Исследование бессознательной проблематики и структуры характера в области психодиагностики и терапии



страница10/22
Дата11.05.2016
Размер1.71 Mb.
ТипОбзор
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   22

Обзор общей проблематики

Далее с помощью примеров будет освещена суть метода «сценотест» и различные области его применения. При анализе отдельных сцен будут изложены наряду со специальными глубинными психологическими закономерностями также общие теоретические положения.

На примерах будет показано, как сценотест может уже при первом обследовании дать общее представление и позволить быстро сориентироваться в том, из-за чего пациенты испытывают внутренние конфликты.

Один пятилетний мальчик, сын купца, пятый из шести детей, который был направлен на обследование из-за энуреза, представил на первом приеме следующее (рис. 3).

Все дети и отец были посажены за парту в одной классной комнате. Мать была отставлена в сторону далеко от всех: «Мама в магазине». Младенец был отдален настолько, насколько это было возможно, и оставлен без внимания. Когда мальчика спросили, почему отец тоже сидит на школьной скамье, он убежденно ответил: «Папа же тоже ходит в школу». Как выяснилось позднее, он посещал по вечерам техникум. Фигурка матери не принимала участия в игре в течение всего сеанса.

Пятилетний мальчик выразил в игре, насколько далека от семьи мать, которая все время была занята магазином, что соответствовало действительности.

Младенец, который в игре лежал в стороне, в реальной жизни был центром жизни семьи. В этом случае мальчик выразил в игре не действительность, а то, какой он хотел бы эту действительность видеть. Из опыта глубинной психологии известно, что дети, которые страдают энурезом, очень часто имеют младших братишек или сестренок, к которым ревнуют, желая, чтобы и им приходили на помощь, переодевали в сухое белье и укладывали спать. Также мы узнали, что существует маленькая сестра пациента, очень жизнерадостная и шустрая девочка, рядом с которой мальчику было очень трудно добиться признания. Хотя ребенок не сказал нам прямо, что ему хотелось бы избавиться от сестры, а именно это он чувствует на бессознательном уровне, в игре он это все же выразил, так как такая форма представления показала его собственные скрытые побуждения.

Фигурка отца была посажена за парту, как и фигурки детей. Так оно и было в реальности – он действительно посещал школу, а точнее, техникум. Но при этом мальчик чувствовал, что мать ставит отца на одну ступень с детьми. Поэтому тот и был посажен за парту, как его собственные дети.



Рис. 3. Отец на школьной скамье (за партой)
Мать была представлена в игре такой, какой она была в действительности, младенец – в такой ситуации, о которой мальчик мечтал, а отец был представлен таким, каким мальчик его видел.

В дальнейшем в игру были введены фигурки бабушки и дедушки, очень нежно относящихся к мальчику, с которым ассоциировал себя маленький режиссер. Пятилетний пациент сам воспитывался до трехлетнего возраста у бабушки и дедушки как единственный ребенок. Ночное недержание прекратилось, когда ребенок снова вернулся под размеренную, спокойную опеку бабушки и дедушки, которые относились к нему с пониманием.

Этот пример примечателен постольку, поскольку с помощью сценотеста стало возможным разглядеть отношения маленького пациента с окружающими людьми. При этом было также дано указание, в каком направлении проводить терапию – успешное изменение окружающей среды, значительно сократившее время лечения.

Следующая сцена особенно отчетливо показывает внутреннюю ситуацию одного двенадцатилетнего мальчика и скрытый мир его чувств. Мальчик рос малоактивным, робким и подавленным. Тем более удивительным было то, с какой интенсивностью и богатством образов он выразил свой внутренний мир с помощью материалов сценотеста (рис. 4).

Одна маленькая девочка – примерно одного с ним возраста – отправила его из дома бежать в лес. Одно большое дерево «склонилось к девочке», сказал мальчик. Он продолжал: «Деревья рассказали ребенку, каково оно – быть в лесу, и ребенок рассказал им, как живется среди людей». При этом за ребенком наблюдали сначала деревья, а потом лиса. Позади дома, который был построен рядом с лесом, отец ребенка упрекал домашних слуг, темпераментно размахивая руками, в том, что они были не слишком внимательны к ребенку. Мать стояла недалеко в стороне.

Рис. 4. Ребенок в лесу
На крыше дома расположился старый аист, а радом – заботливо обустроенное «мягкое» гнездышко для маленьких аистят. Маленькие аистята «должны были учиться летать, но сначала они не умели этого и хотели всегда возвращаться обратно в гнездо». К концу игры они «выросли большими»; они должны были улететь и никогда больше не возвращаться назад.

Построенная на заднем плане железная дорога должна была вести «к родному дому», где жила семья девочки. На переднем плане дедушка и тетя с младенцем на руках прогуливались между клумб, в то время как фигурка бабушки, добавленная к ним сначала, была оставлена в стороне «как ненужная», как только исследователь о ней спросил.

Здесь отчетливо выразились проблемы мальчика, его амбивалентные чувства к родному дому: с одной стороны, желание стать взрослым и покинуть свой дом, с другой стороны, желание вернуться в раннее детство: хотя девочка и убежала из дома, она должна была вечером снова вернуться, а на следующий день должен был убежать другой ребенок. При этом родители должны были волноваться об исчезновении девочки – указание на то, что маленький пациент хотел бы большего внимания со стороны родителей.

Очень впечатляющим было при этом противопоставление задушевной атмосферы в лесу и сцены в доме; в лесу дети и деревья беззаботно болтали друг с другом, как в раю для маленьких детей, а «среди людей» были требования, обязанности, споры и критика. Отец и мать были взволнованы, темпераментный отец упрекал слуг за то, что они забыли про свои обязанности. Особый свет на ситуацию в доме маленького пациента пролило его замечание, что лиса – а сначала и деревья – «наблюдали» за ребенком. Целая семья беспрестанно занималась тем, что наблюдала за процессом развития маленького пациента, вместо того чтобы просто помочь ему.

В идиллии семьи аистов на крыше дома повторилась та же тематика: с одной стороны, желание теплоты и заботы родного гнезда, а с другой стороны, желание покинуть дом и никогда больше туда не возвращаться. В конце концов, железная дорога, по которой можно было вернуться на родину, восстановила связь с родным домом.

Желание вернуться в раннее детство нашло выражение еще в одной детали игры, в той сцене, где прогуливались дедушка и тетя, несущая на руках ребенка.

Как сильно мальчик даже в игре хотел скрыть свой внутренний мир, показало то, что фигурку бабушки он удалил из сцены как «ненужную» сразу же в ответ на вопрос исследователя о ней. Это было очень показательно, так как мать в дальнейшем сообщила, что он был очень привязан к бабушке и с бóльшим удовольствием гулял с ней в саду, чем принимал участие в мальчишеских играх. Характерно для маленького пациента было и то, что он идентифицировал себя в игре с фигурой девочки.

Так как мать описала мальчика точно так же трезво и без фантазий, как и его отца, ей была в виде исключения показана сыгранная сцена. Она была удивлена и впечатлена живостью и фантазией, которая выразилась в представлении. Особенно поразило ее верное представление фигурки отца, так как ее муж «в горячих спорах показывал именно такое движение рукой».

Согласно объективному анамнезу, мальчик был предметом одновременно заботы и критики всей семьи, потому что он из-за своей заторможенности в школе отстал от старших товарищей, а также не показал никаких успехов при переподготовке в интернате. Он не мог бороться за жизнь с более жизнерадостной и бодрой младшей сестрой. За внешней неповоротливостью в сценотесте раскрылось духовное богатство и фантазия.

Главной проблемой нам представляется следующее: противоречие между желанием мальчика остаться маленьким и желанием «вылететь из гнезда»; сильная привязанность к родному дому и, с другой стороны, тенденция отдалиться от дома, где он чувствовал, что родители в нем разочарованы.

Еще один пример показывает, как ребенок бессознательно ощущает, что он стоит кому-то поперек дороги, и причины этого. Один восьмилетний мальчик из рабочей семьи, которая жаловалась на его амбивалентное поведение по отношению к младшим братьям и сестрам, представил в игре куклу-мальчика своего возраста с сестренкой-ровесницей, спешащих к железной дороге, после того как мальчик нерешительно и нежно попрощался с домом и двором, а также с дворовым псом. Куклу-отца он оставил смотреть за младшими братьями и сестрами, отвернув его от спешащих прочь взрослых детей. Рядом с младшим ребенком он дополнительно поставил на заднем плане аиста.

После того как мальчик закончил сцену, работница отдела социального обеспечения, которая привела мальчика и в виде исключения присутствовала при сценотесте, заметила, что он неосознанно перенес в игру свою собственную домашнюю ситуацию.

Маленький пациент должен был – как он сам считал – быть отослан из дома в приют. Он выразил это в игре, показав спешащую к вокзалу куклу-мальчика, с которым он идентифицировал себя. Кроме того, сценотест показал, что мальчик бессознательно чувствовал, что его хотят отослать из родного дома. Спонтанно он выразил то, что представляющая его кукла-мальчик «не относится к семье», а также и к отцу, который был повернут спиной к своим собственным детям. При этом пациенту не было известно, что мать родила его до брака – т. е. по сути дела он действительно не принадлежал к этой семье. Кроме того, игра показала, что он бессознательно чувствовал еще одну причину того, что он неугоден. На подходе был новый ребенок, мать лежала в больнице из-за токсикоза. И хотя он ничего не сказал о предстоящем рождении нового сводного брата или сестренки, он уже представил в игре куклу-младенца и аиста на заднем плане. В сцене уходящего мальчика сопровождала сестренка-ровесница, которой не было на самом деле. Она отразила его неосознанную потребность быть с кем-то рядом и уйти из дома, где он никому не нужен, на поиски дружественной среды.

Изменение реальности – здесь это встреча сестры того же возраста – это всегда важный признак, так как он указывает на неосознаваемые желания и тенденции.

Наблюдаемое во время построения сцены нежное обращение с собакой, которую кукла-мальчик все же покидает не оглядываясь, показывает амбивалентность чувств мальчика, в реальности выражающихся по отношению к собаке таким же образом, как и к младшим детям. Иногда он нежно гладил собаку, иногда бросал в нее камни; иногда он ласкал младших детей, иногда бил.

Прорывающаяся здесь иногда агрессия выражалась бы более открыто, если бы мальчик был младше. Было рассказано, что после рождения своего последнего братишки, когда мать должна была вернуться домой с новым маленьким ребенком, он стоял в дверях с веткой в руке и объяснял: «Я забью всех баб до смерти». (см. у Вильгельма Буша: «Раз Фриц говорит грубо, возьму большой камень и дам ему по голове…», когда ему было сообщено о прибытии новорожденного братика).

В следующей игре нашли отражение длительные и глубокие переживания одного беглеца, оставленные долгим проживанием на улице.

Девятилетняя девочка строила «улицу» вдоль диагональных линий игровой площадки с помощью положенных друг на друга плоских камней. Рядом «дом», который без окон и дверей скорее был похож на сторожевую башню, чем на человеческое жилище. Ни дерева, ни кровати, ни цветов, ни двери, ни животных, ни человека – ничто не оживляло эту сцену, можно было видеть только камни. Эта «очень длинная улица» (рис. 5) была единственным, что ребенок выразил абсолютно без всякого внешнего проявления чувств. Сцена, представленная этой робкой и погруженной в себя девочкой, показала, какой след оставило переживание тянувшегося неделями бродяжничества, отсутствия дома и родины; мироощущение ребенка так сузилось, что девочка уже не могла адекватно воспринимать многообразие окружающего мира.



Рис. 5. Бесконечно длинная улица
Сцена, выстроенная одним четырехлетним мальчиком, который страдал агорафобией и был плаксивым, указала на определенные причины невротического поведения, причем точно так же они выражаются и в сценах, созданных взрослыми пациентами, страдающими агорафобией, даже если их возраст и среда проживания отличаются. Четырехлетний малыш создал улицу, на которой «построил» два «дома» из вертикально поставленных кирпичиков, и поставил на ней маленькую куклу-мальчика своего возраста (рис. 6). В некотором отдалении были двое взрослых, мужчина и женщина, которые, уходя, были повернуты к ребенку спиной. Маленький пациент оставил руки куклы-мальчика протянутыми им вслед. Четырехлетний мальчик сказал: «Это улица. Это дядя, это тетя, а это их мальчик». Бросилось в глаза, что он не сказал: «Это папа, это мама», что было бы обычным для маленьких детей, хотя он выделил, что кукла-мальчик – это их ребенок.

Рис. 6. Приемный ребенок
Он не был родным ребенком «родителей», которые привели его на обследование и у которых он рос с первых дней. Они были разочарованы невротическим развитием мальчика, воспринимая это как предрасположенность, а не как реакцию на их поведение по отношению к нему. Они бессознательно не могли простить ему, что он не смог укрепить их давшее трещину супружество. Они категорически указали, что думают о том, чтобы снова отдать ребенка в приют. В сцене, созданной ребенком, нашло выражение его чувство, что от него отвернулись и что его хотят бросить. Здесь образно выразилось «отсутствие своего места» у маленького пациента в собственной семье.

У пациентов с симптомами агорафобии имеется по-разному выраженный недостаток своего места в жизни семьи, профессиональной жизни и отсутствие соответствующей собственному полу роли. У них не было желания стать частью макрокосма.

В сценотесте одного 38-летнего пациента, страдающего агорафобией, в одной из сцен особенно сильно выразился недостаток своего «угла». Первоначально предоставленную широкую игровую площадь он неосознанно уменьшил, выстроив на узенькой улице множество маленьких островков-остановок, которые были для него в некоторой степени пристанищами в страшащей его широте помещения – так же маленький больной агорафобией на безлюдной улице искал поддержки матери.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   22


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница