Их решения



страница8/13
Дата15.05.2016
Размер3.32 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Комплексно-системное исследование национализма как явления показывает, что формы его проявления бывают разные. Это может быть шовинизм - высокомерное отношение одной, “великой” нации по отношению к другой - “малой”, что ставит последнюю в униженное положение и тем самым создает основу для так или иначе выражаемого презрительного отношения к ее представителям. Но это может быть и национализм одной “великой” нации к другой или одной “малой” нации по отношению к другой, ей равной, когда притязания и давление нации переходят некоторый допустимый предел, нарушающий гармонию в ее взаимоотношениях с другими нациями и воспринимаемый ими как нарушение их прав и возможностей жизнеобеспечения.

Имеющаяся мировая практика показывает, что от национализма не избавлены ни традиционные, ни модернизируемые общества, ни бывшие “социалистические”, ни современные высокоразвитые демократические государства. Соответственно, межнациональные напряжения и конфликты на этой почве постоянно вспыхивают то в одном, то в другом районе мира с самыми разными национальными традициями и уровнем цивилизованности (примером тому - страны Африки и Азии, Югославия и СНГ, Испания и Канада). И их нельзя нейтрализовать полностью и окончательно, а можно только на определенное время притушить и сгладить. Они могут принимать форму острых столкновений, вплоть до применения силы, а могут протекать более спокойно, с подключением соответствующих институтов - парламентов, общественных движений международных комиссий, переговорного процесса и др. Но как бы то ни было, их постоянное воспроизведение говорит о том, что национализм является исторически долговечным фактором.

Национализм, таким образом, следует понимать как определенный функциональный элемент противоречивого по своей природе исторического процесса поддержания гармоничности во взаимоотношениях этносов, требующий постоянного внимательного контроля и надлежащего воздействия.

В создавшейся конфликтной ситуации, при возникновении нестабильности, передела чего-либо, угрозы и т.д., национальные чувства часто могут соскальзывать на этот извращенный механизм противопоставления “мы - они”. И вот тогда происходит феномен “дегуманизации” этнических врагов - им отказывают в правах и достоинстве, считают их “негодяями”, проявляют к ним немыслимую с точки зрения нормальной обстановки жестокость. И самое главное - реанимируется принцип “козла отпущения”, когда причину всех бед и неудач ищут не в объективных обстоятельствах, а в чужаках и соседях, живущих рядом. Развивается высокая степень нетерпимости к их обычаям, нуждам и требованиям.

По мнению ученых, ни один народ не застрахован от проявлений национализма и шовинизма. В составе каждой нации есть группы, которые заинтересованы в утверждении особых привилегий для своей нации и при этом грубо нарушают принципы справедливости, равенства прав, суверенитета других. В одних странах такие группы нередко определяют основное направление межнациональных отношений, а в других - всегда получают решительный отпор.

С точки зрения конфликтологии, национализм - это особая концепция мира, когда различные этносы являются соперниками в борьбе за выживание, за достижение преимущественного положения и за различные блага, т.е. акцентируется фактор вражды по отношению к другим нациям. Следовательно, национализм вносит в межнациональные отношения такой элемент противостояния и конфронтации, который не только порождает межнациональные конфликты, но и создает опасность острых национальных кризисов и катастроф.

Своё крайнее выражение политика национализма получила в странах с фашистским режимом. Человеконенавистническая идея искоренения «неполноценных» рас и народов выливались в политику геноцида - истребления целых групп населения по национальному признаку. Гитлер, придя к власти в Германии в 1933 г., сделал частью государственной политики уничтожение еврейского населения. С этого времени и за период Второй мировой войны было расстреляно, сожжено и уничтожено в специальных лагерях смерти (Треблинка, Освенцим и др.) около 6 млн. человек - почти половина всего еврейского народа. Эту величайшую трагедию называют теперь греческим словом «холокост», которое означает «всеуничтожение через сожжение».

Таким образом, можно подвести итог и сделать вывод, что национализм как явление многолик. В отличие от других феноменов духовной жизни общества он имеет значительный аппеляционный потенциал, обладает проверенными временем разнообразными средствами и приемами обращения к чувству национального достоинства того или иного народа222.

Однако, как показывает практика, следует учитывать, что национализм функционирует в определенной национальной среде, дающей возможность аппелировать к чувствам, мыслям, мнениям, настроениям, привычкам конкретного народа. Это значит, что национализм является групповой идеологией, причем ареал распространения каждой конкретной формы национализма обычно ограничен своими национальными границами.

Как элемент групповой идеологии и социальной психологии национализм внушает человеку, что все невзгоды его народа проистекают из-за людей других национальностей. Сила национализма в том, что он способен перевести отрицательные эмоции, обусловленные внутринациональными экономическими трудностями и социальной напряженностью, в плоскость национальных проблем.

Значимость и сложность этой проблемы подчеркнута в «Концепции национальной безопасности Российской Федерации»: «Этноэгоизм, этноцентризм и шовинизм, проявляющиеся в деятельности ряда общественных объединений, а также неконтролируемая миграция способствует усилению национализма, политического и религиозного экстремизма, этносепаратизма и создают условия для возникновения конфликтов. Сближение интересов населяющих страну народов, налаживание их всестороннего сотрудничества, проведение ответственной и взвешенной государственной национальной и региональной политики позволит обеспечить в России внутриполитическую стабильность. Комплексный подход к решению этих задач должен составлять основу внутренней государственной политики, обеспечивающей развитие Российской Федерации как многонационального демократического федеративного государства».223

Проведенный комплексно-системный анализ межнациональных конфликтов позволил выделить основные признаки их возникновения. Рассмотрим некоторые из них подробнее.



I. Территориальные споры. Территориальные споры – это споры, возникающие или могущие возникнуть между нациями (этносами) по поводу тех или иных территорий. Это могут быть и споры между народами относительно государственной или административной принадлежности территорий, и разногласия относительно прав проживания на них, использования земельных, пастбищных, водных, лесных, сырьевых и иных ресурсов, и т.п. История учит, что межнациональные конфликты, возникающие на почве неразрешенности территориальных проблем – это, как правило, уже актуализировавшиеся в конфликтной форме, то есть в форме выдвижения территориальных требований, отвергаемых другой национальной (этнической) группой. Например, по данным ООН, в 1994 г. в мире было 34 крупных вооруженных конф­ликта. Причиной 19 конфликтов стали территориальные споры224.

М. Тофт считает, что государства и народы совершенно по-разному (рационально и иррационально) относятся к своей территории. Для этносов территория часто является «святой» частью их национальной идентичности. Государства, в свою очередь, стремятся к установлению юридического, экономического и военного контроля за территориями. В ряде случаев эти интересы вступают в противоречие друг с другом, и начинается конфликт. В тоже время, по мнению Глезера О.Б. и Стрелецкого В.Н. территориально-этнические проблемы могут и не приобретать конфликтную форму проявления. Наряду с уже актуализировавшимися территориально-этническими проблемами, по их мнению, следует иметь в виду и потенциальные проблемы, способные вылиться в территориально-этнические конфликты в перспективе, что чрезвычайно важно для прогнозирования подобных ситуаций и принятия превентивных мер. При этом под «территориально-этническими притязаниями», они понимают претензии одного этноса на территорию, в пределах которой другой этнос (либо другая нация) осуществляет свой суверенитет. 225

Как мы уже отмечали, в современном мире насчитывается несколько тысяч этносов, которые проживают в границах более чем 200 государств. Это означает, что большинство современных государств являются полиэтничными. Их создание чаще всего сопровождалось затяжными конфликтами и борьбой за территории проживания. В наше время процесс обретения государственности отдельными этносами активно развивается, что неизбежно влечет за собой претензии на территории других этносов или отторжение части территорий других государств. А поскольку все большие этносы давно представляют собой территориально организованные общности людей, то любое посягательство на территорию другого этноса воспринимается как покушение на само его существование.

Всесторонний анализ территориальных причин возникновения межнациональных конфликтов дал возможность осуществить их систематизацию и свести в две взаимосвязанные группы.

Первая группа этнотерриториальных проблем затрагивает проблемы существен­ной “перекройки” существующего этнополитического простран­ства. Для обоснования этой перекройки конфликтующими сторонами используются, как прави­ло, исторические факты. В качестве аргументов и доказательств обосновывается принадлежность той или иной территории опре­деленному этносу в прошлом. При этом каждая из сторон облада­ет, по их мнению, неопровержимыми историческими доказатель­ствами, закрепляющими именно их право на владение спорной территорией. Выдвигаемые территориально-этнические притязания – это как «слепок» рассмотренных выше оснований и причин конфликтов226. Рассмотрим основные варианты существующих сегодня причин возникновения межнациональных конфликтов на почве пересмотра этнотерриториального пространства.

1. Наиболее характерный тип – требования изменения границ между национально-государственными образованиями (около 2/3 всех конфликтов). Требования пересмотра границ чаще выдвигаются «извне» – из сопредельных республик на территории своих соседей, но иногда и «изнутри», – как правило, когда та или иная этническая группа, проживающая по соседству со своим национально-государственным образованием в пределах другой нацио­нально-территориальной единицы, ставит вопрос о своем воссоединении с этническим «фатерландом». Бывают и случаи, когда требования пересмотра границ выдвигаются с обеих сторон, хотя речь идет по существу об одном конф­ликте. Так, например, частью таджикского населения Са­марканда и Бухары – древних центров таджикской диаспо­ры поддерживаются пропагандируемые местными радика­лами идеи передачи этих городов и их «фатерландов» от Узбекистана к Таджикистану. Аналогичные же требования в 1991 году выдвинули некоторые национальные таджикские общества в самом Таджикистане227.

2. Частный случай требований пересмотра границ – притязания на переход под новую государственную юрисдикцию целых национально-территориальных единиц (например, требования возвращения Крымской Автономной Республики, входящей сейчас в состав Украины, в Россию, притязания на относящуюся к Узбекистану Каракалпакию со стороны некоторых казахских национали­стических движений в Казахстане, постановка вопроса о передаче Абхазии и Южной Осетии от Грузии к России и т.д.).

В качестве наиболее типичного примера можно привести динамику развития армяно-азербайджанского конфликта по поводу НКАО. Под впечатлением процессов перестройки и демократизации армянское население Нагорного Карабаха стало активно выражать свое желание о воссоединении НКАО вместе с прилегающими к нему армянскими районами с Арменией.

Касаясь истории возникновения данного конфликта можно отметить, что особенно остро карабахский вопрос встал в первые послевоенные годы. В ноябре 1945 г. первый секретарь ЦК КП Армении Г.Арутюнов обратился по данному вопросу к И.Сталину с письмом, в котором писал: «Нагорно-Карабахская автономная область, примыкающая к территории Армении, с 1923 г. входит в состав Азербайджанской ССР. Население этой области в основном армянское. Из 153 тысяч населения 137 тысяч является армянским». Далее он просил рассмотреть вопрос о передаче НКАО Армении. Получив письмо, секретарь ЦК ВКП (б) Г.Маленков по поручению И.Сталина направляет запрос первому секретарю ЦК КП Азербайджана М.Багирову с просьбой сообщить свое мнение. В ответе М.Багиров согласился с включением НКАО в состав Армянской ССР при условии передачи из Армении Азербайджану трех примыкающих к нему районов. Дальше переговоров дело, однако, не продвинулось. В 1959 г. в Азербайджане работала комиссия Политбюро ЦК КПСС. На основе ее выводов был проведен специальный пленум ЦК КП Азербайджана, который осудил имевшиеся нарушения национальной политики в республике. В 1966 г. состоялось решение Секретариата ЦК КПСС с поручением ЦК КП Армении и ЦК КП Азербайджана совместно подготовить вопрос о Нагорном Карабахе. Но и эта попытка окончилась неудачно. 228

Ситуация усугублялась также тем, что пусть вялыми темпами, но протекала “азербайджанизация” Нагорного Карабаха. Его автономия фактически была сведена на нет, грубо нарушалась кадровая политика, под запретом были связи с Арменией, включая отказ от ретрансляции оттуда телевизионных передач. Ширился массовый выезд армянского населения из области и из республики в целом. Эти факты были обобщены в постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР “О мерах по ускорению социально-экономического развития Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР в 1988 - 1995 годах” от 24 марта 1988 г. Справедливости ради следует отметить, что как показывает анализ архивных документов, схожие процессы в зеркальном отражении имели место и по отношению к азербайджанцам в Армении.



3. Другой характерный тип конфликтов – требование создания (или воссоздания) национальных образований, ав­тономий или районов – например, немцев в Поволжье, Сибири, Казахстане, Восточной Пруссии, поляков в Литве и Белоруссии, гагаузов и болгар в Молдове, венгров и ру­мын на Украине, корейцев и уйгуров в Средней Азии, рус­ских во многих республиках за пределами России и т.д. В одних случаях речь идет о разделе полинациональных об­разований (например, Кабардино-Балкарии на Кабарду и Балкарию, Карачаево-Черкессии – на Карачай и Черкессию); в других – о выде­лении моноэтнических национальных образований из по­лиэтнических автономий (например, Кумыкии из Дагестана); в тре­тьих – о создании целостных национальных образований на стыке районов этнического расселения между двумя или несколькими сопредельными республиками (например, идея создания Лезгистана на приграничных территориях современных Азербайджана и Дагестана), в четвертых – об объединении этноса, уже имеющего несколько националь­но-территориальных образований (слияние Северной и Южной Осетии, присоединение к Бурятии бурятских авто­номных округов, относящихся к Читинской и Иркутской областям), в пятых – об объединении этнически родствен­ных народов, разделенных административными границами (например, объединение Карачая и Балкарии, Кабарды, Черкессии и Адыгеи, Башкирии и Татарстана и т.д.).

4. Своеобразный тип конфликтов связан с требованиями федерализации полиэтнических национально-государст­венных образований (например, Украины, Молдовы, Таджикистана, Кыргызстана, а среди бывших автономий – Дагестана). При этом речь может идти о создании федерации не обяза­тельно по национально-территориальному признаку, но и по чисто территориальному (например, на той же Украине), либо тер­риториально-клановому (например, в Среднеазиатских Республиках).229

5. Исследование показывает, что в данной группе особую роль играет проблема территориальных претензий, которые довлеют сегодня практически над всеми бывшими республиками СССР, между многими из них существуют разногласия по поводу их границ. Однако любые претензии этнических групп, содержащие требования пере­смотра существующих границ, очень болезненно воспринимаются титульными этносами и ведут к резкой эскалации межэтнической напряженности. Современная история России является в этом от­ношении ярким и убедительным примером.230 Территориальные притязания одних народов и государств к другим, требования пе­редела границ охватывают большую часть еще недавно единой страны, и многие из этих конфликтов имеют длительную предыс­торию. Так, на протяжении последнего десятилетия на террито­рии бывшего СССР зафиксировано пять “этнических” войн - дли­тельных межнациональных вооруженных конфликтов и около 20 кратко­временных вооруженных столкновений, сопровождавшихся жерт­вами среди мирного населения (примерная численность убитых в этих конфликтах составляет около 100 тыс. человек).

6. Весьма разнообразны, по сути, и конфликты, связанные с депортациями. Это и изгнание армян из Азербайджана и азербайджанцев из Армении, и массовое бегство той или иной национальности от ужасов войны, геноцида и погро­мов (например, осетин из Южной Осетии в Северную, ингушей из Пригородного района Северной Осетии в Ингушетию, ту­рок-месхетинцев из Ферганской долины в Россию, абхазов, армян, русских и грузин из Абхазии), и отток населения, вызванный ростом межнациональной нестабильности, эт­нической нетерпимости, а то и дискриминации (например, армян из Таджикистана, русских, украинцев и других славян из не­славянских независимых государств, из Чечни и других, бывших северо-кавказских автономий, Тувы, Татарстана, лезгин, чеченцев, азербайджанцев и других лиц кавказско­го происхождения из Казахстана и т.д.).

7. С конфликтами депортации тесно связаны и конфликты репатриации. Здесь речь идет и о возвращении на историческую родину давно вытесненных с нее народов (например, киргизов на Памир и Каратегин в Таджикистане, туркменов на Мангышлак в Казахстане), и о репатриации многих народов, репрессиро­ванных в годы сталинщины (немцев, крымских татар, ту­рок-месхетинцев, корейцев, курдов и т.д.), и о возвраще­нии в свои оставленные дома беженцев последних лет (армян, осетин, азербайджанцев, лезгин, русских).231

По мнению большинства конфликтологов (Е.Степанов, В.Тишков и др.), в силу своей сложности территориальные споры практически неразрешимы, а постановка этих проблем в программах политических движений и отдельных лидеров чаще всего является главным признаком назревающего межнационального конфликта.

Практика показывает, что вероятность найти такое решение территориальной проблемы, которое удовлетворило бы обе стороны, чрезвычайно мала. В лучшем случае стороны могут принять компромиссное решение, которое не разрешит конфликт по существу, а переведет его из открытого в скрытое (латентное) состояние. При этом, разумеется, не может быть никакой гарантии, что следующие поколения, не удовлетворенные подобным решением, не возобновят открытый конфликт.

Сегодня конфликтологи насчитывают свыше 70 очагов потенциальных территориальных конфликтов на земном шаре (т.е. латентных, скрытых очагов наряду со многими актуализировавшимися конфликтами). Разумеется, при таком масштабе рассмотрения проблемы можно зафиксировать лишь наиболее значимые очаги конфликта, которые могут существенно повлиять на геополитическую обстановку в мире или отдельных регионах мира.

Наряду с этим существуют многие десятки более мелких очагов возможных территориальных конфликтов, которые должны быть предметом исследований конфликтологов этих стран. Среди актуализировавшихся территориальных конфликтов наиболее значимыми можно выделить конфликт вокруг Нагорного Карабаха и осетино-ингушский (1992 г.). Оба этих конфликта не являются локальными, они имеют существенное геополитическое значение, как и конфликт в Чеченской республике, который продолжается с декабря 1994 года. В период с 1996 по 1999 гг. он находился в латентном состоянии, условия Хасавюртовских соглашений не удовлетворили, по большому счёту, ни одну из сторон, поэтому его разгорание с новой силой осенью 1999 года было весьма прогнозируемо.

Таким образом, подводя итог анализу первой группы причин возникновения межнациональных конфликтов можно сделать вывод, что суть проблемы обычно состоит в том, что в результате многочисленных миграций населения, завоеваний и других геополитических процессов территория расселения этноса в прошлом неоднократно менялась, как менялись границы государств. Эпоха, от которой производится отсчет этнической принадлежности спорной территории, выбирается сторонами достаточно произвольно, в зависимости от целей спорящих сторон. Обоюдное углубление в историю не только не приводит к разрешению споров, а, наоборот, делает их более запутанными и субъективными.

Обозначив и исследовав проблему пересмотра этнополитического пространства у нас, неизбежно напрашивается вопрос: «Каков же выход из этой проблемы»? Поскольку, как мы утверждаем, большинство территориальных межнациональных конфликтов принципиально неразрешимы, единственный способ избежать кровопролитного развития событий, по мнению ученых и политиков, – это соблюдать принцип нерушимости границ. Эта идея впервые получила свое правовое оформление в договоре СССР и ФРГ от 12 августа 1970 г., а затем ПНР, ЧССР, ГДР с ФРГ, т.е. закрепила юридически послевоенное положение границ в Западной Европе. С этого времени нерушимость границ стала нормой международного права, юридически обязательной для государств. В договорах СССР, ПНР, ГДР, ЧССР с ФРГ выражено два существенных элемента: признание существующих границ; отказ, от каких-либо территориальных претензий.

Как принцип нерушимости границ он был сформулирован в Заключительном акте СБСЕ в 1975 году. «Государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг с другом, как и границы всех государств в Европе, и потому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы». Признание этого принципа означает также и отказ от каких либо территориальных притязаний, т.е. государства «будут соответственно воздерживаться от любых требований или действий, направленных на захват или узурпацию части или всей территории любого государства-участника»232.

Исходя из этого, основное содержание принципа нерушимости границ можно свести к трем основным элементам: признание существующих границ в качестве юридически установленных в соответствии с международным правом; отказ от каких-либо территориальных притязаний на данный момент или в будущем; отказ от любых иных посягательств на эти границы, включая угрозу силой или ее применение.

При этом следует отметить, что существует два понятия относительных границ:

а. Нерушимость границ действует только в отношении государств-участников Заключительного акта СБСЕ (т.е. стороны Западной Европы, США и Канады).

б. Неприкосновенность границ является принципом общего международного права и действует на континентах независимо от того, существует или нет специальное соглашение по этому вопросу.

Практическое значение международного права как средства обеспечения безопасности государств и одной из форм предупреждения и урегулирования межнациональных конфликтов, состоит также и в том, что оно определяет: стандарты в области прав человека; меры по обеспечению безопасности государств, проведение операций по поддержанию или восстановлению мира, порядок использования коллективных (миротворческих) сил; меры по предотвращению загрязнения окружающей среды; критерии для правовой оценки действий национальных войск (сил флота) и вооруженных сил иностранных государств в нети­пичных ситуациях и др.

На основе международного права к настоящему времени выра­ботан целый комплекс средств и мер: мирного разрешения споров, обеспечения коллективной безопасности (всеобщей и региональ­ной); ослабления международной напряженности и прекращения гонки вооружений, разоружения, ликвидации иностранных военных баз; предотвращения ядерной войны и внезапного нападения; демилитаризации отдельных территорий; пресечения актов агрессии, нарушения мира и угрозы миру; создания зон мира в различных районах земного шара, укрепления доверия между государствами и др.

Главную роль в содействии урегулированию споров между го­сударствами, ослаблению напряженности, предотвращению конфлик­тов и прекращению военных действий играет ООН. Для этого при­меняются разнообразные средства: принятие решений Советом Бе­зопасности ООН о прекращении огня; направление групп по уста­новлению фактов в зону вооруженного конфликта, миссий наблюда­телей; проведение операций по поддержанию мира (ОПМ) силами, состоящими из воинских контингентов государств под командова­нием ООН и др.

Устав ООН допускает заключение региональных соглашений или создание органов для разрешения вопросов, относящихся к поддержанию международного мира и безопасности, соответствую­щих целям ООН (ст. 52). Вместе с тем, государства вправе также использовать свои вооруженные силы в целях обеспечения индивидуальной или кол­лективной самообороны в соответствии со ст. 51 Устава ООН233.

Современная политическая карта мира сложилась в результате сложных геополитических процессов, в том числе двух мировых войн. И в мировом политическом устройстве много несправедливого. Однако трудно даже на мгновение представить себе судьбу человечества, если начнется перекройка границ, если актуализируются те семь десятков основных и сотни локальных этнотерриториальных конфликтов, выявленных конфликтологами. И самое главное, нет никакой гарантии, что в результате подобных преобразований, справедливости станет больше. Ведь у каждой из конфликтующих сторон свое представление о справедливом решении проблемы.

Вторая группа этнотерриториальных проблем связана с вопро­сом создания независимых территориально-государственных об­разований. Основная часть этносов на земном шаре не имеет соб­ственных независимых национально-государственных образова­ний. По мере демократизации общества и повышения вследствие этого фактического статуса этих этносов, не имеющих собствен­ных суверенных государств, а также развития их экономики и культуры в их среде нередко возникают движения, имеющие своей целью создание независимого национального государства. Осо­бенно влиятельным подобное движение может быть в том случае, если этнос уже имел на определенном этапе своей истории госу­дарственность и впоследствии утратил ее. Подобные стремления к изменению своего государственного статуса служат одной из наи­более частых причин межнациональных конфликтов234.

К такого рода конфликтам можно отнести грузино-абхазский конфликт, конфликт вокруг баскской проблемы в Испании, пенджабский в Индии. В ходе урегулирования этого вида конфликтов, как показывает мировой опыт, в отдельных случаях удается перевести конфликты в латентное состояние; в других они выливаются в длительные войны. Характерным является то, что, вопреки историческому опыту, лидеры национальных движений рассматривают отделение от другого государства как наиболее радикальный путь разрешения накопившихся проблем и единственный способ этнического самоопределения.

Одним из разновидностей межнациональных территориальных споров, в основе которых лежит стремление национальных меньшинств на самоопределение выступает сепаратизм.

Рассматривая сепаратизм как стремление наций на самоопределение, хотелось бы привести данные мониторинга, которые провел в 1999 году Фонд опроса общественного мнения (ФОМ).

Анализ результатов мониторинга показывает, что среди граждан России решительное предпочтение отдается принципу территориальной целостности государства перед правом наций на самоопределение.



Вопрос №1: Сегодня в некоторых многонациональных странах возникают конфликты из-за того, что представители одной из наций добиваются для себя отдельного государства. Одни считают, что любая нация в составе государства имеет право выйти из него и образовать свое государство. Другие утверждают, что нарушать территориальную целостность государства нельзя ни при каких обстоятельствах. С каким мнением - первым или вторым - Вы скорее согласны? (Табл. № 2).

Однако доля респондентов, соглашающихся санкционировать реализацию этого права, заметно возрастает в ситуации, когда вопрос ставится не в теоретической, а в сугубо практической плоскости: более трети респондентов, имеющих определенное мнение по данному вопросу, высказывается за предоставление государственной самостоятельности тому «национальному» региону России, который выразил бы такое желание.


Таблица № 2




Среди электоратов

Зюганова

Лужкова

Примакова

Степашина

Явлинского

Все

С

первым


14

22

22

20

28

22

Со

вторым


71

69

68




65

64

Затруд-нились ответить

15

9

10

13

7

14


Вопрос № 2: Как Вы считаете, если бы жители какой-то автономной республики (округа) в составе России проголосовали на своем референдуме за отделение от России, то следовало бы или не следовало предоставить им полную государственную самостоятельность? (Табл. № 3).
Таблица № 3




Среди электоратов

Зюганова

Лужкова

Примакова

Степашина

Явлинского

Все

Следовало бы

19

29

29

29

39

29

Не

следовало бы



66

53

55

61

54

53

Затруд-нились ответить

16

18

17

10

7

18

Каталог: files -> docs
docs -> Продуктивность реализации Программы развития учреждения
docs -> Г(О)боу центр психолого – медико – социального сопровождения
docs -> Соотношение структуры сна и индивидуально-психологических особенностей человека
docs -> Методические рекомендации по выполнению и защите выпускных квалификационных работ для студентов
docs -> Нижегородский государственный педагогический
docs -> 1. Цели освоения дисциплины. Образовательная цель
docs -> Решение основать в Лиге Комитет по личной терапии и балинтовскому движению
docs -> В процессе работы мы часто встречаемся с проявлениями тревожности, которые мешают школьникам эффективно участвовать в учебном процессе, результативно общаться и наполняют жизнь массой негативных эмоций
docs -> Информация об агрессии. Причины агрессивности детей


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница