поводу текущей демографической ситуации свойственны только 20% граждан, т.е. не являются всеобщими.

Большинство россиян (56%) считают положение в области демографии очень опасным, но все же верят в возможность улучшения ситуации в случае применения соответствующих специальных мер. Наиболее склонны к оцениванию ситуации как опасной и катастрофической представители старшего поколения, молодежь традиционно более оптимистична. Также более оптимистичны в оценке демографической ситуации не состоящие в браке (по сравнению с теми, кто в нем состоит или состоял), а также бездетные по сравнению с имеющими детей.



Таблица 9

Распределение ответов на вопрос «В РОССИИ В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ НАБЛЮДАЕТСЯ СОКРАЩЕНИЕ ЧИСЛЕННОСТИ НАСЕЛЕНИЯ. СПЕЦИАЛИСТЫ ПО-РАЗНОМУ ОЦЕНИВАЮТ ЭТО ЯВЛЕНИЕ. СКАЖИТЕ, С КАКИМ СУЖДЕНИЕМ ИЗ ПРИВЕДЕННЫХ НА КАРТОЧКЕ ВЫ БОЛЕЕ ВСЕГО СОГЛАСНЫ?» (%)



Все

Официаль-ный брак

Не женаты/не замужем

Коренное население России вымирает, это катастрофа, которая приняла уже необратимый характер, тут ничего не поделаешь

20

20

20

Сокращение населения в России очень опасно, но положение еще поправимо, следует только предпринять специальные энергичные меры

56

56

44

Сокращение населения в России есть, но это временное и не опасное явление, ничего особенного предпринимать не надо, численность восстановится естественным

путем

14




Сокращение населения страны в целом положительно, потому что стране не нужно много людей, страна освобождается от перенаселения, и ее ресурсы лучше перераспределяются на оставшееся более сильное и здоровое поколение417

3

2




Затрудняюсь ответить

8

8

1


Формирование семейных ценностей, моды на многодетность происходит посредством СМИ, которые руководят выбором актора и ограничивают виды взаимодействия для данного актора143. Данный процесс осуществляет не столько через информирование, сколько через формирование отношения к тем или иным событиям и явлениям. Если ценности большой дружной семьи дома, традиций будут включены в контент российской журналистики, то индивид или группа лиц по аналогии усвоят их и будут к ним стремиться. На наш взгляд, позитивные примеры семейных отношений необходимо при помощи СМИ внедрять в современную массовую культуру, стиль, моду, вживлять в ткань кинематографа.

В тоже время налицо недостаточная эффективность государственной информационной политики как средства воспроизводства ценностей российской семьи. Данное утверждение нашло отражение в Общественном проекте Концепции государственной семейной политики Российской Федерации на период до 2025 года, подготовленной рабочей группой № 1 Координационного совета при Президенте РФ по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы. Об этом также могут свидетельствовать материалы уже упомянутого исследования «Региональные эксперты о семейных ценностях и просемейной информационной политике». Информационным обеспечением государственной семейной политики в полной мере удовлетворены лишь 12% опрошенных,

Рис. 10. Распределение ответов на вопрос: «В какой мере, Вы удовлетворены информационным обеспечением и поддержки в федеральных и региональных СМИ мероприятий по реализации семейной политики?» (в %)

Более половины участников опроса (55%) «Региональные эксперты о семейных ценностях и просемейной информационного политике» не смогли назвать ни одного успешного телевизионного проекта в федеральных и региональных СМИ, направленного на возрождение и сохранение духовно-нравственных традиций семейных отношений. Вместе с тем, как уже отмечалось, более половины опрошенных в рамках данного опроса считают, что степень доминирования семейных ценностей в обществе является одним из основных критериев успешности семейно-демографической политики в РФ (Табл. 11).

Таблица 11



Распределение ответов на вопрос: Какие критерии успешности семейной политики Вы считаете основными? (можно указать несколько вариантов)

п/п

Варианты ответов

Количество упоминаний

1.

Уровень благополучия семей

346

2.

Степень доминирования семейных ценностей в обществе

296

3.

Количество разводов и неполных семей

217

4.

Демографические показатели (уровень рождаемости, смертности (прежде всего, детской и материнской)

174

5.

Качество социальных услуг для семей с детьми

152

6.

Количество многодетных семей

141

Между тем около 1/3 журналистов, принявших участие в рассмотренном исследовании группы «ЦИРКОН» считают наиболее важной функцией СМИ воспитательную миссию, их роль в продвижении нравственных норм и ценностей в обществе (вторая по популярности функция после информационной, которой отдали предпочтение 67% респондентов). В связи с этим, необходимо отметить, что участниками опроса «ЦИРКОН» стали, преимущественно, сотрудники московских офисов федеральных СМИ. Вероятно, что если бы в данном исследовании приняло бы участие большее число представителей региональной прессы, то воспитательная миссия СМИ получила бы существенно большую поддержку.



Как показал опрос сотрудников СМИ, проведенный группой «ЦИРКОН», личные позиции довольно значительной части журналистского сообщества в вопросах продвижения образа семьи и семейных ценностей далеко не всегда совпадают с позицией руководства СМИ: о случаях подобных разногласий в своей журналистской практике сообщили более половины респондентов, а каждый десятый респондент заявил, что такие случаи происходили довольно часто (Рис. 11).

Рис. 11. Распределение ответов на вопрос: «были ли в Вашей профессиональной деятельности случаи, когда Ваше личное мнение о том, как должен распространяться образ семьи, продвигаться семейные ценности в средствах массовой информации, расходилось с мнением Вашего руководства (редакции)?» (журналисты, % от всей выборки)



При этом, как оказалось, у более половины участников опроса (57%) имеются свои собственные материалы, в которых в позитивном ключе рассказывается о примерах семейных отношений, и которые респонденты в принципе хотели бы включить в свои публикации, передачи и т.п. Лишь в 15% случаев (по утверждению респондентов) помехой к включению имеющихся материалов в публикации или передачи являлись их собственные внутренние проблемы (нехватка времени и т.п.). Основными причинами, мешающими авторам включать собственные материалы о семье в публикации или передачи, являются две: неподходящий формат СМИ (эту причину назвал каждый третий респондент) и позиция руководства, редколлегии или владельца СМИ (в совокупности эти варианты выбрали около 37% участников опроса). На невостребованность материалов о семейных отношениях указали 17% опрошенных, т.е. ключевая проблема, во всяком случае, в оценках работников масс-медиа, кроется не в отсутствии спроса на контент о семье и семейных ценностях.

Рис. 12. Распределение ответов на вопрос: «Что Вам мешает включить эти материалы в публикации, передачи и т.п.?» (журналисты, % от всей выборки, допускался выбор нескольких вариантов ответа)



Опрос показал, что в российском медиа-сообществе (как и в обществе в целом) существует консенсус в части представлений об идеальной семье (Рис. 13). В целом по выборке 70-80% опрошенных (и даже больше в отдельных случаях) придерживаются сходных позиций в отношении предложенных характеристик семейно-брачных отношений (либо одобрение, либо осуждение). С наибольшим одобрением журналистами воспринимаются следующие характеристики: полная семья (92%), официальный брак (85%), семья, в которой оба супруга обеспечивают семью и вместе занимаются домом/детьми (83%), семья, где с уважением и почтением относятся к старшим членам семьи (старшему поколению) и прислушиваются к их мнению (82%), семья с 1-2 детьми (79%), семья с приемными детьми (75%), один брак на всю жизнь (73%), семья, в которой муж в основном обеспечивает семью, а жена в основном занимается домом/детьми (70%), многодетная семья (67%). По большей части негативные (неприемлемые) оценки получили характеристики: многомужество (87%), многоженство (84%), супружеские измены (80%), однополые отношения (74%), добровольная бездетность (71%), свободная любовь (68%).

Рис. 13. Распределение ответов на вопрос ««Разные люди по-разному представляют себе идеальную семью. На карточке представлен список различных характеристик семейных отношений. Как Вы лично относитесь к этим характеристикам семейных отношений? (журналисты, % от всей выборки)


Таким образом, материалы проведенных исследований могут свидетельствовать о том, что в российском обществе существует запрос на усиление присутствия образа традиционной семьи в массовом сознании, информационном пространстве. Этот запрос формируется как общественными объединениями (в виде обращений в адрес органов государственной власти), научными кругами, так и частью журналистского сообщества.

Выполнение этого запроса предполагает существенную корректировки государственной информационной политики. В современных условиях государство уже не может выполнять свои функции, не взаимодействуя с гражданским об­ществом и рядовыми гражданами, не добиваясь и не завоевывая их поддержки и одобрения при решении тех или иных жизненно важных задач. Функции принуждения и манипулирования в деятельности государства все в большей мере начинают уступать позиции функциям совмещения интересов и координации усилий различных групп населения и ор­ганизаций в решении тех или иных вопросов, выработки общей линии и стратегии действий. Поэтому в основе социальных и информационных технологий, в т.ч. государственной информационной политики, должна лежать максимальная разработка обратной связи.44

Формирование позитивного образа семьи как никогда ранее зависит от каналов массовой коммуникации, которые достаточно произвольно определяют современные социальные установки, нормы, ценности современной российской семьи.

Существует острая необходимость актуализации Указа Президента РФ от 14 мая 1996 года № 712 «Об основных направлениях государственной семейной политики», в части информационно-просветительского продвижения семейных ценностей. Государственные институты во взаимодействии со структурами гражданского общества должны обеспечить широкое и объективное освещение проблем семьи в СМИ, способствовать формированию моды на многодетность, тренда «хорошая семья—успешный человек»

При этом государственная информационная политика должна исходить из того, что позитивный имидж семьи выступает также процессом, который несет в себе формирование определенной границы, разделяющей модное и немодное социальное пространство, людей, которые с ним связаны. Основными характеристиками имиджевого пространства являются современность и престижность. В целом, эти характеристики утверждают особенность процесса формирования и поддержания образа, которая состоит в производстве символов престижности в современном мире.

Еще одной особенностью выступает тот факт, что в течение имиджевого процесса происходит динамичная смена культурных образцов массового поведения, которые отображают роль символов престижности. Имиджевый процесс всегда нацелен на постоянное движение и инновации.

Важно обратить внимание на то, что имиджевый процесс проявляется наиболее активно в протвостоянии другому процессу – сопротивлению внедрения нового образа. Сопротивление может проявляться в различных формах. Например, в агрессивном внедрении в общественное сознание образа однополых семей, либо иную образную выразительность.

Таким образом в настоящем параграфе рассмотрен актуальный вопрос о соотношении, во многом, деструктивного воздействия современных СМИ на семью (как важнейший институт социализации) с личным отношением журналистского сообщества к ней и соответствующему медиа-контенту. Он имеет практическое значение в контексте дискуссии об оптимальной модели информационной политики государства в современных условиях.

Среди представителей медиа-сообщества России в качестве идеала семейных отношений преобладают условно консервативные позиции. Журналисты в большей степени ориентированы на стабильную и традиционную семью. Это не означает полной гомогенности общественного мнения по данному вопросу, но вряд ли стоит говорить о серьезных различиях, позволяющих выделить какие-то специфические группы, радикально по-разному воспринимающие те или иные семейные ценности.

Представители СМИ демонстрируют высокий уровень поддержки необходимости общественно-государственного регулирования содержания материалов СМИ в целях повышения престижа семьи, укрепления семейных ценностей. Это дает возможность полагать, что в российском медиа-сообществе существует запрос на активизацию государственной информационной политики, направленной на формирование и продвижение позитивного образа семьи.


Каталог: binary
binary -> Тематический план курса «теории личности в психологии» для студентов дневного отделения
binary -> Динамика когнитивного и личностного развития младших школьников в условиях семейной депривации
binary -> Методические рекомендации по изучению курса Программа курса Раздел I. Человек и его познание Тема Необходимость изучения психологии и педагогики: в поисках смысла
binary -> Особенности психологической готовности детей с отягощенным перинатальным анамнезом к обучению в школе
binary -> Особенности я-концепции и специфика самосознания незамужних бездетных женщин
binary -> Личностные особенности людей с зависимым поведением
binary -> Психологические особенности женщин с проблемой гендерной идентичности
binary -> Программа вступительного испытания в аспирантуру Направление подготовки 37. 06. 01 Психологические науки
binary -> Психологическое содержание и условия развивающего профессионального педагогического образования


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница