Исследование бессознательной проблематики и структуры характера в области психодиагностики и терапии


Сценотест при обследовании взрослых правонарушителей



страница20/22
Дата11.05.2016
Размер1.71 Mb.
ТипОбзор
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22

Сценотест при обследовании взрослых правонарушителей

Как оказалось, этот метод может применяться также в судебной медицине в отношении людей, которые обвинялись преступлениях, связанных с деньгами. Он способствует проведению исследования, поскольку благоприятствует установлению контакта и аффективному расслаблению. В языковом отношении неловким, примитивным, инфантильным и умственно неполноценным людям материал теста сможет оказать существенную помощь при выражении их мыслей с помощью предметов.

Один мужчина в возрасте около сорока лет, который был обвинен в похищении ребенка со смертельным исходом, молчал в течение многократных, длящихся несколько недель допросов о мотивах его поступка, по-видимому, из упрямства. Он часто крал коляски с детьми, долгое время катал их по улицам, а потом бросал, не заботясь о том, что станет с детьми, при этом двое детей были найдены слишком поздно и умерли от голода. Во время сценотест-исследования он в течение часа сидел с безучастным выражением лица почти неподвижно, держал отдельные части материала в руках и рассматривал их, затем молча стал строить сцену, к чему его пришлось специально побудить. Со стороны психиатрии была установлена умственная неполноценность средней степени.

После разного рода многочисленных попыток лучше донести до него смысл материалов сценотеста и преодолеть его пассивность, в конце концов удалось сделать это с помощью обращения к таким чувствам, которые, как предполагалось, могут особенно взволновать его. На основе данных анамнеза и впечатления от его личности в целом было сделано предположение, что он непреднамеренно, по причине умственной неполноценности позволил детям умереть и сам был печально удивлен этим.

Поэтому к материалам сценотеста намеренно было добавлено некоторое количество фигурок младенцев, фигурка ангела, собачка, и они были небрежно разложены среди кирпичиков. Как и мех, фигурка ангела отражает тенденции мягкости и нежности. Чтобы вызвать более интенсивное обращение к материалам сценотеста, испытуемого в конце концов спросили, возможно ли, что ангел кого-то оберегает, так как не исключалось, что обвиняемый как человек, впавший в детство, бессознательно связывал с этой фигурой представление ангела-хранителя для детей. На это он равнодушно сказал: «То, что должно случиться, случится обязательно».

Предположив связь этого высказывания с тем, что он испытывает чувство вины за то, что украденные им дети, хотя он и не имел таких намерений, все же умерли, ему сказали о том, что все на свете, к сожалению, идет своим чередом, и ничего нельзя вернуть назад. Заметно волнуясь, он согласился с этим.

Немного расслабившись, он строил сцену в общей сложности 1,5 часа. К фигурке маленького мальчика, с которой обвиняемый, скорее всего, мог идентифицировать себя в его подозрительном инфантильном внутреннем отношении к миру, и к фигурке дедушки, которые обе, как и аист, оказались в его поле зрения, он добавил еще фигурку девочки. Она должна была, как он сказал на опросе, быть «подружкой» для мальчика, которому он потом добавил в игре железную дорогу, чтобы мальчик мог по ней путешествовать. В конце концов, снова после долгого молчания, он поставил еще фигурку матери и приблизил к ней маленькую собачку. Внезапно он развернул аиста, который до этих пор стоял отвернувшись от мужских фигурок, прямо к ним. Это указывало на проблему, которая была близка обвиняемому в течение многих лет. Сам он был стерилизован по причине слабоумия, его жена – из-за эпилепсии. Он всегда хотел детей и много лет просил жену взять приемного ребенка. Поворотом аиста к мужской фигуре символически выразилось его желание иметь ребенка.

При скудных, происходящих через длинные промежутки времени успешных занятиях с материалами теста, у этого человека каждый раз при направленном на какую-то цель движении начиналось отчетливое дрожание правой руки. Такое нередко можно наблюдать, когда сдерживаются бессознательные желания, реализация которых по каким-либо причинам невозможна.

На вопрос о том, кому принадлежит собачка, которую он поставил рядом с женщиной, он ответил: «Они всегда с женщинами; те ходят с ними гулять». Когда его спросили о том, что должно принадлежать мужчине, поскольку как женщине, так и маленькому мальчику что-то принадлежало, он после долгого молчания равнодушно объяснил с отсутствующим выражением лица: «Ну, они (сказал он, имея в виду мужчин. – Г. ф. Ш.), они работают и приходят домой только вечером; иногда у них нет работы, но они должны работать». Жизнь мужчины казалась ему неудовлетворительной и гораздо менее наполненной по сравнению с жизнью ребенка или женщины.

Таким образом, выяснилось, что обвиняемый каждый раз прибегал к похищению детей из-за бессознательной идентификации с женской ролью. Он хотел, собственно говоря, как маленький ребенок, только играть – только ездить по кругу, потому что роль мужчины не приносила ему настоящего ощущения жизни.

Смерть украденного им ребенка никоим образом не планировалась. Его мотивы, как показала эта сцена, были обусловлены особенностями эмоциональной сферы.

Точно так же с сильной аффектацией были исполнены две сцены, которые построил в процессе исследования 21-летний, также ущербный молодой человек, который был обвинен в том, что он изнасиловал двух девочек четырех и шести лет, после чего жестоко убил их.

В построенных им в разные дни сценах он играл в сказки, причем, что удивительно, сначала он сообщал, что представляет реальную историю, но потом сам же поправлялся и говорил: «Нет, это же сказка». Гипотетически это могло указывать на то, что он как инфантильный, с умственными способностями ниже нормы молодой человек, бессознательно недостаточно четко разделял реальный мир и сказку. Он играл в три сказки – «Красную Шапочку», «Ганзель и Гретель» и «Белоснежку» – в которых очень эмоционально изобразил почти смертельную для детей угрозу. Глубочайше взволнованный нависшей над детьми неотвратимой опасностью, он, что интересно, не допустил того, чтобы Красная Шапочка была съедена волком, в представление сказки «Гензель и Гретель» ввел сцену, в которой ангел-хранитель спасает детей из дремучего леса, а в сказку о Белоснежке – сцену, где ее спасают гномы.

Хотя доказательства, основанные на косвенных уликах, казалось, свидетельствовали против него, его сцены обнаруживали столько человечных чувств, особенно по отношению к детям, что, с точки зрения глубинной психологии, казалось совершенно невероятным, что он мог совершить умышленное убийство двух детей на почве полового извращения. Через месяц настоящий убийца пришел сам.

Сценотест одного молодого человека двадцати лет, который хладнокровно застрелил свою 16-летнюю невесту, показал, что, вполне возможно, он мог совершить такой поступок, так как был лишен эмоциональности. Для его шизоидной структуры личности было типично, что к представленным в сценах человеческим существам, воплощенным в кукольных фигурках, которых он, как статистов, двигал туда-сюда, он относился как к несущественным схемам.

Разумеется, в судебной медицине всегда осознается тот факт, что сценотест-исследование – это не доказательство, но оно дает указание на глубинные психологические зависимости бессознательного образа поведения, которые находятся в причинно-следственных отношениях с поступком.

Сценотест может служить дополнением при вынесении приговора в судебной медицине посредством применения его для выявления глубинных психологических факторов, существенных для понимания структуры характера обвиняемого.

Сценотест в научных исследованиях



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница