«информационная война: сущность, формы и методы»



Дата15.05.2016
Размер98 Kb.
#12848

Тема: «ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА: СУЩНОСТЬ, ФОРМЫ И МЕТОДЫ»


Мир, в котором мы живем, к концу ХХ века вступил в новую полосу глобальных перемен. Уже не территория, не население, не природные ресурсы олицетворяют и обеспечивают высокий жизненный уровень народа, а духовный, интеллектуальный и технологический потенциал. Сегодня правомерно утверждать: чем большими возможностями в информационной сфере обладает государство, тем вероятнее (при прочих равных условиях) оно может добиться геополитических, стратегических преимуществ. Основным инструментом власти стали не финансы, а информация.

Сам термин «информационная война» появился относительно недавно, со второй половины ХХ века наиболее часто употреблялся термин «психологическая война». Но именно информационная война, информационное противоборство наиболее полно отражает состояние и особенности неклассических форм противоборств в современных условиях.

18 августа 1948 года Совет национальной безопасности США принял директиву 20/1 "Цели США в войне против России". Эта дата обычно считается началом информационной войны против СССР.

В 1999 году Институтом социально-политических исследований Академии социальных наук России была издана книга "Третья мировая информационно-психологическая война". Авторы монографии В.Лисичкин и Л.Шелепин подробно проанализировали формы и методы информационно-психологического воздействия на протяжении полувековой холодной войны против СССР. Итогом этой войны стало расчленение СССР, дезориентация людей и радикальные изменения общественного сознания. Отречение общества от прежних идеалов носило обвальный характер. Никакого организованного сопротивления не было. Неожиданный успех США в информационной войне против СССР был обусловлен не только стратегией США в конце 80-х годов, но и медленными объективными изменениями сознания людей, чему способствовали проводимые на различных этапах этой невидимой войны операции против научно-технического прогресса: "Мичуринская биология", "Кибернетика", "Теория резонанса", спецоперации, направленные на раскол общества – "Космополитизм", "Сталин", "Возвращение к ленинским принципам", "Борьба с религиозным дурманом", "Пастернак", "Сахаров", "Бродский" и многие другие.

Характерный пример. В результате информационной войны общественному сознанию была навязана искаженная картина действительности, в частности, в конце 80-х начале 90-х годов народное хозяйство представлялось на уровне прошлого века – как совокупность независимых предприятий. Итогом этой трансформации сознания стало уничтожение промышленного потенциала. То, что было сделано с помощью приватизации не имеет аналогов в ХХ веке. Так, ущерб, нанесенный приватизацией только одной России в два с лишним раза превысил потери в Великой Отечественной войне. Из 500 крупнейших предприятий России около 80% были проданы на аукционах по цене менее 8 млн. долларов. Уралмаш (34 тысячи рабочих) продан за 3,72 млн. долларов. Челябинский тракторный завод (54,3 тысячи рабочих) продан за 2,7 млн. долларов. Для сравнения – средняя хлебопекарня в Европе стоит около 2 млн. долларов. (Сегодня, благодаря именно тому, что в Беларуси не пошли по пути тотальной приватизации, по производству ряда важнейших видов промышленной продукции республика вышла на первое место в СНГ. Например, удельный вес Беларуси в производстве тракторов в СНГ в 1998 году составил 62%. Хотя эта цифра лишь подчеркивает трагизм катастрофы, постигшей народы бывшего СССР).

Итоги информационной войны превзошли все ожидания ее авторов. С 1992 года в большинстве государств бывшего СССР наблюдается устойчивая тенденция депопуляции, характеризующаяся постоянным превышением умерших над родившимися. (В России число умерших превышает число родившихся в 1,5—1,7 раз. Интенсивность ежегодных потерь населения России за последние пять лет более чем вдвое превысила потери периода сталинских репрессий и массового голода.)

Итак, можно сказать, Директива СНБ США 20/1 1948 года полностью реализована, но оказалось, что информационная война не окончена. Вот подборка высказываний руководящих деятелей Запада по итогам психологической войны против СССР:

Развитие мирового сообщества наглядно демонстрирует, что в последнее время критически важным государственным ресурсом, оказывающим все большее влияние на национальную безопасность, становится информация, циркулирующая в автоматизированных системах управления и связи. Данные системы являются неотъемлемым компонентом структуры управления государством, экономикой, финансами и обороной. Ускоренное развитие компьютерных технологий не только в значительной мере способствовало повышению эффективности их функционирования, но и открыло дополнительные возможности для преднамеренного деструктивного воздействия на них противостоящей стороны.

В сложившейся обстановке ряд развитых западных государств, и в первую очередь США, в начале 90-х годов вплотную приступили к изучению и проработке проблем, связанных с противоборством в информационной сфере, или так называемой «информационной войной».

Первоначально некто Томас Рона использовал термин «информационная война» в отчете, подготовленным им в 1976 году для компании Boeing, и названный «Системы оружия и информационная война». Т. Рона указал, что информационная инфраструктура становится ключевым компонентом американской экономики. В то же самое время, она становится и уязвимой целью как в военное, так и в мирное время. Этот отчет и можно считать первым упоминанием термина «информационная война».

Публикация отчета Т. Рона послужила началом активной кампании в средствах массовой информации. Сама постановка проблемы весьма заинтересовала американских военных, которым свойственно заниматься «секретными материалами». Военно-воздушные силы США начали активно обсуждать этот предмет уже с 1980 года. К тому времени было достигнуто единое понимание того, что информация может быть как целью, так и оружием.

В связи с появлением новых задач после окончания «холодной войны» термин «информационная война» был введен в документы Министерства обороны США. Он стало активно упоминаться в прессе после проведения операции «Буря в пустыне» в 1991 году, где новые информационные технологии впервые были использованы как средство ведения боевых действий. Официально же этот термин впервые введен в директиве министра обороны США DODD 3600 от 21 декабря 1992 года.

Спустя несколько лет, в феврале 1996 года, Министерство обороны США ввело в действие «Доктрину борьбы с системами контроля и управления». Эта публикация излагала принципы борьбы с этими системами как применение информационной войны в военных действиях. Публикация определяет такую борьбу как «объединенное использование приемов и методов безопасности, военного обмана, психологических операций, радиоэлектронной борьбы и физического разрушения объектов системы управления, поддержанных разведкой, для недопущения сбора информации, оказания влияния или уничтожения способностей противника по контролю и управлению над полем боя, при одновременной защите своих сил и сил союзников, а также препятствование противнику делать тоже самое». В этом документе была определена организационная структура, порядок планирования, обучения и управления ходом операции. Наиболее важным является то, что эта публикация определила понятие и доктрину войны с системами контроля и управления. Это было впервые, когда Министерство обороны США, определил возможности и доктрину информационной войны.

В конце 1996 г. Роберт Банкер, эксперт Пентагона, на одном из симпозиумов представил доклад, посвященный новой военной доктрине вооруженных сил США XXI столетия (концепции «Force XXI»). В ее основу было положено разделение всего театра военных действий на две составляющих - традиционное пространство и киберпространство, причем последнее имеет даже более важное значение. Р. Банкер предложил доктрину «киберманевра», которая должна явиться естественным дополнением традиционных военных концепций, преследующих цель нейтрализации или подавления вооруженных сил противника.

Таким образом, в число сфер ведения боевых действий, помимо земли, моря, воздуха и космоса теперь включается и инфосфера. Как подчеркивают военные эксперты, основными объектами поражения в новых войнах будут информационная инфраструктура и психика противника (появился даже термин «human network»).

В октябре 1998 года, Министерство обороны США вводит в действие «Объединенную доктрину информационных операций». Первоначально эта публикация называлась «Объединенная доктрина информационной войны». Позже она была переименована в «Объединенную доктрину информационных операций». Причина изменения состояла в том, чтобы разъяснить отношения понятий информационных операций и информационной войны. Они были определены, следующим образом:

информационная операция: действия, предпринимаемые с целью затруднить сбор, обработку передачу и хранение информации информационными системами противника при защите собственной информации и информационных систем;

информационная война: комплексное воздействие (совокупность информационных операций) на систему государственного и военного управления противостоящей стороны, на ее военно-политическое руководство, которое уже в мирное время приводило бы к принятию благоприятных для стороны-инициатора информационного воздействия решений, а в ходе конфликта полностью парализовало бы функционирование инфраструктуры управления противника.

Как указывают американские военные эксперты, информационная война состоит из действий, предпринимаемых с целью достижения информационного превосходства в обеспечении национальной военной стратегии путем воздействия на информацию и информационные системы противника с одновременным укреплением и защитой собственной информации и информационных систем и инфраструктуры.

Информационное превосходство определяется как способность собирать, обрабатывать и распределять непрерывный поток информации о ситуации, препятствуя противнику делать то же самое. Оно может быть также определено и как способность назначить и поддерживать такой темп проведения операции, который превосходит любой возможный темп противника, позволяя доминировать во все время ее проведения, оставаясь непредсказуемым, и действовать, опережая противника в его ответных акциях.

Американские эксперты выделяют шесть основных составляющих информационной войны:



  • разведка военного, экономического, политического и культурного потенциалов противника и воспрепятствование аналогичным действиям с его стороны;

  • разрушение или подавление информационной системы боевого управления связи войск противника и защита своих аналогичных систем;

  • обеспечение беспрепятственного доступа к глобальным информационным системам и воспрепятствование доступа к ним противника;

  • широкое использование автоматизированных систем управления как средств информационного обеспечения боевой деятельности;

  • установление мобильной информационной и разведывательной баз данных;

  • компьютерное воспроизводство реального поля боя, его широкое использование в обучении командиров подразделений и личного состава в целом.

В настоящее время разработанная Пентагоном концепция ведения ИВ реализуется на двух уровнях: государственном и военном.

На государственном уровне цель информационного противоборства в широком смысле слова заключается в ослаблении позиций конкурирующих государств, подрыве их национально-государственных устоев, нарушении системы государственного управления за счет информационного воздействия на политическую, дипломатическую, экономическую и социальную сферы жизни общества, проведения психологических операций, подрывных и иных деморализующих пропагандистских акций.

Информационные операции (ИО) на данном уровне могут решать задачи защиты национальных интересов США, предупреждения международных конфликтов, пресечения провокационных и террористических акций, а также обеспечения безопасности национальных информационных ресурсов.

На военном уровне ИО представляют собой комплекс мероприятий, проводимых в масштабах вооруженных сил страны, их видов, объединенных командований в зонах, и являются составной частью военных кампаний (операций). Они направлены на достижение информационного превосходства над противником (в первую очередь в управлении войсками) и защиту своих систем управления. Для этого могут использоваться любые военные и технические силы и средства, имеющиеся в распоряжении, при формальном соблюдении правовых, моральных, дипломатических, политических и военных норм. Перед ВС впервые поставлена задача воздействия на противника еще в угрожаемый период (до начала активных боевых действий) с тем, чтобы обеспечить выгодную для США направленность процессов управления и принятия решений противостоящей стороной.

Такое распределение задач, по оценке американских экспертов, должно обеспечить необходимую эффективность проведения мероприятий в рамках информационного противоборства, которое в теории и практике военного строительства в Соединенных Штатах стало рассматриваться в качестве особой формы межгосударственных отношений после анализа итогов войны в зоне Персидского залива.

Понятие войны в смысловой сфере (консциентальная война) сегодня прочно вошло в терминологию и практику как политиков, так и военных руководителей многих и многих стран мира. Объектом воздействия и разрушения такой войны является основа основ существования человека, собственно и выделяющая его из животного мира – его сознание, прологом необратимого изменения которого является деформация ценностных установок индивида, социальной группы, класса, народа.

Считается, что консциентальная война – высшая ступень противоборства на информационно-смысловом поле. Осуществляется она на глобальном, цивилизационном уровне, где сопровождение пропагандистских действий собственно военными, как правило, не ведется. Предыдущей по отношению к ней ступенью являются информационная и информационно-психологическая борьба, ведущиеся в динамике локальных войн и военных конфликтов низкой интенсивности. Мероприятия, предусмотренные к выполнению на этой ступени, могут реализовываться как при непосредственном ведении войсками боевых действий, так и без них. В любом случае информационно-психологическая борьба – явление многообразное, предполагающее осуществление целого комплекса мер как политического (идеологического) характера, так и сугубо военных, связанных с применением различных видов вооружения.

К основным из этих мер относятся:



  • психологические операции – воздействие на психику военнослужащих и населения противной стороны с целью ее подчинения и дальнейшего манипулирования ею;

  • огневое поражение объектов информационно-психологического воздействия противника, элементов его управления и инфраструктуры;

  • радиоэлектронное подавление средств сбора, обработки и передачи информации и управления;

  • ведение как реальной, так и виртуальной (в компьютерных сетях) разведки;

  • «хакерское» воздействие - взлом информационных систем, выведение их из строя;

  • дезинформация противника, осуществляемая с целью принятия им неадекватных и несвоевременных решений.

В соответствии с наставлением объединенного штаба комитета начальников штабов Вооруженных Сил США 3-13.1 борьба с системами управления (БСУ) является практической реализацией на поле боя стратегии информационной войны и используется во всех видах военных операций. БСУ может носить как наступательный, так и оборонительный характер.

По американским взглядам варианты использования различных элементов БСУ зависят от поставленных задач, особенности обстановки, характера целей и возможностей войск.

Для достижения синергического эффекта используется не менее двух элементов БСУ. Это осуществляется в результате тесной координации и согласованных действий личного состава штабов объединенных группировок вооруженных сил, обеспечивающих планирование и проведение каждого из пяти элементов действий по БСУ.

Важной задачей военной науки является разработка форм и способов ведения информационной борьбы. От ее решения во многом зависит эффективность применения сил и средств информационного противоборства.

Соответственно к формам ведения информационной борьбы можно отнести информационные операции, информационные сражения, информационные действия (акции), информационные удары.

Информационная операция – совокупность согласованных и взаимосвязанных по целям, задачам, месту и времени информационных сражений, действий, (акций) и ударов, проводимых для завоевания и удержания информационного превосходства над противником (или снижения его информационного превосходства) на театре военных действий или стратегическом (операционном) направлении.

Информационные операции могут быть наступательными и оборонительными.

Наступательные информационные операции представляют собой комплексное проведение по единому замыслу и плану мероприятий по оперативной маскировке 4, радиоэлектронной борьбе, программно-математическому воздействию на ИУС, физическому уничтожению (выводу из строя) объектов информационной инфраструктуры, а также психологических и специальных ИО. В ходе таких операций принимаются меры, оказывающие воздействие на сознание людей и направленные на срыв процесса принятия решений, а также действия с целью нарушения работы или уничтожения элементов информационной инфраструктуры. Новым элементом наступательных информационных операций в сравнении с концепцией борьбы с системами управления являются специальные ИО и мероприятия по программно-математическому воздействию на компьютерные сети противника.

Оборонительные информационные операции представляют собой взаимосвязанные процессы по защите информационной среды, вскрытию признаков нападения, восстановлению боеспособности и организации ответных действий на агрессию (нападение). Их основными элементами являются: обеспечение физической безопасности информаионной инфраструктуры, безопасности информации и скрытности действий войск (сил); вскрытие мероприятий по оперативной маскировке противника; контрпропаганда; контрразведка; радиоэлектронная защита и специальные информационные операции.

Оборонительные ИО должны обеспечивать своевременность и точность передачи данных, гарантированный доступ к ним пользователей в условиях информационного воздействия противника. В ходе их предусматривается проведение мероприятий по восстановлению боеспособности информационных систем.

Наступательные и оборонительные ИО могут проводиться по единому замыслу и плану и взаимно дополнять друг друга. Они ориентированы на одни и те же объекты воздействия, в качестве которых могут выступать:



  • органы управления государства и его вооруженных сил;

  • ИУС гражданской инфраструктуры (телекоммуникационные, включая средства массовой информации, транспортные, энергетического комплекса, финансового и промышленного секторов);

  • управляющие элементы военной инфраструктуры (системы связи, разведки, боевого управления, тылового обеспечения, управления оружием);

  • линии, каналы связи и передачи данных;

  • информация, циркулирующая или хранящаяся в системах управления;

  • общество в целом (как гражданское население, так и личный состав вооруженных сил), его государственные, экономические и социальные институты;

  • руководящий состав и персонал автоматизированных систем управления, участвующий в процессе принятия решений.

В период проведения миротворческих операций объектами воздействия могут быть также военизированные, партизанские и политические организации, религиозные и социальные группы, отдельные лица, открыто или тайно выступающие против присутствия вооруженных сил США или союзников и препятствующие выполнению ими своей миссии.

По масштабам информационные операции можно классифицировать как стратегические, оперативно-стратегические, оперативные и оперативно-тактические.

В некоторых условиях обстановки нельзя исключить возможности проведения в рамках информационной операции информационного сражения, в ходе которого решается одна из важнейших оперативных задач. Оно представляет собой совокупность согласованных и взаимосвязанных по цели, задачам, месту и времени информационных действий и ударов. В зависимости от масштаба и вида проводимой информационной операции в ней может быть одно и ли несколько информационных сражений, осуществляемых одновременно или последовательно.

Информационные действия (акции) – совокупность согласованных по цели, задачам, месту и времени мероприятий, проводимых привлекаемыми для ведения информационной борьбы силами и средствами в течение определенного времени в заданном районе (направлении). В рамках информационных действий могут проводится информационные удары.

Безусловный законодатель информационно-психологических «мод» – военно-политическое руководство США начинает даже склоняться к рассмотрению боевых действий как элемента, составной части информационно-психологического воздействия, что, впрочем, вполне вписывается в рамки американской военной доктрины, предполагающей постепенный переход от войн «горячих» к войнам сугубо информационным и информационно-психологическим.

Показательно прозрачен в своих речах на сей счет шеф Пентагона Д. Рамсфелд: «…успех современной войны на 90% зависит от успешного проведения психологических операций на территории противника и сопредельных государств».

Исходя из этого, к объектам информационно-психологического воздействия относят следующие:



  • войска противника;

  • его население;

  • его союзники;

  • его сторонники;

  • нейтральные государства, в первую очередь могущие каким-либо образом повлиять на ход и исход войны (конфликта);

  • в зависимости от масштаба планируемой войны (конфликта) – региональный либо мировой потребитель информации;

  • собственный народ и вооруженные силы.

В любом случае, при планировании и осуществлении информационно-психологической акции руководствуются следующими принципами:

  • непрерывность и гибкость воздействия. Оно не должно ни ослабевать ни тем более прекращаться ни на миг; осуществляться в любых условиях, в том числе при самых внезапных и непредсказуемых изменениях обстановки;

  • оперативность и гибкость проводимых мероприятий, чего невозможно достичь при недостаточном знании идеологической обстановки и неспособности к постоянному удержанию стратегической инициативы и информационно-психологическом противоборстве;

  • наступательность, агрессивность и инициативность -максимально оперативное доведение тенденциозной и убедительно звучащей информации до объектов, прогноз и упреждение ответных действий противника;

  • конкретность - координирование действий, подчинение их единому сценарию, выполнению определенных военно-политических задач, достижение полной согласованности всех звеньев военно-политического и информационно-психологического механизмов;

  • идейно-политическая направленность – полное подчинение всей кампании своим политическим и идеологическим целям.

Современное информационно-психологическое обеспечение не ограничивается во времени только рамками проведения силового воздействия. По мнению специалистов, оно призвано носить упреждающий характер по отношению к последнему, обеспечивая тем самым минимальное применение вооруженных сил и уменьшая риск гибели людей. Не может прекращаться эта работа и после завершения собственно военной кампании. Здесь главными задачами становится окончательное убеждение общественного мнения в том, что принятые и принимаемые меры – единственно возможные и эффективные в данной ситуации, а также – подавление информационного противодействия противника, если оно еще возможно, либо способно к возрождению.

Под информационным ударом понимается кратковременное мощное согласованное информационное воздействие сил и средств на наиболее важный элемент (элементы) системы управления противника для достижения решительных целей по завоеванию информационного превосходства (снижению информационного превосходства противника).



Радиоэлектронный удар – согласованное по времени, глубине и задачам внезапное массированное комплексное воздействие разнородных сил и средств радиоэлектронного подавления и функционального поражения по радиоэлектронным объектам системы управления противника в целях срыва управления на отдельных направлениях на определенное время.

Радиоэлектронно-огневой удар – согласованное по времени, глубине и задачам массированное комплексное (радиоэлектронное и огневое) воздействие сил и средств РЭБ, ракетных войск и артиллерии, авиации и других сил и средств, выделенных для борьбы с системами управления противника, в целях срыва управления на отдельных направлениях на определенное время.

Компьютерный (программный) удар – согласованное по задачам, месту и времени внезапное массированное комплексное воздействие атакующих сил и средств специального программно-математического воздействия по объектам АСУ противника в целях срыва управления на отдельных направлениях (или с отдельных пунктов) на определенное время.

Специальный удар – согласованное по задачам, месту и времени массированное комплексное морально-психологическое воздействие привлекаемых к ведению информационной борьбы сил и средств на личный состав (прежде всего на персонал органов управления) группировки противника в целях срыва (затруднения) управления на отдельных направлениях на определенное время.

Важной чертой локальных войн и военных конфликтов последних лет становится «тяготение» к использованию в военных целях невоенных институтов и средств – СМИ, гражданских компьютерных сетей, средств связи и коммуникации и т.п.

С одной стороны это, значительно удешевляя информационное воздействие, осуществляемое в военных целях, значительно усиливает его массированность и, следовательно, эффективность – ввиду общедоступности упомянутых средств. С другой же стороны именно эта доступность серьезно повышает уязвимость всей системы информационно-психологического воздействия.

Все возрастающая информатизация процессов вооруженного противостояния вызывает необходимость дальнейшего совершенствования теории информационной борьбы, в том числе разработки новых форм и способов ее ведения. Вместе с тем, опыт войн и конфликтов последнего десятилетия показывает, что именно психологические операции являются одним их приоритетных направлений информационного противоборства.

Безусловно, ошибочным будет утверждение о том, что информационно-психологическое обеспечение военных и силовых операций, неизменно имея единую сущность, проводится по какому-то установленному шаблону. В любом случае, при грамотной и последовательной организации его, оно осуществляется поэтапно, но содержание и направленность каждого из этапов могут изменяться – в зависимости от особенностей проводимой операции, а в некоторых ситуациях и сам этап как таковой – опускаться.

Исключительно показательно была проведена работа по информационно-психологическому обеспечению в ходе подготовки и ведения боевых действий многонациональных сил против Ирака в 1991 году.

В 1991 г. комиссия по делам вооруженных сил сената американского конгресса среди основных факторов, способствовавших достижению победы многонациональных сил во главе с США в войне против Ирака, отметила два: четкую организацию управления войсками и использование достижений современной технологии в информационных системах. Новая технология и средства вычислительной техники привели к совершенно иному подходу в сфере управления войсками, например, штабы и другие планирующие органы имели возможность использовать информацию из банков данных, находящихся за тысячи километров от зоны боевых действий.

Непосредственно в ходе операции «Щит пустыни» практически на пустом месте была развернута сложная инфраструктура связи, являющаяся, по оценкам американских специалистов, самой большой за всю историю вооруженных сил США.

В целом в своих оценках итогов боевых действий американские специалисты отмечают, что, помимо победы на поле боя, США одержали победу и в «информационной войне». По выражению одного из высокопоставленных офицеров министерства обороны США, в настоящее время информация для командира – это такой же стратегический ресурс, как солдаты и техника.

Еще более наглядно данное положение продемонстрировала агрессия США и НАТО против суверенной Югославии, в процессе которой ставка военно-политическим руководством была сознательно сделана именно на информационное превосходство альянса, а также на полное подавление информационной структуры противостоящей стороны.

В силу этого такие необходимые атрибуты жизнедеятельности современного цивилизованного общества, как телевидение, радио, печать и другие объекты распространения информации в Югославии, военно-политическим руководством Североатлантического альянса были отнесены к объектам исключительно стратегического значения и стали боевыми целями. Именно по ним были нанесены первые и наиболее мощные ракетно-бомбовые удары.

Как выясняется, НАТОвцы не тронули телефонные станции и центры мобильной связи, чтобы внедряться в компьютерные сети югославской армии и перехватывать телефонные переговоры.

С учетом развития компьютерной техники операция против Югославии во многом отличалась от «Бури в пустыни» в зоне Персидского залива, пишет белградский еженедельник «Недельни телеграф». Там центры коммуникаций стали одним из первых целей ракетно-бомбовых ударов. В Югославии же вплоть до конца бомбардировок действовала международная связь, в том числе с США, работали мобильные телефоны. Это было сделано специально, сообщил бывший сотрудник американской военной разведки Уильям Аркин, побывавший в СРЮ по приглашению югославского правительства. «Официальные хакеры Пентагона взламывали компьютерные коды югославской армии, прежде всего противовоздушной обороны, пытались читать информацию в банках электронных данных, уничтожать и менять их. Через спутники и самолеты перехватывались и анализировались телефонные переговоры», - пишет еженедельник. Во время почти трехмесячных бомбардировок белградская печать не раз обращала внимание на опасность ведения переговоров по мобильным телефонам. Газеты поместили тогда заявление генерального секретаря правящей Социалистической партии Сербии (СПС) Горицы Гаевич. Она была уверена, что налет на предприятие «Югопетрол» в Нише во время нахождения там делегации СПС последовал сразу же после того, как она поговорила по мобильному телефону.

Можно сказать, что это относится лишь к сфере информационного противоборства, на самом же деле имело место не что иное, как информационное обеспечение органов военного управления в ходе реализации важнейшей задачи – руководства войсками в конфликте.

Практически аналогичными методами действует американская военно-политическая машина против Ирака и сегодня. На подготовительном этапе активно нагнетался антиарабский психоз в США, что очень показательно сформулировано в высказывании американского ученого Э. Сэйда: «мысль о том, что у арабских народов есть собственные традиции и культура попросту неприемлема в США. Арабов рассматривают как злобных и иррациональных террористов, постоянно ищущих поводы для убийств и взрывов бомб. Эта болезненно навязчивая идея, наполненная страхом и ненавистью к арабам, является постоянной темой внешней политики США…» (Тетекин В. Пока сбрасывают бомбы лжи. Советская Россия. 2003. №4.С.3).

Журналистка А. Култер заявляет: «мы должны вторгнуться в их страны, уничтожить их лидеров и обратить их в христианство».

Одновременно формировалось мировое общественное мнение в том, что Вашингтон и Лондон стремятся к урегулированию конфликта, но Багдад, причем, именно в лице Саддама Хуссейна, против которого лично, а не против народа Ирака, вообще и будет развязана война - всячески противится этому. Затем начинают утверждать, что эта возможность была отвергнута. После этого наносят безжалостный удар, который влечет за собой достаточно большие человеческие жертвы. «Прелесть» этой системы в том, что не важно, сколько людей будет убито бомбами и как много детей умрет в результате санкций. Это будет не наша вина - «они отвергли наше разумное предложение вести переговоры. Они сами навлекли это на себя».

Активизировалась и пропаганда, направленная на народ и армию Ирака. С самолетов американской авиации велось радиовещание с призывами отказаться от поддержки С. Хуссейна. Причем это – вперемежку с популярной арабской музыкой и рассказами о «зверствах» иракского лидера, чинимых, якобы, им в отношении собственного граждан. Сбрасываются, также листовки, рекламирующие эти радиопередачи – с указанием их частот и времени выхода в эфир, а также – листовки с призывами к военнослужащим иракской ПВО прекратить обстрелы американской авиации.

В течение всего 2003 года продолжалось залистование иракских населенных пунктов и военных позиций, расположенных в зонах, запретных для полетов иракской авиации. Периодичность распространения листовок с помощью авиации составляло в среднем 4 раза в месяц.

Вновь, как и в ходе операции против Югославии, органы психологических операций ВС США активно использовали для оказания информационно-психологического воздействия на противника Интернет. Так, в начале января 2003 года силами американских военных специалистов по информационным технологиям была проведена широкомасштабная психологическая акция с помощью электронной почты.

Пентагон активно рассылал послания на арабском языке, адресованные военным командирам и представителям гражданских администраций в Ираке с целью настроить их против иракского президента, склонить к государственной измене и внести раскол в ряды иракских военных.

Еще одним сравнительно новым моментом в проведении психологических операций США стала широкомасштабная адресная психологическая операция против иракского военного руководства, имеющая целью убедить его отказаться от участия в боевых действиях против американских войск. Высшим офицерам внушалась мысль о том, что «иракцы понесут огромные потери, если не присоединятся к борьбе против Саддама или по крайней мере не откажутся поднимать оружие против вторжения».

Контакты с ключевыми офицерами поддерживались посредством агентуры, через дезертиров, электронную почту или телефонные звонки от бывших офицеров иракской армии.

Специалисты психологических операций активно участвовали в широкомасштабной программе обучения специалистов по работе с местным населением из числа добровольцев арабского происхождения. Так, на базе ВВС г. Тасар (Венгрия) с конца декабря 2002 года велась специальная подготовка лиц, отобранных из проживающих в Европе и США арабов, которые оппозиционно настроены к режиму Хусейна, для дальнейшего их использования в качестве переводчиков, полицейских и т.п. для решения различных административных и других вспомогательных задач в ходе и после военных действий в Ираке, а также для ведения активной информационно-пропагандистской деятельности против правящего режима и распространения в стране печатных, аудио- и видеоматериалов соответствующего содержания.

С целью оказания тактической поддержки и склонения иракских солдат к сдаче в плен командирам частей и подразделений было придано до 60 групп специалистов со звуковещательными средствами, которые действовали в интересах объединений и соединений до дивизии включительно. Звуковещательные станции также активно применялись для введения противника в заблуждение относительно перемещений частей американских сил и их дислокации.

Массированное залистование началось уже в ходе первых рейдов американской авиации на иракские военные объекты и позиции.

Основным способом их распространения является авиационный сброс с помощью агитационных бомб М 129А1 с истребителей-бомбардировщиков F-16, а также бомбардировщиков В-52 и специальных транспортных самолетов ЕС-130Е. На тактическом уровне - с помощью 155-мм агитационных снарядов, имеющие целью оказать поддержку наступательным операциям и действиям по дезинформации противника.

Следовательно, информатизация (в том числе компьютеризация, электронизация) становится одним из важнейших факторов общественного развития, определяющих результат исторического соперничества на мировой арене. При этом последнее приобретает форму активной борьбы, которую все чаще называют информационной, поскольку она предполагает использование специальных способов и средств для воздействия на информационную среду противостоящей стороны, а также защиты собственной в интересах достижения поставленных целей. Ввиду специфичности информационная борьба является и самостоятельным видом, и составным элементом любой другой разновидности борьбы (вооруженной, идеологической, экономической и т.п.). Она ведется постоянно, как в мирное, так и в военное время. Масштабы информационной борьбы настолько грандиозны, что ее подготовка не может быть спонтанной. Она должна носить плановый, систематический характер, основанный на глубоком знании законов и закономерностей информационной борьбы.



Эффективное использование информации, совершенствование структур, обеспечивающих ее применение, – одна из важнейших задач строительства Вооруженных Сил.


Каталог: download
download -> Coping with Final Exams Stress ( Справляемся со стрессом перед выпускными экзаменами)
download -> Стресс и способы борьбы с ним (Stress and How to Cope With It)
download -> Потребность
download -> Примерная программа дисциплины психология журналистики
download -> Пояснительная записка требования к студентам
download -> Биография А. Маслоу. Основные положения теории гуманистической психологии А. Маслоу
download -> Иерархическая модель классификации мотивов: абрахам маслоу
download -> Теория абстрактного мышления и перспективы познания
download -> Лекции Происхождение сознания. Психика животных и человека


Поделитесь с Вашими друзьями:




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница