Функционализм



Дата21.05.2016
Размер121 Kb.
ФУНКЦИОНАЛИЗМ

Появление функционализма как способа изучения культуры связано с работами английских исследователей Б. Малиновского и А. Рэдклиффа-Брауна. Серьезное влияние на становление этого направления в изучении культуры оказали Г. Спенсер и Э. Дюркгейм.

Особенность данного подхода заключается в рассмотрении культуры как целостного образования или множества, состоящего из элементов и частей. Важнейшей задачей исследования является разложение целого (культуры) на составные части и выявление существующих между ними связей. При этом каждый элемент «множества» исследуется не в качестве случайного образования или пережитка, а как выполняющий определенную задачу или функцию в рамках единого целого. Сторонников этого направления, прежде всего, волнует, как действует культура «здесь и сейчас», какие задачи она решает и как она воспроизводится.

В процессе культурологических исследований понятие «функция» получило два основных значения:

1) указание на ту роль, которую определенный элемент культуры выполняет по отношению к целому;

2) обозначение зависимости между частями и компонентами культуры.



Бронислав Каспер Малиновский (1884-1942) обратился к изучению культуры в результате знакомства с книгой Дж. Фрезера «Золотая ветвь». Фундаментальную роль в его становлении как антрополога сыграли длительные полевые исследования в Океании (1914-1918). В систематической форме его взгляды на природу культур и метод их познания изложены в работе «Научная теория культуры» (1944).

Основные положения теории Б. Малиновского сложились под влиянием идей Г. Спенсера об обществе как биологическом организме особого рода. Культурологическая концепция основателя функционализма строилась на биологических основаниях в связи с рассмотрением способа удовлетворения потребностей человека в еде, одежде, жилище, продолжении рода. Теория потребностей составляет основу концепции культуры Б. Малиновского. Чтобы выделить человека из царства животных, он разделяет потребности на основные и производные, которые порождены культурной средой, к ним относятся – потребность в экономическом обмене, авторитете, социальном контроле, системе образования и т.д.

Само понятие «культура» Б. Малиновский определял не всегда однозначно. Удовлетворяя свои биологические потребности, человек добывает пищу, строит жилище и т.д. Тем самым он преобразует окружающую среду и создает себе производное окружение, которое и является культурой. Кроме этого, культура – это совокупность ответов на основные и производные потребности человека. В соответствии с такой постановкой вопроса культура представляет собой вещественный и духовный аппарат, используемый человеком для решения стоящих перед ним конкретных, специфических задач. Культура – это еще и некое целое, состоящее из частично автономных, а частично координированных социальных институтов. В свою очередь, социальный институт представляет собой совокупность средств удовлетворения определенных человеческих потребностей. Такова общая структура культуры, согласно Б. Малиновскому.

Но все же определяющим, создающим характерное лицо культурологической концепции Б. Малиновского было последовательное проведение принципа универсального функционализма при исследовании культур. Согласно Б. Малиновскому, любая культура в ходе своего развития вырабатывает некоторую систему устойчивого «равновесия», где каждая часть целого выполняет свою функцию. Если уничтожить какой-либо элемент культуры (например, запретить вредный, с нашей точки зрения, обряд), то вся этнокультурная система, а, следовательно, и народ, который в ней живет, может быть подвержена деградации и гибели. Этот постулат Б. Малиновский формулирует следующим образом: «... в любом типе цивилизаций любой обычай, материальный объект, идея и верования выполняют некоторую жизненную функцию, решают некоторую задачу, представляют собой необходимую часть внутри действующего целого»1.

Исходя из своей функциональной концепции, Б. Малиновский критически оценивает предшествующие направления в исследовании культуры. Особенно резко он критикует Э. Тайлора и представителей диффузионизма, сторонники которого понимают культуру не как живое органическое целое, а лишь как совокупность мертвых вещей. Основным недостатком предшествующих учений он считает изолированное рассмотрение отдельных черт культуры как независимых друг от друга сущностей.

Альфред Реджиналд Рэдклифф-Браун (1881-1955) известный ученый, выпускник кафедры социальной антропологии Кембриджского университета, участник научных экспедиций в Австралию и Африку, заведующий кафедрой социальной антропологии Оксфордского университета. Основные труды – «Метод этнологии и социальной антропологии» (1923) и «Историческая и функциональная интерпретация культуры» (1929).

Согласно А. Рэдклиффу–Брауну, антропология – это наука о человеке и всех аспектах его жизнедеятельности. Наука о культуре включает в себя две части – этнологию и социальную (культурную) антропологию. Первая, используя метод исторической реконструкции, изучает внутреннее развитие отдельных народов и существующие между ними культурные связи, вторая занимается поиском общих закономерностей социального и культурного функционирования и развития. Особенностью научного кредо А. Рэдклиффа–Брауна является то, что он не отрицает возможности и необходимости исторического изучения культур.

Он разделяет точку зрения Э. Дюркгейма, согласно которой, общество есть особая реальность, несводимая к индивидам. Общетеоретическая концепция А. Рэдклиффа–Брауна опирается на утверждение, что все виды объективной реальности представляют собой различные классы естественных систем (атом, молекула, организм, общество людей). Любая система определяется: 1) составляющими ее единицами или элементами и 2) существующими между ними отношениями. Единицами общества являются человеческие существа, а отношения между ними – это социальные отношения.

Социальная система включает в себя: 1) социальную структуру; 2) общую совокупность социальных обычаев; 3) специфический образ мыслей и чувств, связанный с социальными обычаями.

В дальнейшем ученый сужает содержание предмета социальной антропологии и отказывается от понятия «культура», заменяя его понятием «социальная структура». Это приводит к тому, что основными аспектами его исследований становятся: 1) политическая организация различных культур; 2) особенности систем родства и их роль в социальных системах; 3) функциональный анализ структур первобытных форм верований.

Особенностью функциональной теории культуры (в первую очередь теории А. Рэдклиффа-Брауна) является практическая направленность исследований. Сторонники рассматриваемого подхода стремятся к созданию социальной антропологии как прикладной науки, обеспечивающей решение актуальных практических задач. Поэтому одним из важнейших итогов развития функционализма является постановка и попытка решения задач управления в культурах, имеющих иную природу, по сравнению с западноевропейской. Осуществить эту задачу предполагалось на основе знания структуры и функциональной значимости элементов культуры как целостного образования.

В функциональном исследовании культуры по-новому формулируется вопрос о дальнейшей судьбе и будущем «примитивных» культур. Сторонники данной теории не разделяют идей эволюционистов в оценке культур по принципу: «лучшее» – значит более развитое, и не поддерживают их теорию обязательного стадиального развития всех культур в соответствии с эталонами европейской цивилизации.

Еще одним существенным итогом развития функционализма является его направленность на понимание и изучение культур других типов, отличных от европейского. Указанные аспекты функционального понимания культуры были развиты не только непосредственными последователями данного учения, но и исследователями культур, не относящихся к этому направлению (например, в культурно-антропологической теории М. Херсковица).

Значение функционализма для культурологии состоит также и в том, что все культуры начинают рассматриваться в связи с выполнением ими различных функций. В свою очередь, нередко понятие культуры сводится к совокупности выполняемых ею функций. Выделение культуры как целостного образования определяет направление в ее изучении и образует следующую иерархическую структуру:


  1. субстанциональная, или поддерживающая функция, обеспечивающая выживание общности;

  2. адаптивная, или приспособительная функция, служащая для поддержания более или менее гармоничных отношений между природной средой и этнокультурным сообществом;

  3. функция сохранения и воспроизводства традиций, религиозных верований, ритуалов, а также истории народа;

  4. символически-знаковая функция культуры, состоящая в создании и воспроизводстве культурных ценностей;

  5. коммуникативная функция культуры, направленная на обеспечение общения, передачи информации, понимания других культур;

  6. нормативно-регулятивная функция культуры, состоящая в поддержании некоего равновесного состояния в обществе, и содержащая институциональные формы разрешения конфликтов;

  7. компенсаторная функция культуры, основное назначение которой – разрядка эмоционального и физического напряжения.


БРОНИСЛАВ МАЛИНОВСКИЙ

Магия, наука, религия
ЖИЗНЬ, СМЕРТЬ И СУДЬБА В РАННЕЙ ВЕРЕ И КУЛЬТЕ

1. АКТЫ ТВОРЕНИЯ В РЕЛИГИИ

(...) Для того чтобы лучше понять природу примитивных религиозных обрядов, давайте проанализируем ритуалы инициации. Будучи широко распространены, они везде обнаруживают явное и поразительное сходство. Так, посвящаемые должны пережить более или менее длительный период изоляции и подготовки. Затем наступает собственно инициация, во время которой юноша, пройдя через ряд испытаний, в конце концов подвергается акту нанесения телесного увечья ... Испытание обычно связано с идеей смерти и возрождения инициируемого, что иногда представляется в форме драматической инсценировки. Но кроме испытания имеется второй существенный аспект инициации, менее впечатляющий и драматичный, но в действительности более важный; это - систематическое ознакомление юноши с мифами и священными преданиями, постепенное приобщение к племенным мистериям и демонстрация сакральных объектов.

Следует признать, что в примитивных обществах традиция представляет собой наивысшую ценность для общины, и ничто не имеет такого значения, как конформизм и консерватизм ее членов. Цивилизованный порядок требует строго соблюдения обычаев и следования знаниям, полученным от предшествующих поколений. Любая небрежность в этом ослабляет сплоченность группы и подвергает опасности ее культурный багаж - вплоть до угрозы самому ее существованию. На этой стадии развития человек еще не овладел исключительно сложным аппаратом современной науки... Та порция знаний, которой обладает человек примитивной культуры, те социальные институты, которые организуют его жизнь, и те обычаи и верования, которым он следует, все это - бесценное наследие тяжелого опыта его предков, добытого непомерными жертвами. И все это должно сохраняться любой ценой. Таким образом, из всех качеств верность традициям является важнейшим, и общество, сделавшее свое традиции священными, достигло тем самым неизмеримого успеха в деле укрепления своего могущества и своей стабильности. Поэтому те верования и обычаи, которые окружают традиции ореолом священности и ставят на них печать сверхъестественного, представляют собой «залог выживания» для цивилизации, их породившей.

Таким образом, мы можем определить основную функцию обрядов инициации: они являются драматическим ритуальным выражением высшей власти и ценности традиции в примитивных обществах; они также призваны запечатлеть эту власть и ценность в умах каждого поколения и в то же время служат исключительно эффективным средством передачи новым поколениям духовного наследия племени, обеспечения непрерывности традиций и поддержания племенного единства и племенной солидарности.




  1. ПРОВИДЕНИЕ В ЖИЗНИ ПРИМИТИВНОГО ОБЩЕСТВА

(...) Помимо того, что пища является непосредственным объектом магических ритуалов, направленных на обеспечение людей ею надолго или навсегда (...), она играет также заметную роль в ритуалах явно религиозного характера. Ритуальные пожертвования первых плодов, праздники урожая, большие сезонные пиры ... занимают видное место в жизни земледельческих народов. Охотники и рыболовы также отмечают хорошую добычу или открытие нового промыслового сезона пирами и празднествами, на которых совершаются ритуальные действия с пищей. Проводят они и обряды умилостивления и почитания животных, выступающих объектом охоты. Все такие акты выражают жизненную заинтересованность общины в изобилии пищи, осознание огромной ее ценности. ... Для человека примитивного общества, никогда, даже в самых благоприятных обстоятельствах, не перестающего ощущать опасность голода, достаток пищи является первым условием нормальной жизни. Он означает возможность отвлечься от повседневных забот и уделить большее внимание не столь насущным духовным аспектам цивилизации. Таким образом, если мы примем во внимание, что пища является основным связующим звеном между человеком и его окружением, что, добывая ее, он ощущает себя во власти судьбы и провидения, то сможем понять культурный, более того, биологический смысл сакрализации пищи в примитивной религии. Мы обнаружим здесь также зачатки того, что в высших формах религии разовьется в чувство зависимости от провидения, благоговения перед ним, упования на него.


  1. ИЗБИРАТЕЛЬНЫЙ ИНТЕРЕС ЧЕЛОВЕКА К ПРИРОДЕ

(...) Человек примитивного общества испытывает глубокий интерес к внешнему облику и повадкам зверей; он мечтает овладеть ими, обладать контролем над ними - как над полезными и съедобными вещами; иногда он восхищается ими, иногда боится их. Все это суммируется и усиливает одно другое, неизменно приводя к тому, что в основном внимание человека поглощено ограниченным числом природных видов, в первую очередь - животных, а затем - растений, в то время как неодушевленные или созданные человеком вещи образуют, бесспорно, лишь второй план, который выстраивается по аналогии из предметов, не имеющих ничего общего с сущностью тотемизма.

(...) Тотемизм в его самой элементарной форме ... является системой магической кооперации, набором культовых практик, которые, основываясь на отдельных социальных базах, преследуют одну общую цель: обеспечение достатка для племени.

(...) Итак, мы получаем ответ на наши вопросы: избирательный интерес человека к ограниченному набору животных и растений, а также ритуальное отражение и социальное оформление этого интереса - естественный результат примитивного бытия, порождение стихийного восприятия дикарем природных объектов, а также - производное преобладающих функций человеческой жизнедеятельности. С точки зрения выживания решительно необходимо, чтобы интерес человека к практически неизменным видам никогда не ослабевал, чтобы вера в способность контролировать их придавала ему силу и выносливость в его трудах и поощряла к наблюдениям и познанию повадок животных и свойств растений. Следовательно, тотемизм оказывается освященным религией благословением усилий примитивного человека в его взаимодействии с полезным окружением, в его «борьбе за существование». В то же время тотемизм формирует в человеке почтительное отношение к тем видам растений и животных, от которых он зависит и к которым он чувствует какую-то благодарность, хотя их уничтожение и является неизбежным. И все это вытекает из веры в родство человека с силами природы, особенно мощно на него влияющими. Таким образом, мы находим моральную ценность и биологический смысл в тотемизме, в системе верований, обычаев и социальных установлений, которые на первый взгляд кажутся лишь плодом детской, бессмысленной и вырождающейся фантазии дикаря.


  1. СМЕРТЬ И РЕИНТЕГРАЦИЯ ГРУППЫ

(...) траурные обряды, ритуальное поведение непосредственно после смерти можно рассматривать как пример религиозного акта, в то время как веру в бессмертие, в непрерывность жизни и в потусторонний мир можно рассматривать как прототип акта веры. ... Ритуальное отчаяние, погребение, акты скорби выражают эмоции людей, потерявших близкого человека, и утрату всей группы. Они подтверждают и дублируют естественные чувства оставшихся в живых; они превращают природный факт в социальное событие. Вместе с тем, хотя траурные акты, условная скорбь оплакивания, приемы обхождения с телом умершего и его погребение не преследует никакой дальнейшей цели, эти действия сами по себе выполняют важную функцию и имеют огромное значение для примитивной культуры.

Какова же эта функция? Как мы обнаружили, церемонии инициации выполняют функцию сакрализации традиции; культ еды, причастие и жертвоприношение приобщают человека к Провидению, к благосклонным силам изобилия; тотемизм упорядочивает прагматические установки избирательного интереса человека к своему окружению. ...

Смерть мужчины и женщины в примитивной группе, состоящей из ограниченного числа членов, является событием, важность которого трудно переоценить. Ближайшие родственники и друзья взволнованы до самых глубин их эмоциональной жизни. Небольшая община, лишившаяся своего члена, особенно если он был для нее значим, оказывается как бы изуродованной. Это событие нарушает нормальный ход жизни и сотрясает моральные устои сообщества. ... Поэтому смерть в примитивном обществе - это много больше, чем потеря одного из членов. Приводя в действие негативную составляющую глубинных сил инстинкта самосохранения, она угрожает сплоченности и солидарности группы, тому, от чего зависят организация общества - его традициям и в конечном итоге культуре в целом. Ибо если бы примитивный человек всегда поддавался разобщающим побуждениям, идущим от его реакции на смерть, непрерывность традиции и существование какой бы то ни было цивилизации оказалось бы невозможными.

Короче говоря, здесь религия обеспечивает победу традиции и культуры над чисто негативной реакцией противостоящего ей инстинкта.




1 Яблоков, И.Н. Социология религии. - М., 1979. С. 46.


Каталог: ~chernysheva -> fileman -> download -> %D0%A2%D0%B5%D0%BA%D1%81%D1%82%D1%8B%20%D0%BA%20%D1%81%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%BC%20%D0%BF%D0%BE%20%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%B8
%D0%A2%D0%B5%D0%BA%D1%81%D1%82%D1%8B%20%D0%BA%20%D1%81%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%BC%20%D0%BF%D0%BE%20%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%B8 -> Зигмунд фрейд
%D0%A2%D0%B5%D0%BA%D1%81%D1%82%D1%8B%20%D0%BA%20%D1%81%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%BC%20%D0%BF%D0%BE%20%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%B8 -> Игровая концепция культуры свой интерес к «человеку играющему» Й. Хейзинга обосновывает следующим образом
%D0%A2%D0%B5%D0%BA%D1%81%D1%82%D1%8B%20%D0%BA%20%D1%81%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%BC%20%D0%BF%D0%BE%20%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%B8 -> Эрих фромм пессимистический взгляд на европейскую культуру характерен не только для Ф. Ницше, О. Шпенглера, З. Фрейда


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница