Ираклий Артиллеридзе



страница2/9
Дата21.05.2016
Размер2.59 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Часть1
Практика панорамной съемки
Создание панорамы состоит из двух этапов – съемки отдельных фрагментов и сборки их воедино на компьютере. Если раньше фотографы «сшивали» панорамы посредством оптической печати с негативов на рулонную бумагу, то мы с вами будем работать с изображением в оцифрованном виде, независимо от того, каким способом оно получено – отсканировано ли с негатива, или снято на цифровую фотокамеру. Для цифровых фотографов скажу, что панорама – это удобный путь бесплатного и многократного повышения «мегапиксельности» вашей цифровой камеры.
Действия при съемке панорамы несложны и выглядят примерно так.
1) Фотоаппарат устанавливают на штатив, контролируя при этом строго горизонтальное положение оптической оси (совпадающей с центром кадра) по настоящей или воображаемой линии горизонта через видоискатель.
2) Выверяют вертикальность оси вращения (центральной колонки штатива) путем поворота камеры вправо-влево, при этом центр кадра в видоискателе должен всегда совпадать с горизонтом.
3) Съемка производится на вертикально расположенные кадры (т.е. портретной ориентации), поэтому штатив должен иметь откидывающуюся площадку для съемки на вертикальный формат.
4) Снимают поочередно необходимое количество кадров с «перекрытием» размером примерно в полкадра, причем, дублируя, можно сделать даже несколько проходов, чтобы подстраховаться от возможных проблем.
Как видите, процедура очень «демократична» и доступна каждому фотографу. Гораздо более сложным в панорамной съемке является выработка навыка «панорамного видения». Дело в том, что угол поля зрения человеческих глаз не превышает и 45-ти градусов, что соответствует углу поля зрения 50-мм объектива (вот почему такое фокусное расстояние и считается «нормальным»). Между тем, в панораму может войти и 180 градусов окружающего пространства, и даже все 360! Поэтому, находясь на местности в поисках фотографического сюжета для панорамы, мы, на самом деле, занимаемся выискиванием отдельных интересных объектов, которые, не мудрствуя лукаво, можно с успехом изобразить и в формате одного кадра, безо всякой панорамы. Панорамное же видение подразумевает поиск нескольких объектов, интересных в изобразительном ряду в одинаковой мере, способных бесконфликтно ужиться на поле одной фотографии, при этом заполнив ее поле более или менее равномерно. Для иллюстрации сказанного рекомендую вам буквально «заблудиться в трех соснах»: найдите наиболее гармоничное положение для штатива с камерой между трех деревьев. Заметьте, что изображенные на панораме объекты, будучи взятыми по отдельности, вовсе необязательно должны быть интересными, так как смысл панорамного пейзажа – показать эти объекты в единстве, заинтересовать зрителя вопросом, почему они все тут «собрались». А вот что гораздо важнее – они должны быть по возможности разнообразными.
Панорамы, о которых мы с вами ведем речь, строятся из отдельных фрагментов. Конечно же, можно снять пространство 180-градусным объективом «рыбий глаз», а затем вырезать из него панораму, но отдаленные от центра объекты на такой «панораме» будут иметь всевозможные искажения формы и заваливаться куда им хочется. Настоящая панорама свободна от этих недостатков.
Для съемки лучше всего подойдут объективы с фокусными расстояниями от 24 до 80 мм. Более короткофокусные объективы дают большие геометрические искажения, а более длиннофокусные нет смысла использовать в панораме из-за возможности замены десятка таких фрагментов всего лишь одним кадром, снятым широкоугольным объективом. Большинство из показанных на иллюстрациях панорам сняты на фокусном расстоянии 27 мм (в 35-мм эквиваленте). Кстати говоря, для начала советую вам снять панораму, состоящую всего из двух фрагментов. Теперь о построении. Тогда как композиция самой панорамы обычно отвечает общепринятым принципам, то внутренняя компоновка отдельных фрагментов панорамы как бы противоречит известным схемам построения обычных фотографий. Это и понятно: фотографируя фрагменты, мы создаем элементы мозаики, из которых впоследствии соберется единое, композиционно целостное полотно. Поэтому, в отдельных кадрах, из которых впоследствии будет состоять наша панорама, композиционная завершенность слева и справа не только не обязательна, но чаще всего даже и противопоказана. Несоблюдение этого принципа приведет к визуальному дроблению панорамы на части и акцентированию внимания зрителя на местах сшивок, что, согласитесь, нежелательно.
Вторым свойством построения, о котором мы поговорим, является композиционная уравновешенность изображения. Если для промежуточных фрагментов панорамы это неактуально, то самые крайние, левый и правый фрагменты, наоборот, должны, по-возможности, завершать визуальный ряд, не давая взгляду зрителя выскользнуть за пределы изображения по горизонтали, которую, собственно, и являет собой панорама. Особенно это важно для панорам с размытым или вовсе отсутствующим акцентом на центральной части. Поэтому очень приветствуется, если правая половина крайнего правого фрагмента будет существенно тяжелее его левой половины; аналогично для левой половины левого фрагмента. Поскольку при съемке многокадровых панорам на эти два крайних фрагмента как раз и ложится важнейшая задача завершения композиции, то рекомендую при их выборе руководствоваться именно этим их предназначением и искать мощные и тяжелые вертикали, способные ограничить композицию. Обратите внимание, что эту задачу можно решить и по-другому – расположив выразительную вертикальную доминанту в районе центральной трети панорамы – взгляд зрителя будет блуждать вокруг нее, как собачка на поводке, и никуда из панорамы не уйдет. А ничем не ограниченная панорама, да еще и без доминирующих композиционных вертикалей, будет иметь унылый вид. Неуравновешенная панорама, ограниченная только с одной стороны, тоже визуально негармонична и напоминает больше рассказ без начала (если она не завершена слева), либо без конца (не завершенная справа). Из-за особенности психологии визуального восприятия, последний вариант все же предпочтительнее предпоследнего.
Как я уже сказал, фотографирование панорамы производится со штатива. Лучше, если он будет иметь встроеннный уровень, поскольку ключевым моментом при съемке панорамы является строгое вертикально-горизонтальное положение всех осей. Образно говоря, все то, что в системе фотоаппарат-штатив может быть горизонтальным, должно располагаться строго горизонтально, а вертикальное должно быть вертикальным без всяких отклонений, никакие другие углы не допускаются. Оптическая ось при съемке каждого фрагмента горизонтальной панорамы должна располагаться строго горизонтально. Любая вольность в соблюдении этих требований приведет к трудностям или вовсе невозможности склейки фрагментов панорамы в единое целое. Кстати говоря, процесс сборки панорамы на компьютере занимает существенно больше времени, чем сама съемка, при этом его продолжительность напрямую зависит от того, насколько качественно подготовлены фрагменты. Поэтому, лучше потратить в два, три раза больше времени при съмке и добиться безупречного результата, чем тратить потом уйму времени на устранение допущенных ошибок.
Давайте поговорим о трудностях, которые могут нам встретиться на практике. Для примера, посмотрим, к чему приводят отклонения от упомянутого выше «горизонтально-вертикального» принципа. Так, если центр кадра немного поднят вверх, то влияние перспективных искажений приведет к тому, что параллельные в обычной жизни вертикали, в соседних кадрах превратятся в непараллельные и «разбегутся» в разные стороны, и такие фрагменты склеить уже будет невозможно.
Если же вы выставили фотоаппарат строго горизонтально, но при этом чуть повернули его вокруг оптической оси, к примеру, по часовой стрелке, то горизонт на фрагменте приобретет еле заметный уклон влево, что усложнит «пришивание» к нему соседних фрагментов и в результате существенно уменьшит высоту получившейся панорамы. Если же вертикальная колонка штатива, вокруг которой осуществляется вращение при съемке панорамы, выставлена не строго вертикально, то вы получите очень сильный и неисправимый уклон горизонта в течение всей панорамы.
При съемке панорамы следует помнить, что горизонтальные линии, имеющие уклон, вызванный перспективой (например, бордюры и крыши домов), и находящиеся на существенном расстоянии от центра кадра вверху или внизу, будут расположены под разными углами на соседних фрагментах. Это приведет к проблемам в их стыковке, поскольку вместо плавного продолжения прямых линий мы получим углы в местах стыковок. Этот эффект будет более заметен, чем ближе такие линии находятся к периферии кадра.
Поэтому я призываю вас для начала воздержаться от съемки таких вещей, ограничившись панорамой без активного переднего плана, а потом, если этого никак не избежать, то вам придется либо кадрировать так, чтобы прямолинейный горизонтальный объект помещался целиком в одном фрагменте панорамы, не выходя за его пределы. Либо перекрывать кадры при съемке больше чем наполовину каждый, чтобы потом плавней «скруглить» углы. При поиске сюжета для панорамных пейзажей я настоятельно порекомендовал бы вам учиться на чужих ошибках и не обращать внимание на живо- писные горизонтали, например, на череду свето-тональных полос дорога – луг – лес – горы – облака. Для съемки упомянутого горизонтально «полосатого» пейзажа как нельзя лучше подойдет телеобъектив, а в панорамном виде неогра-ниченная бессодержательность цветных горизонталей будет смотреться скучно. Вместо этого я рекомендую обратить внимание на вертикали, которые как раз и оживят вашу панораму и наполнят ее изобразительным смыслом. Давайте считать, что панорама – это песня вертикалей, в то время как панорама, состоящая из одних только горизонталей, больше похожа на просто растянутый снимок.
При съемке вертикалей (представьте себе, например, столб или угол здания) важно учитывать, что чем дальше вертикаль от оптического центра кадра, тем больше на ее прямолинейность и «вертикальность» влияют оптические искажения. Например, как мы с вами уже видели, из-за перспективы, связанной с небольшой негоризонтальностью оптической оси, вертикали могут слегка «завалиться» в стороны или к центру, а из-за дисторсии, присущей в той или иной мере всем объективам, особенно широкоугольным и суперзумам, прямая вертикаль, например, столб, находящийся на периферии кадра, выгнется бочко- или подушкообразно, в соответствии с качеством объектива. Надеюсь, что вы уже поняли, к чему я клоню – при съемке вертикальных предметов их стоит помещать как можно ближе к середине кадра, где искажения минимальны. Только в этом случае мы обезопасим себя от проблем при сборке нашей панорамы. Думаю, что вы уже поняли, что периферия кадра – самое конфликтное пространство панорамы.
Когда мы говорили об этапах съемки горизонтальной панорамы, мы упомянули о портретной ориентации кадра. Почему? Во-первых, панорамы, сшитые из вертикальных фрагментов, имеют «высокое небо» и гармоничную высоту кадра. Сшивка из горизонтальных фрагментов привела бы к «узкой полосочке» вместо панорамы. Во-вторых, как мы с вами уже видели, оптические искажения пространства тем больше, чем ближе оно к периферии кадра, поэтому фрагменты «портретной» ориентации сшивать будет куда легче.
Помимо абсолютной горизонтальности оптической оси другим важным принципом, которого стоит придерживаться, является максимально возможная идентичность параметров съемки от фрагмента к фрагменту. В противном случае мы получим нестыкующиеся между собой куски – по цвету, освещенности, по резкости и ее глубине. Поэтому нам следует забыть про все автоматические режимы и выставлять все вручную. Это касается дистанции фокусировки (ее мы выставим на бесконечность), величины выдержки и диафрагмы. При выборе диафрагмы следует стремиться, чтобы глубина резкости была достаточной для проработки всех визуально активных объектов, f8 и меньше будет в самый раз. При выборе экспозиции рекомендую определить нормальную экспозицию самого яркого и самого темного фрагментов и при съемке использовать осредненную. Так, например, если для самого яркого фрагмента панорамы экспопара будет 250/f8.0, а для темного – 60/f8.0, то, осредняя, получим искомую экспопару 125/f8.0. При съемке на цифровую фотокамеру выставляйте вручную также и баланс белого, чувствительность матрицы ISO, настройки цифровой резкости, контраста и цветовой насыщенности, не доверяя это автоматике камеры.
При фотографировании панорамы важно не забывать о положении движущихся предметов в кадре. Если на границе одного фрагмента изображена, к примеру, половина автомобиля, а на соседнем фрагменте другой половины автомобиля нет, поскольку он успел уехать пока мы снимали, мы никак не сможем совместить эти фрагменты. То же самое относится и к съемке в ветреную погоду; из-за порывов ветра, разные части летящих по небу облаков или ветки раскачивающегося дерева могут не совместиться. Поэтому все движущиеся объекты должны по возможности помещаться целиком внутрь одного фрагмента, не выходя за его пределы. Обратите также внимание и на возможное изменение условий освещенности во время фотографирования отдельных фрагментов. Например, солнце может зайти за облако, когда вы уже отсняли половину панорамы. Поэтому о наступлении таких событий надо думать перед тем, как начинать снимать первый фрагмент, а не после того. Вообще, не стоит особо затягивать процесс съемки панорамы, особенно когда время близится к закату или сразу после рассвета. Советую вам избегать использования поляризационного светофильтра при панорамной съемке. Из-за неравномерной степени поляризации участков неба, находящихся под разными углами по отношению к солнцу, такое небо получит неравномерный «прокрас» на протяжении панорамы. Получившееся синее пятно на небе будет выглядеть неестественным.
Взамен поляризатора, в солнечную погоду, посоветую вам лучше надеть на объектив бленду, чтобы избавиться от практически неизбежных бликов от солнца, направленных в разные стороны на разных фрагментах.

Фотографическое застеколье



Георгий Розов, Профессиональный фотограф и журналист с 1972 года. Окончил журфак МГУ. Начинал в старом советском «Огоньке». Много ездил по стране. Впечатления от этих поездок и фотографии сделанные за тридцать лет превратились в причудливую смесь из практических советов начинающим фотографам и описания веселых или грустных историй из жизни героев новорожденной книги, которая будет представлена читателям в одном из ближайших номеров.



Мы живем в домах со стеклянными окнами, ездим в остекленных машинах, летаем в самолетах со стеклянными блистерами, в музеях любуемся картинами и фотографиями, упрятанными под стекло, кормим рыбок в стеклянных аквариумах, смотрим на мир сквозь стекла очков. Застекольная жизнь бликами, двойными ореолами, грязными стеклами, зеркальными и тонирующими пленками, отражениями словно сопротивляется фотографу и, если хочешь пробиться сквозь эти редуты — надо изучить противника и использовать его силу в своих целях.

Каждый раз, снимая стекло, я вынужден, словно натасканный на дичь терьер, делать стойку. Еще в самом начале профессиональной карьеры я получил такой наглядный урок. Меня пригласили в зеркальную мастерскую сделать каталожную съемку вставленных в рамы зеркал. Директор показал пачку фотографий, сделанную, по его словам, знающим любителем. Этот человек светил изделия так, словно снимал матовые стены. Рамы на снимках выглядели вполне прилично, а зеркала смотрелись как черные дыры. Этот любитель забыл про законы поведения света в стеклянных поверхностях. Кстати, не только в стеклянных. Ему надо было построить освещение так, чтобы на раму и на то, что отражалось в зеркале, падало примерно равное количество света. А если бы он не поленился построить кадр так, чтобы в зеркале отражался ровный лист матовой бумаги, картинка для каталога была бы просто идеальной и директор мастерской наверняка бы остался довольным.


Сколько раз мне приходилось отговаривать клиента, который просил сделать свой портрет на фоне остекленных книжных полок! Я видел отражения интерьера в этих стеклянных поверхностях, а клиент только красивые корешки книг. Я учитывал коварный нрав стеклянных поверхностей, а клиент о нем не знал. Как-то я подобрал на даче осколок бракованного свилеватого стекла. Смотреть через него очень интересно: предметы причудливо ломаются, растягиваются, изгибаются, местами теряя привычный облик, а местами сохраняя очертания. Я тогда увлеченно снимал вечернюю Москву и немедленно пустил новоявленный фильтр в дело. На один штатив я ставил камеру, на второй — закреплял фильтр. Вскоре мне захотелось большего разнообразия, и я стал поливать фильтр из пульверизатора. На снимках появились романтические пятна. В зависимости от того, куда наводилась резкость, они могли быть то круглыми, то многоугольными, повторяющими форму лепестков диафрагмы объектива.
Свилеватое стекло я использовал не только для съемки архитектуры. Два снимка парочки влюбленных были сделаны сквозь то же самое стекло, которое на этот раз мне пришлось держать в левой руке, снимая одной правой. В зависимости от количества воды на поверхности, от величины капель, от расстояния между стеклом и объективом картинки получались очень разными. Капельки воды на стекле — неистощимый кладезь сюжетов для красивых, немного грустных картинок. Как-то я снял серию полуабстрактных фотографий мокрого стекла, подсвеченного ночными рекламными огнями. Потом, во время заказной съемки ночного освещения московских улиц, наткнулся на старинный красный автомобильчик в Столешниковом переулке. Фантазия и владение навыками работы со слоями фотошопа превратили две картинки в одну новую.
В Париж я попал в очень дождливую погоду. Все время шел дождь, то очень сильный, то моросящий: но фотографировал я, не переставая. Застекольное положение этому отнюдь не мешало. В Лувре, например, пришлось снимать и через двойные, иногда не совсем чистые окна. Надо было найти не только более или менее прозрачный кусочек стекла, но и все время следить за тем, чтобы мое собственное отражение не испортило фотографию.
Снимать изнутри застеколья, по-моему, довольно просто. В помещениях обычно освещенность ниже, чем снаружи, и потому зеркалят стекла не очень сильно. Главное препятствие — это грязные окна. Грязь размывает изображение, поэтому резкость приходится поднимать средствами фотошопа.
Совсем другое дело — съемка самого застеколья снаружи. Тут направление рисующего света радикально меняется. Стекла начинают вести себя как полупрозрачные зеркала, коварные и непредсказуемые для неопытного наблюдателя. Дело в том, что глаз человека быстро адаптируется к любому освещению. Из всех предметов, попадающих в поле зрения, мы выбираем для себя что-то важное в данную секунду, наводим на него резкость хрусталика и попросту не замечаем того, что происходит вокруг. А вот глаз фотокамеры видит совсем иначе. Он видит все сразу: и важное и не важное, и резкое и не резкое, и темное и светлое. Если фотограф не наведет в хаосе застеколья осознанного порядка, то его ждет разочарование.
В полуподвальном кафе на Монмартре я увидел парочку немолодых влюбленных. Они трогательно держали друг друга за руки — воплощенная любовь. Я не мог пройти мимо. Снимал не скрываясь, в упор, через двойное грязное стекло. Мешавшие мне отражения в первом стекле я просто прикрыл левой рукой, однако во втором — отчетливо читалась брусчатка мостовой.
Картинка получилась нерезкой и малоконтрастной. Впрочем, если проблемы с контрастностью решаются одним движением мышки компьютера, то с двоящимся, а местами даже троящимся изображением справиться было трудно. В таких случаях можно попробовать усилить недостатки картинки настолько, чтобы они превратились в достоинства. Я, например, создал два дубль-слоя с разной прозрачностью, сдвинул их по горизонтали, дважды размыл каждый: сначала по Гауссу, потом со сдвигом по горизонтали. Стер в новых слоях все ненужные пикселы, оставив максимальную резкость на главных героях и выделив таким образом главное в кадре.
Очень часто при съемке зазеркалья выручает поляризационный фильтр. Во время съемки ночной службы в Раифском монастыре я попытался совместить в одном кадре лик Христа на плащанице, прикрытой стеклянным саркофагом, с интерьером храма, отраженным в стекле. При этом лик спасителя терялся в мешанине светлых пятен. Пришлось надеть поляризационник, который потушил большую часть паразитных отражений, а те, что остались, на мой взгляд, работают на восприятие сюжета, переплетая мистический мир с миром реальным.
Поляризационник я всегда ношу с собой. Без него почти невозможно снимать витрины магазинов. А ведь там за толстыми стеклами стоят подчас настоящие произведения искусства. Если столкнуть в одном сюжете мир манекенов и реальной городской суеты, можно получить довольно интересные картинки.
В моем кофре всегда есть набор фильтров. Кроме уже упоминавшегося поляризационного, есть пластмассовый бесцветный прямоугольничек фирмы Cokin и маленький тюбик с вазелином. «Тысяча первая ночь» снималась с помощью этого волшебного набора. В начале режимного времени, когда небо слегка потемнело, я поставил камеру на штатив и снял несколько дублей. Затем смазал палец вазелином, вытер платочком и только после этого нанес очень тонкий слой жира на прозрачный фильтр. Рисунок мазков может быть произвольным, но я мазал крестиком. Когда граница между небом и минаретами мечети начала исчезать, сделал повторную экспозицию. Прием не нов. Его использовали фотографы уже полвека назад. Но сейчас появилась возможность дозированного воздействия вазелинового фильтра на конечное изображение. Прежде, при съемке на слайд, этот процесс был в большой мере случайным. Приходилось снимать много вариантов, а потом выбирать лучший. Сейчас можно легко получить именно такую картинку, какую задумал. Я, например, снимал на слайд Фуджи Астия 100 АСА. Формат кадра 6х6 см был выбран не случайно. Его диктовала необходимость получения большого файла для печати календарей и наличие у среднеформатных камер объективов с большой передней линзой. На таких камерах хорошо виден эффект воздействия вазелина на изображение уже при съемке.
После сканирования кадр был доведен с помощью фотошопа: поверх резкого исходника я наложил слой с вазелиновым блюром и включил режим наложения overlay, потом подобрал нужную прозрачность слоя, цвет мазков, насыщенность и, наконец, стер на верхнем слое все мешающее восприятию сказки.

Съёмка с искусственным освещением





Юрий Тамазин
эксперт фотодела


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница