Хатуна Гварадзе Характер «женского движения» в Грузии



Дата22.05.2016
Размер85.5 Kb.
Хатуна Гварадзе
Характер «женского движения» в Грузии

(конец XIX-начала XX в.)


Тема моего исследования – «Характер «женского движения» в Грузии». Этот вопрос мало изучен и очень актуален, так как сегодня для женщин, стремящихся участвовать в разработке социально значимых решений, всё таки стоит невидимая преграда – общественное мнение, находящееся в плену стереотипов относительно ограниченной роли женщин в общественной жизни. Изучение истории женского движения, её влияния на общественно-культурную жизнь Грузии, будет способствовать процессу преодоления старых стереотипов.

В начале XX века борьба грузинского народа против царской колониальной политики завершилась поражением национально-освободительного движения. Это обстоятельство негативно отразилось на дальнейшей политической, социальной и культурной жизни Грузии. В дореволюционный период особенно актуальным был вопрос получения полноценного и гармоничного образования, так как царское правительство запрещало учёбу на родном грузинском языке. В этот неблагоприятный период развития культурно-общественной жизни страны немаловажную роль сыграли грузинские женщины.

События, происходившие в России, естественно, оказывали влияние на политическое положение Грузии. Первая буржуазно-демократическая революция в России (1905-1907 гг.) вызвала отклик и среди населения Грузии. Все слои общества объявили борьбу против российского самодержавия, особенно активное участие принимала в этой борьбе грузинская демократическая интеллигенция, а эта активность выдвигала на первый план национальный вопрос.

После поражения революции национально-освободительное движение усилилось. В противоположность царской колониальной политике группа грузинских национальных деятелей для достижения своих целей старалась использовать международные правовые связи (например, Гаагская II конференция 1907 г.), однако старания кончались крахом.

В период реакции (который начался после поражения революции и длился до 1910 года) политические партии Грузии постепенно прекращали свою деятельность. Было арестовано большинство представителей интеллигенции, а часть их эмигрировала.

В Грузии царская политика «просвещения» была антинациональной и проводилась на русском языке вместо родного грузинского языка. Начиная с XX века, в результате упорного труда грузинских патриотов народного образования в Грузии были созданы не только начальные, но и средние национальные училища. Несмотря на это, большинство жителей города было неграмотным, особенно представители низших слоев.

Дело национального самоопределения взяли на себя благотворительные общества («Общество по распределению грамотности среди грузин», «Грузинское драматическое общество», «Общество грузинской истории и этнографии», «Общество любителей грузинской культуры», «Общество народных университетов»). Среди них были женские благотворительные общества, появившиеся по всей стране: в Тбилиси – «Ганатлеба», «Общество грузинских женщин», «Общество кавказских женщин», в Гори – «Мандилосани», у которой был филиал в селе Меджврисхеви, в Кутаиси – «Общество женщин-учителей», в Хони – «Женское общество» и др.

Первейшей задачей этих обществ было возрождение национального духа, поднятие уровня просвещения и культуры среди грузинского населения. Под эгидой этих обществ функционировали национальные школы, библиотеки, воскресные школы, театры, переводились и издавались книги и т.д. Но после установления советской власти, которая во всей стране взяла под свой жёсткий контроль вопросы образования, культурной жизни, существование культурно-просветительных организаций, основанных на индивидуальной инициативе, было полностью прекращено. Общества распались, а женский интеллектуальный потенциал был направлен в другое, государственное русло.

С 90-х гг. XX столетия, т.е. после провозглашения независимости Грузии, в стране снова появилось множество женских неправительственных организаций, вновь активизировалось женское движение.

Изучение истории женских организаций в начале XX века, восстановление той реальности, которой было обусловлено проявление социальной активности женщин, очень актуально, так как и по сегодняшний день бытует мнение, что женщина была исключена из общественной жизни и ассоциировалась только с семьёй и что только в последние годы она становится социально активной. Следует показать, что женское движение имеет определенные корни, и активность женского пола не была чуждой грузинскому обществу и в начале XX столетия.

Споры вокруг женской эмансипации на страницах газет начались ещё в конце XIX века. В грузинской прессе печатались статьи не только о правах женщин за рубежом (в Австралии1, в России2, в Германии3, в Арабских странах4, в Чехии5, в Англии6 и т.д.), но также довольно остро обсуждался вопрос о положении женщин в Грузии .

Разговор о зарубежных женщинах преследовал одну цель: сделать жизнь зарубежных женщин объектом подражания для грузинок и таким путем сделать их более активными. В статье под названием «Политическое право женщины» говорится, что, если раньше женская эмансипация считалась зазорной, сегодня она имеет иное значение. Женщина должна иметь возможность жить на заработанные своим трудом деньги и развитием самосознания добиться моральной независимости, как в Америке и в Европе, женщины имеют право участвовать в выборах. (газ.«Дроеба», 1867, №19 – на грузинском языке). Хотя не отрицалось, что грузинская женщина по сравнению с женщинами других стран находилась в лучших условиях, и ей остаётся только «набраться ума и с достоинством использовать своё положение» (газ. «Иверия», 1888, №60 – на грузинском языке).

Печатались также статьи, где негативно была оценена женская эмансипация и указывалось, что первейшей обязанностью «грузинской женщины» считалась семья (газ. «Иверия», 1888, №60 – на грузинском языке), что особенно острой критике подвергалось со стороны самих женщин. Интересна статья некой Като, где автор пишет: «Неужели грузинская женщина не может служить родному языку, на сцене, в литературе, в школе? Неужели грузинка-врач принесёт меньше пользы своему народу, чем женщина, которая сидит взаперти в четырёх стенах своего дома? Почему вы призываете только к семье?» По мнению автора, женщина должна сама разобраться, к чему стремится тогдашнее общество, и потом сама выбрать свой путь – вернуться в семью или посвятить себя науке или искусству («Иверия», 1896, №57)7.

Особенно болезненно воспринимали женщины, когда их сравнивали с женщинами-деятельницами исторического прошлого Грузии и подчёркивали, что сегодняшняя грузинская женщина на грани вырождения8.

В 1874 году в газете «Иверия», была напечатана статья под названием «Кого поставим идеалом», где автор писала, что из-за изменения потребностей времени грузинские женщины не должны рыться в развалинах, а должны поставить перед собой идеалом ту европейскую женщину, которая проявила себя в изучении наук, чтобы тем самым развиться умственно.

Создаётся впечатление, будто общественное мнение «заставляло» женщин начать действовать; во всяком случае, часть тогдашнего грузинского общества (и, как видно, большая ее часть) давала правильную оценку выходу женщин на общественную арену и явно поддерживала их. Поэтому инициатива групп женщин разных городов Грузии – создать женские общества – получила (если говорить на примере одной из организации маленького грузинского города Гори) довольно широкий отклик, как со стороны самих женщин, так и всего грузинского общества. «Если назвать современную даму («мандилосани», дословно: «дама, которая несет платок», символ чести) женщиной, она обидится, разгневается... Это потому, что от превратностей жизни сделалась она (женщина) угнетённой, забитой, стала на путь вырождения... Уже завтра каждая женщина поймёт, что она не должна быть ни от кого униженной и сама не должна унижаться. Если сегодня большинство грузинских женщин всё ещё не могут смело бороться с превратностями жизни, в других местах, например, в России и Европе, женщины самозабвенно борются за обретение человеческих прав. Предвестник силы и победы этого вопроса есть идея горийских дам создать в г. Гори «женское общество»,– писала 26 октября 1912 г. горийская газета «Картли».

Как видим из статей, общественность хорошо была информирована об истории женского движения за рубежом, однако о тесном контакте с женскими движениями, хотя бы даже с «ближней» нам Российской империи, ни с Конгрессом, посвященном социальным и политическим правам женщин, тут не было речи. Во всяком случае, материалов, подтверждающих это, мы пока не нашли. Хотя я столкнулась с интересными фактами по этому поводу. В своих воспоминаниях Анастасия Эристав-Хоштариа, основательница женского общества «Мандилосани» (в г. Гори), говоря об уставе общества9, отмечает, что «сами русские уносили их устав для основания такого же общества у себя». Насколько это говорит о непосредственной связи с движением русских женщин, судить трудно. Заслуживает внимания также статья, в которой говорится о митинге дружбы Международной женской лиги мира, проведенной в России, в частности в Петербурге, где были прочитаны письма, полученные из Кутаиси, Батуми и Баку (газета «Иверия», 23 июня, №16).

Ознакомившись с уставами женских обществ, основанных в разных городах Грузии, я нашла большое сходство с уставом Горийского общества. Как видно, существовала единая форма, следуя которой строилась структура устава. К тому же идентичны цели женских обществ и пути их осуществления: распространение образования в соответствующих городах и губерниях, оказание материальной помощи, основание образовательных учреждений, издательство книг, сборников, организация научных экскурсий и чтение лекций, оказание помощи бедным студенткам, которые учились в общественных училищах, открытие музеев, библиотек и читален... Помимо этого существовало, например, благотворительное общество имени Святой Марии Магдалины в Тбилиси (1903г.), целью которого было оказание помощи женщинам легкого поведения10.

Учредители этих организации принадлежали к высшему слою населения. Начиная свою благотворительную деятельность, сами женщины, наверное, рассчитывали на своё высокое происхождение и влияние в обществе.

Имеется материал, из которого следует, что между этими обществами существовала связь, они знакомились с деятельностью друг друга, оказывали друг другу материальную помощь11.

Говоря о целях женских организаций, в качестве примера можно привести создание горийской женской организации «Мандилосани». Об этом обществе имеется очень скудная информация, но её частично можно восстановить с помощью прессы того времени. Довольно интересной представляется мне опубликованная в одной из номеров газеты «Картли» речь, произнесённая Анной Эристав-Хоштариа на первом собрании кружка горийских женщин-грузинок. Речь является как бы откликом на те споры, которые велись в это время на страницах газет и которые касались положения грузинских женщин в общественной жизни страны. В речи содержатся рассуждения о положении женщин в семье, о значении и роли образования и просвещения в воспитании и формировании женской природы и т.д. Текст речи довольно пространен, поэтому я приведу несколько отрывков оттуда: «Не пройдёт и года, чтоб хоть один раз мы не услышали: грузинская женщина потеряла свой облик, канула в Лету, от неё осталась только пустая куколка, которая нужна только для ублажения мужчин. Чем занимается сегодня грузинская женщина? Неужели и правда для неё важнее всего прихорашиваться и любезничать? Неужели она не вносит свой вклад в общественную жизнь? Грузинская женщина деятельна в семье, деятельна в обществе… она растит своего ребёнка, ласкает мужа, который любит ее… лаская мужа, она незаметно для него оказывается главой в семье, подчиняет себя мужа, управляет делами… но если семья вырождается, женщина тут не при чём, так как подобное порождает подобное. Где искать истины ужасного искажения? В природе? Нет, природа великодушна, чиста. В образовании? – Вполне возможно. Однако мы знаем, что каждый год тысячи женщин заканчивают училища, рассеиваются по своим семьям. Так что избавит нас от столь давней хвори? Совершенно иное воспитание женщин! Однако кто воспитает эту женщину? ...По этому поводу мы, группа грузинских женщин, задались мыслью создать женское общество, которое будет иметь целью оказать моральную и материальную помощь страждущим»12.

Через два года общество уже имело бесплатную школу для бездомных детей бедняков (об этом нам уже было известно), а число этих детей достигало до 380. Имели также воскресную школу для взрослых и женское убежище. Школы содержала кондитерская, открытая на средства общества. Выясняется также, что общество имело свой филиал не только в с. Меджврисхеви, но и в г.Сурами, и насчитывало более 300 членов. По словам Анастасии, открытия филиалов требовали и в других местах. Общество «Мандилосани» в благотворительных целях часто устраивало литературные вечера, концерты, спектакли, организовывало встречи с выдающимися деятелями искусства, с поэтами, писателями.

Моё внимание привлекла одна деталь: Анастасия Эристав-Хоштариа подчёркивала особую ценность самого факта создания общества. В частности, она подчёркивает, что благодаря обществу «объединяются все, начиная от женщины, выпекавшей хлеб, и кончая знатной княгиней – все были равноправны...» Здесь явно чувствуется больше солидарность с теми революционными идеями, которые разжигали в народе ненависть к знатным дворянам, чем забота о низшем социальном слое населения, для которого Анастасия была представительницей знатного рода. Она писала, что для неё были непригодны взгляды отца – образованного либерала Георгия Эристави, что в «строительстве новой жизни», в формировании её мировоззрения в период учёбы в прогимназии значительную роль сыграли революционеры – народники.

Вскоре после учреждения организации началась первая мировая война (1914–1918 гг.), что негативно повлияло на все стороны жизни страны.

На создавшуюся неблагоприятную обстановку в Грузии откликнулись горийские женщины. При комитете помощи пострадавшим от войны женщины заготавливали постели (матрасы, одеяла, подушки, наволочки и другое белье) для раненных и воюющих, рождественские подарки для детей, отцы которых были призваны в армию, собирали пожертвования.

Грузинское женское движение не имело такие организационных форм, как в Западной Европе, где уже с середины XIX века создавались ассоциации, лиги и т. п., формирование которых было обусловлено борьбой за равноправие и политические права. Несмотря на это, велась полемика по таким вопросам на страницах грузинской прессы. Следует отметить также, что в Грузии до 1917 года не издавались чисто женские газеты. Но можно сказать, что в отличие от России, где женское движение политизировалась после революции 1905 г., женская активность, которая выражалось в форме благотворительности13, как я уже отмечала, имела политический оттенок. Имея в виду русификаторскую политику России, главной задачей для всего грузинского общества оставалась, в первую очередь, культурно-просветительская работа, поднятие национального духа грузинского народа, что, со своей стороны, поддерживало национально-освободительное движение.

«Хотя наше общество называется «Обществом по распространению грамотности», было бы ошибкой предполагать, будто его основатели имеют в виду лишь обучение народа грамоте; в действительности, грузинские патриотические деятели горячо желали создать, прежде всего, такую школу, которая могла бы стать очагом культуры, т. е. умножить просветительские учреждения, способные обеспечить развивающееся народное хозяйство Грузии высококвалифицированными национальными кадрами», – говорится в уставе общества.

Такую же цель преследовало женское движение в начале века и женская активность конца XIX века, выраженная в благотворительности. «Культурно-просветительская деятельность грузинских женщин опиралась не только на благотворительность, – вспоминала общественная деятельница Нино Кифиани, – она сама по себе была широкомасштабной общественно-творческой работой против русификаторской политики царизма».

Грузинские женщины и после 1917 года ограничивались, можно сказать, лишь газетными статьями и благотворительной деятельностью. Их активность не проявлялась ни в широкомасштабных выступлениях с требованиями женских политических прав, улучшения бытовых условий, ни в каких-либо деятельных мероприятиях такого же типа. Об этом свидетельствует единственная еженедельная политическая, научная и литературная женская газета «Глас грузинской женщины». (с 1917 г)14, лозунгом которой в разные времена были: «Женщины, требуйте права выбора», «Равноправие полов перед законом» и т.п.

В заключение я хочу отметить, что на меня большое впечатление произвел тот обширный материл, богатая источниковая база и труд, проделанный русскими и иностранными исследователями XIX- XX в.в. в изучении «женского вопроса». Для Н. Л. Пушкаревой, как отмечает она сама, оказалась трудоёмкой задача создать обзорно-историографический труд, который обхватил бы все работы, все имена и стал бы своеобразным справочником для интересующихся прошлым и настоящим женщин России15.

Формирование отдельного направления в историографии России и изучение истории женщин, в отличие от грузинской историографии, берет начало в середине XIX века16. Со второй половины XIX в. женский вопрос стал наиболее актуальным и в Грузии. Выходу грузинской женщины на общественную арену и тем самым возникновению нового отношения к ней предшествовали внесенные с Запада просветительские идеи, а самой важной из них была идея равноправия. Однако споры вокруг этого вопроса, как мы уже видели, велись в основном на страницах прессы. Ни одного научного исследования или хотя бы труда популярного характера не было создано17.

Что касается сегодняшнего положения в данном направлении в грузинской исторической науке, нужно отметить, что и сегодня труды историков касаются выявления исторической роли грузинской женщины, и не ведется исследование истории женщин с учетом опыта современных зарубежных историков. Мы не смогли найти исследования, посвященные общественной деятельности женщин хотя бы во второй половине XIX и XX вв18. Метод гендерного исследования у нас сравнительно нов, и статьи по гендерной проблематике пока еще печатаются только в сборниках, которые издаются благодаря иностранным фондам. Но напечатанные в них статьи грузинских авторов вновь служат выявлению в основном исторической роли грузинской женщины. Хотя, с другой стороны, без учёта исторического прошлого, в котором формировалось представление о типе грузинской женщины, невозможен анализ ее положения сегодня.

Грузинская культурная традиция, как отмечает Л. Антелава, резка отличается от европейского. Несмотря на определённые тесные контакты, грузинская традиция во многих аспектах отличается и от греко-римской культуры. Гендерный феномен, привычный для грузинской культуры, не идентифицируется с гендерным феноменом других культур, так как является уникальным и самобытным. Без её тщательного и глубокого изучения феминистское движение никогда не станет органической частью грузинского общества19. В этом плане я согласна с автором, но когда она говорит, что «внедрённая извне эта проблема будет чуждой и не популярной для грузинского общества», автор, наверное, имеет в виду последние десятилетие, так как «женский вопрос» обсуждался в Грузии ещё с конца XIX века. Нужно вместе с изучением исторического прошлого (средние века) Грузии тщательно изучить и дух того времени.

Следует также заметить, что история женщин Грузии, как историческая субдисциплина, – сравнительно новое направление в грузинской историографии, развитие которого даст возможность восстановить историю и особенности характера «женского движения» в Грузии.




1«Право выборов женщинам – программа их действия», газета «Цнобис Пурцели», 10 июля 1903 г., №2205(на грузинском языке).

2 «Ахали амбави» - про дочь богатого купца, которая хотела жить на заработанные ею деньги, газета «Цнобис Пурцели», 30 Марта 1903 г. №2111(на грузинском языке)

3 «Права женщин, избирательный лист женщин-демократов», газета «Цнобис Пурцели», 6 декабря, 1903 г. №2344, (на грузинском языке). Статья Ив. Рамишвили «Письма из Германии, второй международный женский конгресс», газета «Цнобис Пурцели», 10 июля 1904 г. №2549. (на грузинском языке)

4 «Положение женщин в арабских странах» // «Дроэба», 12 Апреля 1898г., №504. (на грузинском языке)

5 «Женская важная организация в Богемии» // «Дроеба», 13 Апреля 1894 г. №109. (на грузинском языке)

6 «Современная Англичанка» // «Иверия», 1899 г. №110. (на грузинском языке)

7 В прессе часто встречаем рекламные объявления, где подчёркивается, что врач - женщина.

8 Статья Д .Кезели «Грузинские женщины, их перерождение», газ. «Шрома», III, 1882, №10; Ст. «Чиоры» (псевдоним А. Ахназарова) «Опять о вырождении грузинских женщин – «Иверия», 11 сентября, 1894 г. №193; Эк. Габашвили, Б. Сулханишвили «Зрения по вопросу вырождения грузинской женщины» – «Иверия»,3 ноября 1894 г. №233.Перечень статей на данную тему довольно обширен. (Все на грузинском).


9 Устав общества «Мандилосани» грузинских женщин г. Гори, был утвержден 5 апреля 1913 года тифлисским губернатором. Он был напечатан и издан в местной типографии «Картли» на русском и грузинском языках.



10 Все уставы хранятся в Фондах рукописей Грузинского литературного музея им. Г. Леонидзе.

11 Основание сделать такой вывод дают протоколы Меджврисхевского филиала общества «Мандилосани»

(г. Гори), где указано о получении денежной помощи от Тбилисского общества грузинских женщин.



12 Газета «Картли», 9 ноября 1912, №54.

13 В сфере княжон-дворянок благотворительность со второй половины XIX в. было делом обычным. Они являлись чаще всего инициаторами благотворительных вечеров. Из того, на что уходила сумма, собранная от благотворительных мероприятий, видно, какая сфера нуждалась в помощи. В особенно плачевном состоянии находились училища, которые были на государственном финансировании. Чаще всего деньги уходили на помощь бедной молодёжи, как в местных школах, так и на их учёбу за границей, а также в пользу бедняков.


14Хотя революционные идеи внесли небольшой «раскол» в ряды женщин. В частности, среди грузинских женщин вызвало спор сообщение о создании в России демократического союза женских организации, точнее, поднятый спор на заседании, который накалился до того, что даже пришлось изгнать из зала одну из женщин (некую Черник) со своими сторонниками за то, что они особенно рьяно требовали, чтобы съезд покинули женщины-буржуа, не имеющие ничего общего с женщинами- пролетариями. В редакцию газеты приходили письма, в которых отражалось разное отношение грузинских женщин низшего сословия к женщинам-буржуа, но чаще всего в них говорилось о том, что женщины-буржуа не представляют ту независимую экономическую категорию, с которой фактически должны они (простые женщины) бороться, так как не они, а их мужья относятся к такой категории; что женщины-буржуа бесправные, как и сами они. (Газ. «Глас грузинской женщины», №2, 1918).

15 Н. Л. Пушкарева. Русская женщина: история и современность. Два века изучения «женской темы» русской и зарубежной наукой 1800-2000 , материалы для библиографии, М. 2002, стр. 6; О. А. Хасбулатова, Н. Б. Гафизова. Исторические источники по проблеме формирования и развития российского женского движения, его взаимодействия с международными женскими организациями во второй половине XIX – начале XX века // «Женщина в российском обществе», №2 (18), 2000. стр. …

16 И .Юкина. История женщин России. Женское движение и феминизм в 1850-1920-е годы. Материалы к библиографии. Санкт-Петербург, 2003, стр. 12.

17 Именно в этот период на общественное поприще выходят грузинские женщины-писательницы. Они в своих художественных произведениях не только проводили патриотические, национально-свободолюбивые идеи, но и изображали бесправие и замкнутость грузинских женщин, также отображали проблему их безграмотности и т. д.

18 Кроме исследования Наны Гугушвили «Образ женщины в средневековой Грузии (брак, семья, развод)», которое является, на мой взгляд, серьезным вкладом в изучение истории женщин. Изучив грузинские письменные источники, автор делает вывод, что в течение средних веков хорошо виден процесс женской эмансипации, которая в конце концов приняла форму борьбы за эмансипацию и которая в XIX-XX вв. стала актуальным процессом во всем мире.


19 Л. Антелава, Культура и гендер. Гендерная проблематика Грузии. Тб. 2002, стр. 55-62.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница