Гуманистически ориентированная экономическая психология в социальной политике российского общества



страница1/3
Дата13.05.2016
Размер0.83 Mb.
ТипАвтореферат
  1   2   3
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

УДК [159.9:342.5] (075)

ТРОИЦКАЯ Ирина Владимировна

ГУМАНИСТИЧЕСКИ ОРИЕНТИРОВАННАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

В СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Специальность 19.00.12 – политическая психология




А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
2007

  1. Работа выполнена на кафедре политической психологии факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета


Научный консультант: доктор психологических наук, профессор

ОЛЬГА СЕРГЕЕВНА ДЕЙНЕКА



Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

ОЛЬГА СЕРГЕЕВНА СОВЕТОВА


доктор экономических наук, профессор

ВАДИМ ЮРЬЕВИЧ ЗАБРОДИН


доктор психологических наук, доцент

НИКОЛАЙ МИТРОФАНОВИЧ РАКИТЯНСКИЙ



Ведущая организация: Брянский государственный университет


  1. Защита диссертации состоится 7 ноября 2007 года в 15-00 часов на заседании диссертационного совета Д-212.232.54 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербурга, наб. Макарова 6, факультет психологии.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М. Горького в Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: Санкт-Петербург, Университетская наб., 7/9.

Автореферат разослан «_____» ________________2007 г.


Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат психологических наук,

доцент Н.О. Свешникова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Социально-экономические преобразования в России вплетены в глобальную динамику экономико-политического развития мирового сообщества, в котором непрерывно меняются порядки взаимосвязей человека с миром, положение общностей, государств (Beck U., Арин О., Делягин М.Г., Костин А.И., Шахназаров Г.Х., Панарин А.И., др.). События информационной эпохи сдвигают силовые центры власти, меняют формы, средства, технологии политической деятельности (Маклюэн М., 1960; Toffler A., Toffler H., 1980; Дилигенский Г.Г., 1996; Кастельс М., 1999, др.). Наукоемкие технологии в различных отраслях производства, новые биоматериалы, электронные средства управления определяют ситуации стремительной политизации неполитических сфер жизни, изменяя доступ к ресурсам жизнедеятельности, значимым для существования человека, социальных групп, общностей.

Социальной группой, производящей ресурсы, является экономически активное население страны. В общественно-экономической системе субъект такой группы представлен гражданами, которые актуально и потенциально способны к труду. Они образуют элемент «работодатель – наемный работник», функциональное звено, которое связывает исторически, юридически и традиционно социально-экономический институт труда с установками целей в области социальной политики. Социальная политика направлена на решение повседневных проблем труда, занятости, безработицы, внутри- и межстрановой миграции, быта, здоровья, науки, образования, спорта, культуры. В правовом государстве цели политики в этих сферах достигаются средствами налогообложения и организации обеспечения граждан, их семей, предприятий, регионов ресурсами природными и ресурсами, производимыми трудом экономически активного населения. От эффектов деятельности носителей функций наемного труда прямо зависит предмет деятельности социальной политики. Субъект наемного труда выступает одним из значимых участников политической жизни.

Актуальность проблемы данной работы связана с изучением объективных и субъективных факторов в социальной и экономической политике. Ценностно-ресурсное состояние и психолого-политическое положение носителей функций наемного труда в истории нередко служили источником потрясений политической системы. До настоящего времени в политической психологии мало исследована проблема причинно-следственных связей отношения носителя функций наемного труда к ресурсам жизнедеятельности и направленностью мотивации участия в политической жизни в условиях рыночной экономики в России.

Психолого-политическое положение субъекта жизнедеятельности социума связано с позицией, ролью, функцией в обществе, со свойствами человека как субъекта разного вида и типа деятельности, и с возможностями в системе властных отношений. Положение носителя функций наемного труда обладает значи-

мостью стратегического политического ресурса. Во-первых, субъект наемного

труда хранит опыт культуры солидарности и кооперации, которые полезны в межгосударственном глобальном сотрудничестве. Во-вторых, трудовые способности субъекта наемного труда являются незаменимым залогом развития национальной экономики. От общих и специальных способностей субъекта наемного труда, обращаемых в интеллектуальные и информационные ресурсы, зависит регресс или прогресс развития экономики. В-третьих, творческий потенциал и интеллект людей наемного труда обусловливают уникальную духовную культуру, возможности инноваций, конкурентоспособности российского государства и элит российского общества в мировой политике.

В периоды экономического роста и научно-технической модернизации хозяйственных систем основная тяжесть издержек, как доказано мировой и отечественной теорией и практикой социальной политики, приходится на носителей функций наемного труда. Эти периоды вызывают психолого-политическое напряжение социальной подсистемы: нарастает социальное расслоение, снижаются имущественные статусы групп, увеличивается стоимость жизненных благ, снижается рождаемость (теория больших циклов конъюнктуры Н.Д. Кондратьева 1926; теории социальной стабильности И.В. Караваевой, 2001). Ценностно-ресурсное состояние наемного труда в эти периоды жизни общества представляет зону риска. Повышается вероятность опасных для политической системы событий, как подчеркивали: Фурье Ш., 1829; Бисмарк О., 1883; Зомбарт В., 1906; Струве П.В., 1910; Заславская Т.И., 1988; Бурджалов Ф.Э., 1989; Lampert Н., 1994; Краснов Б.И., Шохин А.Н., 1999; Качанов Ю.К., 2000; Стребков А.И., Смирнов С.Н., 2001, Сидорина Т.Ю., 2005, и др.

Политические ориентиры условий жизни общества перерабатываются в естественных для людей психических процессах восприятия, оценивания, осмысления и понимания. Векторы политики изменяют личностные позиции людей, мировоззрение, образ жизни, мотивацию поведения в различных видах деятельности, проекты включения в политическую систему (Рощин С.К., Бобнева М.И., Шорохова Е.В., 1976; Ядов В.А., 1979; Платонов Ю.П., 1992; Абульханова К.А., 1997; Посохова С.Т., 2001; Аллахвердов В.М., 2005; Юрьев А.И., 1992/2006; и др.). Знания, чувства и оценки, традиционные и новые ценности политиков и «непосвященных» граждан, взаимное восприятие ролей и ожиданий задают динамику политической системы. В отношении масс к политике, в допускаемой законами степени политического участия граждан раскрываются характер и основы политики внутри социальных, политических, институциональных структур. Обнаруживаются свойства культуры политики – подвижной опоры политической системы (Вебер М., Алмонд Г., Верба С., Вятр Е., Пай Л., Галкин А.А., Муштук О.З., Бурлацкий Ф.М., Гудименко Д.В., Гаджиев К.С., Щедровицкий П.Г., и др.).

Люди наемного труда воспринимают условия жизни, атрибуты психолого-политического положения и ценностно-ресурсного состояния как результаты профессионально-трудовой деятельности и эффекты социальной и экономичес-

кой политики, проводимой в обществе. Со сферой труда люди связывают не только надежду избавления от нужды в средствах существования, восстановления физических сил, достижения экономической безопасности, стабильности, уверенность в завтрашнем дне, но и ожидают осуществления высших человеческих потребностей. К ним относят потребности в самореализации и творчестве, в межличностных отношениях, свободных от авторитарного давления, потребности в самоуважении, принятии, сопричастности к делам группы и общности, возможности контроля над ситуацией, информацией. Такая модель потребностей, постулированная гуманистической психологией, широко используется в теории, практике управления и в композитном описании значимых политических потребностей в теории политического насилия (Garr T.).

Ценностно-потребностные позиции людей обеспечиваются трудом. Рассогласование текущих, вероятных и желаемых к удовлетворению позиций вызывает у людей легитимные и не легитимные, лояльные и не лояльные формы поведения по отношению к политической системе. Эти формы поведения описаны в теориях политического участия в политологии, социологии и политической психологии (Ласки Г., Хантингтон С., Смелзер Н., Роуз А., Фаббриани С., Линдблом Ч., Козловский В.В., Даль Р., Василик М.А., Гончаров Д.В., и др.).

Материалы Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения1, а также экономико-организационной культуры обнаруживают рассогласования экономических, политических, социокультурных статусов личностей и групп (Сваффорд М., Косолапов М.С., Козырева П.М, Гуриев С.М., Овчарова Л.Н., Саблина С.Г, Тапилина В.С., Рощин С.Ю., Боенко Н.И., и др.). В них констатируется, что отдельные показатели процессов интеграции в рынок характеризуют Россию как страну с типичной среднеразвитой капиталистической национальной экономикой (Глущенко К.П., 2004). Но рост современных успешных экономик определяется моделью высокого соотношения производственного и человеческого капитала (знания, профессиональная квалификация, уровень образования, доходы, собственность, др.) (Кузнец С., Кэмпбэлл Р., Беккер Г., Friedman М., 1963; Барни Дж., Coleman J.S., 1988; Brooking A., 1996, и др.). Именно этот капитал фиксируется в параметрах Индекса Развития Человеческого Потенциала, рассчитываемых Комиссией ООН с 1990 г. по данным большинства государств, и в параметрах индекса технико-технологического развития лишь отдельных из них.

В России абсолютные преимущества в ряде областей производства знаний (продукта интеллекта), вытесняются большими размерами прочих активов Рос-

сии в расчете на душу населения (в т.ч. природных ресурсов) (Трофимов Г.Ю.,

2003). То есть рост национальной экономики в целом слабо поддерживает ресурс труда в ущерб динамике продуктивности.

Снижение статусов субъекта наемного труда в России содержит несколько рисков. Во-первых, существует риск истощения трудовых способностей актуального и потенциального экономически активного населения. В этом заинтересованы отдельные «капитаны мирового бизнеса». Во-вторых, усиливается риск потери равновесия в системе «человек-власть-политика-общество». В-третьих, обостряется риск сохранения самобытности российского государства в мировом геополитическом пространстве. Устойчивость положения достигается не виртуальным капиталом, а наследованным социально-экономическим генотипом отечественной культуры. Этот генотип включает развитую этику и культуру социально-трудовых отношений (Шумпетер Й., Дюркгейм Э., Богданов А.А., Мизес фон Л., Витте С.Ю., Майминас Е.З., Гозман Л.Я., и др.).

Данная работа базируется на результатах отечественных и зарубежных исследований в области экономической и политической психологии и на авторской концепции гуманистически ориентированной экономической психологии. В последней изучается психология деятельности хозяйствующего субъекта, проекты его активности в различных процессах экономики под влиянием исторических, социокультурных и политических факторов. Вышеизложенные положения приводят к следующему утверждению. Эффективность политики экономического преуспевания государства измеряется развитием человеческого капитала; воспроизводством в российском обществе поколения, здорового физически, морально, нравственно и духовно. Такая политика концентрирует и консолидизирует социально-культурный ресурс не на социал-дарвинистских и социально-конструктивистских, а на гуманистических основаниях.

Степень научной разработанности проблемы. Положение людей в политической системе зависит от средств и технологий политики, которая, в свою очередь, складываются под влиянием экономических, социальных, культурных, демографических, исторических факторов, являясь продуктом деятельности людей (Юрьев А.И., Свешникова Н.О.). Источник политической активности локализуется в индивидуальности человека, система знания о которой в гуманистической психологии охвачена субъектно-деятельностной парадигмой в трудах: Гумбольдта В., Рубинштейна С.Л., Франкла В., Маслоу А., Rogers C., Фромма Э., Олпорта Г., Выготского Л.С., Бехтерева В.М., Мясищева В.Н., Ананьева Б.Г., Ломова Б.Ф., Леонтьева А.Н., Зинченко В.П., Климова Е.С., Крылова А.А., Суходольского Г.В., Бодалева А.А., Брушлинского А.В., Тутушкиной М.К., Шадрикова В.Д., Знакова В.В., Асмолова А.Г., Волкова И.П., Гагина Ю.А., Волкова С.А., Грановской Р.М., Ильина Е.П., Юрьева А.И., Никифорова Г.С., Панферова В.Н., Рудкевича Л.А., Кораблиной Е.П., и др.

Психолого-политическое положение и ценностно-ресурсное состояние носителя функций наемного труда определяются объемом и качеством ресурсов, кото-

рыми наделяются социальный, культурный, правовой и экономический статусы

субъекта (Липсет С., Деркач А.А., Жукова В.И., Лаптева Л.Г.). Распределение ресурсов в обществе и государстве координируется деятельностью в области социальной политики, которая прямо направлена на сохранение порядка, защиту от социальных и иных рисков лиц наемного труда, возрастных групп и трудовых отношений. В этой политике ведают проблемами социальных конфликтов, согласий, мероприятиями обеспечения людей благами, которые в экономической теории понимаются как производные от человеческих потребностей и ресурсов различных видов. Доступ к ресурсам организуется всеми субъектами политики в рамках профессиональных знаний, технологий, компетенций (Бурдье П., Шестопал Е.Б., Новикова-Грунд М.В., 1996; Егорова-Гантман Е., Минтусов И., 2001; Ракитянский Н.М., 2002; Ожиганов Э.Н., 2006, и др.).

Политика экономических преобразований приводит к неминуемым социальным трансформациям (Сорокин П.А, 1927/1992; Merton R., 1968; Giddens E., 1984; Archer M., 1988; Bourdieu P., 1992, и др.) и нарушению гуманистических принципов жизни (Бранский В.П., Пожарский С.Д., 2002). Практика рыночной экономики легко отвергает идею человека, humanus, из-за ее нерентабельности, в связи с трудно рассчитываемым, но желаемым немедленно эффектом финансовых прибылей. Информационная экономика, использующая сетевое управление, создаёт иллюзию архаичности и ненадобности человека труда в пространстве виртуального капитала. Однако в теории социальной стабильности и в сравнительной политологии доказано, что экономико-политические, технико-технологические модернизации приобретают созидательный, а не разрушительный характер, если они уравновешиваются динамикой традиционных и культурных ценностей, гармонизируя состояние людей.

Изменения в системах жизнеобеспечения, проявляясь в процессах производства, обмена, распределения, потребления, воспроизводства благ, целостно отражаются в обыденном сознании людей (Китов А.И., 1987; Климов Е.А., Малахов С.В., 1992; Задорожнюк И.Е., 1995; Позняков В.П., 1998; Попов В.Д., Журавлев А.Л., 1999, др.), охватывая мега-, макро-, мезо-, микроуровни деятельности хозяйствующего субъекта (Дейнека О.С., Соколинский В.М., Муравьев А.И., Машков В.Н., Локшина Э.Х., Бахрах О.А., Бондарев Э.В., Колчинский Э.И., Забродин В.Ю., Андреева И.В., Спасенников В.В., 1998/2006, др.). В осознании реа-

лий «неполитической» хозяйственной жизни протекает косвенная политическая социализация людей (Федосеев А.А., Сирота Н.М., 2003). В обратных коммуникациях между социальными группами и политикой проектируется аналог возможной политической ситуации (Дойч К., Истон Д., Ньюкомб Т., Грушин Б.А., Гавра Д.П., Фирсов Б., и др.). Полагаем, что эти процессы регулируются когнитивно-смысловыми структурами бытийного и рефлексивного слоя индивидуального, группового и общественного сознания.

Человек оценивает влияние социально-экономических событий на его ин-

дивидуальную жизнь в быту, семье, на работе, в профессии; осознает социальное

благополучие или неблагополучие своего положения (Куликов Л.В., 1996; Головина Г.М., Савченко Т.Н., 2004). Вследствие этого развиваются те или иные индивидуально-психические состояния. Кумулятивно, «волнообразно» эти состояния формируют такие общественные настроения, как: беспокойства, волнения, недовольства, конфликты, протесты, или умиротворения, экстазы, ликования (Михайловский Н.К., 1879; Тард Г., 1892; Ле Бон Г., 1898; Бехтерев В.М., 1911, Lasswell H., 1960; Garr T., 1970/2005; Блуммер Г., 1994; Московичи С., 1996; Парыгин Б.Д., 1999; Почебут Т.Г., Чикер В.А., 2000, и др.).

Экономико-политические преобразования в России вызвали благоприятные и неблагоприятные сдвиги в условиях жизни и состояниях отдельных людей, социальных групп, регионов (Иванов А.П., Шинелева Л.Г., 1999; Нигматулин Р.А., 2002; др.). Функционирования разных видов собственности изменили внутри- и межгрупповые отношения (Ядов В.А., Платонов Ю.П., Агеев В.С., Журавлев А.Л., Дорофеев Е.Д., Шорохова Е.И., Шихирев П.Н., Позняков В.П., Нестик Т.А., Посыпанов О.Г., Хащенко В.А., Купрейченко А.Б., 1992/2004, др.). В стране, богатой своими природными и интеллектуальными ресурсами, увеличился слой бедного населения, в числе которого – трудоспособные и активно работающие граждане (Добрынин А.И., 2001; Медведев В.А., Суринов А, 2004; Львов Д.С., 1999/2005, и др.).

Цель настоящей работы состоит в обосновании и определении нового раздела политической и экономической психологии – гуманистически ориентированной экономической психологии, а также в анализе приложения ее методологических разработок к сфере решения практических задач социальной политики российского общества.

Предметом исследования являются психические компоненты отношения носителей функций наемного труда к ресурсам индивидуальной жизнедеятельности в их взаимосвязи с объективными и субъективными факторами экономической и социальной политики в русле ее гуманистической направленности.

Объектом исследования выступают социальные группы людей, актуальные и потенциальные носители функций наемного труда.

Объект исследования моделировался с опорой на методологию концепции индивидуальности (Ананьев Б.Г., 1969); в гносеологическом аспекте – это «субъект труда в разных формах развития»; в онтологическом качестве он выступает актуальным и потенциальным носителем функций наемного труда.

В программу исследования включались следующие конкретные задачи.

1. Проанализировать предмет и объект политической психологии в теории социальной политики, обобщить психолого-политические феномены социальной политики в практике российского общества.

2. Выделить и определить теоретико-методологическую структуру гуманистически ориентированного подхода в экономической психологии как основание но-

вого раздела в экономической и политической психологии.

3. Создать концепцию и основные понятия гуманистически ориентированной экономической и политической психологии, и проанализировать возможности концепции в решении задач социальной политики российского общества.

4. Разработать технолого-методические процедуры для исследования психических компонентов отношения субъекта труда к ресурсам жизнедеятельности в различные экономико-политические периоды и стадии развития общества.

5. Исследовать концепт, значение и смысл явления «труд» в сознании носителей свойств субъекта и функций наемного труда в разные периоды развития общества с учетом степени их включенности в профессионально-трудовую деятельность, а также профиля специальности, возраста и пола.

6. Выявить значения явлений «профессия», «профессиональная деятельность», их значимость в функции «источник дохода», экспансивность2 по повышению дохода в представлениях людей различных социальных групп.

7. Исследовать отношение к экономическим реалиям у участников, различных по полу, возрасту, социально-профессиональному, имущественному статусу, месту жительства, психическому состоянию, а также провести прогноз вектора политического участия с помощью анализа выявленного отношения.

8. Разработать модель исследования социально-политической активности, проектируемой носителями функций наемного труда в новых социально-экономических и экономико-политических условиях развития общества.



Выборка исследования формировалась методом квот и серийно. Её совокупность составили 997 мужчин (47%) и 1107 женщин (53%), т.е. всего 2104 человека жителей г. Санкт–Петербурга (98,7%) и Ленинградской области (1,3%). По признаку пола выборка складывалась как квотная, стратифицированная: пропорция участвующих мужчин и женщин в ней не значимо отличалась от генеральной совокупности. По качественным признакам групп (социальным категориям, группам поколений, профилю специальности, образования, статусам имущественному и в управленческой иерархии, а также месту жительства) выборка конструировалась как вероятностная, серийная. Возраст участников исследования составил от 16 до 75 лет. Выделялись следующие возрастные группы: до 30 лет – 69,9% от выборки; 30–50 лет – 23,5%; 50–75 лет – 12,5%. По форме собственности 1,8% испытуемых представляли частные предприятия; 16,1% – акционерные и 82,1% – государственные. По субъективной оценке, 29,5% испытуемых отнесли себя к категории малоимущих, 70,5% – средне имущих. При сравнительном анализе и обработке эмпирических данных поправка на репрезентативность достигалась средствами матстатистики.

Основная гипотеза исследования содержала предположение о том, что степень включенности человека в труд (по критерию функционального значения

труда в экономике общества и государства) обладает центральной значимостью

во влиянии на отношение субъекта труда к ресурсам жизнедеятельности. В ряду периферийно значимых выступают следующие факторы: индивидуальные (возраст, пол, психическое состояние), социально-профессиональные (статусы имущественный и в иерархии управления, профиль специальности, образование, место жительства).

В частных гипотезах предполагалось, что:

1. Значение понятия «труд» и отношение к труду, представленные в сознании субъекта, развиваются в динамике социально-экономических и политических событий. Содержание этого значения и отношения различно в разные периоды развития общества и в разных формах развития человека как субъекта труда (формы обозначены Б.Г. Ананьевым: подготовка, старт, кульминация, финиш).

2. В сознании субъекта труда представлен и психологический (пространство самореализации), и финансово-экономический (средство получения дохода) аспекты явления «профессия». При этом такая значимая для индивидуального благополучия функция профессионально-трудовой деятельности, как «основной источник дохода» осознается участниками недостаточно реализованной.

3. Зафиксированные в речевых выражениях, передаваемые между поколениями людей единицы знания о бывших когда-то в трудовой действительности фактах – стереотипы3 (прецедентные феномены) сферы труда, могут служить критериями психолого-эмпирической модели делового поведения. По основаниям такой модели выявляются типы деловой (праобразы социально-политической) активности людей, относимых к одной языковой общности.

Теоретико-методологическими обоснованиями исследования являются: общенаучная субъектно-деятельностная парадигма; теория системного описания политической психологии и политической деятельности; концепция статуса экономической психологии как социально-политического знания; культурно-историческая парадигма о роли орудийной и знаковой деятельности в психическом развитии человека; теория социальной психики и социальной политики; концепция индивидуальности человека, связанного с политической средой свойствами субъективного психического; концепция отношений личности; философско-экономическая и социологическая теория ресурсов; структурно-функциональный принцип в анализе системных социальных объектов; авторская концепция о социально- экономических ресурсах индивидуальной жизнедеятельности и гуманистически ориентированном научном разделе экономической и политической психологии.

В исследовании применялись методы общей и частной психодиагностики.

Основными методами были опросные (анкетирование, интервью, метод эксперт-

ных оценок), а также метод цветовых выборов (Люшер М., 1959; Эткинд А.М., 1980; Филимоненко Ю.И., Юрьев А.И., Нестеров В.М., 1982; Собчик Л.Н., 1999), методы ассоциаций, завершения текста, определения понятий, воспроизведения фраз, контент-анализ, список ценностей М. Рокича, тест «прецедентных» феноменов делового российского поведения (Троицкая И.В., 1998/2005), моделирование, методы психолингвистики, этнолингвистики, психосемантики. Данные исследования интегрировались сравнительным, структурным, организационным методами. Вспомогательным методом стал мониторинг, реализующий принцип обратной связи с участниками исследования.

Полученные данные обрабатывались методами описательной и аналитической математической статистики. Массив переменных рассчитывался средствами программы SPSS 104 в математических моделях многомерного регрессионного анализа, порядковой регрессии, факторного анализа. Характер и различия в распределении признака устанавливались по критериям коэффициентов Колмогорова-Смирнова (), Пирсона (2). Для определения достоверности различий использовались методы критерия U Манна-Уитни, ручной расчет критериев знаков G и * (угловое преобразование) Фишера. Значимость различий признаков принималась на уровне р0,05. Выводы матстатистик качественно анализировались с применением методов группировки, описания путей влияния факторов, графического представления результатов.

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что в ней создан новый раздел политической и экономической психологии – гуманистически ориентированная экономическая психология. В этом разделе изучают психолого-политическое положение человека и социальных групп, исследуют причинно-следственные связи между ресурсной обеспеченностью возможностей людей в удовлетворении базовых и высших потребностей и участием в политической жизни, мотивированным ценностно-ресурсным состоянием.

Проведена группировка психологических феноменов социальной политики с позиций теории системного описания политической психологии. В условиях кризисного и стабилизационного периода в российском обществе проявлялись такие феномены, как: социальная фрустрированность, социальное расслоение, социальная несправедливость, прямая и относительная депривация, социальное неблагополучие.

Впервые в экономико-политических условиях кризисного и стабилизационного периодов5 в 1988/1993–2000/2006 гг. определен характер изменения значения и смысла явления «труд» в сознании субъекта. Проявлявшиеся ранее у людей символичность и формализм в устаревших клише и эталонах восприятия трудовых ситуаций, переживания надрывности, упорства в кризисный период экономики, сменились более вариативными стратегиями в отношении к труду. В стабилизационный период снизилась частота проявления лени. Восприятие событий труда освободилось от нравственных оценок праведности, добросовестности, честности. Установлена переоценка труда с акцентами на его утилитарном и рациональном аспектах.

Обнаружено, что первоочередными факторами, влияющими на психическое своеобразие отношения субъекта труда к ресурсам жизнедеятельности, являются степень включенности в труд (форма развития субъекта труда) и возраст. Постепенно снижающаяся значимость влияния отмечена у следующих факторов (по убыванию): статус в иерархии управления, место жительства, пол, имущественный статус, профиль специальности, образование.

Выявлено, что положительное отношение к работе и труду теснее связаны с такими характеристиками психического состояния субъекта труда, как равновесный вегетативный тонус и незначительное отклонение состояния от эталона нервно-психического благополучия.

Установлено, что положительное отношение к труду не проявилось ни при одном из индивидуальных типов мотивационной активности, обнаруженных у участников. В то время как положительное отношение к работе отмечалось в связи со «смешанным», «активным» и «пассивным» типами мотивации.

Впервые в новых экономико-политических условиях российского общества определено, что реалии «питание» и «досуг» вызывают положительное отношение у представителей всех поколений, а реалии «государственная собственность» (кроме положительно пассивного отношения к ней старшего поколения) и «пенсия» – отрицательное. Так же отрицательное отношение у старшего поколения вызывает реалия «интеллектуальная собственность»; у среднего – «доход», «сбережения», у младшего – «частная собственность». В прогнозе это значит, что эти реалии с высокой вероятностью несут мотивацию деструктивных политических форм поведения.

В психолого-эмпирической модели по критериям стереотипов общественного сознания выявлено пять типов деловой активности (праобразов социально-политической активности) и проанализировано изменение этих типов в период 2000–2005 гг.

Впервые в психологическом мониторинге управленческих модулей государственных закупок как организационно-качественной модели фрагмента общественной экономической деятельности (обеспечивающей деятельность органов государственной власти разного уровня на средства налогоплательщиков и др.) обнаружено следующее. В динамике периодов в 2000–2006 гг. снизилась степень проблем финансового (например, наладилась своевременность оплат), и информационного модулей (обогатились базы данных, упорядочились законы, др.). Вместе с этим значимо усилились проблемы социально-психологического модуля в связи с учащением в состояниях людей застенчивости, неуверенности и низкой самооценки.

Впервые в новых экономико-политических условиях определено, что финансово-экономический аспект явления «профессиональная деятельность» наибольшей значимостью обладает в представлениях молодежи (у студентов), а наименьшей – у пенсионеров. Экспансивность действий в модели способов повышения доходности от профессиональной деятельности высокая у студентов; средняя – у специалистов, малая – у пенсионеров. Выявлены способы действий и уровни, составляющие потенциал развития социально-политической активности студентов, специалистов, пенсионеров, мужчин и женщин.



Теоретико-методологическая значимость диссертационной работы состоит в следующем. 1. В процессе идеографического анализа предмета и объекта политической психологии в области социальной политики рассмотрено психолого-политическое положение субъекта труда в его значении носителя властных отношений, функций наемного труда и участника политики. Также описаны психологические механизмы взаимосвязей субъекта труда с реалиями экономической и социальной политики. 2. Сгруппированы психологические феномены социальной политики с позиций системного описания признаков политических явлений в политической психологии. 3. Проанализировано явление «труд» как составная часть социально-экономического генотипа политической культуры. 4. Обоснован и определен новый научный раздел политической и экономической психологии – гуманистически ориентированная экономическая психология. 5. Введено понятие «социально-экономические ресурсы индивидуальной жизнедеятельности».

Практическая значимость. Материалы диссертационного исследования включены в основу действующих образовательных программ по разделам дисциплин «Психология предпринимательства и основы экономической психологии», «Экономическая психология», «Организационная психология с элементами экономической психологии», «Психология труда в рыночных условиях развития российского общества», «Социо-медико-психологические аспекты здоровья», «Управление проектами: человеческий аспект». Учебные курсы по этим программам читаются студентам вузов, обучающихся специальностям «психолог-консультант», «экономика и управление в строительстве», «автомобильно-дорожное хозяйство», а также специалистам, меняющим работу, повышающим квалификацию по управлению государственными закупками. Назначение курсов состоит в психолого-экономической адаптации, стимулировании индивидуальной активности специалистов, профилактике социальной аномии. Программы приняты в образовательных учреждениях г. Санкт-Петербурга: в Государственном архитектурно-строительном университете (СПбГАСУ), в учебно-научном центре делового общения и этики Государственного университета экономики и финан-

сов (СПбГУЭиФ), Государственном институте психологии и социальной работы,

Русской христианской гуманитарной Академии.

Технолого-методические разработки автора внедрены в исследовательских программах научных центров: Российской Академии наук «Научно-технический потенциал Санкт-Петербурга», 1992; «Разработка и апробирование мониторинга населения Санкт-Петербурга», «Системные исследования девиантного поведения», 1993; по темам ФЦП «Интеграция науки и высшего образования России», 1998/2002; Всероссийского семинара партии «Единая Россия», 2002; НИЛ проблем предпринимательства СПбГУЭиФ, 1999/2005; а также в фундаментальном проекте Минобразования РФ «Исследование и разработка методов повышения эффективности строительного производства в особых условиях на основе современных информационных технологий», 2001/2003; на семинарах по управлению госзакупками и проектами; в программе СПбГАСУ по психолого-педагогической профилактике злоупотребления психоактивными веществами в молодежной среде, 2000/2005.



Основные положения, выносимые на защиту:

1. Гуманистически ориентированная экономическая психология – это новый научный раздел экономической и политической психологии о рациональной координации психологических ресурсов человека, групп, общностей в процессе достижения ими значимых целей в естественной и искусственной среде жизнедеятельности средствами политики. Этот раздел выделяется по идейным принципам гуманистической психологии, ее особому предмету изучения в структуре политической психологии, специфическим понятиям и методам исследования. В этом разделе изучают психолого-политическое положение и социально-политическую активность внутренне мотивированного субъекта, действующего на мега-, макро-, мезо- и микро- уровнях политического пространства в отдельные исторические периоды развития общества. Предметом исследования являются причинно-следственные связи между ресурсным обеспечением возможностей людей, желающих и ожидающих удовлетворения базовых и высших потребностей, и участием этих людей в политической жизни, мотивированным ценностно-ресурсным состоянием.

2. Психологический механизм феномена политического участия включает когнитивно-смысловые структуры сознания: представления, значения, смыслы, концепты, ценности, отношения и переживания. Эти структуры регулируют потребностно-мотивационный комплекс участия субъекта в политике.

3. В ряду материальных и нематериальных ресурсов, зависимых от субъективных и объективных факторов экономической и социальной политики, статусов человека, выделяются социально-экономические ресурсы индивидуальной жизнедеятельности, связанные с системами физиологического, социально-трудового функционирования, экономических эффектов труда, отношений к людям, обоб-

щенным и идеально-конкретным событиям. Ресурсы этих систем обусловливают

социально-политическую мобильность – возможность достижения в политичес-

кой подсистеме субъектом статусов иного содержания и уровня.

3. Концепт, значение, смысл явления «труд», представленные в сознании субъекта, и отношение к труду развиваются динамично. Они различаются в разные социально- и экономико-политические периоды развития общества и в разных формах развития субъекта труда.

4. Центрально значимыми факторами, влияющими на психологическое своеобразие отношения субъекта к социально-экономическим ресурсам индивидуальной жизнедеятельности, являются степень включенности человека в труд (форма развития субъекта) и возраст. Периферической значимостью, в порядке убывания влияния, обладают следующие факторы: статус в иерархии управления, место жительства, пол, статус имущественный, профиль специальности, образование. При нарастании качественного разнообразия субъекта изменяется и его оценка средств получения источника жизнедеятельности.

5. Социально-политическая активность субъекта связана с его экономической активностью в деловых повседневных отношениях. Проекты (замыслы) этой активности раскрываются в типах делового поведения, в состояниях людей в экономической системе, в ценностных ориентациях и идеалах личности.

6. Изменения активности в экономической организационной системе «оплачиваются» психическим напряжением человека, что вызывает негативные эффекты на социально-психологическом уровне.

7. Носителя функций наемного труда в России характеризует высокая степень

психического напряжения, низкие пороги для развития аффективных реакций в сфере труда и, в связи с отрицательным отношением к большинству реалий систем «экономические эффекты труда», «социально-трудовое функционирование», «идеально-конкретное событие», – повышенный риск развития протестных форм поведения в политической подсистеме общества. Рекомендации, приложимые в область защиты отношений в сфере труда средствами социальной политики, состоят, во-первых, в ориентирах на скорейшее структурирование института труда и профессии. Во-вторых, необходимо создавать гуманистические ресурсосберегающие технологии, направленные, в первую очередь, на сохранение и укрепление физического, психического, морального здоровья людей наемного труда и его трудовых способностей – составляющих человеческий и социальный капитал государства.

Основные положения диссертационной работы апробированы на кафедрах политической психологии СПбГУ и практической психологии факультета экономики и управления СПбГАСУ. Материалы исследования доложены и обсуждены на следующих научных сессиях: Международных – Третьих Ломовских чтениях (Москва, 1996) и научно-технических конференциях «Современные технологии обучения»(1998), «Актуальные современные проблемы строительства» (Санкт-Петербург, 1996, 2002, 2006), на Пятой Санкт-Петербургской Ассамблее

молодых ученых и специалистов (2000) и по итогам НИР СПбГУЭиФ (Санкт-

Петербург, 2001, 2002), на Всероссийских научно-практических конференциях –

«Психология бизнеса» (2000), «Экономико-психологические аспекты инновационного развития» (Санкт-Петербург, 2001), «Психология и экономика» Российского Психологического Общества (Калуга, 2000/2002), «Экономическая психология» (Санкт-Петербург, 1998/2004), «Ананьевские чтения» (Санкт-Петербург, 2005, 2006).

Результаты диссертационной работы положены в основу написания методических разделов в пяти учебных пособиях: «Психология в профессиональной деятельности», «Советы психолога – менеджеру», «Практическая психология для экономистов и менеджеров», «Современная практическая психология», главы учебника для студентов вузов с грифом Министерства образования РФ «Практическая психология» (Психология предпринимательской деятельности); главы в четырех коллективных монографиях «Психологическая помощь и консультирование», «Практическая психология для педагогов и родителей», «Практическая психология для менеджеров», «Экономическая психология: вопросы теории и практики», и индивидуальной монографии «Психология отношения к экономическим явлениям».

Материалы диссертации тематически отражены в 57 публикациях общим объемом 43,3 авт.п.л. из 58 работ соискателя на 44,3 авт.п.л. Структура диссертации включает введение, шесть глав, заключение, выводы, список литературы из 484 наименований работ (110 иностранных, 377 отечественных авторов), приложений. Основной текст содержит 360 страниц, 3 схемы, 5 таблиц и 10 рисунков.


Каталог: common -> img -> uploaded -> files -> vak -> announcements -> psiholog
psiholog -> Социокультурное становление личности ребенка с проблемами психического развития средствами искусства в образовательном пространстве 19. 00. 10 коррекционная психология
psiholog -> На правах рукописи
psiholog -> Акмеологическая концепция диагностики кадров государственной службы
psiholog -> Терциарная социализация личности больных алкоголизмом и наркоманией
psiholog -> Психологическое содержание организационных форм и методов оказания помощи детям и подросткам с психосоматическими расстройствами. 19. 00. 04 медицинская психология
psiholog -> Фёдоровна половые различия в становлении характера подростка 19. 00. 07 Педагогическая психология
psiholog -> Личность как субъект категоризации в межличностном познании: взаимодействие когнитивных и ценностно-мотивационных структур
psiholog -> Психология ценностных ориентаций этнофоров Северного Кавказа (на материале исследования народов Карачаево-Черкесии) 19. 00. 05 социальная психология
psiholog -> Интегрированное психическое развитие проблемных детей старшего дошкольного возраста средствами музыкального воздействия 19. 00. 10 коррекционная психология
psiholog -> Психология посттравматического стресса: интегративный подход 19. 00. 04 Медицинская психология


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница