«Гендерное и социально-классовое маркирование стиля жизни в массовой культуре


Раздел 4. Зеркало для телезрителя: анализ полученных выводов



страница3/6
Дата12.05.2016
Размер1.06 Mb.
1   2   3   4   5   6

Раздел 4. Зеркало для телезрителя: анализ полученных выводов


На основе данных, собранных исследователем, были выдвинуты следующие предположения:

  • существует «мнимое сходство»53 телесериала «ККСЖ» с реальной жизнью, основанное на формировании «эмоционального доверия зрителя»54 за счет авторских средств выражения;

  • втянутого в драматургию телесериала зрителя привлекает именно то, что при просмотре фильма он может применить на себя разные роли без риска быть вовлеченным в представленную в телесериале жизнь55,

  • зрители находят сходства с персонажами телесериала только в том случае, если фильм им нравится,

  • главные героини телесериала «ККСЖ» - представительницы постсоветского «нового среднего класса»56, что повлияло на популярность телесериала у зрителей, так как показанные в фильме герои «живут как все»,57

  • существует взаимопроникновение информации «из телевизора» в приватную сферу зрителей, и, наоборот, производство информации зрителями, которые объединяются для критики кинофильма и обсуждения соответствующих проблем.

Полученные в результате интервью данные не могут быть спроецированы на генеральную совокупность вследствие специфики метода отбора, метода опроса и объема выборки.

Согласно анализу зрительских репрезентаций, в целом связи сюжетной линии телесериала с реальным миром местами видятся довольно расплывчато, однако жизнь современных российских женщины и мужчины в сфере построения личных отношений, отношений в семье и дружбы представлена очень ярко.

Подтверждение того, что зрительское понимание кинофильма может быть сведено к единой системе координат, в которой возможно выделить общие коды, мы находим в сводной таблице кодировки:
Список основных категорий и подкатегорий зрительского анализа


Категории анализа

Подкатегории анализа

Зрительское понимание

основная идея




причины создания




сходство с героями




понравившиеся герои




не понравившиеся герои




соответствие реальности

Привлекательность фильма

оценка фильма




отношение к фильму




причина просмотра




симпатия к героям




популярность режиссера




состояние в фан-клубе




обсуждение сериала

Феминистские/антифеминистские идеи

мужчина




женщина




пол




неравенство




гендер




стереотип

Зритель

саморепрезентация




класс




сфера деятельности

Анализ категорий и подкатегорий выявил, что восприятие аудиторией сериала «Краткий курс счастливой жизни» тесно коррелирует с категорией «реальная жизнь» и противопоставляется понятию сериалов в целом.

Так, элементы киноповествования, ранее считавшиеся техническим браком, такие как нечеткое изображение, трясущаяся камера, преувеличенно крупные планы и прочие, активно используются авторами фильма и создают эффект «максимальной приближенности к реальности». Диалоги в «ККСЖ» имитируют повседневную речь. Данные приемы в совокупности усиливают иллюзию «подсматривания за реальными людьми» у телезрителей, что создает впечатление полной реальности происходящего на экране. «Погружение в киномир Германики сопровождается эффектом узнавания, словно на экране мы видим жизнь, снятую на мобильный телефон такой, какая она есть».58 Таким образом, неудивительно, что респонденты отнесли «ККСЖ» к разряду «неформатного, авторского кино» (П.Н., 22 года, организатор праздников), объяснив это тем, что в данном телесериале нет «подмены понятий красивыми картинками» (Т.Н., 57 лет, архитектор) и «голливудщины» (П.Н., 22 года, организатор праздников).59 В этих словах респондентов находит подтверждение тезис о том, что существует «мнимое сходство»60 телесериала «ККСЖ» с реальной жизнью, основанное на формировании «эмоционального доверия зрителя»61 за счет авторских средств выражения. Авторскими средствами выражения, вызывающими доверие и «достоверность», зрители посчитали «трясущуюся камеру» с «эффектом подсматривания» (операторскую работу упомянули 10 из 14 опрошенных) и «схожесть с реалити-шоу» (Е.Т., 26 лет, PR-менеджер). ««Узнавая реальность», мы в действительности распознаем популярные дискурсы, определенное мировоззрение, которое претендует на тотальность описания окружающего мира, но, содержа внутренние противоречия, критикует само себя»62

Однако иллюзия реальности происходящего на экране еще не означает идеологической нейтральности63. Зрительская аудитория телесериала видит четкое разграничение общества на «мужскую» и «женскую» сферы со своими отдельными функциями, обязанностями, решениями и действиями.

Итак, несмотря на противоречивые мнения респондентов о содержательной части телесериала, ими были единогласно выбраны герои-носители образов «типичной российской женщины» и «типичного российского мужчины». Как мы видим, типичная российская женщина представлена в результате следующими общими характеристиками:

«Женщина из соседнего подъезда»

Истеричная

Попадает в ловушку самой себя

Задавлена рутиной и бытом

Взвинченная

На нервах, в напряжении

Ей не хватает любви

«Тянет лямку»

Привыкла быть №1, но не получается

Обделена женским счастьем

Протестует против своей правильной жизни

В замкнутом круге

«Социальщина»

«Волновалась, напрягалась – а тут ей и много лет уже!»

«Реальная клушка»

«Разбитая»

Ввязалась в «бытовую измену»

Очень примитивна

«Неадекватные отношения с детьми и неадекватные дети»

Проста, понятна, неинтересна

В целом, типичная российская женщина воплощена, по мнению респондентов, в образе героини Кати. «Наиболее типичный женский образ, на мой взгляд, - это Катя. Уверена, вот, у каждого из нас есть хотя бы одна такая знакомая: подруга, родственница, коллега по работе, подруга вашей приятельницы…» (Т.Н., архитектор, 57, жен.), «Хочется ей быть и красивой, желанной, любимой, и хочется гордиться своими детьми… А вместо этого бесконечный круговорот скучных и неинтересных дел, ну и, как и всегда, вот эти войны отцов и детей, да и равнодушный муж…» (Т.Р., менеджер, 30, жен.), «Мне понравилась героиня Кати, она очень органична. И, пожалуй, наиболее реалистична, нежели другие женские персонажи. Мне понятны ее желания, мотивы и стремления» (Ю.К., 32, менеджер, жен.).

Типичный же российский мужчина репрезентируется респондентами следующим образом:

Несимпатичен

«Безвредный пьяница»

Его «почему-то все равно любишь»

Добрый

Пассивный

Инертный

Безвольный

Простой

«Мужик»

«Быдловатого» вида

Прямолинейный

Не умеет «видеть человека»

По мнению большинства респондентов, воплощением типичного российского мужчины является герой Сергея Бурунова Тимур Валеев, упоминаемый респондентами как «Мент». Согласно сюжету телесериала, Тимур работает полицейским в одном из московских отделений. К нему обращается за помощью замужняя героиня Люба, у которой вор крадет кошелек, и, в результате знакомства, у Тимура и Любы начинается роман. Как видно из сюжетной линии, герой Сергея Бурунова действительно представлен в телесериале не только в ситуации работы, но и в ситуациях, связанных с личной жизнью, что дает телезрителям возможность оценивать его не только как полицейского, но и как мужчину. Однако, проанализировав ответы респондентов, автор исследования приходит к выводу, что понятие «типичность» в данном случае может восприниматься зрителями не только в контексте гендера, но, скорее, в контексте профессиональной идентификации. Ввиду данного наблюдения, есть основания полагать, что информанты узнали в Тимуре Валееве, скорее, не «типичного российского мужчину», а «типичного российского полицейского». «Из мужчин типичный, пожалуй, вот этот мент! Ну, то есть я себе ментов такими и представляю» (А.Г., бухгалтер, 25, жен.), «Вообще у меня бывали случаи, я общался, получается, с участковыми, и вот они – какие-то именно такие, реально! Они сидят, быдловатого вида, качают какие-то свои права, очень прямо тебе всё говорят, ничего не стесняются…» (П.Н., организатор праздников, 22, муж.), «Актер, известный всем как комик «Большой разницы», в роли Мента – вот это было интересно. Мне кажется, что это она (Германика – прим. авт.) правильно сделала, что сделала его типичным. Он сыграл вот именно такого типичного товарища – и это было интересно!» (Н.С., 33, кинокритик, жен.).



Таким образом, мы видим, что образ мужчины в телесериале респонденты явно связывают со сферой публичного, воспринимая героя, прежде всего, как работника и члена общества. В то же время, сфера приватного, очевидно, относится к образу женщины, связываясь респондентами с понятиями семьи, быта, дома.

В то же время, можно отметить, что «построенные на принципе разделения женских и мужских ролей, ««отношения» в сериале не работают или работают плохо. Это происходит не только потому, что сам традиционалистский дискурс задает мужчинам и женщинам разнонаправленные векторы интересов. Проблема осложняется еще и тем, что в действующих условиях воплощать идеализированные представления о «мужественности» и «женственности» становится все сложнее: вне схемы «мужчина-добытчик, женщина-домохозяйка» традиционные гендерные роли утрачивают свою логику».64  Важно отметить, что мужчины, в целом, хоть и соотносятся зрителями со сферой публичного, однако не воспринимаются ими в качестве брутальных добытчиков и «воинов», способных решить все женские проблемы. «Мужчины в этом сериале какие-то безвольные, бесхарактерные» (М.С., PR-менеджер, 25, жен.), «Что касается мужчин, то они, на мой взгляд, выставлены этакими, жертвами непровозглашенного матриархата. Они не умеют просто быть самостоятельными, успешными, мужественными… если за спиной у них нет «мамочки», которая говорит им, что и когда нужно делать. И вот в противном случае, если «мамочка» отсутствует, мужчины начинают ее активно искать. При этом они же не гнушаются выглядеть малодушными, недостойными просто, да немужественными!» (Т.Р., менеджер, 30, жен.), «Не было мужчины в сериале, нет такого образа. Он отсутствует… Не раскрыли они мужчину, они его только чуть-чуть показали, а потом сказали «все, хватит вам мужика», все равно кончится, to be continued не будет» (Э.Г., журналист, 20, жен.), «Ну, я думаю, что мужчинам это неприятно видеть – себя с такой стороны!» (Н.С., кинокритик, 32, жен.). Таким образом, можно сказать, что большинство мужчин в телесериале постоянно терпят фиаско в отношении подтверждения своей маскулинности (это могут быть алкоголизм, проблемы в семье или в карьере, и тому подобные проблемы). В то же время, женщины больше не ассоциируются единственно с «хранительницами домашнего очага»: теперь они должны выйти на работу и обеспечить свою жизнь самостоятельно. «Что примечательно, кстати, женщины все независимые в какой-то степени… сами ведь работают и содержат себя» (А., домохозяйка, 32, жен.), «Женщины показаны более сильными и целеустремленными, по сравнению с мужчинами» (А.А., ассистент рекламного отдела, 25, жен.), «Слишком очевидно, что очень много зависит от самой женщины, если не все» (Т.Р., менеджер, 30, жен.). Таким образом, мы наблюдаем некоторое нарушение границ женственности в современном мире и переход её в «чистую мужественность»65: «…возникает сильное подозрение, что на действительно мужественное художественное высказывание как раз женщина-то в большей степени и способна».66 Мы видим наличие феномена трансгрессии в телесериале – этого «размывания границ мужественности и женственности», которое, несомненно, влечет за собой преодоление женщинами различных запретов современного российского патриархального сообщества. Здесь мы видим дополнительные смыслы и вопросы для исследования: «оценить, может ли трансгрессия использоваться как средство порождения социальных перемен» и рассмотреть процесс нового современного «становления женственности».67 Выясняя, помогает ли зрительскому «становлению женственности» просмотр телесериала «Краткий курс счастливой жизни», мешает ли, или, вовсе не оказывает на него влияния, автор исследования не приходит к строго определенному однозначному выводу, так как принимает во внимание динамику изучаемой темы. «Искусство позволяет нам понять, что настоящее содержит в себе потенциал для изменений, потому что оно подрывает привычные, социальные структуры репрезентаций… сохраняя виртуальную тень настоящего»68.

Налицо явное подтверждение тезиса о пост-феминистской направленности телесериала, причем «в приставку «пост -», в данном случае, вкладывается идея не о возрождении, а об окончании эпохи феминизма».69 В контексте данной работы понятие пост-феминизма необходимо воспринимать как диалог между различными сторонниками женской индивидуальности. Несмотря на существование очевидной оппозиции патриархата и феминизма, «пост-феминизм включает в себя как традиционные, так и современные выражения женственности»70. То есть, по большому счету, речь в данном случае ведется не о равноправии мужчины и женщины, а, непосредственно, об анализе гендерных ролей в телесериале. Таким образом, подтверждение тезиса о пост-феминистской направленности телесериала выражается во мнениях:



  • об обесценивании работы женщин, в том числе и по дому (интерпретация информантами категории «БЫТ» как «Опостылевший воз проблем» «Мутный сон» «Проблемы с ребенком»), однако, с неизменным присутствием «женской двойной занятости»;

  • о желании уставших от постоянной работы женщин жить за счет мужчин («Занимаются сексом без любви, за деньги мужчин», «Я бы лучше показала, что есть женщины, которые ждут своего счастья, а не кидаются на богатых шефов»),

  • о снижении значимости феномена самостоятельного материнства ввиду занятости женщин решением других проблем, не связанных с семьей, а связанных с построением карьеры и поиском «лучшей жизни» («Неадекватные отношения с детьми и неадекватные дети», «Сын героини Ходченковой ей вообще не нужен – им занимаются другие»),

  • о тенденции к общей пассивности населения (женщина не может исправить своих проблем, но и «инертный», «безвольный» мужчина не стремится ей помогать)71.

«В телесериале представлены женщины, олицетворяющие целое поколение и при этом не имеющие интересов, не связанных с воплощением глянцевых стандартов внешности, решением бытовых задач и погоней за мужчинами».72 Таким образом, репрезентации субъективности современных женщин и их выражение в их межличностных отношениях, действительно наводят на размышления о пост-феминизме. Пост-феминизм может быть чрезвычайно ценным индикатором для признания и анализа последних изменений в женских представлениях о феминизме. В пост-феминистской культуре акцент в «сказках» сместился с «и жили они долго и счастливо» на идеи о развитии самостоятельности, самодостаточности женщины, изменении себя и женской самореализации73. В сериале эти идеалы пересекаются с другими изображениями удовлетворения74, такими как консюмеризм. На передний план выходит дискурс о человеческих отношениях в рамках продолжающегося диалога о балансе между феминизмом и женственностью. На первый взгляд, пост-феминистский подход решает эту дилемму, утверждая, что современная женщина может получить всё сразу: «настоящую, самостоятельную себя» и «реальную любовь».

В поздних 1960-х феминистки в Америке заговорили о том, что «волшебные сказки»75, о которых повествуется в телесериалах, дают женщинам превратные представления о женских ролях в семье и обществе в целом. Более поздние авторы оспорили этот упрощенный анализ, утверждая, что зрители-женщины отождествляют себя как с героинями, так и с героями, а сами сказки воспринимают одновременно и в качестве побега от реальности и получения удовольствия, и как действительную надежду на преобразование своей жизни76. Можно признать, что любовь соотносится с участием женщин в патриархальных отношениях, в то же время отметив, что она также может быть силой для сопротивления.

Интеграция феминизма в публичную сферу необратимо повлияла на понимание людьми гендерных ролей и проблем в своей собственной жизни, соответственно, таким образом, феминистское сознание стало частью и публичной, и приватной сфер.

Появление пост-феминизма сигнализировало о резком повороте в представлениях о классическом феминизме. Так, Phil BC утверждает, что понятие «феминизм» уже устарело, оно более не является актуальным, так как структурное гендерное неравенство в современном обществе исчерпало себя: женщины, по мнению автора, обладают сейчас равными правами с мужчинами77. В целом, пост-феминистский дискурс интерпретируется исследователями либо как смерть феминизма, либо как отражение институционализации феминизма, что обеспечивает рефлексию в отношении феминистских дискурсов в общем. Исходя из этого утверждения, Georgina Isbister предлагает, что в дискурсе о популярном пост-феминизме прослеживаются обе эти линии78. Таким образом, пост-феминизм отражает институционализацию академического феминизма, а появление популярного пост-феминизма означает нормализацию феминизма в общественной сфере как популярной культуры. В самом деле, пост-феминизм возник как пространство, что облегчает диалог между различными сторонниками женской индивидуальности просто из-за присущих ему противоречий и имеет потенциал для оценки текущего состояния феминизма в культурах мэйнстрима79. Несмотря на существование очевидной оппозиции патриархата и феминизма, пост-феминизм помещает в себе как традиционные, так и современные идеалы женственности.

Телесериал «ККСЖ» идет в угоду популярным пост-феминистским прокламациям о том, что эпоха феминизма закончена, демонстрируя это в персонажах и сюжетных линиях. Таким образом, в телесериале прослеживается выраженная пост-феминистская линия, делается акцент на гендерном анализе эмоциональной работы в публичной и приватной сферах общества.

Все эти аспекты находят широкий отклик у зрителей телесериала и авторов, пишущих для СМИ и тем самым формирующих ядро рационально-критического дискурса вокруг сериала. Это дает возможность вынесения фильма «ККСЖ» в публичную сферу обсуждения и составления общих «собирательных» характеристик типичных представителей современного российского общества на его основе. Очевидно, что «информационным поводом для создания подобного кинопродукта служит существующее общественное беспокойство по поводу серьезных социальных трансформаций, приводящих к диверсификации семейных форм, но не находящих, помимо морализаторских суждений о «падении нравов», никаких иных объяснений»80



Далее мы осуществляем переход к классовому аспекту в сериале. Рецепции аудитории в отношении класса подлежат изучению, так как посредством телесериала зрителями возможен пересмотр властных иерархий в обществе. Женская идентичность, по мнению Phil BC81, задается понятием потребления. Так, героини «ККСЖ» демонстрируются в ситуации работы, однако если об их работах заходит речь, работают они без должных усилий. «Бросается в глаза, что род деятельности героев, трудовые отношения, быт — то есть, то, что должно как-то характеризовать их классовую принадлежность, показано в фильме максимально небрежно, обще».82 Важно понять, не является ли репрезентация среднего класса в сериале моментом телевизионной манипулятивной публичности, так как неверное использование паблисити подтачивает публичную сферу. Пропаганда навязываемых классовых ценностей может быть осуществлена посредством сериала, предлагая с экрана телевизора визуальную иллюзорность. Мы видим на экране различные социальные проблемы, но не видим проблемы классового неравенства. В контексте неолиберальной идеологии можно утверждать, что изучаемый телесериал является социальным заказом: это - своеобразное средство отвода проблем классового неравенства от публики. «Действие «ККСЖ» происходит в таком немного условном, облагороженном мире благополучного среднего класса, где никто вроде особо не надрывается на работе, зато часто отрывается по клубам, и существование огромного количества малоимущих россиян, равно как и других социальных язв, остается за кадром, как в стандартной мелодраме».83 Таким образом, телезритель не видит на экране социального класса, который опускался бы ниже среднего, и все социальные проблемы в данном контексте автоматически закрываются для анализа публикой ввиду их элементарного отсутствия. Автор данного исследования находит, что тем самым в телесериале создается «конденсированность» социального класса. В «ККСЖ» демонстрируется фактически только средний социальный класс, и через опыт женщин, работающих в офисе, сериал определяет, что это такое - быть женственной - для всех женщин всех классов. Автор приходит к выводу, что существует небольшая социальная дистанция между такими персонажами, как героини «ККСЖ» и реальной аудиторией данного телесериала (так, восемь из четырнадцати опрошенных сами являются принадлежащими к офисной корпоративной культуре женщинами от 24 до 33 лет), поэтому спрос на такие фильмы будет всё больше и больше. «Много всякого неприятного… и так каждый день видишь. А я прихожу домой, готовлю ужин и хочу увидеть что-то новое и интересное – хотя бы в сериале, отойти с помощью этого от своих каких-то проблем» (М.С., 24, менеджер, жен.). Возможное объяснение социально-классовой политики в сюжете сериала также сводится к самому его сюжетному контексту: социально-экономическая жизнь героев должна быть обустроена настолько хорошо, чтобы проблемы социального статуса не мешали им сосредоточиться на «любовной» линии. Таким образом, можно обозначить, что доминирующая идеология российского патриархата, капитализма и консюмеризма в своих целях стремится сводить большой спектр социальных проблем к более узкому его кругу, и телесериал становится подпиткой аудитории селективным набором социальных знаний. Как именно это происходит, выясняется и анализируется с помощью изучения зрительских репрезентаций телесериала.

Итак, в сериале главными героинями являются только женщины белой расы, непременно нуждающиеся в мужчинах рядом с собой, и относящиеся к среднему классу потребления, что не в состоянии помочь исследовать проблемы, связанные с принадлежностью к меньшинству или более низкому/высокому социальному статусу, и, в конечном счете, ведет к маргинализации таких групп. «ККСЖ» является продуктом капиталистической и пост-феминистской культуры. В целом, успех телесериала «ККСЖ» может быть вызван тем, что социальные идеи, производимые телесериалом, продолжают «циркулировать в обществе и воспроизводить сами себя, так, что зрителям всегда будет мало»84.

Тезис о том, что втянутого в драматургию телесериала зрителя привлекает именно то, что при просмотре фильма он может применить на себя разные роли без риска быть вовлеченным в представленную в телесериале жизнь,85 был подтвержден, по мнению автора, частично. «Желание видеть… не предполагает слияния с объектом, напротив, сохранение дистанции, разрыва, пустоты между объектом и собственным телом (глазом) является отличительной чертой этого желания».86 В исследовании ставилась задача изучения саморепрезентаций аудитории телесериала. И первое, на чем было заострено внимание – это четкое разграничение всеми респондентами категории «СЕМЬЯ» на «своё» и «чужое»: «В моей семье хорошие, дружественные отношения, а в семьях героев – плохие». Интерпретация и объяснение сложившейся ситуации могут быть следующими. Поскольку в интервью рассказчик в первую очередь позиционирует самого себя, в данном случае имело место специальное противопоставление телезрителей с героями сериала, как поднятие самих себя на более высокий уровень с неосознанным желанием казаться лучше, чем герои фильма. В соответствии с данным выводом можно отметить, что тезис о том, что зрители находят сходства с персонажами телесериала только в том случае, если фильм им нравится, своего подтверждения вообще не нашел. Из четырнадцати опрошенных одиннадцать человек отметили, что фильм им очень понравился, однако трое из них вообще не нашли в себе никакого сходства ни с одним из персонажей, а еще четверо отметили лишь попадание в чем-то похожие ситуации, что возникали у героев телесериала.

Общая тенденция, которую можно отметить – это занятость информантов и, как следствие, нехватка свободного времени, что, однако, не помешало ни одному из опрошенных посмотреть все 16 серий телесериала. Доступ к просмотру телесериала аудиторией также варьируется в широком диапазоне: от тех, кто смотрел каждую серию в день её выхода в эфир до тех, кто вообще не знал, когда телесериал идет по телевизору, а смотрел с помощью интернет-ресурсов. Это говорит о широком воздействии и разнообразии медиа в наше время: сериал «становится важным медийным феноменом на самых разных платформах»87.

Важно отметить, что, в целом, как жанр, «сериал изначально рассчитан на домашний просмотр, а не на коллективное переживание в кинозале»88, что также делает более приватным и его обсуждение. Анализ подкатегории «ОБСУЖДЕНИЕ ТЕЛЕСРИАЛА» выявил, что самые активные дискуссии у всех респондентов протекали с родственниками, членами их семей, что показывает высокую степень приватности дискурса в данном контексте. «ККСЖ» также обсуждался респондентами с их друзьями и коллегами, тринадцать из четырнадцати опрошенных дали ответ, предполагающий такое обсуждение как само собой разумеющееся («естественно, обсуждали»). «Я уже говорила: и флэшку мне мои дети принесли, да, конечно, именно с ними я обсуждала» (Т.Д., 57, архитектор, жен.), «Мужчин, смотревших этот сериал, я вообще не знаю. А женщины, подруги мои в смысле, с которыми мы обсуждали, – им всем за 30, они менеджеры среднего звена в разных компаниях, в основном, кто-то замужем, кто-то - нет. Обычные!» (Т.Р., 30, HR-менеджер, жен.), «Начала смотреть, когда на первом канале шли последние серии, втянула мужа. Смотрели с ним, не отрываясь, обсуждали» (Ю.К., 32, менеджер, жен.), «С папой, с папой я смотрел и обсуждал сериал… Он же имел резонанс, конечно. Люди смотрят первый канал. Я общался, общался, вот, не один и не два моих знакомых видели, а много кто» (П.Н., 22, организатор праздников, муж.). В этом находит подтверждение тезис о том, что существует взаимопроникновение информации «из телевизора» в приватную сферу зрителей, и, наоборот, производство информации зрителями, которые объединяются для критики кинофильма и обсуждения соответствующих проблем.

Мнение телезрителей об авторах фильма является крайне разрозненным. К категории «АВТОРЫ» информанты склонны приписывать, прежде всего, режиссера, сценариста и продюсера, также несколько раз упоминался оператор картины. Оценки работы каждого из создателей фильма были весьма противоречивыми: от «Эрнст – молодец, показал сериал на первом канале» (П.Н., 22, организатор праздников, муж.) до «Непонятно, зачем Эрнсту это надо» (М.С., 24, менеджер, жен.). Это дает почву для более подробного анализа отношения зрительской аудитории к телесериалу, к каждому из авторов и зрительского восприятия того, кого непосредственно стоит считать автором фильма. В целом, «у "Краткого курса..." четыре автора-создателя: Анна Козлова (сценарий), Константин Эрнст и Денис Евстигнеев (продюсеры) и, конечно же, Валерия Гай Германика (режиссер). И все они на равных могут разделить успех и своего замысла, и воплощения… Сериальная структура "Краткого курса..." не разрушалась на протяжении 16 серий, в ней не было лишнего»89. 


Несомненно, все информанты указали в качестве основного автора фильма его режиссера Валерию Гай Германику. «Ну что известно? В первую очередь, конечно, то что Германика – это в первую очередь, первый звонок» (Н.С., 33, кинокритик, жен.), «Я знаю, что его («ККСЖ») создали уже после скандально прославившегося сериала «Школа». Режиссер – Валерия Гай Германика, которая училась у Марины Разбежкиной» (Е.Т., 26, PR-менеджер, жен.), «О создании сериала мне неизвестно абсолютно ничего, за исключением, что это сериал Гай Германики» (А., 33, домохозяйка, жен.). «Вообще, умение работать с актерами, их органичное существование в кадре в таком рваном режиме "реалити" – это режиссерская заслуга»90. «Используя в создании портретов своих современниц культурные коды «традиционной женственности» и даже иронизируя над собственными патриархатными фантазиями, сама Германика, тем не менее, выступая публично, занимает позицию уважаемого профессионала».91

Проблема, которую поднимают В. Гай Германика и А. Козлова в телесериале «ККСЖ», заключается в самом содержании ценностей, которые принуждают членов современного общества стремиться к удовлетворению своих потребностей по установленному образцу, с использованием методов, связанных с обманом и подавлением другого. «ККСЖ» – это, по сути, драматическая история поколения, выросшего в позднесоветский период, которое вошло во взрослую жизнь в конце девяностых - начале двухтысячных годов. Взросление данного поколения пришлось на тяжелое время смены власти в России, тяжелую экономическую ситуацию в стране. Как отмечает кинокритик и социолог Лидия Маслова, «само словосочетание «Краткий курс» вызывает и ассоциации с «Историей ВКП(б)», создающие дополнительный иронический обертон, тем более что в фильме краткий курс правильного обращения с мужчинами зачитывает женщина-политик Ирина Хакамада».92

Однако «независимо от того, в какую идеологическую и экономическую систему встроено кинопроизводство, без визуального наслаждения, связанного с проявлением скопофилического или вуайеристского желания, нет и кино».93 Герои телесериала демонстрируют такие представления о «мужественности» и «женственности», которые предполагают отсутствие чувств к другому и незнание о понятии «сопереживание». «Тот единственный реализм, существование которого допускается сюжетной конструкцией телесериала, не социальный, а сексуальный. Поиск партнера — единственная цель всех контактов Саши и ее коллег, они плохие родители и плохие дети, их дружба носит характер тайного женского общества, военного союза против общего врага. Мужчины, в массе своей, представлены не лучше. Они так же фрустрированы, но кроме того еще и разобщены».94 Идея о сексуальной зависимости практически каждого из героев «ККСЖ», несущей также зачастую материальную выгоду, действительно лейтмотивом проходит через весь фильм. «Герои «ККСЖ» живут натуральным хозяйством, главная валюта которого — сексуальное желание»95 и «какой-то, пусть даже неуловимый привкус проституции, пусть легчайший ее налет так или иначе сопровождает почти каждую женскую жизнь, независимо от того, насколько девушка меркантильна и насколько любит деньги, — это зависит не от конкретной личности, а каким-то образом заложено в самом мироустройстве, и авторы «ККСЖ» этот нюанс довольно точно улавливают».96

Многие телезрители назвали сериал «порнографическим» в отзывах на сайте первого канала.97 Подобные мнения встречаются и у информантов: «Если нам показывают четырнадцатилетнюю девочку, которая бегает заниматься сексом к соседу в то время, как за стенкой с его отцом занимается сексом твоя мама, то, черт побери, что же мы пропагандируем?» (Э.Г., 20, журналист, жен.), «Мужчины все там сплошь тупые бесчувственные боровы, трахающие тех, кто согласится лечь с ними в постель. Кроме секса и алкоголя интересов не имеют. Женщины тоже легкие на секс и не задумываются о последствиях своих действий для своей жизни» (В.Н., 25, помощник руководителя, жен.), «Это люди с их… отношением к сексу, порой весьма откровенные, и, там, и даже некрасивые кадры» (Т.Д., 57, архитектор, жен.). Всё это, несомненно, поднимает вопрос нравственности в изучении зрительских репрезентаций. «Нередко образы, конструируемые масс-медиа и искусством, более непристойны, чем «фактическая» порнография. Поэтому не существует четко сформулированных критериев, по которым мы можем определить порнографическое».98 Кино как жанр искусства, репрезентирующий гендер, необходимо рассматривать и с точки зрения таких механизмов социального регулирования в обществе, как мораль и нравственность. Вместе с тем, искусство в современности существует в рамках законов рынка, как товар. «Так что появление и распространение в искусстве излишне откровенных и даже антисоциальных тем, с одной стороны, связано с процессом расширения границ эстетического… с другой стороны, с «политической» подоплекой этого вопроса, а именно, с необходимостью те или иные выгодные темы сделать массовым брэндом».99

В свою очередь в отношении гендера и «массовых брендов» принято говорить о сравнении «Краткого курса…» с «Сексом в большом городе». «Наверное очевидно, что это какая-то пародия на «Секс в большом городе». Даже прическа выдает – главной героини» (М.С., 24, менеджер, жен.), «Ну это, конечно, это у всех первая ассоциация была – «Секс в большом городе»! Только так, «по-русски»» (Н.С., 33, кинокритик, жен.), «Всё старшее поколение, ну, и младшее уже тоже, мои ровесники, они все прекрасно знают о "Сексе в большом городе". И пре-крас-но знают, что сюжет списан, картинка списана, героини списаны» (Э.Г., 20, журналист, жен.), «Думаю, еще, как и многим, напомнил культовый американский сериал Секс в большом городе... Вот, мне лично напоминает! Те же четыре героини в разных жизненных ситуациях, живущие в большом мегаполисе» (А., 33, домохозяйка, жен.) Однако сами создатели «ККСЖ» заявляют, что это категорически невозможно: ««Секс в большом городе» - это своеобразный эталон. Я спокойно отношусь к таким сравнениям и понимаю, что любой сериал о женщинах будут сравнивать с «Сексом в большом городе». Но «Краткий курс счастливой жизни» — это совсем другая реальность, другое время. У американцев показано время феминистских надежд, время, когда женщины думали о карьере и работе. Мои героини живут здесь и сейчас. Их окружают не разговоры о том, как реализоваться в профессии… а как себя правильно продать. То, что нормально для моих героинь, героиням «Секса в большом городе» могло бы показаться оскорбительным».100 Социолог Лидия Маслова, занимавшаяся анализом «Краткого курса…», выказывает еще более глобальные и категоричные идеи: «Феминизм, не позволяющий мужчинам платить за женщин в ресторане и подавать им пальто, едва ли когда-нибудь основательно приживется в России, где равенство полов даже на уровне теоретического допущения кажется такой забавной иностранной либерально-демократической игрушкой, на местной суровой практике малоприменимой»101.

В исследовании автор стремиться внести ясность в разрешение спора о сравнении двух телесериалов. «СВБГ» и «ККСЖ» - это действительно не аналогия, а, скорее, противопоставление. В целом, различия между ними сводятся к следующему:



  1. В «Сексе в большом городе» в каждой женской истории, в отличие от «ККСЖ», делается огромный акцент на моду и консумеризм;

  2. В сюжете «СВБГ» имеет место линия, где женщина зарабатывает больше мужчины (Миранда и Стив) и кормит семью, чего нет ни в одном эпизоде «ККСЖ», где показана полная материальная зависимость женщин от мужчин;

  3. Проблема гендерной кросскультурной коммуникации также поставлена по-разному (несмотря на то, что и в «Сексе в большом городе» на виду, в основном, отношения представителей европейской расы)102;

  4. В «Сексе в большом городе» и мужчины, и женщины в целом представлены более «зрелыми»: они готовы постоять за себя морально, материально, рассчитать, могут ли они позволить себе ребенка. В «Кратком курсе…» же мы видим людей, которые сперва вступают в брак и рожают детей, а потом думают о том, стоило ли это делать и как с этим справляться, на чем и построена сюжетная линия отечественного телесериала;

  5. Героини «Секса в большом городе» вообще не сталкиваются с проблемами среднего класса, т.к. класс их потребления – высший (как, в свою очередь, «среднеклассовые» героини «ККСЖ» не сталкиваются с маргинальными проблемами низшего класса);

  6. Героини «СВБГ» - «финансово обеспеченные женщины, которые зарабатывают сами (в отличие от многих из героинь «ККСЖ» - примечание автора) и не хотят извиняться за свой успех» - цитата слов героини «СВБГ» Миранды у Phil BC103.

  7. Несмотря на это, в «СВБГ» практически не показаны женщины «в работе», а в «ККСЖ» работа занимает основную сюжетную линию.

Вышеперечисленные пункты приводят к мысли о том, что феминистки обязаны обладать только высоким социальным статусом, как героини «СВБГ», чтобы иметь возможность купить равные с мужчинами права за счет потребления товаров. В «ККСЖ», напротив, абсолютно не идет речь о равенстве полов. Сравнивая два сериала, мы можем обратить внимание на то, что в «СВБГ» представлена «цивилизованная и окультуренная буржуазная действительность» в противовес «некоторой диковатости» и «задавленности кухонным бытом» в «ККСЖ»104. Таким образом, телесериал «ККСЖ» коррелируется с телесериалом «СВБГ» только по внешним признакам, на которые указали семеро из четырнадцати опрошенных респондентов, однако при глубинном анализе становится очевидно, что в их основе лежит разная идеология.

Подводя итог, хочется отметить, что, в целом, в ходе интервью было выявлено, что инструментарий соответствует основным требованиям, все вопросы в нем понятны респондентам разной половозрастной структуры, с разным жизненным опытом и образом жизни, а также, что немаловажно, с разным отношением к телесериалу. Принципиальных трудностей со вхождением в поле не наблюдалось, возможно, в силу того, что тема не относится к разряду деликатных, интервью не было сенситивным. Отбор информантов шел довольно долго, но полностью соответствовал авторской задумке: были подобранны люди с непременно противоположными мнениями.

В результате транскрибирования и последующего кодирования интервью была составлена сводная таблица характеристик героев телесериала «ККСЖ», которую решено было преобразовать в две – «мужскую» и «женскую»105. Была также составлена отдельная таблица всех кодов, встречающихся в нарративах. Последующий анализ таблиц привел к обобщенным выводам по каждому типажу, представленному в телесериале «ККСЖ», а также по отдельным категориям, связанным с выделенными понятиями106.

В целом автор приходит к выводу, что вынесение телесериала «Краткий курс счастливой жизни» на различные творческие площадки и его включение в дискурсивные практики обоснованы, так как он способствует трансформации зрительских установок. Об этом свидетельствует включение в диалог как всё новых публичных персон, так и рядовых телезрителей, с готовностью спешащих высказаться о репрезентациях российских граждан нашего времени в современном кинематографе.



Раздел 5. Анализ видеоматериала

Анализ проводится на основе четырех промо-роликов, включающих отдельный небольшой монолог каждой конкретной героини (ролики «Саша», «Катя», «Аня», «Люба») а также эпизода, нашедшего наибольшее количество откликов у опрошенных информантов, демонстрирующего сцену ссоры Ани и Гриши на рабочем месте Григория (серия 14, хронометраж 43.43-48.39)





САША

Означающее

Означаемое (мнения респондентов, на основе проведенных глубинных интервью)

  • В кадре «навеселе» и с сигаретой, в баре, а не в офисе и не дома (публичное место)

  • Слова «ТЫ знакомишься с парнем» - проявление её инициативы

  • «не очень симпатичный» - оценочное суждение

  • Позитивная характеристика мужчины как завоевателя («очень упорный»)

  • «сдаешься под натиском мужчины» - мужчина должен завоевать (психология Саши как женщины)

  • «потом мужчина начинает тебя уничтожать» - Саша подтверждает тезис о мужском доминировании

  • Отделение: «уничтожать как женщину» и «уничтожать как личность в целом»

  • «высказать мужчине» - «разговор в мыльной опере является главным фактором определения гендера».107




Яркая, Запоминающаяся, Циничная, Резкая, Очерствевшая, Стремится к «выздоровлению души», Противоречивая, Опасная (мужское мнение!), Интересная для наблюдения, Явно главная героиня - должна всем нравиться, С такой страшно связать судьбу (м), Обиженная жизнью и обиженная на жизнь, Цинизм, Алкоголизм, «Забивание на свои соц-ные функции» (м), Никого не любит, «Наверняка бросается на мужчин», Тип «хочу, добьюсь, не надо», «Её хочется слушать, на неё хочется смотреть», Неоднозначная, Привлекательная, Слишком эмоциональная, «Явно менее умная, чем хочет казаться».


Вывод о совместимости означающего и означаемого: Образ героини Светланы Ходченковой Александры построен на желании быть яркой личностью (в подтверждение чего зрители находят очевидные визуальные коннотации, воспринимая её неоднозначно и эмоционально), оставаясь при этом, однако, ведомой женщиной, желающей «быть завоеванной» мужчиной, оказавшись при нём в подчиненной позиции. Этим образ может быть близок многим телезрительницам. Факт популярности данного образа в наибольшей степени, чем всех остальных, подтверждается и результатами контент-анализа, проведенного на основе транскрибированных интервью.

КАТЯ

Означающее

Означаемое (мнения респондентов, на основе проведенных глубинных интервью)

  • Фон нейтрален (летняя природа, возможно, снято во дворе дома), официальная одежда («белый воротничок»)

  • Первая фраза начинается с вопроса «Семейные застолья?»

  • Манера говорить нервная, резкая, решительная, жесткий взгляд в глаза «экранному собеседнику», ненависть к произносимому

  • Отношение к быту: «Меня вдруг такая ярость охватила: ну почему Я должна провести на этой кухне с этой уткой 2 часа?!»

  • Рассказ о муже, дочке, но в яростном, негативном ключе

  • Вопрос в конце: «А к чему я это вообще всё рассказываю?» - потерянность.




Типичный жен. образ, «Жен. из сосед. подъезда», Истеричная, Попадает в ловушку собственных представлений, Задавлена рутиной и бытом, Взвинченная, На нервах, в напряжении, Ей не хватает любви, «Тянет лямку», «Явно привыкла быть №1, а не получается теперь», Обделена женским счастьем, Протестует против своей правильной жизни, В замкнутом круге, «Социальщина», «Волновалась, напрягалась – а тут ей и много лет уже!», «Крутая линия», Сложный образ, Сильный образ, «Реальная клушка», «Разбитая», Очень примитивна, «Неадекватные отношения», Типична, проста, понятна, неинтересна; «Жертва кризиса среднего возраста», Её «даже не жалко», Есть над чем поразмышлять, Вызывает сочувствие, симпатию.

Вывод о совместимости означающего и означаемого: Абсолютное большинство респондентов называет Катю в интервью «самой типичной русской женщиной». Однако, как мы видим, отношение к героине Ксении Громовой Кате колеблется от сочувствующих до осуждающих настроений респондентов. Ввиду присутствия в телесериале «общего правдоподобия»108, символика, представленная в сериале, может казаться зрителю квазиреалистической, в соответствии с чем, и героини сериала воспринимаются как «реальные женщины». В таком случае, образ Кати может представляться интересным тем респондентам, которые также любят наблюдать за «типичными представительницами слабого пола» и в жизни (или же себя к ним причисляют). И, напротив, зрителям, не интересующимся образом «типичной россиянки с бытовыми проблемами» будет неинтересна линия поведения женщины, желающей быть героиней «Загадки женственности» Б.Фридан, а ставшей при этом иллюстрацией к книге А.Р. Хохшильд о «второй смене».

АНЯ

Означающее

Означаемое (мнения респондентов, на основе проведенных глубинных интервью)

  • Фон нейтрален, размыт, на этом фоне смотрится особенно ярко: макияж вечерний (хотя фон – «дневной»), легкомысленные косички и бижутерия, желание выделиться

  • «Люди как будто знают, что ты из себя представляешь»

  • «накрашенные ресницы, ногти, короткая юбка» - считает, что о женщине судят по материальным внешним атрибутам

  • Мужчина подарил сертификат на тренинг – значит он сделал вывод (безусловное мужское доминирование)

  • «нельзя было даже обидеться» - женщина хочет, но не может демонстрировать эмоции перед мужчиной

  • «как будто он точно знает, что мне нужно»

  • «ЕГО мечта: иметь работу, квартиру, машину, жену» - считает женщина (жена приравнивается к материальным ценностям как атрибут статусности мужчины)

  • Чем «мужская» мечта о материальном благосостоянии лучше «женской»?

  • Всё сводится к материальным ценностям.

«В розовых очках», Инфантильна, «Дикий образ», Типичная блондинка, Неинтересная, Слишком простая, Забавная, Её жалко, «Что-то задумывает натворить» (м), Замечательная комедийная роль, «С актрисой не попали», Типичная история, «девочка, которая пытается как-то выглядеть гламурно, верит в сказки, наивная», «…разочарования, мужчинки…», «Не схватывает глубину мыслей», Героиня и актриса соответствуют, «Блондинка в платьях», «Нет мозгов», «Неприятное послевкусие» от образа, «Космическая», «как будто умнее, чем старается показаться окружающим», Отсутствие стервозности в характере, В ней богатое и развитое творческое начало.


Вывод о совместимости означающего и означаемого: Образ Ани также вызывает неоднозначную реакцию зрителей, хотя, на первый взгляд, возведение материальных ценностей во главу угла (что явно демонстрируется в видеоматериале) не является чем-либо необычным. При соотнесении означающего и означаемого можно отметить, что зритель словно «не верит» в соответствие актрисы представляемому ею образу. Можно предположить, что напряженная мимика лица актрисы в разговоре производит впечатление зажатости, напряженности, не доверительности, несмотря на очевидность и понятность того, о чем рассказывает героиня в промо-ролике. Можно также отметить соответствие образа героини определенным гендерным стереотипам («гламурная блондинка, мечтающая о богатой жизни»), которые могут поддерживаться одними зрителями телесериала, но активно не поддерживаться другими.

ЛЮБА

Означающее

Означаемое (мнения респондентов, на основе проведенных глубинных интервью)

  • Снято в офисе, первые слова «Прихожу на работу…»

  • «Кругом сплошные разговоры, все всё сидят обсуждают» (на работе) - рассуждает и разговаривает сама об этом

  • «Что-то все время путают любовь и отношения»

  • «Если есть у людей взаимообмен… они как-то так приживаются, живут»

  • «Это же надо постоянно терпеть, прощать (подразумевается: прощать мужчинам их поступки)» - об отношениях

  • «может, у кого-то и есть какая-то любовь, но я не видела»

  • Игра слов, ирония авторов: Любовь рассуждает о любви.




«Вроде бы ясно всё с ней, но с тараканами в голове», Самая типичная в хорошем смысле, «Серая мышка, а получает, наверное, всё, что хотела», Практичная, Немножечко с хитрецой, Вызывает наименьшую симпатию, Воспринималась с неприязнью, К ней – чувство брезгливости, Непонятная, Чересчур приземленная, «слишком гонится за тем, чтобы «все как у всех», Совсем не ценит себя – «так нельзя».


Вывод о совместимости означающего и означаемого:

Образ Любы в исполнении Алисы Хазановой вызывает наименьшее количество как положительных, так и отрицательных откликов респондентов. Можно предположить, что такая реакция аудитории вызвана «безличностью» мнения Любы: героиня вообще не говорит о себе, ни разу не упоминает слов «мужчина», «муж», её речь без эмоциональна. Если вспомнить о понятии «визуального удовольствия» Л. Малви, можно отметить, что «подглядывание» за таким «обезличенным» образом, как героиня А. Хазановой Люба, вряд ли приносит зрителю желаемое удовлетворение, ведь здесь не поднимается (в отличие от остальных промо-роликов) явный вопрос власти, доминирования и/или противоборства полов на каком-либо конкретном и явном примере.



ЭПИЗОД ССОРЫ АНИ И ГРИШИ



Означающее

Означаемое (мнения респондентов, на основе проведенных глубинных интервью)

  • Интерьер – рабочий кабинет Григория

  • Гриша сидит лицом к двери: руководящий пост, контроль ситуации, - доминирующая позиция начальника

  • Когда Аня входит к Грише в кабинет, у него на столе лежит девушка (ситуация недвусмысленно подразумевает сексуальные коннотации)

  • Аня видит девушку, выходит, стучится в дверь и заходит снова

  • Девушка, которая лежала на столе, встает и порывается уйти, Гриша попутно объясняет Ане, что это никто иной, как его пациентка

  • В дверях девушки сталкиваются, говорят друг другу пару колкостей («Не нервничайте так!» - «Нет, это вы не нервничайте!»)

  • Девушка уходит, Гриша объясняет Ане, как он видит ситуацию со своей точки зрения.

«…монолог, когда у него в кабинете после очередной ругани он несет правду о том, что мозги женщине помеха, выбрасывайте свои мозги! Что женщины сидят и обсуждают Кафку, вместо того чтобы другими вещами заняться с мужчиной иногда. Что... глупость - это как отрада для мужика в бабе. Я считаю, что это верно, и что это на самом деле. Вот ЭТО можно взять из сериала!», «Мало какой мужчина так встанет и скажет своей жене, своей сестре, своей подруге о том что, ну, дорогая, в общем, мозги - они ни к чему», «Это единственный, наверно, плюс, вот ради этого монолога стоило смотреть "Краткий курс счастливой жизни"», «Германика демонстрирует: мозги у нас ни к чему, с мозгами далеко не уйдешь, с мозгами будет плохо, скучно, одиноко, неинтересно, однообразно, и зачем они тебе нужны», «Умная девушка, она знает, где "включить дуру"… поэтому, я считаю, что дур мы включаем все, даже самые умные и идеальные, а те, кто не включает дуру, - наверное, они не такие уж и умные».

Вывод о совместимости означающего и означаемого: Доминирующее поведение Гриши очевидно. Оно выражается во всем, начиная с того, что это ЕГО рабочий кабинет (при просмотре эпизода создается явственное впечатление, что именно он является хозяином), ЕГО пациентка, ЕГО мнение. Жесты Гриши достаточно насыщенны агрессией (выпады в сторону Ани, то, как он хватает ее за плечи и велит слушать его и смотреть на него). Возможно, переизбыток необходимости быть душевно чутким на работе (так как его работа – психиатр) приводит Григория к презрению к окружающим, циничным высказываниям и высокомерным выпадам в адрес Анны («Ты всё сказала? Тогда слушай сейчас меня!»). Анна же поддерживает тот статус «глупой женщины», которым наделяет ее Гриша, во многом благодаря тому, что явно не желает слышать и видеть действительность, разбираться в ней. Заметив, что Григорий в кабинете не один, она не отстаивает своих прав, не врывается в кабинет, а выходит из помещения, стучится, давая понять, что она пришла, и лишь затем входит снова. Несмотря на то, что их коммуникация проходит не просто в негативном, а в оскорбительном для Анны ключе (Гриша напрямую говорит о её «тупости»), Аня закрывается (об этом свидетельствует и её поза подчинения: стоит ровно, скромно, наклонив голову, потупив взор), тем самым «признавая» слова Гриши в свой адрес. Она не пытается разобраться в произошедшем и, как только Гриша целует ее, она прощает его, практически не отстаивая своей позиции.

Каталог: data -> 2014
2014 -> «высшая школа экономики»
2014 -> Программа «Консультативная психология. Персонология»
2014 -> План курса лекций проф. Д. И. Дубровского «проблема сознания в философии и науке» для студентов философского факультета Высшей Школы Экономики
2014 -> Программа дисциплины «Искусство ведения международных переговоров»
2014 -> Социальная адаптация и интеграция мигрантов из Северной Америки и Европы в экономическую культуру Южной Кореи
2014 -> Управление лояльностью персонала как инструмент повышения лояльности потребителей на рынке продаж автомобилей
2014 -> Программа дисциплины История психологии для направления 030300. 62 «Психология»
2014 -> Достижение личностных и метапредметных результатов через реализацию проекта «Лидер во мне»
2014 -> «Анализ сценариев расставания (на примере армянской и русской молодежи)»
2014 -> Способы самооценки деятельности обучающихся на уроке в начальной школе Сурсякова Светлана Павловна, учитель начальных классов маоу «Гимназия №2»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница