Граничное биокультурное начало в природе человека



Скачать 331.26 Kb.
Дата13.05.2016
Размер331.26 Kb.
#5547
ТипАвтореферат диссертации


На правах рукописи

КОСТЫЛЕВ


Евгений Николаевич


ГРАНИЧНОЕ БИОКУЛЬТУРНОЕ НАЧАЛО

В ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕКА

Специальность 09.00.13 - религиоведение, философская антропология,

философия культуры
Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Омск 2006

Работа выполнена на кафедре философии

Курганского государственного университета


Научный руководитель: кандидат философских наук, доцент

Степанова Инга Николаевна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Орехов Сергей Иванович

кандидат философских наук, доцент

Хлебникова Ольга Владимировна

Ведущая организация Удмуртский государственный

университет

Защита состоится 25 января 2007 г. в 16 час. 30 мин. на заседании диссертационного совета Д 212.177.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук в Омском государственном педагогическом университете по адресу: 644099, Омск-99, наб. Тухачевского, д.14, ауд. 212.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Омского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан 25 декабря 2006 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук,

доцент Л.М.Карпова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования проблемы обусловлена, прежде всего, противоречивостью самой природы человека, в которой имеются и биологические, и культурные свойства. Односторонность во взглядах на человека (биологизаторский и социологизаторский подходы) привела к формированию в философии ХХ века экзистенциализма, с идеей недетерминированности, отсутствия субстанциального закрепления бытия человека. Между тем человек по-прежнему остается предметным, материальным существом, живущим в созданном им мире культуры, вследствие чего природа человека требует иного понимания, чем то, которое существует в традиционных формах эссенциализма и экзистенциализме.

Вторая причина актуальности исследования связана с современным состоянием философской антропологии, в которой «антикварная» тема природы человека получает новое звучание во многом благодаря синтезу многовековых философских традиций в осмыслении человека и комплекса современных человековедческих наук, а также благодаря развитию новых наук о поведении высших животных, биология которых наиболее близка биологии человека. Новое решение старой проблемы должно осуществиться в ситуации, когда, с одной стороны, трудно возражать против колоссального массива эмпирически подтвержденных данных о человеке, накопленных в естественных науках и указывающих на соответствие его существования фундаментальным общебиологическим законам, общим для всего живого, а с другой стороны, невозможно игнорировать многочисленные теоретические исследования, довольно убедительно указывающие на специфику человека, вплоть до его противопоставления миру природы. Простого признания наличия в человеке биологического и культурного недостаточно, поскольку этот подход порождает стремление решить неизбежно возникающий вопрос об их соотношении и приоритете одной из составляющих. Кроме того, философского объяснения требуют современные биотехнологии и психотехнологии, служащие для изменения человеческой природы.

Необходимость нового подхода в разрешении проблемного вопроса о статусе биологического и культурного в человеке в современной философии вполне осознана, но этот подход недостаточно реализован. На наш взгляд, это связано со спецификой человека как объекта исследования, что требует в своем осмыслении методологического перехода от междисциплинарного исследования к наддисциплинарному синтезу. Этот подход предполагает не только и не столько интеграцию по принципу дополнительности разных наук, изучающих человека, культуру, общество, и философии, сколько разработку некоторой наддисциплинарной категории, которая изначально отражала бы целостно специфику природы человека, его причастность и к миру природы, и к миру культуры, характеризуя человека в качестве самостоятельной формы бытия, наряду с природой, обществом и культурой.

Степень разработанности проблемы. Проблема природы человека широко исследовалась в философско-антропологических учениях античности (Платон, Аристотель), философии Нового времени (Т.Гоббс, Р.Декарт, Ж.Ламетри), классической немецкой философии (Л.Фейербах), неокантианстве (Э.Кассирер), философии жизни (Ф.Ницше, А.Шопенгауэр), философии марксизма (К.Маркс), психоанализе (З.Фрейд, Э.Фромм), немецкой философской антропологии ХХ века (Х.Плеснер, А.Гелен) и других философских направлениях.

В современной отечественной философии проблема человека в аспекте соотношения биологического и социального в его природе исследовалась в работах И.М.Быховской, Ю.Г.Волкова П.С.Гуревича, М.С.Кагана, Г.С.Краснова, В.Л.Круткина, А.Т.Москаленко, И.Б.Оконской, В.В.Орлова, В.И.Плотникова, В.С.Поликарпова, В.Ф.Сержантова, К.Е.Тарасова, Е.К.Черненко, И.Т.Фролова и других.

Проблема человека в аспекте культуры исследовалась рядом отечественных и зарубежных философов. Для диссертационного исследования методологическое значение имеют антропологическая (А.А.Белик, Л.Н.Коган, Г.Рохейм, З.Фрейд, К.Юнг), социологическая (Р.Линтон, Дж.Хонигман), коммуникативная (М.М.Бахтин, Э.Кассирер, А.Ф.Лосев, Ю.М.Лотман, Ч.Моррис, Р.Якобсон), деятельностно-технологическая (Э.С.Маркарян, А.Г.Пырин), аксиологическая (В.Виндельбанд, Г.Риккерт, М.С.Каган) модели культуры.

Проблема природы человека с позиций признания тождественности биологии человека и животных исследовалась А.Адлером, А.Алландом, Р.Дюбо, А.А.Малиновским, Л.Тигером, Р.Фоксом и другими, а с позиций понимания человека как продукта культуры - В.С.Библером, В.Н.Волошиным, Б.Малиновским, В.М.Розиным, Г.Я.Узилевским. Особняком стоят работы, исследующие диалектическое взаимодействие биологических и социальных факторов в филогенезе (Л.Больк, А.Н.Северцов) и онтогенезе (Ф.Г.Добжанский, Н.П.Дубинин, Т.В.Карсаевская, Ю.Г.Шевченко).

Проблема природы человека в аспекте его происхождения рассматривалась рядом отечественных и зарубежных философов и ученых. В рамках философских концепций антропосоциогенеза в качестве системообразующих факторов становления человека выступали труд (Ф.Энгельс), речь (Б.Ф.Поршнев), мораль (Н.Н.Моисеев), воспитание (И.Н.Степанова), свобода от инстинктов (Б.С.Шалютин) и т.д. В изучении эволюционного развития человека идее прекращения биологической эволюции современного человека (развитой в работах А.П.Быстрова, М.Ф.Нестурха, Я.Я.Рогинского, Ю.И.Семенова) противостоят концепции авторов, которые признают ее продолжение (В.М.Алексеев, Ю.П.Алтухов, Б.Г.Ананьев, В.С.Бойко, М.С.Каган, Т.В.Карсаевская, Э.Майер, И.В.Муравов, В.В.Орлов, А.Н.Северцов, А.Т.Шаталов и другие).

Для авторской концепции человеческой природы значимы работы по исследованию феномена границы (З.Фрейд, К.Юнг, А.М.Бахтызин, В.А.Подорога, Д.В.Пивоваров, Т.Тер-Абралян и т.д.).

Вопрос о социокультурном смысле человеческой телесности в историко-философском аспекте исследовался А.Ф.Лосевым, а в проблемно-теоретическом плане - М.М.Бахтиным, И.М.Быховской, В.Л.Круткиным, Л.В.Жаровым. Значительный вклад в разработку проблемы телесности внесли работы западных философов (Ж.Бодрийяра, Ж.Л.Нанси, М.Фуко и др.), а также работы в отечественной философии, дающие их критический анализ (Б.Т.Григорьян, П.С.Гуревич, Б.В.Марков, В.П.Подорога и другие).

Проблемы половой дифференциации и сексуальности человека как проявлений его телесности исследовались в философии (О.Е.Баксанский, А.Бежен, Н.А.Бердяев, М.В.Вагабов, О.Вейнингер, И.С.Голод, Л.В.Жаров, И.С.Кон, Б.В.Марков, Л.Морган, Е.А.Паламарчук, В.Райх, Б.Рассел, В.С.Соловьев, Р.Тэннэхилл, Д.Уайт, А.Шопенгауэр, З.Фрейд и другие), а также в биологических (А.И.Белкин, Е.Берштейн, М.Л.Бутовская, В.А.Геодакян, Дж.Смит, Н.А.Тих), медицинских (В.В.Антонов, Г.Л.Билич, В.А.Божедомов, М.З.Кинесса) науках и биоэтике (А.В.Олесин, П.Д.Тищенко, Ф.Фукуяма, Б.Г.Юдин). В аспекте воспроизводства природа человека рассматривалась с позиций гуманитарного знания М.С.Авербухом, А.Г.Вишневским, Ю.А.Поляковым, синергетического подхода - Е.Н.Князевой, С.П.Курдюмовым, популяционной биологии и экологии - В.Г.Горшковым, Ч.Дарвином, Ю.Одумом, А.Д.Урсулом, Е.Я.Фрисманом.

Для понимания природы человека в аспекте психики и языка человека важное значение имеют работы, отстаивающие их биологический или социокультурный статус: в философии (Ю.М.Бородай, С.Ф.Денисов, Д.И.Дубровский, В.В.Орлов, Ю.И.Семенов, Э.Фромм, Б.С.Шалютин), эволюционной и когнитивной психологии (Д.Басс, Л.Космидес, Дж.Палмер, Р.Л.Солсо, Дж.Туби), эволюционной эпистемологии (И.П.Меркулов), этологии, зоопсихологии и других естественных науках о поведении животных и человека (Л.Берковиц, М.Л.Бутовская, А.В.Ерахин, З.А.Зорина, К.Лоренц, Ж.И.Резникова, Е.Н.Панов, И.И.Полетаева, А.Н. Портнов, Р.Хайнд, Л.А.Фирсов и другие), популяционной биологии и генетике (Ф.Г.Добжанский, А.Н.Северцов), психологии (Л.С.Выготский, А.Н.Леоньтьев, А.Маслоу, Ж.Пиаже, Г.Спенсер, Д.Б.Уотсон, З.Фрейд), психолингвистике (И.Н.Горелов, Дж.Грин, Э.Ленненберг, Дж.Миллер, С.Пинкер, Д.Слобин, Н.Хомски), психопатологии (И.М.Соловьев, А.С.Тиганов), лингвистике, философии языка и теории коммуникаций (Аристотель, М.М.Бахтин, П.Бурдье, Ф.Бэкон, В.Н.Волошин, Э.Б.де Кондильяк, Ю.Лотман, M.K.Мамардашвили, Ч.Моррис, Г.Г.Почепцов, А.М.Пятигорский, Р.Якобсон и другие), кибернетике и информатике (М.Г.Газе-Раппорт, Д.А.Поспелов).

Проблема исследования состоит в выяснении специфики природы человека, роли в ней биологического и культурного. Разработка этой проблемы включает исследование следующих вопросов: каковы существенные свойства природы человека? В чем заключается роль биологических и культурных факторов в становлении природы человека в антропосоциогенезе и ее развитии в результате биокультурной коэволюции? Каковы принципы взаимодействия биологического и культурного в целостном биокультурном человеке и каковы свойства порожденного их пересечением граничного биокультурного начала в природе человека? В каких качествах, свойствах и функциях проявляется биокультурная граничность телесности и психики человека?

Целью исследования является осмысление граничного биокультурного начала в природе человека и его существования между природой и культурой как специфической формы бытия.

Исходя из данной цели, в диссертации поставлены следующие задачи исследования:

- проанализировать историко-философские подходы к рассмотрению проблемы природы человека;

- выявить механизмы и роль природно-биологических и культурных факторов в становлении и развитии природы человека;

- разработать понятие «метаксическая природа человека», выражающее граничное биокультурное начало в природе человека;

- рассмотреть становление и граничное биокультурное бытие телесности человека в аспектах половой дифференциации (человек между полом и гендером), сексуальности (человек между инстинктом и моралью) и воспроизводства человека (между естественным отбором и демографическими законами);

- охарактеризовать граничное биокультурное начало в бытии психики (между инстинктом и свободой) и языковых способностей (между сигналом и символом) человека.

Методологическая основа исследования состоит в использовании следующих принципов и методов:

- принципы развития, детерминизма и дополнительности при рассмотрении взаимодействия в человеке природного и культурного;

- системный и целостный подходы при характеристике биологической, культурной и граничной биокультурной составляющих в человеке;

- идея границы как объяснительного принципа в понимании природы человека и бытия его телесности и психики;

- сравнительно-исторический метод и метод единства исторического и логического при исследовании историко-философских учений о природе человека;

- идеи эволюционной и когнитивной психологии, эволюционной эпистемологии, этологии и зоопсихологии о механизмах становления и функционирования психики и поведения человека;

- моделирование (при исследовании концепций культуры).

Научная новизна исследования:


  • сконструированы модели природы человека (биологизаторская, социологизаторская и биокультурная) на основе анализа историко-философских учений о природе человека;

  • обоснована идея граничного биокультурного начала в природе человека, которая выражена в сформулированном понятии «метаксическая природа человека»;

  • выявлен изменяющийся характер природы человека, развитие которой зависит от взаимосвязи эволюционно-биологической и культурной составляющих в природе человека;

  • показано, что в эволюции природы человека происходит смещение доминирующих факторов развития в направлении от преимущественно биологических к культурным. В ХХ веке наибольшее значение в биокультурной эволюции природы человека приобретает деятельностно-технологическая составляющая культуры, тесно связанная с развитием науки и биотехнологий;

- при исследовании бытия телесности человека обосновано граничное биокультурное начало его половой дифференциации, сексуальности и воспроизводства;

- концептуально разработано представление о граничном биокультурном начале в психике и языковых способностях человека.



Основные положения, выносимые на защиту:

1. В становлении, функционировании и развитии человека можно выделить биологическую (свойства Homo sapiens, которыми он обладал во времена своего становления и которые сохранились в неизменном виде на протяжении всей его последующей жизни в условиях культуры) и культурную (качества человека, не связанные с его витальной жизнедеятельностью как живого существа) составляющие.

2. Существование между природой и культурой определяет граничную (метаксическую) природу человека. Пересечение в человеке биологической и культурной составляющих приводит к возникновению качественно новых граничных биокультурных человеческих качеств, позволяющих характеризовать человека как особую целостность и самостоятельную форму бытия наряду с природой, культурой и обществом.

3. Граничное биокультурное начало в природе человека проявляется в бытии его телесности и психики. Основные признаки границы обнаруживаются в системе половых различий, сексуальности, воспроизводстве человека как вида Нomo sapiens, психике, поведении и языковых способностей человека, обладающего онтологической биокультурной неопределенностью.

4. На уровне телесности пограничность человеческой природы проявляется в трансформации половых различий человека в границах между биологическим полом и социополом - гендером (расширение числа половых признаков, дополнение биологических признаков пола культурными атрибутами, создание или коррекция половых признаков тела, соответствующих культурному стандарту или спросу, биокультурная регуляция сложного, многоступенчатого изначально биологического процесса половой дифференциации человека); сексуальности в границах между влечениями и моралью, представляющей реализацию биологического полового инстинкта человека под контролем культуры; воспроизводства человека в границах между естественным отбором и демографическими законами (баланс численности человеческой популяции и темпы ее развития за счет взаимосвязи биологических закономерностей и факторов культуры, обладающих демографическим эффектом; тенденция смещения равновесного состояния человеческой популяции в сторону положительной динамики ее развития).

5. Граничное биокультурное начало в природе человека проявляется на уровне психики в ее пограничном характере между инстинктом и свободой, а на уровне психического бытия языка – между врожденными сигналами и социокультурными символами.



Теоретическая и практическая значимость исследования. Диссертация вносит вклад в разработку проблемы природы человека в результате выявления ее историко-философских традиций и исследования философско-антропологических проблем граничного биокультурного начала в природе человека и метаксическом бытии телесности, психики и языковых способностей человека.

В практическом плане основные идеи диссертационного исследования могут быть использованы в процессе преподавания вузовских учебных курсов философии, философской антропологии, социальной философии.



Апробация работы. Основные положения диссертации были обсуждены на кафедре философии Курганского государственного университета.

Полученные в ходе диссертационного исследования результаты докладывались на IV Российском философском Конгрессе «Философия и будущее цивилизации» (Москва, 2005г.), 4 международных: «Человек в современных философских концепциях» (Волгоград, 2004г.), «Деятельностное понимание культуры как вида человеческого бытия» (Нижневартовск, 2004г.), «Экстремизм как социальный феномен» (Курган, 2005г.), «Машины. Люди. Ценности» (Курган, 2006г.); 3 российских: «Философия ценностей» (Курган, 2004г.), «Проблемы социального гуманизма: история и современность» (Нижневартовск, 2004 г.), «Гуманизм социальный, либеральный и религиозный: проблема диалога» (Нижневартовск, 2005г.) конференциях и опубликованы в 12 статьях и тезисах.



Структура и объем работы: диссертация состоит из введения, трех глав, восьми параграфов, заключения и библиографического списка литературы. Список литературы состоит из 245 наименований. Диссертационная работа изложена на 221 странице.
ОСНОВНОЕ Содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, характеризуется степень ее разработанности, формулируются цель, задачи, методологические основания и научная новизна диссертационной работы, ее теоретическая и практическая значимость.

В первой главе диссертации «Философское и естественнонаучное понимание природы человека» анализируются исходные понятия в содержательном и методологическом плане; рассматриваются философские традиции исследования природы человека; характеризуются философские модели культуры; обосновывается биокультурный подход к пониманию человека; на основе синтеза философского и естественнонаучного знания разрабатываются понятия «граничное биокультурное начало в природе человека» и «метаксическая природа человека».

В первом параграфе «Философские модели природы человека» исследуются философские учения о человеке, анализ которых позволил выделить три основные модели природы человека, сложившиеся в философской антропологии и по-разному оценивающие принадлежность человека к миру природы и культуры.



Натуралистическая, или биологизаторская, версия осмысления природы человека предполагает его укорененность в природе. В различных аспектах идея биологической природы человека регулярно разрабатывается на протяжении всей истории философии. В разные времена природу человека сводили к телу (Платон, Р.Декарт, Т.Гоббс, Ж.Ламетри, Л.Фейербах), страстям и влечениям (де Сад, З.Фрейд), инстинктам (А.Шопенгауэр, Ф.Ницше) и пытались обосновать естественное происхождение морали, разумности и социальности человека. В XIX веке эволюционная теория Ч.Дарвина становится естественнонаучным обоснованием биологизаторских представлений о человеке в философии. В предельном случае этот подход приводит к отождествлению биологии высших животных и биологии человека в инстинктивизме ХХ века (З.Фрейд, Р.Ардри, Д.Моррис, К.Лоренц и другие), исследующего филогенетические корни поведения людей, истоки которого возводятся к досознательному и докультурному началу в человеке.

Социологизаторская версия природы человека основывается на признании общих социальных свойств, присущих всем индивидам. В качестве самостоятельного учения она впервые появляется во французском материализме XVIII века (К.Гельвеций), развивается в учениях Э.Дюркгейма, М.Мосса и становится одной из доминирующих в XIX веке в философской антропологии К.Маркса, а в ХХ веке – у многих советских философов. Согласно логике этого подхода природа человека не может быть выведена из естественной биологии человека, в силу чего особенности человека как социокультурного существа представляют собой интериоризованные общественные отношения. Так, Маркс признавал общественно-исторический характер природы человека, ее изменение в различных исторических условиях. Эта модель природы человека разрывает филогенетическую преемственность животного мира и человека, поскольку считается, что социализации подверглись все стороны биологии человека и в человеке не осталось ничего животного.

Биокультурная версия природы человека утверждает, что потребности, тело, психика, поведение человека имеют хотя и окультуренную, но эволюционно возникшую биологическую базу. Человеческая природа формируется как результат исторической эво­люции в синтезе с определенными врожденными биологическими структурами и функциями, присущими человеку. Подобные идеи можно встретить в поздних работах советских марксистов, в которых появляется представление о биосоциальной природе человека, где биологическое «снято» социальным. Своеобразная попытка синтеза биологического и социального в человеке была предпринята представителями социобиологии (Э.О.Уилсон, М.Рьюз), утверждающими, что все позитивные свойства человека и формы его поведения имеют биологическое происхождение.

Более последовательно биокультурная модель природы человека разработана в учении Э.Фромма, который стремился к комплексному рассмотрению ее биологических, социальных и экзистенциальных ас­пектов. С одной стороны, по Фромму, человек представляет собой один из биологических видов, разновидность приматов с характерной минимальной детерминацией инстинктами поведения человека и максимальным развитием мозга. С другой стороны, че­ловеку присущи специфические свойства (разум, самосознание, воображение), отличающие его от животных и связанные с его жизнью в обществе. Однако, несмотря на субстанциальную двойственность, человеческая природа представляет собой единую биокультурную целостность, которую нельзя рассматривать как инстинктивно обусловленную сумму желаний или как безжизненный слепок с матри­цы общественных отношений.

Второй параграф «Философские модели культуры» посвящен анализу культуры как явления, которое участвовало в становлении и развитии человеческой природы. В связи с этой идеей природа и культура противопоставляются друг другу как самостоятельные формы бытия со своими законами. Такая оппозиция мира природы и мира культуры весьма характерна для классической философии. Связь природы и культуры осуществляется через человека и посредством человека. Рассмотрение культуры как важного фактора становления природы человека исключает ее понимание как второстепенного образования, порожденного эволюционно развивающимися способностями человека, возможности которого на определенном этапе позволили перейти к социальному образу жизни и произвести культуру. Напротив, становление человека рассматривается как эволюционное приспособление к зарождающейся культуре с последующим изменением его биологии. Иными словами, культура участвовала в формировании человека современного биологического типа на правах самостоятельной онтологической единицы. Этот подход в той или иной степени разделяют многие авторы, разработавшие философские теории происхождения человека, под воздействием не только и не столько дарвиновской триады, сколько под влиянием тех или иных условий зарождающейся культуры и социальных отношений.

Сама культура как целостная система включает различные элементы, что позволяет выделить модели культуры, характеризующие те или иные ее сущностные свойства. Особенно важное методологическое значение при рассмотрении различных аспектов метаксического бытия телесности и психики человека имеют такие модели культуры, как антропологическая, представляющая культуру как реализацию сущностных сил человека; аксиологическая, которая рассматривает культуру как систему целей, ценностей и смыслов; коммуникативно-семиотическая, раскрывающая коммуникативные взаимодействия индивидов, опосредованные системой знаков, символов, слов; технико-технологическая, характеризующая предметно-преобразовательную активность человека; социологическая, выделяющая институциональные формы существования культуры.

В третьем параграфе «Понятие «метаксическая природа человека» разрабатывается наиболее важное в методологическом плане авторское представление о природе человека. Понятие «метаксическая природа человека» (от др. греч. μεταξύ – между) указывает на ее граничный биокультурный характер, некую качественную определенность, актуализирующуюся в пограничном пространстве между миром природы и миром культуры. Такой подход обоснован, во-первых, сущностной и бытийной причастностью человека и к миру культуры, и к миру природы; во-вторых, философскими представлениями о границе, многие характеристики которой обнаруживаются в человеке, расположенном на пересечении мира природы и мира культуры.

В истории философии многие авторы использовали понятие граница в качестве методологического объяснительного принципа. Так, А.М.Бахтызин выявил несколько версий понимания границы в классической философской традиции: метафизическая, логико-гносеологическая и предметно-атрибутивная. Последняя версия, разрабатываемая в трудах Аристотеля, Декарта, Спинозы, Лейбница и некоторых других философов, представляется наиболее приемлемой для характеристики природы человека, поскольку, как указывает автор, в рамках этого подхода границу можно рассматривать «как необходимое свойство вещи, ее атрибут, выражающий сущность и условие какого-либо ее определения».

Особую методологическую значимость для разработки проблемы имеют идеи Плеснера о пограничной сущности человека, согласно которым граница человека является не пространственно-контурной, как у всех вещей, а аспектной: биология тела – биология-в-теле (душа и дух). Сам Плеснер склонялся к натуралистической трактовке идеи пограничной сущности человека. Однако такой подход к пониманию человека ориентирует на выделение в нашем исследовании таких аспектов человеческого в человеке, как метаксическое бытие его телесности (биология тела) и психики (биология-в-теле).

Но если в литературе граница нередко рассматривается как демаркационный фактор, то в диссертации принимается диалектическое понимание границы как того, что не только разделяет, но и объединяет, что представляет собой переход одного в другое и наоборот. Наиболее общие проявления метаксической природы человека связаны как раз с данными особенностями границы. Метаксическое начало в человеческой природе понимается как граница, противопоставляющая разделенные ею природную и культурную реальности в человеке и вместе с тем объединяющая их. Разделение мира природы и культуры весьма характерно для классической философии. Но человек является единственным связующим звеном между этими мирами, они пересекаются, сходятся в нем, его природе, в связи с чем метаксическое начало в природе человеке принадлежит одновременно биологической и культурной составляющим в нем, хотя и ни одной из них исключительно.

Метаксическое начало в природе человека служит способом взаимосвязи объединенных в ней противоположностей - биологической и культурной, что позволяет выявить в составе человека кроме этих составляющих качественно новую, возникшую на их пересечении биокультурную (собственно метаксическую) составляющую. Наличие этих составляющих определяет такую существенную сторону метаксического начала, как ее онтологическая неопределенность и противоречивый характер.

Биологическое включает в себя все свойства Homo sapiens на разных уровнях его биологии, не подвергшиеся изменениям со стороны общества, которыми он обладал во времена своего становления и которые сохранились в относительно неизменном виде на протяжении всей его последующей жизни в условиях культуры. Культурное в человеке представляет качества человека, не связанные прямо с его витальной жизнедеятельностью как живого существа, которые являются биологически надпрагматическими, хотя и эволюционно обусловленными.

На наш взгляд, биологическое и культурное в человеке не соотносятся по принципу подчинения или дополнительности, а пересекаются, порождая граничное биокультурное начало. Этот подход требует не только интеграции разных наук, изучающих человека, культуру, общество, и философии, но и разработки наддисциплинарного понятия, которое изначально отражало бы специфику природы и бытия человека. В качестве такого понятия в нашем исследовании используется понятие «метаксическая природа человека», рассматривающее ее как биокультурную систему, в которой единство природного и культурного порождает качественно новые «человеческие» свойства, позволяющие характеризовать человека в качестве самостоятельной формы бытия наряду с природой и культурой. Понятия «метаксическое» и «биокультурное» не тождественны, хотя и очень тесно взаимосвязаны.

Метаксическое начало является ключевым не только для объяснения природы человека, но и его возникновения, поскольку впервые такое пересечение произошло в антропосоциогенезе. Человек изначально возник на пересечении природы и культуры, вследствие чего начало антропосоциогенеза представляет собой процесс вычленения в биологии формирующегося человека граничного биокультурного начала как некоего минимального уровня развития строения организма и его функций (прямохождение, комплекс трудовой руки, головной мозг и особенно психика), позволившего эффективно использовать эти гоминидные свойства на благо своего вида, в смысле обеспечения его выживания и конкурентоспособности в борьбе за существование с другими видами в условиях зарождающегося культурного окружения, навсегда изменившего вектор эволюционного развития человека.

Вычленение в биологии человека граничного биокультурного начала во время его становления вовсе не означает окончание его развития. Метаксичность в природе человека рассматривается не только как состояние, но и как процесс развития природы человека. Современная антропология обладает достаточными научными доказательствами биологической эволюции человека, длящейся несколько миллионов лет. Возраст культуры намного меньше, поэтому, бесспорно, что большую часть своего эволюционного пути человек прошел как биологическое существо. Сфера биологического в человеке первоначально доминировала, поэтому появление социокультурного окружения у нашего предка означает лишь начало процесса последовательной перестройки его биологии и расширение в его природе граничного биокультурного начала. В соответствии с этим представлением природа человека имеет изменяющийся характер, развитие которой зависит от взаимосвязи эволюционно-биологических и культурных факторов.

Во второй главе «Метаксическое бытие телесности человека» многоаспектно рассматривается проблема метаксического бытия телесности человека в противовес существующим в философии и науке альтернативным субстанциальным подходам в объяснении таких проявлений его природы, как половая дифференциация, сексуальность и воспроизводство. Телесность человека рассматривается как продукт биологической и культурной коэволюции, а ее метаксичность не только как состояние, но и как процесс, связанный с развитием культуры и дальнейшей биологической эволюцией человека.

В первом параграфе «Человек между полом и гендером» исследуется одно из фундаментальных проявлений телесности - система половых различий человека, находящегося в границах между генетическим полом и гендером (социополом).

Метаксическая природа половых различий человека проявляется в следующих аспектах.



Расширение числа половых признаков за счет включения культурных атрибутов, дополнительных по отношению к биологическим. Понятия «мужчина» или «женщина», в дополнение к обусловленным природой признакам и репродуктивным функциям (видимо не очень различающимися с таковыми у животных), обозначают ряд качеств, не связанных прямо с репродуктивной функцией и наследственно не закрепленных. В результате взаимодействия биологии человека с культурой сформировались признаки пола, присущие только человеку как биокультурному (метаксическому) существу.

Биокультурная неопределенность системы половых различий. В процессе аккультурации происходит перестройка эволюционно возникших механизмов биологической дифференциации полов, особенно под влиянием технико-технологической составляющей культуры. В результате даже система биологических половых различий человека однозначно не предопределена ни биологическими, ни культурными причинами. Новым свойством человеческого пола можно считать его биокультурную неопределенность, заданную положением человека между генетическим полом и гендером.

Биокультурная детерминация половой дифференциации объясняет неопределенность человеческого пола. Это свойство человека особенно отчетливо проявляется при выяснении неоднозначной роли биологических и культурных факторов в детерминации результатов половой дифференциации: формировании биологического пола, полового самосознания, полоролевого поведения, психосексуальной ориентации и т.д. Ни один из этих факторов не является самодостаточным, однако недостаточность одного из них приводит к серьезным нарушениям полового развития.

Биокультурная противоречивость половых различий. Тяжелые биологические отклонения и аномальные условия культурной среды в равной степени могут быть причиной расстройств при формировании признаков пола, например, половой ориентации. Следовательно, отклонения возникают тогда, когда отсутствует необходимая биологическая и/или социокультурная основа половой дифференциации, а норма представляет граничное состояние человека между полом и гендером.

Внедрение практик производства тела, создание или корректировка его половых признаков. Известная с древности потребность в производстве символов половой принадлежности тела, обладающего этнической, субкультурной, исторической сексуальной ценностью, в ХХ веке, с развитием биомедицинских технологий, позволила на качественно новом уровне воплотить этот древний инженерно-антропологический проект. Возможности гормональной терапии, пластической хирургии позволяют, в соответствии с требованиями моды, этническими, эстетическими представлениями, культурным стандартом или спросом, изменять, корректировать параметры тела человека. При этом речь идет как о коррекции половых органов, так и о формировании востребованной культурными стереотипами половой внешности, вплоть до удлинения конечностей или изменения формы частей тела.

Формирование культурно-исторических образцов или стандартов тела и замена субстратных признаков половой принадлежности символическими. Значительная роль в формировании и трансляции культурного стандарта половой принадлежности человека принадлежит коммуникативно-семиотической культуре.

Во втором параграфе «Природа сексуальности: человек между влечением и моралью» исследуется граничное начало в природе сексуальности как одной из граней человеческой телесности. Общепризнанное определение сексуальности как совокупности психических реакций, переживаний, установок и поступков, связанных с проявлением и удовлетворением полового влечения, указывает на ее биокультурную, пограничную природу, что выражается в наличии следующих признаков метаксичности.



Онтологическая неопределенность, поскольку сексуальность человека, с одной стороны, есть биологическое, врожденное, обусловленное половым инстинктом влечение, а с другой, система представлений, оценок, поступков, имеющих социокультурный смысл.

Биокультурное проявление. Для характеристики человеческой сексуальности можно использовать как биологические, так и культурные признаки ее проявления. Cексуальность неизбежно связана с физиологической активностью организма (видимо, в некоторых случаях она как крайность сводится к ней) и вместе с тем некоторые проявления сексуальности вообще не детерминируются биологической стороной человеческого бытия.

Противоречивость факторов, детерминирующих половое поведение. Проявление сексуальности у человека связано с соответствующим поведением. Современные науки о поведении выявили взаимосвязь социального и биологического в психике и поведении человека, в которых выражается противостояние двух видов детерминирующих факторов: как биологических (инстинктов), так и культурных (морали, религии, права и т.д.), которые в некоторых случаях могут противоречить друг другу и, как следствие, вступать в конфликт за право на реализацию в половом поведении человека-индивида.

Относительное преодоление полового инстинкта. Пограничный статус сексуальности человека между биологией и культурой проявляется в постановке биологического полового инстинкта человека под относительный контроль культуры и его реализации под контролем культуры, а не генетических программ, регулирующих сексуальность животных. Наиболее важное значение для управления половым инстинктом имеет нормативная культура (особенно нормы морали и религии), которая ограничивает поведение человека как сексуального существа биокультурным пространством между влечением и моралью. Однако социокультурное ограничение проявления полового инстинкта не исключает действия биологических механизмов регуляции полового поведения. Биофизиологическая база сексуальной мотивации запрограммирована генетически, включает в себя особенности функционирования подкорковых образований, спинного мозга, периферических нервов, рецепторов, нейроэндокринной системы и других индивидуальных особенностей организма и не зависит от уровня развития культуры.

Разнообразие форм проявления. Биологическое половое влечение представляет собой энергетический источник полового поведения, выступает в качестве его причины, тогда как разнообразие культуры приводит к разнообразию форм проявления сексуальности и ее оценок, выстраивая тем самым конкретный рисунок сексуального поведения. В социокультурной жизни человека происходит не абсолютное преодоление полового инстинкта, а модификации способов его реализации в виде форм проявления сексуальности, приемлемых для той или иной культуры.

В третьем параграфе «Воспроизводство потомства: человек между естественным отбором и демографическими законами» рассматриваются особенности воспроизводства популяции человека, существующей между универсальным и постоянно действующим естественным отбором и совокупностью всех проявлений культуры, имеющих тот или иной демографический эффект. Пограничный метаксический характер воспроизводства человека проявляется в следующем.



Биокультурная неопределенность законов воспроизводства человеческой популяции. Эти законы представляют собой результирующую взаимодействия двух противоположных по своей природе сил (биологических и социокультурных) и выражаются новым сложным уравнением, описывающим параметры воспроизводства нового поколения людей, в которое с возникновением культуры добавилось сразу большое количество переменных – конкретные социокультурные условия в дополнение к экологическим законам, регулирующим численность популяции предка человека. В целом воспроизводство потомства становится биокультурным процессом.

Противоречивость культурных факторов воспроизводства. Влияние культуры на воспроизводство человека имеет противоречивый характер. Технико-технологическая составляющая культуры повышает ресурсные возможности развития человечества и задает верхний возможный предел популяционного максимума, быстро заполняемый увеличивающимся народонаселением. Другие компоненты культуры (войны, урбанизация, религия, культурные традиции и обычаи) обеспечивают «сдерживающий эффект» развития человеческой популяции.

Смещение развития на уровне глобальной популяции в сторону увеличения численности. Численность и плотность популяций животных обусловлены равновесием между стремлением живых организмов к максимальной рождаемости и биотическим потенциалом среды. Начиная с самых ранних этапов эволюции культуры, для человека в планетарном масштабе характерна тенденция смещения равновесного состояния популяции в сторону положительной динамики ее развития. Баланс между биологическими закономерностями воспроизводства человеческой популяции и всеми факторами культуры приводит к биокультурному явлению - конкретной демографической ситуации с характерным ростом численности глобальной популяции.

В третьей главе «Метаксическое бытие психики человека» характеризуются различные формы психической деятельности человека, специфика которых (например, разум) рассматривается в качестве сущностной характеристикой Homo sapiens.

В первом параграфе «Психика человека между инстинктом и свободой» анализируются сложившиеся в истории философии и науки два альтернативных субстанциальных подхода (биологизаторский и социологизаторский) к объяснению природы психики и поведения человека и создается ее метаксическая версия, в которой психика человека рассматривается как граничная, биокультурная составляющая человека, актуализирующаяся в границах между врожденным инстинктом и свободой выбора паттернов поведения. Граничное биокультурное начало в психике человека выражается в следующем.

Принадлежность одновременно биологической и культурной составляющим в человеке и ни одной из них исключительно. Эта особенность позволяет выявить в структуре психики человека относительно самостоятельные биологически и культурно детерминируемые ее уровни и соответственно относительно самостоятельные биологический и культурный способы регуляции его поведения.

Биологический уровень регуляции поведения (от рефлексов, первичных эмоций до бессознательных влечений, инстинктов) возник эволюционно, действует автоматически, одинаково у всех неврологически здоровых представителей вида Homo sapiens независимо от уровня развития их культуры. В «чистом» виде он неспособен обеспечить ни существующие темпы развития культуры, ни адаптации человека к ее быстро меняющимся условиям. Причина этого заключается в значительном отставании скорости биологической эволюции от культурной.

С культурно детерминированным уровнем психики человека связаны ее специфические отличия от психики животных (сознание, самосознание, их связь с членораздельной речью, cвобода воли, ценностные предпочтения), возникшие вместе с культурой и зависящие от конкретного культурно-исторического окружения. Эти особенности обеспечивают принципиальную способность человека преодолевать детерминирующее воздействие инстинктов в ситуациях, в которых культурные механизмы детерминации поведения оказываются для человека более значимыми. Вместе с тем свобода человека выражается в познании необходимости законов развития природы и общества и способности осуществлять свободный выбор целей, ценностей, идеалов, проектов, решений.

Существование в качестве основы взаимосвязи объединенных в психике человека биологической и культурной противоположностей. Граничное начало в психике человека проявляется в биокультурном характере ее фило- и онтогенеза, ее субстрате, функционировании и содержании.

Обеспечение биокультурной неопределенность психики и поведения человека. Психика человека есть продукт биологической и культурной эволюции. Науки о поведении свидетельствуют о существовании у современного человека основных базовых инстинктов. Однако, если бы психика человека была детерминирована только биологическим субстратом, а его поведение регулировалось исключительно инстинктами, то это можно было бы довольно легко выявить. Во-первых, инстинкты представляют эволюционно возникший, видовой, жесткий регулятор поведения, который является общим для всех представителей данного вида, вследствие чего инстинктивное поведение унифицировано, все индивиды в одинаковых условиях и ситуациях должны действовать сходным образом. Для человека такое поведение нехарактерно, несмотря на то, что с точки зрения антропологии и генетики человечество представляет единую таксономическую единицу. Во-вторых, темпы развития культуры должны были бы совпадать с темпами биологической эволюции человека, что не соответствует действительности. То же самое можно сказать об однозначном определении психики и поведения человека со стороны культуры. Если бы оно существовало, то человек мог бы действовать только по заранее полученной тем или иным способом культурной «инструкции», будучи не в состоянии отвлечься от ее императивов.

Биокультурная неопределенность психики человека проявляется в уникальности, непредсказуемости, непредзаданности поведения человека-индивида, поскольку, с одной стороны, оно зависит от биологических и культурных факторов, а с другой стороны, психика человека не сводится ни к тем, ни к другим. Поведение человека детерминировано мотивациями, связанными с биологической и культурной составляющими его природы.



Противоборство, конфликт биологических и культурных мотиваций за право реализации в поведении конкретного индивида. Предмет конфликта заключается в альтернативе выбора актуальной цели поведения индивидом, приоритет которой может зависеть от биологической основы человека (особенностей нервной системы, его биологических потребностей, инстинктов и т.д.) и конкретных культурно-исторических условий (наличие соответствующих норм и ценностей в обществе). Неоднозначность потребностей и ценностей обеспечивает широкий размах конкретных форм мотиваций и поведения конкретного человека и существование личностных диспозиций.

Во втором параграфе «Психическое бытие языка человека между сигналом и символом» исследуются сложившиеся в философии и науке подходы к объяснению языковых способностей человека. Биологизаторский и социологизаторский подходы не в состоянии непротиворечиво объяснить все закономерности психического бытия языка человека. Основным недостатком первого подхода является неспособность обосновать законы развития языка человека, высокую скорость его изменений, превышающую темпы естественной эволюции человека, и сопряженность содержания языка с социокультурными условиями. В рамках второго подхода невозможно понять закономерности стереотипного и, по всей видимости, видоспецифичных механизмов освоения родного языка и владения грамматическими приемами.

Эти противоречия требуют создания метаксической версии, в которой психическое бытие языка человека рассматривается как биокультурная функция, проявляющаяся только в границах между филогенетически и онтогенетически более ранней формой сознания, связанной с необособленной от реальности знаковостью (сигнальностью), и символическими формами сознания, позволяющими оперировать культурными смыслами, не объективирующимися в знаковых формах.

С точки зрения метаксической природы человека по своему происхождению в филогенезе и развитию в онтогенезе язык человека представляет собой биокультурный феномен. Это проявляется в характере взаимодействия биологических и культурных факторов его становления по принципам детерминизма и дополнения, обеспечивающим со стороны культуры произвольность языка, а со стороны биологической природы человека - существование врожденной способности порождать бесконечное число коммуникативных сообщений. Результатом такого взаимодействия является открытость языковых способностей человека, обеспеченная положением языка между биологической стереотипностью и культурным разнообразием.



В заключении делаются основные выводы проведенного диссертационного исследования.
СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
Статьи, опубликованные в научных изданиях, входящих в перечень

для опубликования научных результатов диссертаций на соискание

ученой степени кандидата наук:


  1. Костылев Е.Н. Человек между влечением и моралью // Вестник Костромского государственного университета имени Н.А.Некрасова. - 2006. - № 4. - С. 209-214.


Статьи, доклады, тезисы в других научных сборниках и журналах:

  1. Костылев Е.Н. Тело человека в системе символического обмена // Сборник научных трудов аспирантов и соискателей Курганского государственного университета. Вып. VI. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2004. - С. 41-42.

  2. Костылев Е.Н., Степанова И.Н. К.Маркс о социальной биологии человека // Проблемы социального гуманизма: история и современность. Четвертые Марксовские чтения: Материалы Республиканской очно-заочной научной конференции, посвященной 160-летию Марксовских «Экономическо-философских рукописей 1844 г.» (Нижневартовск, 5 марта, 29 мая 2004 г.). - Нижневартовск: НЭПИ ТюмГУ, 2004. - С. 124-130.

  3. Костылев Е.Н., Степанова И.Н. От тела как оков души к душевным оковам тела // Материалы III Международной научной конференции «Человек в современных философских концепциях» (Волгоград, 14-17 сентября 2004 г.): В 2 т. Т.2. – Волгоград: ПРИНТ, 2004. - С. 225-230.

  4. Костылев Е.Н. Коммуникативно-семиотическая модель культуры // Деятельностное понимание культуры как вида человеческого бытия: Материалы II Международной научной конференции (Нижневартовск, 23-24 декабря 2004 г.). - Нижневартовск: ООО «ПолиграфИнвест-сервис», 2004. - С. 96-98.

  5. Костылев Е.Н. Ценностные модели биологии человека в философии // Философия ценностей: Материалы Российской конференции (Курган, 15-16 апреля 2004 г.). Вып.2. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2004. - С. 148- 150.

  6. Костылев Е.Н. Понятие «биология человека» // Сборник научных трудов аспирантов и соискателей Курганского государственного университета. Вып. VII. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2005. - С. 52-53.

  7. Костылев Е.Н. Экстремизм в ракурсе трех моделей биологии человека // Экстремизм как социальный феномен: Материалы Международной научно-практической конференции (Курган, 1-2 декабря 2005 г.). – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2005. - С. 87-92.

  8. Костылев Е.Н. Основные стратегии преодоления полового неравенства // Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса (Москва, 24–28 мая 2005 г.): В 5 т. Т.4. – М.: Современные тетради, 2005. - С. 69-70.

  9. Костылев Е.Н. Взаимодействие биологических и социокультурных факторов в регуляции воспроизводства человека // Сборник научных трудов аспирантов и соискателей Курганского государственного университета. Вып. VIII. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2006. - С. 31-32.

  10. Костылев Е.Н. Понимание биологии человека в основных видах гуманизма // Гуманизм социальный, либеральный и религиозный: проблема диалога: Материалы Республиканской очно-заочной научной конференции с международным участием, посвященной 75-летию Тюменского государственного университета (Нижневартовск, 17 ноября 2005 г.) / Отв.ред В.Д.Жукоцкий. – Нижневартовск: Нижневартовский экономико-правовой институт (филиал) ГОУ ВПО «Тюменский государственный университет», 2006. - С. 127-130.

  11. Костылев Е.Н. «Сдерживающий эффект» культуры в развитии человеческой популяции // Машины. Люди. Ценности: Материалы Международной междисциплинарной научной конференции, посвященной 85-летию со дня рождения проф. С.М.Шалютина (Курган, 20-21 апреля 2006 г.). - Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2006. - С. 112-114.

КОСТЫЛЕВ Евгений Николаевич


ГРАНИЧНОЕ БИОКУЛЬТУРНОЕ НАЧАЛО

В ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕКА
Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук



Подписано в печать


Усл.печ.л. 1,3


Бумага тип. № 1



Формат 60х84 1/16

Тираж 100

Уч. – изд.л. 1,3

Заказ №




Бесплатно

РИЦ Курганского государственного университета.

640669, г. Курган, ул. Гоголя, 25.

Курганский государственный университет.





Каталог: sites -> default -> files -> files -> dissert
dissert -> Феномен эскапизма в медианасыщенном обществе
dissert -> Антиномичность городской культуры
dissert -> Антропная катастрофа: сущность, причины, генезис
dissert -> Общая характеристика работы актуальность исследования
dissert -> Социально-педагогическое сопровождение семьи, воспитывающей ребенка с тяжелыми формами церебрального паралича на этапе его подготовки к школьному обучению
dissert -> Креативное содержание рекламы
dissert -> Становление гражданской позиции школьников старшего подросткового возраста участников детских общественных объединений 13. 00. 01 общая педагогика, история педагогики и образования
dissert -> Феномен рекламного стиля мышления в совремЕнной культуре
dissert -> Рекламный образ как инвариант художественного в современной культуре
dissert -> Ментальные основания поведения русской интеллигенции «серебряного века»

Скачать 331.26 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2023
обратиться к администрации

    Главная страница