Их решения


Концептуально-методологические подходы к



страница3/13
Дата15.05.2016
Размер3.32 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

1.2. Концептуально-методологические подходы к

целостному исследованию межнациональных

конфликтов
Как известно, сформировать методологические основы какой-либо теории или сферы деятельности – это значит показать объективность, достоверность и непротиворечивость пути исследования или познания, то есть всего комплекса методов, способов, приемов и операций теоретического или практического познания действительности. Считается, что необходимость в методологическом обеспечении научных исследований возникает тогда, когда есть проблема (теоретическая или практическая), но автор не представляет в полном объеме пути ее решения. Подобная ситуация складывается тогда, когда традиционные, устоявшиеся и использовавшиеся ранее методы становятся ограничены и малоэффективны в исследовании того или иного сложного объекта.

Такая ситуация, как показывает практика, сегодня сложилась в исследовании всего комплекса проблем, связанных со сферой возникновения и динамики развития межнациональных конфликтов, особенно на постсоветском пространстве, так как традиционные концептуальные и методологические основы уже стали в какой-то мере сдерживать продвижение научного поиска вперед и не позволяют вырабатывать конкретные практические рекомендации по их предупреждению и урегулированию.

Обобщая вышеизложенное, можно утверждать, что сегодня, когда наука в данной сфере переживает своеобразный методологический кризис, потребность в преодолении неких интеллектуальных барьеров (например, возникающих в связи с переоценкой возможностей традиционных методологических взглядов, установок), требуется по-новому посмотреть на многие знания и средства методологической деятельности: представления о науке, закономерности ее формирования и развития, механизмы возникновения нового знания, рождения новых научных идей, гипотез и парадигм.

Всестороннее исследование сущности и содержания учения о методе - методологии - позволяет нам утверждать, что в научной литературе она рассматривается неоднозначно.74 Используя его в своих трудах, различные ученые имеют в виду неодинаковое содержание. Часть из них под методологией понимает совокупность методов, приемов и других познавательных средств, применяемых в научном исследовании в той или иной области знаний независимо от того, с какой степенью точности они сформулированы и сформулированы ли вообще. Другие чаще методологию рассматривают как учение о структуре, логической организации, методах и средствах деятельности (т.е. теория метода). Однако в обоих случаях, как видно из приведенных выше положений, методология образует необходимый компонент любой деятельности, коль скоро эта деятельность становится предметом осознания, изучения и рационализации.

В конце 60-х - начале 70-х гг. ХХ века рядом отечественных философов была разработана концепция разных уровней методологии. Эта концепция основывалась на том факте, что параллельно с усложнением структуры науки начался интенсивный процесс дифференциации и самого методологического знания. Были выделены три основных уровня методологии и определено содержание каждого из них:

уровень философской методологии - анализ общих принципов научного познания и категориального строя науки в целом;

уровень конкретно-научной методологии - положения которой характеризуются, прежде всего, своей определенностью, направленностью своих рекомендаций ограниченному кругу исследуемых объектов и познавательных ситуаций, специфических для данной области знания;

уровень методики и технологии исследования - описание способов получения относящейся к предмету информации, условий проведения экспериментов, методов обработки экспериментальных данных (методология на этом уровне смыкается с методикой).

Назначение концептуально-методологических подходов к исследованию - помочь ученому выработать схему анализа предмета исследования, включающую эмпирический и теоретический уровень. Пока, однако, как видим из изложенного выше, явно доминирует эмпирический уровень. Достигнутый теоретический уровень в исследовании межнациональных конфликтов представляет собой достаточно пеструю картину различных подходов и концепций, схем анализа и т.п., ориентированных преимущественно на отдельные аспекты их анализа, например, на научное обоснование и развитие теории межнациональных отношений, этнической структуры общества и др.

Одновременно можно утверждать, что те научные концепции и парадигмы, которые изначально претендовали на целостную интерпретацию межнациональных конфликтов, к ожидаемым результатам пока еще не привели. Фактически отдельные авторы абсолютизировали различные их аспекты, что с самого начала обрекло на неудачу предлагаемые ими подходы. Доказательством тому служат непрекращающиеся конфликты в мировом сообществе, возникающие на почве межнациональных (этнических) отношений.

С нашей точки зрения, любой подход к межнациональным конфликтам, абсолютизирующий какой-либо отдельный фактор, является в принципе бесперспективным. Видится, что исследователи, рассматривающие такой сложный предмет и нестандартную методологическую проблему, как предотвращение и урегулирование межнационального конфликта в условиях глобальных процессов, происходящих сегодня в мире, должны выходить на новый уровень интеграции методов различных наук, корреляции метода и предмета познания, закономерностей научного анализа.

Рассмотрим некоторые, используемые учеными, методологические принципы исследования проблем межнациональных конфликтов и попытаемся определить в полной ли мере они удовлетворяют сегодняшней межнациональной обстановке и не требуется ли введение в систему анализа межнациональных конфликтов нового, ранее не использовавшегося.

К числу основных принципов можно отнести принцип согласования ценностей, целей, интересов человека, этноса, нации, общества (включая государство) с условиями, необходимыми для обеспечения их безконфликтного взаимодействия. Думается, что этот принцип на разных этапах развития цивилизации мог бы иметь различные акценты. Сегодня, как представляется, акцент должен быть сделан на преимущественный учет интересов человека, этнических групп и нации в целом.

В качестве второго принципа выделяется принцип приоритета духовного (интеллектуально-информационного) начала над доведенным до крайности принципом материального детерминизма. Заметим, что такая постановка вопроса корректна лишь в современных условиях развития российского общества, в котором наблюдается кризис духовной компоненты жизни его членов, снижение интеллектуального и творческого потенциала, все возрастающие акценты на потребление, рост производства и т.д.75 Не исключено, как считают отдельные ученые, что в дальнейшем этот принцип будет трансформироваться в сторону диалектического единства и согласования духовных и материальных компонент развития мирового сообщества.

В то же время логика развития науки и потребности практики предупреждения и урегулирования межнациональных конфликтов неизбежно приводят нас к необходимости формирования и учета определенных принципов методологии целостного подхода к их исследованию.



Во-первых, принципа целостного анализа межнационального конфликта, который предполагает подходить к его анализу как к целому, т.е. в органическом единстве его сторон и характеристик. Целостность предусматривает определенную системность, иерархичность рассматриваемых явлений, предметов, процессов, их основных сфер и элементов.

В основе идеи целостности анализа межнационального конфликта лежит системообразующий фактор. Т.е. принцип целостности требует учета всех структурных компонентов межнационального конфликта: субъектов, объектов, элементов, связей и отношений между ними, уровней, сторон, идей, теорий, взглядов и др.

К примеру, конфликт между Азербайджаном и Арменией из-за принадлежности Нагорного Карабаха, переросший в настоящую войну между двумя независимыми государствами, является самым масштабным по числу жертв, разрушений, экономическому и моральному ущербу из всех межнациональных столкновений, происшедших на территории бывшего Советского Союза в последние годы. Он наглядно показал, какой трагической ценой оплачиваются исторические ошибки в национальной политике, непродуманность действий современных руководителей, отсутствие эффективных механизмов мирного политического урегулирования межнациональных противоречий. 76

Во-вторых, принципа методологического плюрализма, суть которого заключается в том, что для всестороннего исследования межнационального конфликта, ввиду его сложности и специфичности, требуется комплексное применение различных методологических подходов. Поскольку ни один из них не в состоянии самостоятельно раскрыть такое сложное социально-политическое явление в его многообразии.

В-третьих, принципа дополнительности, лежащего в основе идеи методологического плюрализма, главный смысл которого можно свести к следующему: в силу того, что одна методологическая парадигма не в состоянии раскрыть и описать все стороны межнационального конфликта, целесообразно для более достоверного и адекватного его анализа использовать несколько методологических подходов. При этом каждый из них решает свои специфические задачи, дополняет друг друга и дает более полную картину развития межнационального конфликта как в целом, так и разных его сторон и характеристик. Применяя принцип дополнительности,77 в рассмотрении межнационального конфликта, мы как бы «расширяем» методологическую основу его анализа, преодолевая односторонность каждого из подходов, и целостно используем возможности других подходов в обогащении друг друга и успешного решения поставленной проблемы.

В-четвертых, принципа диалектического сочетания общечеловеческих и национальных интересов. Он предполагает сохранение меры и отсутствие абсолютизации при характеристике и оценке роли общечеловеческого и национального в рассмотрении и решении проблем возникновения и протекания межнационального конфликта.

Результаты, полученные в ходе исследования показали, что при формировании методологических основ исследования проблемы межнациональных конфликтов следует, на наш взгляд, интегрировать методы самых различных наук, исследующих социальные, психологические, политические, правовые, управленческие, экономические, информационные и другие процессы в сфере взаимодействия между собой этнических групп и наций, государства с обществом и гражданами различной национальности и народности.

С психологической точки зрения, поведение людей, включенных в различные группы и системы отношений, регулируется принципами этих отношений на основе идентификации групп с этими отношениями: идейно-политическими, экономическими, профессиональными, национально-этническими и др. Так, в частности, по мнению В. Соснина, для нашего многонационального государства, каким являлся бывший СССР, такими принципами, регулирующими взаимодействие людей, их объединение в группы, а также их взаимоотношения, являлись следующие ценностные идеалы:

принцип интернационализма (глобальная идейно-политическая идентификация, объединяющая различные группы общества на основе братской взаимопомощи и солидарности трудового населения);

принцип социалистического разделения и кооперации труда (социально-экономическая идентификация, объединяющая людей на основе идеи о "единой семье народов");

постулат о единой общности "советский народ" (идеологическая идентификация на основе своеобразного "имперского единства" народов, входящих в единое государство - Советский Союз);

принцип развития, процветания и взаимообогащения национальных культур.78

Следовательно, мы считаем, что интегрирование наук создаст комплексный методологический инструментарий изучения и проектирования механизмов и процессов государственного управления и местного самоуправления в сфере обеспечения безконфликтного взаимодействия различных наций, народностей, этнических групп, населяющих это государство (регион, район), раскрытия его как объекта и субъекта управления; механизмов самоорганизации в духовной, социальной и политической сферах; технологий разработки и реализации программ обеспечения безконфликтного проживания граждан.

Исходя из вышеизложенного автор считает, что целостное видение проблем предотвращения и урегулирования межнациональных конфликтов может быть достигнуто на основе синтеза разрозненных систем знаний о политической, духовной, социальной и экономической сферах жизнедеятельности человека, как представителя определенного этноса (нации, народности) в частности и этноса (нации, государства) - в целом в рамках комплексно-системного подхода.

Может возникнуть вопрос, почему комплексно-системный, а не системный или комплексный подходы в отдельности? Отметим, что системный подход, как правило, является инструментом синтеза, оставаясь в рамках одной научной дисциплины.

Потребность в использовании нами системного подхода обусловлена тем, что научное знание о межнациональных конфликтах должно, по мнению автора, стать более глубоким и сложным, многоуровневым и многомерным. Методологическая значимость системного подхода в изучении проблем межнационального конфликта объясняется также тем, что этот методологический инструмент, как никакой другой, позволяет познать целое (целостную систему, которой является конфликт), раскрывая его природу, характерные черты. Например, сущность как качественную определенность конфликта; его состав: количественную и качественную характеристику частей, их координацию и субординацию, источники движения и развития; структуру: внутреннюю организацию, взаимосвязь компонентов; функции: активность субъектов конфликта, жизнедеятельность; интегративные системные факторы: механизмы, обеспечивающие целостность конфликта; генезис данного конфликта: начало и источник возникновения, протекание, перспективы урегулирования и завершения79.

Как справедливо отмечает В.П. Кузьмин, «человеческое знание в своем историческом развитии восходит от познания “мира вещей” к познанию “мира систем” и присущих им законов интеграции. Углубляясь и расширяясь, оно образует, таким образом, более “богатые” многоуровневые системы знаний и истин».80

Распространение в новое время диалектического метода значительно укрепило системный подход к оценке процессов, связанных с учетом человеческого фактора. В своих научных исследованиях его блестяще использовали выдающиеся отечественные ученые - П.К.Анохин, Э.С.Бауэр, В.И.Вернадский, Н.И.Вавилов, А.И.Опарин, И.П.Павлов, А.А.Ухтомский, И.И.Шмальгаузен и др. Существенную лепту в богатые традиции современной отечественной педагогики и психологии внесли Б.Г.Ананьев, Л.Г.Выготский, Б.Ф.Ломов, К.Д.Ушинский и др. Разработке методологических основ системного подхода в человековедении, а теория межнациональных конфликтов опирается на человековедческие науки, посвящены труды В.Г.Афанасьева, Б.М.Кедрова, И.Т.Фролова и других ученых.

Комплексный подход к изучению межнациональных конфликтов - один из основных принципов познавательной деятельности. «Смысл использования комплексного подхода, - отмечает Л.И.Новикова, - заключается в том, чтобы заставить функционировать воспитательную систему в целом, как органическое единство взаимосвязанных компонентов».81

Комплексный подход, предписывая проведение исследований одновременно с нескольких сторон и различных направлений, должен реализовываться на базе самых различных дисциплин. Именно такого подхода требуют сегодня проблемы исследования межнациональных конфликтов, так как они, во-первых, отражают взаимодействие многих систем и процессов, которые приходится рассматривать целостно, в комплексе, а во-вторых, при этом используются методы самых различных научных систем знаний.

С помощью комплексного подхода, основывающегося на объединении разрозненных систем знаний различных наук, достигается внутридисциплинарный и межотраслевой синтез научного знания. Комплексно можно рассматривать различные явления и процессы, состояния, ситуации, отношения и т.п., которые не всегда являются системами. Для этого подхода характерны: целостное рассмотрение; выделение главного фактора (момента, уровня, стороны и т.д.) и группировка вокруг него остальных; выявление высшей ступени развития данного объекта и его соотношения с присутствующими в нем низшими ступенями, характера их стыковки и взаимных переходов; раскрытие взаимосвязи внутренней стороны изучаемого объекта с его внешней стороной; нерасторжимость общего и частного при движении от частного к общему и от общего к частному при получении и обосновании теоретических выводов и построений.82

Отдавая себе отчет в том, что анализ межнациональных конфликтов в условиях современного развития мирового сообщества, как и любого другого феномена социально-политической жизни, нужен для того, чтобы диагностировать, предотвращать или успешно регулировать противоречивые межнациональные процессы в обществе, по-нашему мнению, необходимо применять комплексный подход, используя четыре уровня анализа.

Во-первых, социально-философский уровень, который означает использование общей методологической основы, которая определяет направленность исследования межнациональных конфликтов. Исходные положения анализа здесь – применение принципа диалектического противоречия как источника развития; принципа детерминации источников межнациональных противоречий и конфликтов объективными закономерностями, а также принципа синергетики – закономерности случайного.

Во-вторых, социологический уровень, который обеспечивает изучение причин и динамики развития межнациональных конфликтов путем сопоставления интересов и целей больших социальных общностей (групп) – наций, этносов с точки зрения как закономерностей, так и случайностей развития общества и общностей, их места в социально-политической структуре общества через групповое и индивидуальное сознание в форме типологических противоречий ориентации, ценностей, целей, установок.

В-третьих, социально-психологический уровень, который позволяет изучать психологические механизмы осознания противоречивых ценностей, норм, ориентации и целей индивидов, наций, народностей и племен в процессе их совместной деятельности, а также формы взаимодействия и разрешения, возникших межнациональных противоречий между социальными субъектами.

В-четвертых, индивидуально-психологический уровень, который дает возможность исследовать особенности и характеристики отдельной личности, ее влияния на характер межнациональных взаимодействий, динамику ее поведения и обратное влияние опыта межнациональных отношений на формирование личностных особенностей.

Таким образом, комплексный и системный подходы являются взаимодополняющими друг друга при рассмотрении проблем межнациональных конфликтов, методологии, понятийного ряда закономерностей, принципов и могут использоваться как важный инструментарий их методологического и теоретического анализа, ибо отражают в своем содержании объективные процессы интеграции наук, перехода от их координации к субординации, от изолированности наук к междисциплинарным связям, от одноаспектности наук к их комплексности, от сепаратизма к глобальности в научном развитии.

В рамках комплексно-системной парадигмы исследования проблем межнациональных конфликтов будем также использовать методологические возможности таких формирующихся сегодня научных направлений, как глобалистика, геополитика и синергетика.

Проведенное исследование показало, что методология целостного исследования межнационального конфликта обусловлена, на наш взгляд, новым этапом его развития и требует формулирования адекватной методологии анализа явлений и тенденций ее совершенствования в новых исторических реалиях. Представляется, что такой методологической парадигмой исследования межнациональных конфликтов и их составных элементов, в частности, может выступить методология целостного подхода. Подобная методологическая парадигма предполагает целостно рассматривать не только средства и методы исследования, но также объект и субъект познавательной деятельности, учитывая всю совокупность существующих условий, уровень развития государства, общества, нации, этноса и науки.

В основе процедур научного анализа методологии предупреждения и урегулирования межнациональных конфликтов лежит, как известно, структурный подход. Можно утверждать, что как некий общий методологический принцип исследования проблем межнациональных конфликтов он сохранит свое значение и в дальнейшем.



Структурный подход является наиболее распространенным методологическим подходом в социологии конфликта. В самом широком смысле под структурой понимается совокупность составляющих ее элементов, взаимосвязанных и взаиморасположенных таким образом, что делает ее качественно определенной целостностью.

Известный американский теоретик-структуралист П.М. Блау, один из создателей теории социального обмена, рассмотрел многообразие различных точек зрения на социальную структуру и пришел к выводу, что одни ученые концептуализируют структуру в форме теории, постулирующей закономерности и тем самым упорядочивающей эмпирические наблюдения. Другие исследователи считают, что социальная структура существует во внешней эмпирической реальности, что требует ее объяснения с помощью теории. Третьи авторы определяют структуру с точки зрения статусных или должностных различий, влияющих на социальные отношения. Четвертые рассматривают структуру в терминах моделей социальных отношений, из которых выводятся статусные различия. Ряд авторов считает интеграцию, порядок и единство мнений определяющими атрибутами социальной структуры, вопреки мнению других о том, что дифференциация, противоречие и конфликт являются такими решающими факторами.83

Подход к изучению социальной структуры, делающий акцент на понимании структуры как объективных (экономических) условий, либо как области субъективных (культурных) ценностей, объединяет в конечном счете различные и даже противоречивые теории. Таким образом, к структуралистам, по мнению многих ученых, относится, и К. Маркс с его взглядом на социальную структуру, в основе которой лежат материальные экономические условия, и Л. Стросс, для которого структура - это обмены культурных символов и значений.

Одно из наиболее интересных определений структурного подхода дал американский социолог Р. Мертон. «Для структурного анализа, - отмечает он, - первостепенное значение имеет тот факт, что социальные структуры порождают конфликт, будучи до определенной, исторически сложившейся степени лабиринтами социальных статусов, страт, организаций и сообществ, которые имеют общие, хотя и потенциально конфликтные, интересы и ценности».84

Вместе с тем использование структурного подхода, особенно в современных условиях развития межнациональных отношений в рамках жизнедеятельности мирового сообщества, связано с необходимостью решения ряда непростых проблем.

Одной из них является вновь ставшая актуальной задача формализации, описания действительности с наименьшими потерями информации, поскольку именно в рамках адекватного восприятия и отражения реальности лежит возможность создания работоспособных механизмов предупреждения и урегулирования межнациональных конфликтов и инструментов их протекания на объективной основе.

В монографии, наравне с другими задачами, также делается попытка обосновать методологию совершенствования правовых основ предупреждения и урегулирования межнациональных конфликтов в современных условиях развития мирового сообщества. Ибо кризис межнациональных отношений символизирует собой не что иное, как предельную выработку обществом всех ресурсов той социальной технологии, которая использовалась им до последнего времени. Главный признак кризиса – ослабление основного ядра межнациональных отношений – существующих институтов властвования, отношений подчинения – обретение силы, авторитета институтом оппозиции.

Исторический опыт свидетельствует, что при сильной исполнительной центральной власти в многонациональном государстве, при политической и социально-экономической стабильности в обществе, при принимаемых мерах по улучшению материального положения и сохранению этнокультурной самобытности главными регуляторами отношений людей и групп в обществе являются идейные, идеологические и экономические системы регуляции взаимоотношений. Сфера же межнациональных отношений как бы отходит на второй план. Другими словами, уровень напряженности межнациональных отношений находится на низком уровне. И человек в своем субъективном мире как бы "странствует", перемещается в этих системах отношений и идентификаций, меняя свою ведущую идентификацию и, соответственно, главный регулятор межгрупповых отношений в зависимости от жизненной ситуации своего существования и от удовлетворения или неудовлетворения базовых социальных потребностей85.

Неэффективность же власти в области межнациональных отношений влечет за собой кризис легитимности и ведет либо к социально-политическим реформам, либо к революционным потрясениям. Наиболее ярким примером является бывший Советский Союз и Россия во второй половине 90-х годов ХХ века.

Вместе с тем следует обратить внимание на данные социологического опроса, проведенного в 2002 году на территории Иркутской области. Так, 68% респондентов показали, что "межнациональные конфликты существовали, существуют и будут существовать не зависимо от политической воли", а 43% опрошенных согласились с утверждением, что межнациональные конфликты носят стихийный характер и очень трудно регулируемы (диагр. № 5).86


Диаграмма № 5.
Результаты опроса общественного мнения граждан Иркутской

области по проблеме межнациональных конфликтов


Как правило, преодоление этого барьера начинается в производственной сфере с попытки создать новые производственные отношения, для которых уже не годятся господствующие социальные институты и институциональные структуры. Однако институты политической системы, которые обладают высокой степенью инерции, усиленной опытом предшествующих общественных успехов, становятся сами контрпродуктивными. Поэтому, задумывая межнациональные реформы, они тем самым готовят и себе значительные перемены, часто, впрочем, не осознавая этого.

По мере нарастания межнационального кризиса существенные изменения в базисе углубляются, начинают меняться социальная и политическая структуры общества, его институциональные характеристики. А раз старые формы межнациональных отношений перестают удовлетворять большинство в обществе, то дает трещину и установленная система социально-политического подчинения. В противоборство втягиваются все нации, этносы, их слои, классы и, согласно теории солидарности, на сцену выходят новые силы, готовые взять на себя ответственность за изменения в сфере производства, политики и духовности.

Создатель теории больших циклов экономической конъюнктуры Н.Д. Кондратьев утверждал, что социальные потрясения включаются в ритмический процесс развития больших циклов мирового хождения капитала, технологических ресурсов, оказываясь не исходными силами этого развития, а формой его проявления. При этом социально-экономический механизм длинной волны предполагает взаимодействие двух основных субсистем - технико-экономической и социально-политической, причем первая обладает гораздо более быстрой реакцией, чем вторая. Повышительное движение длинной волны (фаза подъема и процветания) стимулируется гармоничной эволюцией экономической и социально-институциональной структур до тех пор, пока «технологический стиль» не достигает предела возможного роста эффективности. Этот процесс прослеживается как спад длинной волны, ведущей к кризису всей системы87.

Согласно этому тезису можно утверждать, что кризис существующих межнациональных отношений в отдельно взятом обществе детерминирован кризисом системы экономической и имеет прямую и обратную зависимость, выступая как противоречивое взаимоотношение формы и содержания. Означает ли взаимоуничтожение этих начал или одного из них условие для дальнейшего развития межнациональных отношений в обществе? Практика показывает, что оказывается, нет. Эффективная трансформация общества в сторону прогресса подразумевает отнюдь не единовременные, но обязательные изменения, как в сфере экономики, так и в сфере политики. Главное, чтобы ни на миг не прерывалась обратная связь власти и общества. Устойчивое равновесие пущенных и принятых сигналов между политической системой и социальной средой и обеспечивает стабильное поступательное развитие. Ведь социально-политическая стабильность – это, прежде всего, способность социально-политической системы осуществлять изменения в рамках своих структур. То же самое относится и к экономической системе.

Исходя из этого на повестку дня, применительно к России, неизбежно, встает вопрос, что необходимо предпринимать власти для того, чтобы, не теряя направленность и темп реформ в межнациональных отношениях, сохранять относительно высокую стабильность социально-политической системы? По - нашему мнению, это: первое – максимально способствовать стягиванию сил притяжения, скрепляющих межнациональные отношения; второе – ослабить импульсы, способные мгновенно их разрушить до момента их собственной трансформации; третье – ориентировать противоборствующие стороны на принятие ими правил игры, обеспечивающих функционирование обновляющейся системы межнациональных отношений.

Мировой практике известны две модели выхода из кризиса межнациональных отношений. Одна основана на тотальной конфронтации. Этот революционный путь предполагает, что коллизия интересов главных противоборствующих сил настолько абсолютна, что решение раздирающих их противоречий возможно только путем навязывания одной группой своей воли другой, например межнациональный конфликт во Владикавказе между осетинами и ингушами в 1992 году.

Вторая модель – эволюционная или реформистская – исходит из необходимости ослабления реально существующих противоречий путем согласия между конкурирующими группами. На этом основана теория социального партнерства. Под консенсусом в этом случае понимаются не только поиски компромисса по наиболее актуальным вопросам, но и принципиальное признание того, что противоречия между субъектами межнационального конфликта, составляющими общественную систему, никогда не бывают абсолютными, что при всей противоположности таких интересов объективно существует сфера потенциального согласия, распространяющаяся либо на национальную, либо – в более широком масштабе – на глобальную общность. Поэтому при снятии противоречий крайне важно не разрушать, а по возможности крепить эту сферу. Иными словами консенсус в обществе – это стремление субъектов межнационального конфликта не выходить за объективные пределы своих интересов, подвергая опасности жизненно важную сферу согласия.

Как общеметодологическую основу в науке обычно используют диалектику. Основной принцип диалектики давно хорошо известен. Применительно к межнациональным конфликтам, это, во-первых, всеобщая связь или жесткий детерминизм между общественным бытием и общественным сознанием; во-вторых, объяснение межнациональных отношений в их зависимости от политических, духовных, социальных и экономических взаимодействий; в-третьих, превалирование объективного, а значит, необходимого, над случайным. Однако как-то так получилось, что именно современная российская история дала повод усомниться в том, что этот метод единственен и безгрешен. Во всяком случае, по мнению большинства ученых, политиков, правоведов, время перестройки в СССР – это цепь сплошных отклонений от задуманного на XIX партконференции КПСС, что должно было способствовать обновлению, а не ломке всей социально-политической системы.88 Аналогичную картину мы наблюдаем в России с 1991 г. по настоящее время: полное расхождение политических деклараций, обещаний и реального состояния дел.

Автор согласен с мнением С. Комарова, что сегодня мы стали свидетелями многочисленных фактов флуктуации (отклонений) во всех сферах жизни – политической, экономической, финансовой, юридической и т.д. В анализах и прогнозах политологов то и дело встречается выражение «если бы». Если бы к власти не пришел М.С. Горбачев, если бы Б.Н. Ельцина не пытались отлучить от ЦК КПСС, если бы в Прибалтике не начался эксперимент с региональным хозрасчетом, если бы не избрали монитаристскую модель рыночной экономики, если бы не слушали «советов» МВФ и США и т.д.64

И тут возникает вопрос, а может быть случай – не такой уж «случайный» гость на пиру жизни? И может быть, права синергетика, требующая включить случайное в цепь причинно-следственных связей? Во всяком случае, при анализе деятельности в ходе межнациональных отношений мы сталкиваемся с феноменом «наоборот», который связан с удивительным свойством политики – добиваться прямо противоположных результатов цели своей глубоко осознанной деятельности. На ум сразу приходит ставшей крылатой фраза В.С. Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Например, в 20-е годы прошлого столетия на Северном Кавказе шло бурное возрождение национального самосознания. Одна за другой народности выделялись в самостоятельные национально-государственные и национально-административные единицы. Нарезка территорий при их выделении велась в сложных экономических и политических условиях. К тому же организация народов в автономные национальные республики и автономные области осложнялась чрезвычайной национальной дробностью.

"В силу этого, - говорилось в выводах Краевой комиссии по учету опыта районирования при Северо-Кавказском крайисполкоме, - приходилось объединять в одну автономную единицу несколько национальностей, ибо они были малочисленны, чтобы образовать собой административное целое, и слишком отстали в культурно-хозяйственном отношении, чтобы иметь свой аппарат власти.

Ввиду того что в ряде мест за основу бралась не национальная, а социально-экономическая бытовая общность, принцип национального самоопределения не получил достаточной полноты, что в дальнейшем стимулировало стремление этих народов к образованию своих национальных единиц, особенно с изменением условий и подготовкой национальных кадров".89

Незримо напрашивается вопрос: «Почему так происходит»? Теоретики синергетики отвечают: в столкновение приходят цели, идеалы, словом, плановые, организационные начала, с одной стороны, а с другой – самоорганизация системы межнациональных отношений, а также самопроизвольные процессы на разных уровнях системы, которые самостоятельно формируются национальными, социальными, локальными, психологическими, языковыми и иными структурами. В этом случае особую роль приобретают не причинно-следственные связи на макроуровне, действительно опирающиеся на основные тенденции, а малые воздействия на микроуровнях – т.н. «межнациональная акупунктура», т.е. умение оказывать малое воздействие на те точки межнациональных отношений, которые могут оказаться их определяющими.

Это означает, что при анализе межнациональных конфликтов и вообще всех межнациональных отношений следует использовать как метод диалектики, так и метод синергетики.

Следует признать, что причинами межнациональных конфликтов могут стать не только единство и борьба противоположностей, противоречивость, отрицание отрицания, переход количества в качество, но и неравномерность, нестабильность, эволюция и коэволюция системы отношений наций и этносов между собой; формами развития межнационального процесса – не только прерывание постепенности, скачки, развитие по спирали, от низшего к высшему, но и простое накопление отклонений, нелинейность и лавинообразность процессов, самоорганизация системы. При этом свойствами такого состояния будет считаться как детерминированность, так и вероятностная случайность, а факторами, влияющими на процесс, как объективные и закономерные тенденции, так и малые воздействия на микроуровнях через мезоуровни. В качестве же результата мы можем получить не только необходимое или любое изменение, но и неожиданное многоуровневое целое – неравное сумме его частей, новую неравновесность, необратимость, усложнение ситуации.90

Из этого вытекает, что случай есть самостоятельный фактор в межнациональной эволюции, и его роль в самоорганизующихся процессах чрезвычайно высока. Словом, следует переосмыслить материалистическую диалектику и анализировать случайность не как побочное, второстепенное, а наоборот – устойчивое, характерное свойство, условие существования и развития межнациональных отношений. При таком подходе случай оказывается не формой проявления необходимости, а самостоятельным характерным свойством, условием, конструктивным элементом национальной политики.

Случайностное в национальной политике можно выявлять на основе теории вероятности. Когда в жизни происходят массовидные события со случайным исходом, то обнаруживается закономерность, позволяющая с определенной долей уверенности ожидать наступления той или иной случайности в результате происходящего. Числовой характеристикой этой доли уверенности является, по мнению Ю.И. Гильдермана, вероятность. Теория вероятности работает в сфере национальной политики при оценке общественного мнения. А об эффективности изучения случайного в массовидных процессах свидетельствует хотя бы та точность, с которой политологи заранее определили победителей президентских выборов в США, Литве, Польше, в Российскую Государственную Думу в 1995 году и др.

Есть, конечно, и такой вид случайности, который вычислить просто невозможно. И.А. Пригожин называет его «гадательным случаем», что применительно к национальной политике означает те события, которые имеют единичный характер, например, межличностный конфликт на национальной почве. В этом случае все зависит от умения аналитика или политика угадывать наступление таких случаев. Так, в 1990 году в Ошской области Кыргыстана межнациональный конфликт начался с инцидента по поводу спорного земельного участка под строительство жилого дома. Произошло столкновение между киргизами и узбеками, которое быстро распространилось по всей области, приняло жесткий характер и унесло сотни жизней. Началом кровавого конфликта между узбеками и турками-месхетинцами в Ферганской области Узбекистана явилась драка на бытовой почве.

Другим, не менее важным, с нашей точки зрения, методологическим подходом, позволяющим выявить сущность и характер межнациональных конфликтов является цивилизационный подход. Анализ применяемых научных подходов к исследованию межнациональных отношений показывает, что с точки зрения цивилизационного анализа эта проблема еще недостаточно изучена. Следовательно, перед нами встает задача выделить общие методологические основы цивилизационного подхода и дать его соотношение с системным и комплексными подходами, а также исходя из основ методологии целостного исследования, определить общие методологические основы анализа межнациональных конфликтов.

Анализ научной и публицистической литературы,91 позволяет сделать вывод, что в основе цивилизационной школы или цивилизационного подхода лежит, так называемый технократический критерий, когда за основу развития общества берется уровень развития техники и технологий, на базе которых выделяют аграрно-земледельческую (доиндустриальную), промышленную (индустриальную) и информационную (постиндустриальную) цивилизации. Авторами подобных концепций выступали в разное время У. Ростоу, Д. Бэлл, З. Бжезинский, А. Тофлер и др.

Например, американский социолог и философ А. Тофлер в своей книге «Третья волна» 92 и последующих работах выдвинул концепцию трех типов социотехнических революций, каждому из которых соответствует своя цивилизация.

Первый тип - аграрная революция (V-IV тысячелетия до нашей эры), знаменующая переход от первобытного общества к древнейшим земледельческим цивилизациям, для которых были характерны общества с примитивным сельскохозяйственным производством, жесткой иерархией социальной структуры и власти, принадлежащей собственникам земли, церковью и армией как главными социальными институтами.

Второй тип - индустриальная революция, порожденная машинным производством (XVII-XVIII вв.), приводит к созданию индустриальной цивилизации, при которой общество характеризуется бурным развитием тяжелой промышленности, широким внедрением достижений науки, техники, увеличением доли квалифицированного труда и изменением структуры занятости, преобладанием городского населения, резким повышением уровня капиталовложений.

Третий тип - информационная революция, начавшаяся в 60-х годах ХХ столетия и разворачивающаяся на наших глазах, которая должна привести к информационной (постиндустриальной) цивилизации. Информационная революция радикально отличается от предшествовавших социотехнических революций тем, что она одновременно ведет к глубоким существенным переменам и в производстве, и в социально-экономических структурах, и в духовной сфере.

Вышеизложенное позволяет, во-первых, отметить, что суть цивилизационного подхода заключается в построении типологии общественных систем, исходящей из определенных, качественно различающихся между собой, технологических базисов.



Во-вторых, сделать вывод, что цивилизационный подход, дает возможность более глубоко вникнуть в цивилизационный срез исторического процесса межнациональных отношений, поскольку: конкретные исторические формы организации общественного хозяйства (натуральное, натурально-товарное, товарное, товарно-плановое) непосредственно определяются технологическим базисом, лежащим в основе цивилизации.

В-третьих, утверждать, что цивилизационный подход позволяет понять генезис, характерные черты и тенденции развития, различных социально-этнических общностей, которые не связаны напрямую с формационным делением общества.

В-четвертых, констатировать, что при цивилизационном подходе обогащаются наши представления о духовном и социально-психологическом облике данного конкретного общества, его менталитете, причем активная роль общественного сознания предстает более рельефно, ибо многие черты этого облика являются отражением технологического базиса, лежащего в основе той или иной ступени цивилизации.93

В-пятых, сформулировать основные принципы цивилизационного подхода в исследовании межнациональных конфликтов, как общественных явлений: движущей силой развития общества выступает прогресс технологий (науки, техники), как реализация противоречия между «человеком» и «техникой» в производственном процессе; смена «технологических» цивилизаций происходит в результате социотехнических революций; решающую роль в развитии общества играют научно-технические элиты; исторический процесс предстает как смена цивилизаций: аграрно-земледельческой (доиндустриальной), промышленной (индустриальной) и информационной (постиндустриальной), в основе которых лежат разные технологические основания.

Далее нам особенно хотелось бы отметить, что полученные в ходе исследования результаты дают возможность утверждать, что при анализе межнационального конфликта в обязательном порядке необходимо исходить из основных общенациональных ценностей и интересов его субъектов, которые лежат в его основе. Данный вывод предполагает необходимость учета особенностей цивилизационного развития мира, в целом, и каждого государства в отдельности. Например, в соответствии с концепцией С. Хантингтона, одной из самых известных в этой области, все объясняется культурной несовместимостью народов, принадлежащих к разным цивилизационным группам, прежде всего к евро-христианской и азиатско-мусульманской. Граница соприкосновения этих цивилизаций совпадает с южной границей России, что и обусловливает возникновение здесь цепи этнических и конфессиональных конфликтов, а время обострения противоречий совпадает с началом прогнозируемого гарвардским профессором нового глобального цивилизационного кризиса. 94

Однако, как считает директор Центра этнополитических и региональных исследований В. Мукомель, если армяно-азербайджанский, осетино-ингушский и чеченский конфликты, хоть в какой-то мере могут служить иллюстрацией цивилизационного столкновения, то уже абхазо-грузинский к этой категории трудно отнести (грузины как и большая часть абхазов - христиане, на стороне абхазов воевали представители как радикальных исламских организаций, так и христиане - русские казаки и армяне). 95

Кроме того, по мнению В. Мукомеля, также совершенно не применима данная концепция к среднеазиатским конфликтам, поскольку все они развивались только внутри одной конфессиональной общности. Не ближе к реальности и концепции, пытающиеся увязать всплеск конфликтов в постсоветском пространстве с глобальным процессом распада колониальной системы и борьбой «малых» народов за национальное самоопределение. Названая теория не объясняет почему эта борьба начала разгораться не в период, когда советская империя в наибольшей мере проявляла свой репрессивный характер, а как раз тогда, когда она стала либерализироваться, развивать федеративные отношения и расширять полномочия национальных автономий.

Как считает В. Мукомель, трудно понять, оперируя этой теорией, почему одинаково тягостный исторический опыт подвигает одни народы (например, чеченцев) на восстания, а другие (скажем, ингушей, этноса родственного чеченцам и разделившего с ним тяготы депортации) настраивает на относительно спокойную адаптацию к изменяющимся условиям.

В этом случае на повестку дня выходит социокультурный подход, который предполагает рассмотрение межнациональных отношений с точки зрения смены культурно-исторических типов (цивилизаций) или этапов в их развитии.

Еще философ Николай Бердяев в работе «Смысл истории» заметил: «Чтобы понять судьбу культуры, нужно рассматривать ее динамически и проникнуть в ее роковую диалектику. Культура есть живой процесс, живая судьба народов». Стоит ли доказывать, что никто, кроме этого народа, не в состоянии создать свою культуру, которая есть и среда выживания собственно этноса, и духовный стержень последующего развития.96

В рамках социокультурного подхода сначала И.Г. Гердер, затем Н.Я. Данилевский и О.Шпенглер, а впоследствии и А.Тойнби97 выдвинули важную методологическую идею равноценности всего многообразия культур, их локального существования и циклического временного развития, которая нашла подтверждение в результате расширения контактов с неевропейскими культурами и кризиса колониализма, а также углубления исследований сущности культуры, в линейной прогрессивности ее развития, относительной самостоятельности культур. Внимание ученых вследствие этой идеи было обращено к проблеме «диалога культур», невозможности понять природу любой культуры без ее сопоставления с другими, важности взаимопонимания между представителями разных цивилизаций.

Как отмечает Р.Абдулатипов: «Межнациональные конфликты – чаще всего конфликты культур как феномен различного понимания и различного отношения к жизненным реалиям их толкования. Но все эти процессы не стабильны в обществе и поэтому превращаются в большей степени в политику, чем в культуру. Поэтому политически сегодня важно обеспечить учет и реализацию на практике интересов самобытных культур и языков, межкультурного сотворчества, расширения масштабов обеспечения все большего количества людей возможностями удовлетворения на практике их культурно-информационных потребностей».98

Социокультурный подход констатирует, что духовные ценности являются системообразующим фактором и выступают решающими в развитии общества (нации, народности, этнической группы). Именно социокультурный фактор придает цивилизации определенность и законченность. Социокультурный подход позволяет через учет, прежде всего таких факторов, как ценности, идеалы, идеи, теории, настроения, чувства, традиции и т.п. определить внутреннюю логику развития нации, раскрыть тенденции и перспективы ее эволюции, понять специфику ее поведения в те или иные исторические периоды развития.99

При анализе сущности и содержания межнациональных конфликтов в России важным является учет основных этапов развития российской цивилизации, исходя из которых, можно констатировать, что социально-политический облик Древней Руси, Московского царства, Императорской, Советской и Демократической России существенно отличается друг от друга. Более того, по мнению ученых и политологов, каждый из этапов развития российской цивилизации как бы отрицал предыдущий100. Вместе с тем, находясь на позициях диалектического отрицания, нельзя не видеть определенной преемственности в развитии российского общества, его национальных ценностей. Эта преемственность в исследовании будет проявляться в учете общенациональных ценностей России, которые на разных этапах могут принимать различные формы (например, государственность, патриотизм, общинность, соборность, коллективизм).

Очевидно, что при анализе содержания межнациональных конфликтов в России важно исходить из следующих общенациональных российских ценностей: уникальное по своим количественным и качественным параметрам материальное и духовное достояние российской цивилизации и геополитическое положение; идея государственности как важной смыслообразующей ценности в разных ее формах (княжеская власть, самодержавие, диктатура пролетариата, общенародное государство); государственное единство, территориальная целостность и суверенитет; многонациональная культура народов России, сформированная тысячелетней историей страны; умеренно-авторитарный идеал власти и авторитарно-государственный тип мышления; община и коллектив как способ организации жизни и существования, а также общинный, соборный, коллективистский характер общественного сознания; глубокое чувство патриотизма, любовь к Родине; мессинианская идея об особой роли России в создании справедливого общественного мироустройства; национальная и религиозная терпимость в рамках многонационального государства; трудолюбие российского народа; особый тип духовности и русский национальный характер с присущими им традиционализмом и определенным фатализмом, доминированием в сознании большинства населения интуитивизма, а не рационализма, приверженностью идеалам справедливости и добра; семья и ее своеобразная роль в передаче культурных традиций и т.п.101

Говоря о защите каждой нацией и этносом своих национальных ценностей, важно не исключать необходимости в определенных условиях (война, чрезвычайное положение и т.д.) приоритета централизации, жесткого управления, ограничения демократических свобод. Наконец, нельзя полностью исключить «применение насилия ради достижения национальных целей».102

Формализованное изложение национальных ценностей России содержится во вводной части Конституции Российской Федерации. В их числе: утверждение прав и свобод человека, гражданского мира и согласия; равноправие и самоопределение народов; память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, вера в добро и справедливость; суверенная государственность России и незыблемость ее демократической основы; благополучие и процветание России; ответственность за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями; осознание себя частью мирового сообщества.103

Этот перечень был дополнен в одном из ежегодных Посланий Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, где подчеркивается, что в основе государства, его политики должны лежать естественные ценности, такие, как безопасность, свобода, благосостояние, солидарность.104 А в Концепции национальной безопасности Российской Федерации сказано, что обеспечение национальной безопасности включает в себя защиту культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни.105 Все это не только хорошая основа, но и достаточно определенный фундамент для формирования системы национальных ценностей, способных стать жизненной позицией всего российского народа, независимо от его принадлежности к определенной нации или народности, а также этнической группе.

Указанные ценности могут являться основанием общенациональной идеи, которая должна лежать в основе формирования межнациональных отношений в России в начале XXI века. Они могут также аккумулировать достижения современного мирового развития - идеалы прав и свобод человека, демократии, рыночной экономики, гражданского общества и т.п.

Можно возразить, что часть перечисленных выше ценностей присуща любой стране, ибо все народы любят свою родину. Тем не менее, у этих национальных ценностей в России были свои особенности, отражающие присущие только им черты в силу специфики пройденного страной исторического и культурного развития. Для показа этой специфики будут уместны некоторые замечания, позволяющие обозначить принципиальные, по сути своей – ментальные характеристики отмеченных национальных ценностей. Обозначим их.

Патриотизм, любовь к Родине. Можно сказать, что это чувство есть у всех людей, независимо от их принадлежности к той или иной нации, народности или этнической группе. Наверное, так оно и есть. Но у нашего народа в силу его многотрудной исторической судьбы чувство это испокон веков особое. В нем первоисточник трудолюбия, героизма, долготерпения, скромности, преданности – словом, всего того, что на протяжении столетий воспринимается как русский национальный характер и загадочная душа народа, который свято привержен своему Отечеству. Совершенно уникально по своим количественным и качественным параметрам материальное и духовное достояние российской цивилизации. Это не только дарованные природой богатейшие минеральные ресурсы, огромная территория, освоенная нашими предками, созданные трудом поколений экономика и культура, но и то, что зовется «дымом Отечества».106

Государственное единство для основной массы населения тождественно самой жизни потому, что именно исторически сложившееся многонациональное государственное единство являлось оплотом суверенитета, гарантом социально-экономического прогресса и расцвета всех народов, живших на территории России и СССР.

Своеобразны в нашей стране место и роль семьи. Это ячейка общества не только с точки зрения продолжения рода, прочных уз и имущественных отношений, но и средство реализации социальных связей между поколениями, нравственных устоев, прежде всего, таких, которые воплощаются в формуле «сыновний долг» и являются могучей движущей силой общественного развития.

Своего рода пара этой ценности, дополняющая ее, берущая свое начало в русской общине и обеспечивающая простор для ее реализации – это коллективизм, как антипод индивидуализма – одного из основных краеугольных оснований западного образа жизни с его философией прагматизма.

Одна из отличительных черт русского национального характера и мировосприятия – отзывчивость, доброта, способность к состраданию, готовность к взаимопомощи и взаимовыручке.



Территориальная целостность. Собиранию земель, обустройству их для совместного проживания, развития и процветания посвятили свою жизнь многие поколения наших соотечественников.

А добросовестный труд? Стимулами к нему у нас всегда были не только и не столько материальные, сколько в равной или даже в большей степени нравственные начала. В этой же плоскости лежит оценка личности, отношение к которой базируется не на толщине кошелька, а в первую очередь на нравственных и профессиональных достоинствах человека.

В древних истоках, берущих начало в тысячелетних традициях, укладе жизни русской общины есть и такая черта национального характера как приверженность социальной справедливости, которая не позволяет воспринимать мироустройство как благополучное и счастливое, если часть соотечественников испытывает нужду, лишения, бедствия.

В Российской цивилизации за века сформировалось, окрепло, стало образом жизни равноправие народов – величайшая ценность, характеризующая нашу страну как особую цивилизацию, в которой «всяк сущий в ней язык» фактически равен с другими и имеет все возможности для саморазвития и самовыражения. Антиподы этой ценности – национал-сепаратизм, шовинизм, национальная замкнутость или обособленность.

История народа - история языка. Афоризм «Казанская сирота» напоминает нам о взятии в 1552 г. войсками Ивана Грозного столицы татарского Казанского ханства. Татарские князья-мурзы, стремясь приспособиться к новой власти, переходили в христианство и слали царю челобитные, в которых именовали себя по традиции «сиротами», жалуясь на свою якобы горькую участь. Народ это самоуничижительное наименование превратил во фразеологическую насмешку, которая получила впоследствии расширительное значение... Так теперь говорят о людях, прикидывающихся несчастными, беспомощными, обиженными, чтобы разжалобить кого-либо, вызвать сострадание».107

Одной из важнейших ценностей, оформившейся на этапе СССР и берущей свои истоки в многовековой истории российской цивилизации выступала многонациональная культура, в которой за сотни лет совместной жизни, труда и защиты Отечества синтезировалось все лучшее из духовных богатств наций, народностей и этнических групп, населяющих страну.



Большое значение, вследствие неисчислимых испытаний, выпавших на долю России, имеет такая национальная ценность, как самоотверженность в защите Отечества. Достаточно вспомнить мужество и самоотверженность воинов Александра Невского, Дмитрия Донского, Петра Первого, Александра Суворова, массовый, поистине всенародный ратный и трудовой героизм, самопожертвование в Отечественной войне 1812 года и Первой мировой войне. А чего стоила нашему народу Великая Отечественная война 1941 - 1945 гг. (табл. № 1,2)?
Таблица 1

Безвозвратные потери Советских Вооруженных Сил в период

Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.)108


Вид потерь

Потери (чел)

Убито и умерло от ран на этапе эвакуации

5 177 410

Умерло от ран в госпиталях

1 100 327

Небоевые потери (умерло от болезней, погибло в результате происшествий)

540 580

Пропало без вести, попало в плен в т.ч. неучтенные потери первых месяцев

4 454 709

Итого

11 273 026

Каталог: files -> docs
docs -> Продуктивность реализации Программы развития учреждения
docs -> Г(О)боу центр психолого – медико – социального сопровождения
docs -> Соотношение структуры сна и индивидуально-психологических особенностей человека
docs -> Методические рекомендации по выполнению и защите выпускных квалификационных работ для студентов
docs -> Нижегородский государственный педагогический
docs -> 1. Цели освоения дисциплины. Образовательная цель
docs -> Решение основать в Лиге Комитет по личной терапии и балинтовскому движению
docs -> В процессе работы мы часто встречаемся с проявлениями тревожности, которые мешают школьникам эффективно участвовать в учебном процессе, результативно общаться и наполняют жизнь массой негативных эмоций
docs -> Информация об агрессии. Причины агрессивности детей


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница