Их решения



страница9/13
Дата15.05.2016
Размер3.32 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Возможно, эта разница частично обусловлена тем, что в первом случае часть опрошенных «держала в уме» ситуацию, сложившуюся в то время вокруг Косово: именно этот конфликт, связанный с проблемой национального самоопределения находился в фокусе общественного внимания, и к тому же в ходе опроса респондентам ранее пришлось отвечать на вопросы, относящиеся к балканскому кризису. А поскольку идея об отделении Косово от Югославии, по известным причинам, не пользуется популярностью, это могло стимулировать выбор принципа территориальной целостности в качестве приоритетного.

Отвечая на вопрос о возможном выходе из России той или иной национальной автономии, респонденты, конечно, не могли полностью абстрагироваться от ситуации, сложившейся в 1999 году вокруг Чечни (за предоставление ей независимости, по данным опросов 1999 года выступал 41% российских граждан). Но, так или иначе, доля респондентов, заявивших о согласии на предоставление независимости той российской автономии, которая демократическим путем примет соответствующее решение, достаточно велика, чтобы сделать однозначный вывод: сторонники отделения, где бы они ни находились, в принципе могут рассчитывать на довольно массовую моральную поддержку.

Таким образом, хотя российские граждане отдают принципу территориальной целостности государства предпочтение перед правом наций на самоопределение, целостность России фактически не является сегодня безоговорочно признанной обществом ценностью. Причем особого внимания заслуживает тот факт, что наименьшее почтение к ней испытывает молодежь: 34% респондентов, не достигших 35-летнего возраста, высказываются за предоставление независимости той автономии, которая пожелает этого, и 48% - против (диагр. № 5).

Следовательно, существует немалая вероятность того, что в обозримом будущем доля граждан, готовых санкционировать выход тех или иных территорий из состава России, будет возрастать.235

В научной литературе выделяют 6 региональных разновидностей сепаратизма, сложившихся на четырех континентах (в Австралии на сегодняшний день сепаратистских движений пока не зафиксировано).




Диаграмма № 5.
Результаты опроса общественного мнения молодежи России

(до 35 лет) по поводу возможности предоставления

независимости субъекту Федерации



1. Западноевропейская разновидность сепаратизма (например, Северная Ирландия, Страна Басков, Каталония, Корсика, Фландрия и Валлония, Фарерские острова, Северный Кипр) характеризуется преобладанием этно-конфессионального и социально-экономического факторов. Как правило, целью западноевропейских сепаратистов является не создание независимого государства, а достижение максимальной национально-культурной, экономической и политической автономии в рамках существующих ныне государственных границ. Основная часть населения (как ныне существующих, так и потенциальных очагов сепаратизма) чаще всего без эйфории воспринимает расплывчатые перспективы самостоятельного существования. Прагматическая оценка трудностей перехода к собственной государственности превалирует над эмоциями. Осознание своей малой родины как части единой Европы выработало у европейцев комплексную идентичность. Так у жителей Барселоны каталонская идентичность уживается с испанской и европейской.

2. Восточноевропейская разновидность сепаратизма (например, Чечня, Дагестан, Приднестровье, Гагаузия, Крым, Косово, Македония, Республика Сербская в Боснии, Трансильвания) охватывает бывшие социалистические страны Восточной и Центральной Европы и включает Россию и другие новые государства, образовавшиеся на территории бывшего СССР (кроме 4 мусульманских республик Средней Азии). Эта разновидность отличается от западноевропейской недавней актуализацией основных очагов сепаратизма (конец 80-х гг. ХХ века) и стремлением сепаратистских движений к полной независимости, а не к автономии.

В Восточной Европе существует целый ряд непризнанных государств, имеющих, тем не менее, все атрибуты государственности: Чечня (до 1999 г.), Абхазия, Приднестровская Молдавская Республика, Республика Сербская в Боснии. Эти территориально-политические образования, имея регулярные вооруженные формирования, уверенно контролируют свою территорию, здесь действуют самопровозглашенные конституции, существуют органы исполнительной и судебной власти, проводятся парламентские выборы.

В Восточной Европе уровень терпимости по отношению к этническим и конфессиональным меньшинствам во много раз ниже, чем на Западе. Развитие языка и культуры меньшинств воспринимается как вызов доминирующей нации. Это приводит к дополнительным напряжениям в общественно-политической жизни восточноевропейских государств.

Для восточноевропейских очагов конфликтов характерна повышенная активность, которая часто приводит к большим жертвам среди противостоящих вооруженных формирований и мирного населения. Особенно этим отличились конфликты, локализованные на Кавказе и в бывшей Югославии.



3. Ближневосточная (исламская) разновидность (например, Курдистан, Горный Бадахшан в Таджикистане, пакистанская провинция Белуджистан, Южный Йемен, область Читтагонг в Бангладеш, очаги сепаратизма на севере Афганистана и на юге Алжира) господствует в исламских странах Ближнего и Среднего Востока, Северной Африки, Средней и Южной Азии. Для этого типа сепаратизма характерна принадлежность любых противостоящих сторон к одному религиозно-культурному фундаменту – исламу. При этом решающее значение имеет фактор этнического самосознания меньшинств, подавляемых в национальных государствах своих единоверцев.

На территории исламской цивилизации, несмотря на целый ряд серьезных богословских разногласий, например, между приверженцами шиизма и суннизма, господствуют единые традиционно-культурные установки, сильна роль религии и религиозного права – шариата. Здесь нет такого разнообразия этносов, как в тропической Африке или Индостане. Тем не менее, “температура” очагов сепаратизма исламской региональной разновидности очень высока. Типичным случаем является очаг сепаратизма в Курдистане, разделенным между Турцией, Ираном, Ираком и Сирией. Лидеры курдского национального движения вооруженным путем добиваются создания на территории Курдистана независимого государства.



4. Азиатская разновидность (например, индийские штаты Джамму и Кашмир, Пенджаб, Наголенд, Ассам, северная Шри-Ланка, области Карен и Шах в Мьянме (Бирма), южные Филиппины, Восточный Тимор и Ирман-Джая (западная часть Новой Гвинеи) в Индонезии, Тибет и Синьцзян (Уйгуристан) в Китае). Распространение этой разновидности сепаратизма ограничено Восточной, Юго-Восточной, Южной Азией. Конфликты имеют корни в доколониальных временах, но возродились после получения странами государственной независимости.

Во многих конфликтах азиатской географической разновидности сильна роль конфессионального самосознания. Перед многими государствами региона стоят международные экономические проблемы. В странах с невысокими душевыми доходами (Индия, Шри-Ланка, Мьянма) риск сепаратизма для национальных окраин максимален. Очаги конфликтов этой разновидности отличаются большим количеством жертв, в том числе и среди мирного населения. Например, по оценкам международных миротворческих организаций в индийских штатах Джамму и Кашмир за время конфликтов погибло более 37 тыс. человек, в Шри-Ланке – более 32 тыс., на юге Филиппин – от 21 до 25 тыс., в Индонезии – 15 тыс. (диагр. № 6).


Диаграмма № 6.
Количество погибших в ходе межнациональных конфликтов (чел.)





5. Африканская разновидность (например, Южный Судан, провинция Кабинда в Анголе, Северное Сомали, Коморские острова, провинция Квазу-Наталь в ЮАР, Руанда и Бурунди). Во многом этой разновидности соответствует все то, что было сказано в отношении азиатской. Отличия в несколько более позднем достижении странами региона государственной независимости и, соответственно, в более поздней актуализации очагов конфликтов, произошедшей, как правило, после ухода с континента колониальных держав.

Кроме того, в Африке отмечается меньшая, чем в Азии организованность сепаратистских движений, сказывающаяся на их активности. Этот факт объясняется тем, что большинство африканских этносов до сих пор находится на племенной стадии развития. Здесь обычна межплеменная вражда, препятствующая созданию крупных этнических группировок, которые могли бы выдвинуть сепаратистские требования.

Искрой, способной взорвать порох неурегулированных противоречий африканского континента, становится крайне пестрый этнический состав большинства государств. Колониальная структура Африки создавалась в свое время без учета этнических, экономических и культурных связей ее районов. Границы также носят случайный характер, иногда они даже проведены по линейке. В нынешний период, когда во всем мире происходит всплеск национального самосознания, Африка не остается в стороне. Все чаще выдвигаются требования пересмотра несправедливых границ, разделивших на части единые и родственные этносы.

Так, в частности, межэтнические столкновения между племенами хуту и тутси в Руанде и Бурунди, многолетняя гражданская война в Демократической Республике Конго (бывший Заир), недавние ожесточенные столкновения в Либерии, Сьерра-Леоне стали символами ничем не оправданной, поистине животной жестокости, только в Руанде унесшей жизни более полутора миллионов жизней.



6. Американская разновидность (например, канадская провинция Квебек, мексиканский штат Чьяпас, самоуправляющаяся территория Дании Гренландия, остров Невис в составе Федерации Сен-Китс и Невис). Прежде сепаратистские настроения на континенте имели большое распространение. Именно они привели к распаду Великой Колумбии (1830 г.) и Соединенных провинций Центральной Америки (1838-1839 гг.), выделению Уругвая из состава Аргентины (1828 г.) и Панамы из Колумбии (1903 г.). Да и гражданскую войну в США (1861-1865 гг.) можно рассматривать как неудавшуюся попытку выхода группы южных штатов, образовавших суверенную конфедерацию, из состава единого государства. Ныне же американский регион определяется наименьшим по сравнению с другими частями планеты распространением сепаратизма (всего 4 ярко выраженных очага).

Согласно Глезера О.Б. и Стрелецкого В.Н.236, обычно развитие территориально-этнических конф­ликтов проходит несколько стадий. Можно выделить сле­дующие формы их проявлений.



1. Требования, выдвигаемые в форме заявлений (высказывания в средствах массовой информации, обосно­вание «исторических прав» того или иного народа на соот­ветствующую территорию в научных работах и т.д.). Почти все конфликты начинаются на этой «зародышевой» стадии, но, к сожалению, не всегда ею исчерпываются. (Лишь 40% от общего числа территориально-этнических притязаний и конфликтов пока не вышли за ее пределы.)

2. Выдвижение территориально-этнических требова­ний, сопровождающееся активностью масс (митинги, ма­нифестации, голодовки, ненасильственные акции граждан­ского неповиновения, постановка вопроса о территориаль­ных претензиях в представительных органах власти и госу­дарственной власти). Как правило, рост активности масс отмечается с обеих сторон, но, к счастью, он не сопровож­дается открытыми столкновениями противостоящих сил. Таких конфликтов уже более 40% от общего числа.

3 и 4. Территориально-этнические конфликты, прояв­ляющиеся в форме столкновений, в первом случае без человеческих жертв (3), во втором случае – повлекшие же­ртвы (4). Граница между двумя этими формами проявления конфликтов весьма подвижная: как правило, вспыхнувшие межнациональные стычки рано или поздно приводят к крови. Так, первые столкновения на Левобережье Молдовы после провозглашения Приднестровской Молдавской ССР между сепаратистами и сторонниками неделимой Молдо­вы, на Кавказе между осетинами и ингушами из-за Приго­родного района и части г. Владикавказа, на Памиро-Алтае между киргизскими и таджикскими скотоводами из-за тер­риториального дележа пастбищ и источников воды обходи­лись без гибели людей, но неуступчивость и отказ от поис­ка компромиссов впоследствии оборачивались трагедиями. Таких конфликтов-столкновений на территории бывшего СССР уже насчитывается около трех десятков (15%).

5. Межнациональные войны (армяно-азербайджанс­кая, грузино-осетинская, молдово-приднестровская, грузи­но-абхазская, осетино-ингушская).237

Таким образом, полученные автором в ходе комплексно-системного анализа межнациональных конфликтов результаты показали, что можно согласиться с мнением О.Глезера и В.Стрелецкого, которые все множество причин территориально-этнических притязаний и конфликтов в целом объединили в 6 основных групп:

1. Спорность линий границ, связанная с ее изменени­ями, а соответственно, и с изменениями национально-го­сударственной принадлежности территории.

2. Спорность принадлежности и статуса территориа­льной единицы, связанная с их изменениями, а также с упразднением или слиянием автономий.

3. Отсутствие автономии у отдельных этнических групп, имеющих государственность на других территориях или не имеющих ее вообще.

4. Этническая неоднородность национально-государс­твенных образований (например, национальных автоно­мий).

5. Этническая, историческая, конфессиональная, ку­льтурная, экономическая общность территорий, разделен­ных национально-политическими границами, либо, напро­тив, своеобразие какой-либо части территории по упомя­нутым признакам.

6. Невозможность проживания народа на данной тер­ритории (как следствие депортаций, заявлений об ис­ключительности прав одного этноса на его «исконные» тер­ритории и т.д.).238

II. Стремление к изменению статуса местных элит. Статусные конфликты имеют своей целью изменение политического статуса и объема властных полномочий той или иной этнотерриториальной автономии и правящей в ней элиты.

По мнению А.Г. Здравомыслова, источником конфликта является мера и форма распределения властных полномочий и позиций, имеющихся в иерархии властных и управленческих структур239. Собственно, это - политологический подход, в котором первоочередное внимание уделяется трактовке роли национальной элиты в мобилизации чувств в процессе межнациональной напряженности и её эскалации до уровня открытого конфликта. Именно вопросы власти, роли местных национальных элит, стремящихся к её обладанию, связи властных органов и процессов распределения правомочий, экономических ресурсов, материальных благ, обладание определенными привилегиями – являются исходной основой для понимания причин роста межнациональной напряжённости и, как её следствие, конфликтов, ущемления прав личности, интересов конфликтующих сторон.

Вот, например, как оценивалась обстановка на Северном Кавказе в 20-е годы прошлого столетия. Все области, - говорилось в «Закрытом письме Секретаря ЮВ Бюро ЦК РКП (б)… А.Микояна за сентябрь 1923 г., - состоят из нескольких народов и племен, имеющих между собой некоторый антагонизм, покоящийся на земельных и иных социальных противоречиях и традиционной вражде. Среди них идет борьба за обладание руководящими советскими органами и иногда некоторые племена и народности попадают в положение обиженных». В «Закрытом письме Заместителя секретаря Оргбюро РКП (б) Карачаево-Черкесской автономной области» М.А.Малышенко (сентябрь 1923 г.) говорилось: «Антагонизм национальный среди горцев существует, но особенно заметно он проявляется только в тех случаях, когда вопрос касается участия в органах самоуправления». Это имело особое значение в областях, организованных как автономия двух народов (Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкессия и т.п.). 240

Это было в 20 - е годы ХХ столетия, на заре становления великой державы СССР. Сегодня, после того, как прошло более 80 лет, ситуация ничуть не изменилась. Так, например, в республике Саха (Якутия) якуты составляют 34% всего населения, но в правительственных структурах они занимают 69% должностей. В Татарстане соотношение доли национальностей в обшей массе поселения и руководства представлено в таблице № 4:


Таблица № 4




Татары

Русские

Другие

Национальности

В составе

населения



48,3 %

45,5%

8,2 %

В правящей элите

78,1 %

-

21,9

В парламенте

73,3 %

25,1 %

1,6%

В Башкортостане - схожая картина (табл. № 5).


Таблица № 5



Башкиры

Русские

Татары

Другие

Национальности

В составе

населения



21,9%

39,3 %

28,4 %

10,6%

Главы администраций городов и районов

58,5 %

15%

18.5%

8%

Кабинет

министров



65,5 %

19%

13 %

2,5 %

За пять лет доля титульной национальности в руководящих органах Башкортостана выросла на одну треть, доля русских - сократилась наполовину. Более разительно численное превосходство титульной нации в кабинете министров: из 8 ключевых фигур госвласти - 7 башкир и 1 русский. Те же тенденции в законодательном органе - Курултае. Если раньше выдерживались нормы национального представительства в парламенте, то с переходом на свободные выборы доля башкир выросла за счет русских и других национальностей, т.е. с введением формально демократических процедур представительная власть в еще меньшей степени стала отражать национальный состав населения республики.241

Как показывает проведенный в ходе исследования комплексно-системный анализ, чаще всего межнациональные конфликты такого рода возникают в переходных обществах, в условиях которых они представляют собой эффективный способ отвода социального взрыва в русло межэтнической борьбы. Ис­торическая практика убеждает, что в условиях кризисного со­стояния общества всегда складываются предпосылки для различ­ного рода экономических, социально-политических противостоя­ний и конфликтов, влекущих за собой перераспределение власти и ресурсов. В основе межнациональных конфликтов этого типа лежат про­цессы модернизации и интеллектуализации народов. Создание интеллектуальной элиты в этнических общностях приводит к то­му, что в престижных видах деятельности возникает конкуренция между титульными и основными этносами. Вследствие представ­лений о самодостаточности и самостоятельности представители титульных этносов начинают претендовать на престижные и при­вилегированные места, в том числе и во власти.

Уникален здесь пример ситуации, которая сложилась в Казахстане накануне развала Советского Союза. На огромной (2,5 млн. кв. километров) территории Казахстана проживает около 17 млн. представителей 40 национальностей и народностей. Причем более 43% составляют русские и украинцы, и только около 40% - собственно казахи. Русские здесь - не потомки переселенцев (как в Узбекистане, Таджикистане, Киргизии и т.д.), а коренные жители северо-восточных областей Казахстана, традиционно живущие на этих территориях, которые были включены в состав республики только в советский период. На юге на границе с Узбекистаном сильна узбекская диаспора. Центральную и южную часть населяют уйгуры, казахи, немцы, дунгане, туркмены и др. До майских выборов 1990 г. этнический состав депутатов Верховного Совета Казахской ССР выглядел следующим образом: из 16 национальностей, представленных в казахском парламенте, казахов - 238, русских - 209, украинцев - 29, белорусов - 2, узбеков - 2, татар - 3, немцев - 10, корейцев - 2, уйгуров - 2, поляков - 3, армян - 2, азербайджанцев, дунган, осетин, греков, молдован - по 1 (диагр. № 7). Выборы, состоявшиеся в мае 1990 г., показали тенденцию к усилению дискриминации русскоязычного населения. В Верховный Совет Казахстана 12-го созыва (358 депутатов) были избраны представители также шестнадцати национальностей (как и в предыдущем составе парламента, состоявшем из 510 депутатов). Главный результат выборов - получение казахами большинства мест и резкое снижение представительства русских (103 вместо прежних 209).


Диаграмма № 7.
Этнический состав Верховного Совета

Казахской ССР до мая 1990 г.


В тот период Казахская ССР была единственной республикой, в которой казахский политический истеблишмент охотно последовал общесоюзному примеру и провел выборы не только по территориям, но и от общественных организаций. Если выборы по территориальным округам дали 49,3% депутатских мест (133 депутата), то от общественных организаций казахи получили 69,3% мест (61 из 88), что стало решающим фактором в завоевании большинства мест в Верховном Совете. От общественных организаций избраны также 14 русских (15,9%), 8 украинцев (9,1%), 2 немца, по одному татарину и белорусу. Более того, среди казахской части депутатского корпуса свыше 85% - это представители так называемого старшего (или южного) казахского жуса (рода). Традиционная социальная структура казахов представляет собой систему из трех больших родов, где старший жус исторически господствует над средним и младшим жусами. К старшему (южному) жусу, кстати, принадлежит и Н.Назарбаев.242

Таким образом, подводя итог можно утверждать, что в неустойчивой обстановке переходного периода от тоталита­ризма к демократии привилегированные слои основных этнополитических групп автономий активно стимулируют изменения системы этносоциальной стратификации. Эти изменения несут в себе определенные издержки, так как этнические элиты, форми­рующие и определяющие интересы своих последователей, прида­ют узкокорпоративным интересам этническую окраску. Одновре­менно идет поиск этносами своего места в новой экономической модели общества, что способствует самовыражению и самоут­верждению этносов (например, конфликт в Чечне).

III. Изменение системы разделения труда – социально-экономический фактор. Как показывает истори­ческая практика, в большинстве полиэтнических государств ес­тественным образом складывается система разделения труда между этническими группами. А поскольку различные сферы приложения труда дают разные доходы, постольку между ними, естественно, складывается негласная конкуренция, пристрастное сопоставление трудового вклада и вознаграждения за него. Ко­гда же существует определенная зависимость между сферами труда и этническими общностями, эта конкуренция переносится и на сами этнические группы, в результате чего возникает на­пряжение в межэтнических отношениях - первый признак назре­вающего конфликта.

Нелишне напомнить, что еще Аристотель считал важнейшим источни­ком конфликтов («распрей») в обществе имущественное неравенство людей и неравенство в получении ими почестей, когда нарушается мера и справедливость их распределения. Это, считал он, с одной стороны, способствует возрастанию корыстолюбия и тщеславия, что, в конце концов, ведет к перерождению государственного строя. С другой стороны, чрезмерное стремление к богатству и почестям знатных мужей приводит к возникновению недовольства у простых граждан государства и становится причиной государственных переворотов.243

Таким образом, преобладание несправедливого начала над справедливым - главная причина конфликтов, которые становятся постоянным компонентом политической реальности, неизбежным спутником социального развития, ибо и в «самом совершенном» обществе присутствуют разнообразные противоположные интересы, прежде всего политические, а их столкновение носит всегда конфликтный характер.

Подводя итог анализу данной группы причин возникновения межнациональных конфликтов можно сделать вывод, что, например, во своему характеру большинство этноконфликтов на территории Казахстана периода с июня 1989 по октябрь-ноябрь 1992 гг. были основаны на возникавших противоречиях социально-экономического характера. В данном случае наиболее показательными стали Новоузенский, Казансуский, Узунагачский, Восточно-Казахстанские этноконфликты. Данные этноконфликты имели жесткий, скоротечный и неорганизованный характер. Будучи аполитичными по своей природе, они не представляли серьезной угрозы для общественно-политической стабильности. Однако в силу своей слабой управляемости они требовали силового разрешения путем привлечения правовых структур.244

В случае возникновения борьбы этносов за материальные ресурсы, среди которых важнейшими являются земля и ее недра, каждая из конфликтующих сторон стремится обосновать свое «естественное» право на использование земли и природных ресурсов, и, как в случае с территориальными конфликтами, подобные «ресурсные» конфликты имеют тупиковый характер, и, как правило, разрешимы мирными средствами лишь на ранних стадиях своего развития, до тех пор, пока не начались межличностные столкновения на этой почве.

Говоря, например, о России можно сказать, что определяющими в межнациональных противоречиях являются, прежде всего, насущные проблемы, порожденные развалом единого государства, кризисом неуправляемости, упадком экономики. Это и стало основной причиной борьбы национально-территориальных регионов за выживаемость путем самостоятельного распоряжения природными ресурсами, проведения своей бюджетной и налоговой политики.

Р. Карчаа считает, что стержнем всех вариаций экономической природы межнационального конфликта становится стремление различных этнонациональных групп получить статус субъекта экономических отношений, доступ и контроль над экономическими ресурсами. По его мнению, возникновению конфликта могут способствовать такие факторы как спад производства и масштабная незанятость, люмпенизация; демографические, например, уменьшение продолжительности жизни, высокий уровень детской смертности. Иными словами, Р. Карчаа признает важность того обстоятельства, что в социально-экономической структуре общества возникают «уязвимые этнические группы», стремящиеся к контр-гегемонии.245

Как показало исследование социально-экономических причин возникновения межнациональных конфликтов в сознании представителей различных наций, народностей, этносов, проживающих на одной территории, достаточно глубоко укоренилось представление о неравенстве в материальном положении между этническими группами. Доказательством тому можно привести результаты социологического опроса, проведенного в России. На вопрос: «Можно ли выделить национальные группы, чей жизненный уровень выше?». В Ставрополе и Черкесске утвердительно ответили соответственно 55% и 49%. В остальных городах доля разделяющих эту позицию составила: 20 - 27% - Улан-Удэ, Оренбург, Якутск и 14 - 16% - Уфа, Петрозаводск. По преимуществу к ним относили выходцев с Кавказа, евреев, русских. Зачастую на характер ответов влияло деление населения на коренное и некоренное. Представители того и другого высказывали прямо противоположные точки зрения. К примеру, в Петрозаводске карелы считают, что лучше живут русские, последним же кажется, что наоборот - карелы; в Оренбурге, на взгляд русских, наиболее зажиточны татары, а те, в свою очередь, указывают на русских. Здесь, вероятно, дает знать о себе и то обстоятельство, что в некоторых регионах люди коренной национальности как бы монополизируют определенную «социальную нишу» (торговля, управление, высшая школа и т.д.), а это, понятно, создает предпосылки для отрицательной реакции.

Социально-экономические различия были также в основе карабахского кризиса. Армяне НКАО жили материально хуже, чем их братья в Армении и полагали, что при достижении самостоятельности они смогут улучшить условия жизни. Уровень жизненного стандарта Армении служил своего рода маяком и ориентиром, на который следовало равняться. Армяне НКАО считали, что политика Баку виновата в сложившейся ситуации. Объяснение экономических просчётов или объективных трудностей национальным притеснением, жесткой административной «опекой» со стороны доминирующего этноса достаточно типично для такого рода ситуаций и весьма распространено.246

Практика показывает, что когда появляются экономические трудности, возникает этноизоляционизм, стремление к этническому доминированию. Сегодня в испытывающих свои трудности западных странах также - немцы начинают бороться с турками, англичане не хотят впускать к себе этнических мигрантов и т.д. Сейчас и в России есть зоны, где отказывают в приюте вынужденным мигрантам из различных регионов бывшего Советского Союза (табл. № 6).

В результате борьбы весьма космополитических национальных элит за собственность из бывших республик Союза в центральные области устремились миллионные потоки беженцев (как русскоязычное население, так и представители коренных национальностей).

Следует отметить, что вынужденные переселенцы и беженцы как бы продолжили тенденции добровольного переселения в южные края России жителей из Армении, Чечни, Ингушетии, Азербайджана и других республик Кавказа. Они неоднозначны по своему социальному составу и устремленности. К примеру, некоторые беженцы из Армении, не самые бедные, построили в Ставрополье дома, которые своими размерами и архитектурой скорее напоминают дворцы. Различными путями обзаводятся недвижимостью в соседних регионах и беженцы из Чечни.



Таблица № 6247
Количество граждан, прибывших в Россию (чел.)

Прибыло в Российскую Федерацию

1992

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Всего

926020

1146735

842050

631592

583260

495304

367197

350873

В т.ч. из стран:

























Азербайджан

69943

49495

43442

40310

29878

22210

15902

14906

Армения

15750

46480

34112

25419

19123

16780

14677

15951

Белоруссия

36212

43383

35337

23903

17575

13760

11549

10274

Грузия

54247

66847

51412

38551

24517

21059

19626

20213

Казахстан

183891

346363

241427

172860

235903

209880

138521

124903

Киргизия

62897

66489

27801

18886

13752

10997

10370

15536

Латвия

27271

26370

14859

8227

5658

3577

2108

1785

Литва

15354

8456

4126

3055

1785

1384

987

945

Молдавия

32340

21364

18715

17847

13750

10762

9037

11652

Таджикистан

72556

45645

41799

32508

23053

18396

12116

11043

Туркмения

19035

20186

19129

22840

16501

10509

7998

6738

Узбекистан

112442

146670

112312

49970

39620

41800

41615

40810

Украина

199355

247351

188443

170928

138231

111934

81297

74748

Эстония

24440

11250

8591

5869

3483

1771

852

786

Имея деньги, многие переселенцы не работали, занимались торговлей, зачастую вели праздный образ жизни. Этот вызывало, естественно, негативное к ним отношение, причем независимо от национальности, со стороны коренного населения края. В течение 1992 года органы внутренних дел, во многих случаях вместе с прокуратурой, вынуждены были проводить профилактические мероприятия, применять превентивные меры, чтобы не допустить разрастания конфликтной ситуации на межнациональной основе. Республики, края и области стали, как уже говорилось, искать выход из кризиса в суверенизации и экономической самостоятельности.

Говоря об социально-экономических причинах, порождающих конфликты на этнической почве, нельзя не упомянуть о сложившемся в большинстве полиэтничных обществ разделении труда между этническими группами. Например, зависимость трудовых ориентаций от страны происхождения прослеживается у эмигрантов в США даже через 2-3 поколения. Этническое сознание становится основой для подбора кадров, и в некоторых республиках трудовые коллективы формируются на основе этнической, земляческой, клановой солидарности. Целые социальные и профессиональные слои приобретают этническую окраску (например, коммерция, как наиболее выгодное в нынешних условиях занятие), монополизируются целые профессии. Поскольку различные сферы приложения труда дают различные доходы, между ними складывается негласная конкуренция, пристрастное сопоставление трудового вклада и вознаграждения. Когда существует определенная зависимость между сферами труда и этническими общностями, эта конкуренция переносится на сами этнические группы, автоматически придавая любому социальному и политическому противоречию или столкновению экономических интересов взрывоопасность и ожесточенность межэтнического противоборства, в результате чего возникает напряжение в межэтнических отношениях – первый предвестник конфликта.       

Применяя социологический подход к исследованию экономических причин возникновения межнациональных конфликтов можно получить интересные результаты в ходе анализа феномена экономического посредничества, особенно роли торговли, которая, как правило, в полиэтнических обществах имеет тенденцию контролироваться представителями какой-то из групп или выходцами из определенного региона. Так, Л. Никовская и Е. Степанов считают, что это обычно вызывает недовольство со стороны остального населения, которое проецирует на торговцев свои негативные реакции через прямые и частые контакты. В целом, однако, соревновательность и конкуренция в сфере трудовых отношений и экономических взаимодействий далеко не всегда может быть названа в числе основных факторов крупных этнических конфликтов.248

По мнению П.Н. Шихарева корни конфликта в Чечне нужно искать не в сфере этнополитической, а в сфере политико-экономической. Чрезвычайно мало - и не случайно, по его мнению, - пока говорится о том, что там проходят нефтепровод, газопровод, что там задействованы чрезвычайно важные многомиллиардные перспективы в связи с разработкой каспийского шельфа и т.п. А этничность, как зачастую бывает, используется для камуфляжа, как одежка, которой прикрываются политико-экономические интересы. Под этим углом, считает П.Н. Шихарев, и должна быть отсеяна и обработана независимыми экспертами информация о данном конфликте.249

В то же время С. Хантингтон полагает, что экономический фактор в процессе создания межнационального конфликта вторичен. Первичны же культурные различия, которые усиливают экономический конфликт, делают разногласия «политически выпуклыми» и «эмоционально окрашенными». К тому же культурные различия менее подвержены изменениям, чем экономические и политические, поэтому их сложнее разрешить либо свести к компромиссу. В 1991-92 годах многие были обеспокоены возможностью военного столкновения между Россией и Украиной из-за спорных территорий, ядерных арсеналов и экономических проблем. Но военного конфликта не произошло: русские и украинцы – это два славянских народа, по большей части православные, на протяжении столетий имевших тесные связи. Поэтому в начале 1993 года лидеры этих стран вели успешные переговоры. В это же время на территории бывшего Советского Союза шла серьёзная силовая борьба между мусульманами и христианами; напряжённость и прямые столкновения происходили между западными и православными христианами в Прибалтике, но между русскими и украинцами дело до насилия не дошло.250

Кроме того, распавшиеся государства обычно остаются традиционными обществами, характеризующимися слабым разделением труда, низким уровнем урбанизации, нали­чием трудоемких производств с большой долей ручного труда, сильными родственными связями, отношениями личной зависи­мости, низким доходом на душу населения и традиционными нормами и ценностями в культуре. В силу этих причин представи­тели других этносов, занимающие элитное положение в обществе и занятые в сфере управления, экономики и политики, вызывают у первых чувство этнической неприязни и непроизвольно (самими фактами своей квалификации, уровнем образования и доходами) становятся стимуляторами разжигания межэтнической розни. По этой же причине могут возникать конфликты и внутри одного эт­носа, связанные с борьбой кланов и субэтносов.

В заключение необходимо отметить, что современное многообразие межнациональных конфликтов вызвано не только причинами, отмеченными выше. Этот перечень легко можно было бы продолжить и углубить, выбрав для анализа оп­ределенные аспекты формирования и развития каждого конкрет­ного конфликта. Чтобы понять причины межнациональных кон­фликтов, необходимо принять во внимание специфику каждого конкретного конфликта, а также учесть, что конфликтная ситуа­ция может меняться в ходе его эскалации.

Проведенный анализ природы межнациональных конфликтов показывает, что их сущность, содержание, причины и основные особенности таковы.

Во-первых, межнациональный конфликт есть стадия социального процесса и формируется на фоне межнациональной напря­женности. Его базой являются политические, экономические, культурно-духовные и иные трудности, сопро­вождаемые эмоциональным напряжением и порождающие такие дейст­вия, которые выходят за рамки обычных реакций. На расшатанных устоях обыденности и возводится здание на­ционального превосходства, национальной исключительности и не­терпимости. Представляется важным, что именно базовые социально-экономические трудности и политические проблемы воспринимаются людьми как возможные конфликтогенные причины и факторы. Очевидно, что межнациональные конфликты - наиболее открытая для наблюдения стадия вызревания и разрешения большой группы об­щесоциальных проблем переходного общества. Эти проблемы латентно существовали и в советское время.

Во-вторых, все межнациональные конфликты носят комплексный, сложносоставной характер. Поскольку суть их определяется, в конечном счете, стремлением этноса к собственной государственности (даже если в настоящий момент такая цель и не ставится ввиду отсутствия реальной возможности ее достичь), то эти конфликты неизбежно становятся политическими. Но этого мало, для того чтобы этнический кризис “созрел”, этнос должен чувствовать себя дискриминированным и по социально-экономическим показателям (низкий уровень доходов, преобладание непрестижных профессий, недоступность хорошего образования и т.д.), и по духовным (притесняют религию, ограничивают возможности использования языка, не уважают обычаи и традиции и т.д.). Так что любой межнациональный конфликт - это даже не “два в одном”, а и три, и четыре “обычных” конфликта в едином межнациональном пространстве.

В-третьих, конфликты этого рода всегда отличаются высоким накалом эмоций, страстей, проявлением иррациональных сторон человеческой природы.

В-четвертых, большинство из крупных межнациональных конфликтов имеют глубокие исторические корни. А если даже таковых и нет, то конфликтующие стороны их непременно создадут псевдоисторическими изысканиями типа: “Наши предки всегда здесь жили!”.

В-пятых, межнациональные конфликты характеризуются высокой мобилизацией. Защищаемые этнические особенности (язык, быт, вера) - это не свобода слова или собраний, которые волнуют далеко не всех. Эти особенности составляют повседневную жизнь каждого члена этноса, что и обеспечивает массовый характер движения в их защиту.

В-шестых, межнациональные конфликты носят “хронический” характер, они не имеют окончательного разрешения, ибо этнические отношения весьма подвижны. И та степень свободы и самостоятельности, которой удовлетворяется нынешнее поколение этноса, может показаться недостаточной следующему.

В-седьмых, национальные отношения сами по себе конфликтогенны. Когда же к этому прибавляются политические ошибки, их взрывной потенциал возрастает многократно (например, на территории бывшего СССР это конфликты, порожденные проблемой восстановления прав депортированных народов (ингушей, крымских татар, турок-месхетинцев), произвольными территориальными изменениями, нарушившими целостность этносов (Южная Осетия, Нагорный Карабах, Крым), чрезмерной русификацией всей социальной жизни в районах компактного проживания национальных меньшинств и т.д. Всех этих конфликтов могло и не быть, но они возникли и разворачиваются по общей схеме: пострадавший этнос требует восстановления справедливости (частенько с перехлестом), а гарантия ее установления - собственная государственность в той или иной форме.

Закончим исследование сущности, содержания и причин возникновения межнациональных конфликтов приведением так называемого закона Герберта Спенсера: «Каждая причина ведет более чем к одному следствию».251 Думается, что особых пояснений к этому закону не требуется, ибо мировая практика межнациональных отношений его подтвердила не раз.


Каталог: files -> docs
docs -> Продуктивность реализации Программы развития учреждения
docs -> Г(О)боу центр психолого – медико – социального сопровождения
docs -> Соотношение структуры сна и индивидуально-психологических особенностей человека
docs -> Методические рекомендации по выполнению и защите выпускных квалификационных работ для студентов
docs -> Нижегородский государственный педагогический
docs -> 1. Цели освоения дисциплины. Образовательная цель
docs -> Решение основать в Лиге Комитет по личной терапии и балинтовскому движению
docs -> В процессе работы мы часто встречаемся с проявлениями тревожности, которые мешают школьникам эффективно участвовать в учебном процессе, результативно общаться и наполняют жизнь массой негативных эмоций
docs -> Информация об агрессии. Причины агрессивности детей


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница