Г. И. Невельского Функциональная межполушарная асимметрия мозга человека. Методы диагностики



Скачать 342.56 Kb.
Дата13.05.2016
Размер342.56 Kb.
ТипМетодическое пособие

Федеральное агентство морского и речного транспорта


Федеральное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Морской государственный университет им. адм. Г. И. Невельского

Функциональная межполушарная асимметрия мозга человека.

Методы диагностики.
Методическое пособие рекомендовано

для преподавателей, психологов, студентов специальности

03030165 «Психология»
Составитель: О.Ю.Моисеева

Владивосток

2012


    1. Возникновение теории доминантного полушария

С давних пор явление право- и леворукости рассматривалось как частное проявление право- или левосторонности (right-leftsidedness), под которым понимается преобладание одной стороны тела по всем функциям. Начало такому представлению положили Г.Хемфри (1861), Дж.Ле Конте (1884), впервые употребивший этот термин, Дж.Бирфлит (1897), Е. Стир (1911).

Г. Хемфри первый указал на случаи совпадения ведущей руки с ведущей ногой и ведущим глазом. Дж. Бирфлит пошёл ещё дальше: он стал доказывать, что имеет место не просто совпадение функций по одной стороне тела, но и степень асимметрии одинаковая для этих функций. Изучив силу рук, кожную и мышечную чувствительность, остроту зрения и слуха, он нашёл, что у правшей на правой стороне они лучше развиты на одну девятую часть. Несмотря на многие данные, полученные в последующие годы и противоречившие этой точке зрения, она оказалась очень популярной и живучей в науке (К. Дарт, К. Чандлер), особенно среди тех ученых, которые рассматривают функциональную асимметрию абстрактно, с общебиологических позиций. Например, Б.В. Огнев и Г.Д. Новинский в не столь отдаленные времена писали, что «…и биохимические реакции правой и левой сторон у человека и животных должны быть различными» (1962,с.36). Теории доминантности полушарий придерживался и Б.Г.Ананьев (1961; 1963).

Поскольку сторонники «центрально-нервной» теории происхождения праворукости связывают асимметрию периферических органов с функцией больших полушарий, начали говорить о доминантном полушарии или о «право- или левомозговости», подразумевая превосходство ведущего полушария по всем функциям. Праворукость же стали рассматривать как частное проявление «левомозговости».

В своё время эта идея сыграла положительную роль, так как способствовала экспериментальному изучению выраженности асимметрии других парных органов и исполняемых ими функций. Однако, ослеплённые общеё идеей, многие исследователи не хотели видеть реальные факты, противоречившие их установке. Такое в науке бывает часто. Сначала после первых робких шагов новая точка зрения начинает распространяться на как можно больше явлений, что способствует более быстрому и всестороннему рассмотрению проблемы. Но с другой стороны, появляется много спекулятивных заявлений, неоправданных ожиданий, заводящих в конце концов проблему в тупик. По этому поводу академик А.А. Ухтоминский писал: «Очень часто в истории науки можно видеть, что привлечь наскоро для объяснения явлений ближайшую подходящую схему значит, в сущности, загородиться этой схемой от реальности и успокоиться раньше времени, не уловив, в конце концов, подлинной природы явления»(1950,с.216). Нечто подобное произошло и с теорией доминантного полушария.

Уже в 1920-1930-е годы эта теория подверглась критике. Многие авторы (Р. Энгеланд, 1922; Х. Бюргер, 1929; С. Кирк, 1934 и др.) полагали, что понятие «общая доминантность» не действенно и что праворукость выявляется только в специфических тестах. Т. Ву и К. Пирсон (1927; 1928), применив статистические методы, показали на большом контингенте, что нет полного совпадения не только между асимметрией рук и зрения, но и между различными показателями для рук и различными показателями для зрения. По данным Т. Ву, две трети людей выпадают из теории односторонности.

В ходе этой критики проявилась и другая крайность. Стали говорить, что доминирование различных парных органов не зависит от доминантности больших полушарий головного мозга, что нет никакой связи между асимметрией рук и ног, что асимметрия полушарий у человека относится только к речевым функциям и к праксии рук и ног (последняя мысль принадлежит Г. Беквину).

Один из авторов писал даже, что раз не существует доминантного полушария, значит, праворукость не является врожденной, а есть результат тренировки или бессознательной имитации.

В целом критика теории доминантного полушария оказалась правильной.
1.2. Асимметрия зрения, слуха и вестибулярного аппарата

Асимметрия зрения. В отношении асимметрии зрительной функции выделяют предпочтение одного глаза в качестве прицельного и уровень функционирования того или иного глаза,т.е. собственно асиммтерию по остроте зрения, величине поля зрения и т.д.

Прицеливание одним глазом – это фиксация предмета на сетчатке одного глаза (такое расположение головы, при котором ось от предмета идёт перпендикулярно к центру сетчатки глаза, которым прицеливаются).

Для определения ведущего (прицельного) глаза используется очень простая проба, которая, кстати, заново «открывалась» три раза. Сначала её описал португальский монах Ла Порта в 1593 году, затем в 1928 году её снова «открыл» один из американцев, а в 1963 году это же сделал один наш соотечественник.

Проба состоит в следующем. На сгибе сложенного пополам листочка нужно вырезать полукруг диаметром около 3 см и, распрямив получившийся кружочек, положить перед собой на стол на расстоянии 30-40 см. Сидя за столом, взять листок с прорезью и подержать его перед глазами так, чтобы через отверстие в листке был виден вырезанный кружочек. Ведущим будет тот глаз, при закрывании которого кружочек будет другим глазом не виден.

По этой пробе выявлено, что для фиксации предмета чаще всего используется правый глаз, однако процент случаев его предпочтения не так высок, как предпочтение правой руки. Таким образом, по крайней мере, у 30% людей предпочтение левого глаза не обусловлено праворукостью и доминантностью левого полушария мозга. На самом же деле, и в оставшихся % случаев нет никакой уверенности, что ведущий глаз «подстраивается» под ведущую руку и доминантное полушарие.

Другой факт, не совпадающий с теорией доминантного полушария, состоит в том, что нет совпадения между предпочтением одного глаза для прицеливания и асимметрией по остроте зрения. Многочисленные измерения остроты зрения не выявили доминирование какого-либо глаза у большинства обследованных, а если таковое имелось, то оно распределялось приблизительно в равных процентах в пользу того или другого глаза.

Доминирование одного глаза отсутствует по величине поля зрения, по величине аккомодации, рефракции и другим функциональным показателям.



Асимметрия слуха. Предпочтение в использовании одного уха при слушании, прислушивании является твердо установленным фактом. Уже у новорожденного наблюдается предпочтение правого уха при восприятии слов и дискриминации фонем, что свидетельствует о том, что в левом полушарии имеется генетически запрограммированный нервный субстат, приспособленный для восприятия дискретных единиц, которые составляют основу языка (Х. Хекаен, 1976). Ещё раньше Р.Пирс (1953) определял ведущее ухо по тому, каким ухом человек поворачивается к источнику звука, когда тот плохо слышен. По его данным, правое ухо было предпочитаемым в 65,8% случаев, а левое – в 34,2%. Большинство людей (13 из 18), по данным Д. Бродбент и М.Грегори (1964) распознавали речевые сигналы точнее правым ухом.

Однако В.Д. Еремеевой (1989) выявлено несовпадение предпочтения руки и уха у половины детей 7 лет. Да и по сведениям других авторов, в том числе и приведенных выше, несовпадение ведущей руки и ведущего уха встречается у взрослых приблизительно в одной трети случаев.

По остроте слуха различия между правым и левым ухом вообще не выявляются (И.И. Славина, А.И. Качевская, 1959).

Асимметрия в функционировании вестибулярного аппарата. К.Л. Хилов (1952) приводит данные о продолжительности нистагма при вращении вправо (преимущественное раздражение левого лабиринта) и при вращении влево (преимущественное раздражение правого лабиринта). Явного превалирования одного из симметричных вестибулярных органов не выявлено: асимметрия часто менялась по знаку и распределялась справа и слева примерно поровну.

Однако под влиянием тренировки может появляться устойчивая односторонняя асимметрия. Так, В.Староста (1963) наблюдал, что фигуристы, имеющие «свою» привычную сторону вращения, неодинаково реагировали на вращение в «свою» и «чужую» сторону – в первом случае вестибулярная устойчивость повышалась (отклонения при ходьбе по прямой становились меньше, чем до вращения), а во втором случае – снижалась (отклонения при ходьбе увеличивались).

Сходные результаты выявлены при обследовании летчиков, которые в большинстве случаев разворачивают самолет (до 80%) влево. В лабораторных условиях возбудимость вестибуло-соматических реакций при вращении влево у летчиков была меньшей, чем при вращении вправо (В.Г. Стрелец, 1962).
1.3. Доминантность полушария и психические функции

Особенно чувствительный удар по теории доминантного полушария нанесли клинические и психофизиологические исследования, в которых изучалась зависимость тех или иных психических проявлений от локализации соответствующих им центров в правом и левом полушарии.



Речевые функции. Начиная с известных работ Поля Брока, утвердилось мнение, что у правшей центры речи находятся в левом полушарии, а у левшей – в правом. Такое мнение сложилось в результате клинических наблюдений за больными с инсультами, о чём за 30 лет до Брока (в 1836 году) сообщил неизвестный широкой научной общественности французский врач Марк Дакс, однако его сообщение осталось незамеченным. При параличе правой руки терялась и речь, т.е. возникала афазия, а при параличе левой руки этого не было. У левшей наблюдались противоположные явления. Однако постепенно накапливались и другие данные, свидетельствующие о том, что и правое полушарие у правшей принимает участие в осуществлении речи, только другим способом.

В.Пенфилд и Л. Робертс (1965) пишут, что понимание речи возникает после поступления слуховых импульсов в оба полушария, как и восприятие прочитанного – после поступления в оба полушария зрительных импульсов. Правое полушарие, по их мнению, после обучения речи тоже принимает участие в понимании и произношении речи. Авторы считают, что моторный артикуляциозный механизм речи зависит от коркового механизма голосового контроля, локализованного в роландовой моторной области обоих полушарий. Идеационный речевой механизм (т.е. словесный двигательный образ, память звучания слов) связан с функцией только одного полушария. Хранилище умений писать и читать тоже находится только в одном полушарии, однако, возможно, что другие речевые умения обслуживаются обоими полушариями. Память понятий не связана, по мнению В. Пенфилда и Л. Робертса, только с одним полушарием, как речь, и независима от речи.

Ряд авторов полагают, что правое полушарие берёт на себя функцию автоматической речи: за счёт него могут повторяться отдельные слоги, ответ «да-нет», серийная речь, пение, репродукция заученного содержания (М.С. Лебединский, 1941). Известен уникальный случай, когда всё левое полушарие было сморщено, а больной цитировал и пел тексты песен.

При поражении левого полушария у больных возникает дислексия, т.е. нарушение способности к чтению. Однако это наблюдается не всегда. Всё зависит от того языка, на котором человек учится читать. В Японии, например, дислексиков в 10 раз меньше, чем в странах Запада. Объясняется это тем, что в японском языке используются два вида письма: канна, где, как и в нашем алфавите, символы соответствуют звукам (хотя каждый символ означает не отдельный звук, а слог, т.е. сочетание звуков) и кандзи, где символами служат иероглифы, отображающие не звуки, а предметы или понятия.

Предполагается, что зрительно-пространственное восприятие иероглифов осуществляется правым полушарием (в связи с тем, что в отличие от левого полушария осуществляющего переработку информации аналитически и последовательно, правое полушарие делает то же самое целостно и одновременно). Правое полушарие воспринимает наборы элементов, как цельные конструкции, не рассматривая отдельные входящие в них части. Поэтому японцы, перенесшие инсульт при локализации очага поражения в левом полушарии, теряли способность читать слова, написанные на канна, но продолжали читать иероглифические тексты.

Правое полушарие придает речи эмоциональную окраску: при его поражении речь становится монотонной (В.Т. Бахур, 1956).

Все сказанное относится к взрослым. У детей признается двустороннее представительство речи, что доказывается двумя положениями: более частыми афазиями у детей при поражении правого полушария и более легким и быстрым восстановлением речи при поражении левого полушария.

Для понимания того, что доминирование одного из речевых центров формируется в процессе овладения речью и грамотностью, представляют интерес случаи, когда бывший правша, вследствие мозгового повреждения или повреждения руки вынужден стать левшой. Ряд наблюдений говорят о том, что они становятся афазиками при повреждении правого полушария. Это подтверждает мысль А.А. Ухомского, что «центр речи не связан категорически и неподвижно с однажды и навсегда заданным «центром Брока», но может воспитаться вновь на другом месте по связи с первым местом, в том случае, если полушарие, где имеется центр речи, поранено», (1955).

По-иному обстоит дело с размещением центров речи у левшей. Доказано, что у 70% левшей они располагаются, как и у правшей, в левом полушарии, у половины из остальных левшей (15%) речь контролируется правым полушарием, а у другой половины – обоими полушариями.

Таким образом, уже рассмотрение речевой функции показывает, что правое полушарие не является послушным исполнителем воли другого, левого полушария. Ещё более очевидным это становится при рассмотрении вопроса о локализации центров, заведующих другими психическими функциями, а в частности – интеллектом .

Полученные в экспериментах и в клинике данные дают основание ученым предполагать, что левое полушарие использует аналитическую стратегию переработки информации, обеспечивает рационально-логическое, индуктивное мышление, связанное с вербально-символическими функциями, в то время как правое полушарие использует глобальную, синтетическую стратегию, обеспечивает пространственно-интуитивное, дедуктивное, образное мышление.

Таким образом, вербальный интеллект связывают с доминантностью левого полушария, а невербальный интеллект – с доминантностью правого полушария.

Конечно, речь не идет о том, что при этих типах обработки информации и мышления работает исключительно одно полушарие. Имеется межполушарная интеграция. Но различия между людьми с различными типами мышления определяются большей включенностью левого (при аналитическом типе) или правого ( при синтетическом типе) полушария.

Правда, полностью этот вывод относится только к взрослым. У подростков картина несколько иная. У них, вместо характерной для взрослых левополушарной доминантности по речи, чаще наблюдается правополушарная доминантность и симметричность в определении слухоречевых функций ( М.К. Кабардов, М.А. Матова, 1988). Авторы объясняют это опережающим развитием правого полушария, функции которого больше обусловлены генетически. Так, объем воспроизведения слов с левого уха достигает взрослого уровня уже к 10-11 летнему возрасту, в то время как объем воспроизведения с правого уха нарастает в процессе онтогенеза, достигая взрослого уровня только к 18 годам ( В.И. Голод, 1984; Э.Г. Симерницкая, 1985).



Зрительно-пространственная ориентировка. Нарушения зрительного-пространственной ориентировки и схемы тела, по мнению многих авторов, возникают, в основном, при левосторонних параличах. Особенно впечатляют данные, полученные С.В. Бабенковой (1963), которая нашла, что среди 238 случаев поражения правого полушария в 78% были нарушения схемы тела, которые распределились следующим образом; анозогнозия – 37 человек; неразличение правого и левого – 34 человека; незнание частей тела (аутотопагнозия) – 21 человек; ощущение отсутствия и чуждости конечности – 24 человека; появление третьей руки на больной стороне (псевдополимелия) – 6 человек.

Однако имеется ряд факторов, заставляющих осторожно относиться к безапелляционному выводу о роли правого полушария в зрительно-пространственной ориентировки и восприятии схемы тела. Во-первых, отмечается, что большинство лиц, не различающих правое и левое – это амбидекстры ( т.е. люди, у которых нет ведущей руки). Это им раньше в армии при обучении ходьбе в строю командовали «сено-солома», привязывая им к одной ноге сено, а к другой – солому. Во-вторых, и С.В. Бабенкова не склонна считать выявленные ею нарушения «собственной функцией» правого полушария. Ей больше импонирует точка зрения, согласно которой у ребёнка-правши соматогнозия приобретается не сразу для всего тела, а на месяц раньше для правой стороны. Исходя из того, рассуждает она, что легче страдает то, что приобретено позднее, чаще наблюдается нарушение схемы тела при правополушарном поражении, так как оно связано с левой стороной (С.В. Бабенкова,(1963); И.Ф. Николаева, (1961). В третьих, А.П. Демичев (1949) наблюдал у левшей нарушение схемы тела при поражении как правого, так и левого полушария, а О. Зангуилл,(1960) отмечает, что нарушения схемы тела у правшей наблюдаются и при поражении левой теменной доли. Он считает, что топографическая ориентировка нарушается при поражении любого полушария.

Это подтверждают и опыты Х. Терциана и К. Цекотто, (1959) с введением барбитуратов в правую и левую сонные артерии, что приводит к выключению на несколько минут гомолатерального полушария. Эти эксперименты показали, что анозогнозия наблюдается как в том, так и в другом случае, что свидетельствует об отсутствии связи этой функции только с одним полушарием, будь то правое или левое.

Эмоции и межполушарная асимметрия. Первые сведения относительно роли полушарий мозга в формировании эмоций были получены на основе анализа эмоциональных реакций у больных с поражениями одного из полушарий. Врачи заметили, что после левостороннего инсульта, сопровождающегося речевыми расстройствами, настроение у больного снижено. При правополушарных инсультах больные находятся в беззаботном, весёлом настроении, неадекватно оценивают имеющееся болезненное состояние. Аналогичные изменения эмоционального состояния могут наблюдаться и у больных с очаговой патологией (опухоли, травмы) полушарий. При эпилепсии если патологический очаг находится в правом полушарии, то может быть состояние насильственного плача, а если в левом – то насильственного смеха.

В отношении латерализации эмоций мнения ученых разделились. Бытующее представление о том, что эмоциональные процессы связаны исключительно с правым полушарием, многими учеными оспаривается. Одни из них высказываются за связь положительных эмоций с левым полушарием, а отрицательных – с правым, и этому есть подтверждения. По данным Х. Терциана и К. Цекотто, выключение с помощью барбитуратов одного из полушарий дало разные результаты. При действии на правое полушарие наблюдалось эйфорически-маниакальное состояние, а при действии на левое полушарие – депрессивно-катастрофическое состояние. Это подтверждает данные ряда авторов (К.Клейст, 1934; М.С. Лебединский, 1941; С.В. Бабенкова, 1963), что при поражении правого полушария у больных наблюдается эйфория, дурашливость, бестакность, неадекватность поведения.

По данным А. Кепалайте (1982), люди более жизнерадостные, оптимистичные и с большей успешностью решения вербальных тестов отличаются большей активностью левого полушария, тогда как склонные к депрессивным переживаниям и характеризующиеся наглядно-образным мышлением – большей активностью правого полушария.

Другие ученые считают, что определяющей является специфика протекания эмоций. Так, при поражении правого полушария особо нарушаются эмоции, связанные с процессами восприятия или наглядно-действенного (невербального) мышления, а при поражении левого полушария нарушаются эмоции, обслуживающие речь (Т.А. Доброхотова, 1974).

Черты тревожно-мнительного характера выражены у правшей слабее, чем у левшей (Р. Хикс, Р. Пелегрини, К. Маскик).

Асимметрия в нарушении эмоциональной сферы проявилась и в исследованиях с использованием теста Вада ( Блум Ф. и соавторы,1988 ). При проведении этой пробы в правую или левую сонную артерию вводится амитал натрия (снотворное из группы барбитуратов). Сонная артерия снабжает кровью только одно полушарие, и амитал натрия попадает в одно полушарие, наркотируя его. Больной лежит на спине, и его просят считать от 100 назад, называя каждое третье число. Больного также просят во время счёта держать руки поднятыми вверх. Через несколько секунд после инъекции падает рука, противоположная стороне инъекции. Поскольку каждая половина мозга управляет противоположной стороной тела, падение руки говорит о том, что вещество оказало соответствующее действие на полушарие. Тест Вада был предложен для определения полушария, контролирующего речь у больных, которых готовят к нейрохирургическим операциям. При проведении пробы Вада справа (угнетение правого полушария) наблюдается улучшение настроения, которое описывают как «маниакально-эйфорическое», а при проведении её слева (угнетение левого полушария) отмечается ухудшение настроения, характеризуемое как «депрессивно-катастрофическое».

Выраженные изменения настроения были также обнаружены в клинике при временном отключении одного из полушарий с помощью униполярного электросудорожного припадка. После правостороннего УЭП в основном наблюдаются сдвиги настроения пациента в сторону положительных эмоций, а после левостороннего – в сторону отрицательных. Эти сдвиги были устойчивы и сохранялись в течении 5 – 7 часов после процедуры, но могли длится сутки и более.

Проведенный В.Л. Деглиным и Л.Я. Балоновым (1976, 1996) ЭЭГ- анализ показал, что положительный эмоциональный сдвиг после правостороннего УЭП связан не с угнетением правого полушария, а с реципрокной активацией левого полушария. После левостороннего УЭП ухудшение настроения наблюдалось в тех случаях, когда активность левого полушария снижена, правого – повышена. Следовательно, направленность изменений настроения в сторону положительных или отрицательных эмоций зависит от соотношения активации полушарий, особенно активности левой и правой лобной коры. При преобладании активности левой лобной коры эмоции имеют положительный знак, при преобладании активности правой лобной коры – отрицательный.

Межполушарные особенности проявляются и в восприятии эмоций. При демонстрации фильмов разного содержания в правое и левое поля зрения было установлено, что правое полушарие связано преимущественно с оценками неприятного, ужасного, а левое – с восприятием приятного и смешного (Спрингер С., Дейч Г., и др., 1983). Правое полушарие играет особую роль в эмоциональной экспрессии и восприятии эмоциональной экспрессии окружающих. В работах Л.Я. Балонова, В.Л. Деглина и других авторов установлено, что после правостороннего УЭП часто утрачивается эмоциональная выразительность лица, оно становится безразличным, снижается или утрачивается эмоциональная выразительность голоса. Одновременно существенно ухудшается опознание эмоций по выражению лица или по голосу. После левостороннего УЭП нарушения опознания эмоциональной экспрессии практически отсутствуют. Эти результаты свидетельствуют о том, что регуляция и оценка эмоциональной экспрессии осуществляются правым полушарием.

Вместе с тем исследователи отмечают, что произвольный и непроизвольный компоненты эмоциональных реакций контролируются разными полушариями. Так, в эксперименте обследуемым предъявлялись фото с лицами, отражающими испуг, печаль, радость и другие эмоции. Согласно оценке произвольный компонент эмоций моделировался в виде самоотчета нажатием на нужную по знаку клавишу компьютера, а непроизвольный регистрировался в виде кожно-гальванической реакции (КГР) ведущей руки. Произвольному компоненту эмоциональной реакции соответствовала активаций левой височной доли, тогда как непроизвольному – правой (П.В. Симонов, 1998). Параллельно активизировались зоны в левой лобной коре, связанные с анализом и прогнозом, а также – в правой лобной, сопровождаемые с запуском непроизвольных висцеральных компонентов эмоций (изменения частоты сердечных сокращений, КГР и др.).

Интенсивность отрицательных эмоциональных реакций связывают с активностью передневисочных отделов правого полушария. Эта область имеет развитые связи с миндалевидным комплексом ядер и лимбической корой. Данные структуры играют важную роль в формировании эмоциональной памяти и генезе таких отрицательных эмоций, как тревога, страх. Моносинаптические связи ядер миндалины с центрами агрессии (гипоталамусом), плохого настроения (синим пятном), а также с висцеральными центрами ствола и спинного мозга, спинальными мотонейронами обусловливают запуск двигательных и вегетативных реакций, сопряженных с отрицательными эмоциями. Висцеральные компоненты эмоций могут проявляться в симпатических реакциях: увеличении частоты пульса (тахикардии), замедлении и углублении дыхания (брадипное), изменении электрического сопротивления кожи и т.д.

Известно, что активация симпатической системы, как и симпатические висцеральные реакции, предшествует максимуму отрицательной эмоции и повышает возбудимость структур головного мозга, в том числе коры больших полушарий. Доминирование в правом полушарии симпатического входа обусловливает известное преобладание отрицательных эмоций, отражающих повышение энергетического обмена и рост энтропии. «Парасимпатическое», антиэнтропийное левое полушарие тормозит отрицательный эмоциогенез правого полушария мозга, снижает интенсивность эмоциональных реакций и рост энтропии, не допуская «энергетического истощения» мозга. Эта функция левого полушария сопряжена с положительными эмоциями. Данная трактовка механизмов полушарного контроля эмоциональных процессов согласуется с представлениями о функциях эмоций в рамках информационной теории, разработанной П.В. Симоновым. Таким образом, взаимодействие полушарий способствует поддержанию эмоционального гомеостаза мозга, отражающего энергетический гомеостаз.

Итак, вышеизложенное свидетельствует о том, что представления ученых первой половины ХХ века о доминантности левого полушария у правшей не оправдались. В большинстве случаев асимметрии рук, ног, зрения и слуха у одного человека не совпадают. Этому способствует и несовершенство используемых проб для выявления «рукости» или «ногости». Неудивительно, что по данным многих авторов процент лиц с левосторонней и смешанной асимметрией не превышает и половины обследованных. Отсюда ученые пытаются выявлять профили функциональной асимметрии у каждого человека в отдельности и сопоставляют их с проявлением тех или иных способностей, эффективностью деятельности, особенностями поведения.
1.4. Взаимосвязь межполушарной асимметрии головного мозга с личностными свойствами
Ученых давно волнует вопрос о взаимосвязи между межполушарной асимметрией головного мозга и личностными свойствами человека. Наиболее активно в этом вопросе изучается аспект взаимосвязи эмоций и межполушарной асимметрии.

Большинство работ посвящено сопоставлению ведущей руки с различными показателями эмоционально-личностной сферы. Все эти исследования складываются преимущественно на основании материалов изучения эмоциональной сферы у правшей, это в какой то степени связано с тем, что в обществе у большинства людей более развита правая рука. При этом эмоции исследуются преимущественно психодиагностическими тестами.

Первые сведения о роли полушарий мозга в формировании эмоций были получены на основе анализа эмоциональных реакций у больных с поражениями одного из полушарий. Было замечено, что после левостороннего инсульта, сопровождающегося речевыми расстройствами, настроение у больного снижено. При правополушарных инсультах больные находятся в беззаботном, веселом настроении, неадекватно оценивают имеющееся болезненное состояние. Следовательно, направленность изменений настроения в сторону положительных или отрицательных эмоций зависит от соотношения активации полушарий, особенностей активности левой и правой коры. При преобладании левой коры эмоции имеют положительный знак, при преобладании активности правой лобной коры – отрицательный.

Межполушарные особенности проявляются и в восприятии эмоций. Правое полушарие играет особую роль в формировании эмоциональной экспрессии и в восприятии эмоциональной экспрессии окружающих. Регуляция и оценка эмоциональной экспрессии осуществляются правым полушарием. В 1988 году Ф. Блумф с соавторами впервые провел тест Вада. Метод состоит в том, что в одну из сонных артерий (правую или левую) вводится определенное количество амитала натрия. Благодаря его наркотическому действию происходит временное «выключение» того полушария, которое снабжается соответствующей (правой или левой) сонной артерией. С помощью пробы Вада было установлено, что «доминантность полушарий по речи относительно независима от право- и леворукости; что выключение правого и левого полушарий вызывает разнонаправленные, эмоциональные расстройства. «При угнетении правого полушария наблюдается улучшение настроения, которое описывают как «маниакально - эйфорическое», а при проведении ее слева (угнетении левого полушария) отмечается ухудшение настроения, характеризуемое как «депрессивно – ка­тастрофическое».

Эти исследования показывают, что нарушения эмоциональной сферы и их характер зависят от локализации поражения. Следовательно, два полушария мозга ответственны за формирование разных, а именно отрицательных и положительных эмоциональных состояний. Механизмы отрицательных переживаний находятся в правом полушарии, положительных – в левом. Существует мнение, что нет четкого деления положительных и отрицательных эмоций по полушариям. А в формировании эмоционального состояния участвуют оба полушария головного мозга. Эмоциональные переживания определяются главным образом активностью структур левого полушария. [14] Следовательно, направленность изменения настроения в сторону положительных или отрицательных эмоций зависит от соотношения активности полушарий. При преобладании активности левой лобной коры эмоции имеют положительный знак, при преобладании активности правой лобной коры – отрицательный.

С. Спрингер и Г. Дейч в 1983 году провели исследование взаимосвязи межполушарных особенностей с восприятием эмоций. Для этого испытуемым была проведена демонстрация фильмов разного содержания с помощью контактных линз раздельно в правое или в левое поле зрения. Это исследование показало, что правое полушарие быстрее реагирует на слайды с выражением печали, а левое – на слайды радостного содержания. При этом правое полушарие быстрее опознает эмоционально выразительные лица независимо от качества эмоции. [6]

Существуют и другие подходы к описанию специфики межполушарного взаимодействия в обеспечении эмоций. Например, выска­зывается предположение, что тенденция правого полушария к синтезу и объединению множества сигналов в глобальный образ играет решающую роль в выработке и стимулировании эмоционального переживания. В то же время преимущество левого полушария в анализе отдельных упорядоченных во времени и четко определенных деталей используется для видоизменения и ослабления эмоциональных реакций. Таким образом, когнитивные и эмоциональные функции обоих полушарий тесно связаны и в когнитивной сфере, и в регуляции эмоций.

В рамках информационной теории, разработанной П. В. Симоновым известно, что активация симпатической системы, предшествует максимуму отрицательной эмоции и повышает возбудимость структур головного мозга, в том числе коры больших полушарий. Доминирование в правом полушарии симпатического входа определяет преобладание отрицательных эмоций, отражающих повышение энергетического обмена и рост энтропии. «Парасимпатическое», левое полушарие тормозит отрицательный «эмоциогенез» правого полушария мозга, снижает интенсивность эмоциональных реакций и рост энтропии, не допуская «энергетического истощения» мозга. Эта функция левого полушария связанна с положительными эмоциями. Таким образом, взаимодействие полушарий способствует поддержанию «эмоционального гомеостаза мозга», отражающего энергетический гомеостаз. [6]

По другим представлениям каждое из полушарий обладает соб­ственным эмоциональным «видением» мира. При этом правое полушарие, которое рассматривается как «источник бессознательной мотивации, в отличие от левого, воспринимает окружающий мир в неприятном, угрожающем свете, но именно левое полушарие доминирует в организации целостного эмоционального переживания на сознательном уровне».[11] Следовательно, корковая регуляция эмоций осуществляется в норме при взаимодействии полушарий.

Функциональная специализация полушарии лишь условно дает право разделять их на доминантное и субдоминантное. В настоящее время можно дать лишь относительно полные описания представителей двух крайних типов: «чистых» правшей (левополушарных) и леворуких (правополу-шарных). Амбидекстры имеют результа­ты, сходные с результатами леворуких, и могут быть отнесены к правополушарным.

Левополушарный тип характеризуется доминированием использования правой руки в разнообразных бытовых, игровых и профессиональных действиях. Преобладает вербально-логическое мышление с поэтапным реше­нием конкретной проблемы. Поэтому представители левополушарного типа чаще встречаются среди специалистов технических профессий. Таким людям присущи более высокие временные и регуляторные показатели различных психических процессов – двигательных, когнитивных, эмоциональных.

Эмоционально-личностная сфера характеризуется определенным преобладанием положительных эмоций, что проявляется на всех уровнях эмоциональной реактивности – скорости опознания положительных эмоций, фоновом эмоциональном состоянии и субъективных оценках собственного эмоционального статуса. [11]



Правополушарный тип характеризуется иным набором психических свойств. В двигательных действиях отмечается использование левой руки, наряду с правой. Двигательные, когнитивные, эмоциональные процессы протекают медленнее, механизмы произвольного, волевого контроля психических процессов менее успешны. Преобладает образное, целостное восприятие. Пространственные представления хорошо развиты, что способствует быстрому восприятию и запоминанию взаимного расположения объектов, легкости ориентации в схематических изображениях пространства и в реальной местности. В восприятии речи большее внимание обращается на ее эмоциональную окраску, метафоричность, контекст.

Эмоционально-личностная сфера характеризуется доминированием отрицательной эмоциональной системы, более быстрым опознанием отрицательных эмоций, доминированием негативных эмоциональных состояний в фоне, склонностью к негативным эмоциям при описании своего состояния.[18]

Лица с ведущим правым полушарием чаще встречаются среди представителей художественных профессий.

Таким образом, полушария головного мозга ответственны за формирование разных эмоциональных состояний, а так же за восприятие эмоций.

Эмоционально-личностная сфера левополушарного типа характеризуется определенным преобладанием положительных эмоций, что проявляется на всех уровнях эмоциональной реактивности — скорости опознания положительных эмоций, фоновом эмоциональном состоянии и субъективных оценках собственного эмоционального статуса.

Правополушарный тип характеризуется доминированием отрицательной эмоциональной системы, более быстрым опознанием отрицательных эмоций, доминированием негативных эмоциональных состояний в фоне, склонностью к негативным эмоциям при описании своего состояния
1.5. Пол и функциональная асимметрия
Ещё в древних мифологиях и обрядах правая сторона тела ассоциировалась с мужским началом, а левая – с женским (В.В. Иванов, 1978). Конечно, эти представления были наивными, и всё же половые различия в проявлении функциональной асимметрии были выявлены многими исследователями.

По данным М.П. Брайдена (1977), мужчины более склонны считать себя левшами, чем женщины. Однако самооценка не всегда совпадает с объективными данными. Показано, что леворукость у женщин связана с хорошими пространственными навыками, а у мужчин – с плохими.

Мужчины и женщины различаются по билатеральной электрокожной активности, по взаимосвязи разных форм асимметрии больших полушарий, латерализации эмоций. Показано, что при осмыслении слов мужчины пользуются преимущественно левым полушарием, а женщины – обоими. По теории Г. Ленсделла (1962), подтвержденной его собственными наблюдениями над больными эпилепсией и данными более поздних исследований, отделы мозга, отвечающие за пространственные и вербальные способности, у мужчин располагаются в противоположных полушариях, а у женщин приблизительно поровну в обоих полушариях. В связи с этим у мужчин поражение левого полушария ухудшает выполнение вербальных тестов, а поражение правого полушария – невербальных, у женщин успешность в выполнении вербальных и невербальных тестов не зависит от того, какое полушарие повреждено. И если в результате несчастного случая повреждается левое полушарие, у женщин восстановление основных функций (за счет правого полушария) происходит быстрее, чем у мужчин.

Девочки распознают на ощупь предметы одинаково хорошо правой и левой рукой, между тем как мальчики значительно лучше распознают предметы, когда ощупывают их левой рукой.

Д. Лейк и М. Брайден (1976) выявили, что правое ведущее ухо у мужчин встречается чаще, чем у женщин. Однако ряд исследователей считают эти различия случайными.[10]

Н. Гешвинд (1978) полагает, что существует мозг мужской и мозг женский. Он утверждает, что тестостерон в период внутриутробного развития человека замедляет развитие левого полушария головного мозга. Следствием этого является увеличение у представителей мужского пола правого полушария. Таким образом, именно им на роду написано стать выдающимися музыкантами, художниками, математиками. Этот вывод вроде бы подтверждается данными В.Д. Еремеевой и Т.П. Хризман (2001): в массовой школе более успешны в начальных классах мальчики правополушарного типа («художники») и девочки левополушарного («мыслители»). Однако в гимназии, где в первом классе введен иностранный язык и предметы преподают разные учителя, у мальчиков картина обратная: более успешно учатся левополушарные, а не правополушарные.[20]

По данным Д. Джианитрпани (1981), у мужчин функциональная асимметрия мозга выражена сильнее, чем у женщин. Амплитудные характеристики альфа-ритма ЭЭГ у женщин в левом полушарии выражены слабее, чем в правом; у мужчин наблюдается обратная картина. В.Ф. Коновалов и Н.А. Отмахова (1984) нашли, что межполушарная эмоциональная асимметрия (по ЭЭГ) у женщин при запечатлении различной информации выражена меньше, чем у мужчин. К исходным выводам при изучении функциональной асимметрии с помощью регистрации ЭЭГ пришли и другие исследователи.

Вообще, многие авторы отмечают, что выраженность функциональной асимметрии у женщин в целом ниже, чем у мужчин, и близка к таковой у амбидекстров и у лиц с семейной леворукостью. Однако такое заключение выглядит слишком общим, не учитывающим всю сложность такого явления, как функциональная асимметрия. Многое зависит от показателя, который принимался во внимание при выявлении асимметрии: двигательный навык или двигательное качество, от того, какая система (двигательная, слуховая, зрительная) рассматривается. Например, различий между лицами мужского и женского пола в степени выраженности асимметрии по силе рук нет. В одни возрастные периоды асимметрия может быть не намного больше у мужчин, а в другие периоды – у женщин.[4]

Сопоставляя данные ученых, В.Ф. Коновалова и Н.А. Отмахова пришли к выводу, что левое полушарие и у мужчин, и у женщин специализировано одинаково, а именно для аналитического, последовательного вербально-логического мышления, Правое же полушарие у мужчин более специализировано в аналоговом, образном, пространственном мышлении, которое меньше представлено у женщин ввиду участия его в речевом поведении. Другими словами, заключают авторы, специализации правого полушария у мужчин и женщин различна.
1.6. Методы диагностики межполушарной асимметрии головного мозга

Для определения межполушарной асимметрии используются психофизиологические методики:

1. Методика «Выявления функциональных асимметрий»;

2. Методика «Выявления моторных асимметрий»;

3. Методика «Сенсибилизированный опросник для определения рукости»;

4. Тест на определение моторной асимметрии лица;

5. Тест на определение зрительной асимметрии;

6. Исследование межполушарной асимметрии по ведущему полю зрения (метод дигаплоскопии);

7. Методика «Определение слуховой асимметрии».
Методика «Выявления функциональных асимметрий мозга»
Методика направлена на определение доминирующего типа межполушарной асимметрии. Методика состоит из четырех тестов: тест «Переплетение пальцев», «Проба Розенбаха», проба «Поза Наполеона», тест «Бурные аплодисменты». Первый, третий и четвертый тест направлены на выявление ведущей руки, второй – на выявление ведущего глаза. Тесты содержат два варианта ответа – «Л» (левая рука) и «П» (правая рука). В зависимости от получившейся комбинации букв, определяется тип межполушарной асимметрии. [7]
Методика «Выявления моторной асимметрии»
Методика направлена на определение ведущей руки. Состоит из двух тестов: «Тест на одновременное действие обеих рук» и «Тест на точность попадания».

Тест на одновременное действие обеих рук: одни и те же действия совершают одновременно обе руки, а затем оценивается точность движений той или другой руки. Фигуры, нарисованные ведущей рукой, обычно выглядят более полными и четкими.

Тест на точность попадания: испытуемый выбирает точку на чистом листе бумаги при открытых глазах. И далее пытается попасть в нее карандашом при закрытых глазах. Рука при этом должна быть на весу. Попадания правой руки у правшей оказываются расположенными неподалеку от цели и распределяются от нее равномерно, а площадь разброса по форме приближается к овалу. Попадания же левой рукой у правши оказываются обычно в левой половине листа и дальше от цели, чем попадания правой руки. [20]
Методика «Сенсибилизированный опросник для определения рукости» (для подростков и взрослых)
Направлен на выявление выражения рукости. Опросник содержит 12 вопросов, 5 вариантов ответов – только правой; чаще правой; любой рукой; чаще левой; только левой. Каждый ответ оценивается: только правой – «+2»; чаще правой – «+1»; любой рукой – «0»; чаще левой – «– 1»; только левой – «– 2». Все баллы алгебраически суммируются. Показатели от +24 до +17 баллов оцениваются как «выраженная праворукость»; от +17 до + 9 баллов – как слабая праворукость; от +8 до – 8 как «амбидекстрия»; от – 9 до – 24 баллов как «выраженная леворукость». [7]
Тест на определение моторной асимметрии лица
Тест предназначен для определения моторной асимметрии лица. Испытуемому предлагается: 1) Улыбнуться вначале одной половиной лица, затем другой. Зафиксировать, какой стороной легче и удобнее выполнять задания. 2) Сделать пугающую гримасу отвращения одной стороной, потом другой. Сказать какой удобнее. Так же отметить отклонения носа. У правополушарных нос отклонен влево, у левополушарных – вправо. [20]
Тест на определение зрительной асимметрии
Тест направлен на определение ведущего глаза. Испытуемого просят моргнуть одним глазом, не указывая каким. В этом случае чаще испытуемый моргает не ведущим глазом. [20]


Исследование межполушарной асимметрии по ведущему полю зрения (метод дигаплоскопии)
Исследование зрительной асимметрии дает важную информацию о межполушарном взаимодействии. Одним из основных способов исследования зрительной асимметрии является определение доминирующего поля зрения (ведущего глаза), которое осуществляется методом дигаплоскопии. Он основан на преимущественном первичном восприятии зрительной информации одним ведущим глазом и ее предачи в контрлатеральное полушарие. Поскольку глаз является одним из основных органов чувств, воспринимающих, усиливающих и передающих мозгу дистантную информацию об объектах окружающего пространства, то асимметричное доминирование правого или левого глаза во многом определяет индивидуальные особенности функций мозга и психоэмоциональный статус индивида. Применение метода дигаплоскопии можно использовать также для оценки лабильности нервной системы, которая характеризует динамичность протекания нервных процессов и может лежать в основе индивидуально-психологических особенностей.

Для выполнения данного задания необходимо следующее оборудование:

1. Дигаплоскоп, используемый для рассматривания двумя глазами дигаплоскопических карт со слайдами (виды природы, животных и т.п.).

2. Несколько наборов гаплокарт:

- с двумя одинаковыми цветными слайдами (для настройки объемного изображения на резкость);

- с двумя разными слайдами, на которых изображены черным контуром два разных лица;

- с двумя разными слайдами с распечаткой трех (в столбик) слов;

- с двумя разными слайдами: пейзаж – многофигурная композиция;

- с двумя разными слайдами в холодных – теплых тонах.

Примечание: в каждой гаплокарте оба слайда должны быть равной яркости и совпадать по центру. Для облегчения определения ведущего поля зрения в углах слайда следует поставить какой-либо значок, разный для левого и правого.

Порядок работы:

1. В гаплоскоп вставляется обычная гаплокарта, дающая объемное изображение за счет диспарантности, т.к. обоим глазам предъявляются одинаковые слайды (виды Петергофа, например). Вращая раположенный справа винт, добиваются индивидуально изображения оптимальной резкости.

2. Экспериментатор предъявляет на счет «раз и, два и» т.е. на 2 секунды по очереди две пары гаплокарт. Вкаждой из них справа и слева разные слайды.

При выполнении работы необходимо учитывать следующее. Во-первых, все слайды для обследуемого должны быть ему известны. Поэтому при изменении студентами ролей (экспериментатор-обследуемый) необходимо взять новый набор гаплокарт. Во-вторых, длительность предъявления гаплокарты не должна превышать двух секунд, т.к. примерно через такое время происходит последовательная многократная «переброска» через мозолистое тело информации из доминантного в субдоминантное полушарие и обратно в процессе ее обработки и закрепления в памяти.



  1. Испытуемый должен сообщать, какую картинку он видит преимущественно. Об этом можно судить по присутствию в доминирующем поле зрения височного и назального края одного из слайдов и отсутствию в субдоминантном назального края изображения. Ответы вносят в таблицу.

Таблица 1

Результаты определения доминирующего поля зрения




Номер пары гаплокарт

Левый глаз

Правый глаз

1







2







3







….







Сумма






На доминирующий глаз ставится 1 балл. Если доминирования нет, т.е. оба изображения сливаются в одно полностью, то на левый и правый глаза ставится 0 баллов. Суммируются баллы, полученные для левого и правого глаза по всем слайдам. Большее число баллов свидетельствует о ведущей роли данного поля зрения и, соответственно, доминировании противоположного полушария. Например, если получен результат: левый глаз – 3 балла, правый глаз – 2 балла, то доминирует левое поле зрения и связанное с ним правое полушарие. Можно говорить в данном случае, что «доминирует правое полушарие по ведущему полю зрения».


Методика «Определение слуховой асимметрии»
Методика направлена на определение асимметрии слуха. Состоит из двух тестов: Тест «Шепот» и Тест «Тиканье часов».

При выполнении теста «Шепот» экспериментатор говорит испытуемому шепотом. При равенстве остроты слуха испытуемый поворачивается к говорящему ведущим ухом, т. е. тем ухом, услышанное которым быстрее и легче осознается.



Когда проводится тест «Тиканье часов» испытуемому предлагается оценить громкость тиканья часов тем и другим ухом. Отмечается при этом, к какому уху он подносит часы в первый раз и слышит ли разными ушами громкость тиканья одинаково. Можно отметить, какое ухо испытуемый выдвигает вперед, прислушиваясь к чему-либо. [16]
Список литературы:



  1. Аршавский, В. В. Межполушарная асимметрия в системе поисковой активности / В. В. Аршавский. – Владивосток, 1998. – 135 с.

  2. Бианки, В.Л. Асимметрия мозга животных / В.Л. Бианки. – Л.: Наука, 1985. – 295 с.

  3. Бианки, В. Л. Обзор: латеральная специализация мозга животных// Физиологический журнал СССР. - 1980. - №11.

  4. Брагина, Н. Н. Функциональные асимметрии человека / Н. Н. Брагина, Т. А. Доброхотова. – М.: Медицина, 1988.

  5. Данилова Н.Н. Учебник для вузов. – М.:Аспект Пресс, 1998. – 373с.

  6. Доброхотова, Т. А. Асимметричный мозг – асимметричное сознание / Т. А. Доброхотова, Н. Н. Брагина //Журн. Высш. Нервн. Деят. – 1993. – т.43. – №2. – 256 с.

  7. Доброхотова, Т. А. Левши / Т. А., Доброхотова, Н. Н. Брагина. – М., 1994. – 231 с.

  8. Ефимова, И.В. Амбидекстрия – один из вариантов латеральной организации мозга человека / И.В. Ефимова, Е.Д. Хомская, Е.В. Будыка // I Международная конференция памяти А.Р. Лурия / Под ред. Е.Д. Хомской, Т.В. Ахутиной. – М.: Российское психологическое общество, 1998. – С. 145 – 153.

  9. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология. – СПб.: Питер, 2001. – 464с.

  10. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчин и женщин. – СПб.: Питер, 2003. – 544с.

  11. Костандов, Э. А. Механизмы изменений функциональных межполушарных отношений // Вестн. Рос. АМН – 1994. – № 1. – С 28–30.

  12. Костандов, Э. А. Функциональная асимметрия полушарий мозга и неосознаваемое восприятие / Э. А. Костандов. – М: Наука, 1983. – 170 с.

  13. Леутин, В. П. Функциональная асимметрия мозга: мифы и действительность / В. П. Леутин, Е. И. Николаева – СПб: Речь, 2005. – 368 с.

  14. Лук, А. Н. Эмоции и личность / А. Н. Лук – М.: Знание, 1982.

  15. Лурия, А.Р. Высшие корковые функции человека / А.Р. Лурия. – М.: Изд-во МГУ, 1969. – 126 с.

  16. Маркина Л.Д. Психофизиология. Учебно-методическое пособие. Владивосток: Медицина ДВ, 2003. – 116с.

  17. Марютина, Т. М. Введение в психофизиологию: учебное пособие / Т. М. Марютина, О. Ю. Ермолаев – М.: Флинта, 2002. – 400 с.

  18. Михайлова, Е. С. Межполушарная асимметрия зрительных вызванных потенциалов при опознании эмоциональной лицевой экспрессии / Е. С. Михайлова, Д. В. Давыдов, А. Н.Моргунова // Физиол. Человека. – 1996. –Т.22. – №5. – С. 92.

  19. Москвин, В. А. Межполушарная асимметрия и индивидуальные стили эмоционального реагирования // Вопр. Психологии. – 1988. – №6. – С. 117–118.

  20. Реброва, Н. П. Функциональная межполушарная асимметрия мозга человека и психические процессы / Н. П. Реброва, М. П. Чернышева. – СПб.: Речь, 2004. – 96 с.

  21. Ротенберг В. Сновидения, гипноз и деятельность мозга. – М.: ООО «Центр гуманитарной литературы «РОН»», В. Секачев, 2001. – 256с.

  22. Спрингер, С. Левый мозг, правый мозг / С. Спрингер, Г. Дейч. – М.: Мир. 1983. – 256 с.

  23. Хомская, Е.Д. Нейропсихология индивидуальных различий / Е.Д. Хомская и др. – М, 1997 –281 с.

  24. Шульговский В.В. Основы нейрофизиологии: Учебное пособие для студентов вузов. – М.: Аспект Пресс, 2000. – 277с.

  25. Шульговский, В. В. Физиология высшей нервной деятельности с основами нейробиологии. Учебник для вузов/ В. В. Шульговский. – М.: Академия, 2003. – 463 с.

  26. Зорин, А. Публичная лекция. История эмоций. [Электронный ресурс]. – Электронные данные. – Режим доступа: http://go.mail.ruФормирование фундаментальной межполушарной асимметрии [Электронный ресурс]. – Электронные данные. – Режим доступа: http: www. wikipedia. ru



Содержание




Содержание 32

Позиция № 81

в плане издания

учебной литературы

МГУ на 2012 г.

Рецензент:

М.Ю. Протопопова, кандидат медицинских наук, доцент

Составила Моисеева О.Ю.


Функциональная межполушарная асимметрия мозга человека.

Методы диагностики.
Печатается в авторской редакции

2,3 уч.- изд. л. Формат 60  84 1/16

Тираж 100 экз. Заказ №


Отпечатано в типографии ИПК МГУ им. адм. Г.И. Невельского

690059, Владивосток, 59, ул. Верхнепортовая, 50а




Каталог: dir -> ins mgi -> Metod
Metod -> Г. И. Невельского Берг Т. Н суицидальное поведение военнослужащих (теоретические аспекты) Учебное пособие
Metod -> Г. И. Невельского О. Ю. Моисеева психодиагностика индивидуальных особенностей личности. Часть психодиагностика характера учебно-методическое пособие
Metod -> Профессиональное самоопределение подростков
Metod -> Методическое пособие для студентов III курса факультета психологии Специальность 0204, 52100, 031300
Metod -> Учебно-методическое пособие для студентов III курса факультета психологии Специальность 0204, 52100
Metod -> Методические указания для практических занятий по курсу «Специальный практикум по психологии»
Metod -> Методическое пособие для практических занятий по курсу «Специальный практикум по психологии»
Metod -> Г. И. Невельского Мельникова О. В., Черемискина И. И. Теоретические основы и методы профориентационной работы Учебно-методическое пособие
Metod -> Методическое пособие для студентов III курса факультета психологии Специальность 0204, 52100, 031300


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница