Исследование бессознательной проблематики и структуры характера в области психодиагностики и терапии



страница7/22
Дата11.05.2016
Размер1.71 Mb.
ТипОбзор
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   22

Оценка формы

Как видно из рассмотренного выше примера, при анализе содержания сцены очень значимо, какие темы выбираются для представления и какими средствами это достигается. Но также и формальные факторы – внешнее построение – можно рассматривать с точки зрения глубинной психологии. Варианты, которые выбирает испытуемый при использовании игровой площади, могут указать на его типичное поведение.

Использование определенного ограниченного места для построения сцены указывает на осознанное «самоограничение», отмечает соответствующую реальности организацию испытуемым жизненного пространства в реальной ситуации. Если испытуемый располагает сценопостроение на одном углу, сдвигает его ближе к кромке или использует только один маленький кусочек в середине игровой площадки, – то все это показывает, что имеет место в чистом виде скрытая экспансия и затаенный страх.

Такие страхи перед встречей с внешним миром нашли выражение в сцене одного пятилетнего ребенка-заики, которому были нужны только строительные кирпичики, чтобы по передней кромке игровой площадки построить мощную стену в направлении исследователя и нескольких присутствующих, с помощью которой он так явно искал защиты, но одновременно перекрыл себе выход во внешний мир.

Насколько таким образом в игре выразятся тайные страхи, всегда можно заключить только из общей оценки происходящего. Наряду с испытуемыми, использующими при сценопостроении четко ограниченный участок игровой площадки, есть, наоборот, пациенты, которые в действительности берут больше, чем им принадлежит, которые воруют. Они чрезмерно экспансивны, видимо, потому, что не могут рассчитывать в жизни на «хорошее место». Такие испытуемые склонны к тому, чтобы в реальной жизни ставить себя выше установленных обществом законов, часто в игровой сцене они не раз преступают разрешенные границы и этим указывают на свою скрытую принципиальную позицию – так вырывается внезапная экспансия. Ребенок же, который лжет и своим поведением нарушает принятые нормы, «баррикадируется» в построенном без окон и башенок доме на узком участке в середине пустой игровой площадки.

С другой стороны, нарушение границ может в единичных случаях указывать на наличие тенденции к асоциальному поведению, т. е. на «преступание» норм общественного порядка. Сцена, созданная пятнадцатилетним убийцей, показала это в двух эпизодах: он представил крадущуюся лису за пределами игровой площадки под мостом, который мальчик, в свою очередь, расположил проходящим над границей крыши игровой площадки.

В нарушении обозначенных границ может также выражаться недостаток экономико-технических способностей. Таким же образом можно обнаружить склонность не считаться в повседневной жизни с «правилами игры», по умолчанию установленными между людьми. При этом следует принять во внимание, что эти «правила игры» допускают, в соответствии с возрастом и особенностями воспитания, а с также обычаями страны, очень существенные различия степени экспансии. Маленькие дети склонны разбрасывать материал для проведения теста по полу. Один трехлетний заикающийся мальчик из США использовал в игре дно большого деревянного ящика, который он представлял как стену дома – это может представлять меньшую степень экспансивного прорыва, чем если бы невротичный ребенок, который рос в рамках «хорошего воспитания», использовал еще меньшие ящички-отделения в сходных целях. В определенных случаях бессознательные склонности к нарушению границ могут выражаться в том, что отдельные части материала сценотеста выкладываются только по краю внутренней поверхности крышки игровой площадки – символически в этом видятся «повисшие в воздухе» (остающиеся нерешенными) проблемы: соблюдаются ли заданные ограничения или нет.

Используя сценотест, можно также сделать определенные выводы по тому, как организованы три направления – высота, ширина и глубина. Соответствуют ли высота, ширина и глубина общей картине сцены, или одно из трех измерений особенно гипертрофировано, или, наоборот, им пренебрегают, – все это может указывать на ключевые моменты в образе поведения личности.

При создании миниатюрного мира с помощью простых средств происходит выделение того или иного измерения, что можно сравнить с тем, как каждое произведение искусства создано в своем стиле и выражает преобладающие в данное время жизненные ощущения. Это можно сравнить со следующим: в мечети «Кордоба» горизонтальное направление линий вдруг обрывается и переходит в вертикальное устремление готического собора, олицетворяя устремление в трансцендентальное; нечто подобное можно пережить также в миниатюрном мире сценотеста. Если в созданной сцене предпочтение отдается высоте, можно говорить о тенденции к сублимации. Крутое и высокое строение может говорить о повышенном честолюбивом «стремлении вверх».

Если строение находится в гармонии с базисом, то обеспечивается необходимая устойчивость. Если отсутствует устойчивый фундамент – в реальности недостаточно закреплено желание достигнуть большего.

Строение, ведущееся в ширину и глубину, обозначает в общей картине сцены консервативность и тесную связь с землей. Широкие и приземистые строения указывают на страхи испытуемого, мешающие ему свободно развиваться в окружающем мире.

Если в сцене пренебрегают глубиной, можно думать о неопределенности своего места и переживаниях за свою безопасность. В отдельных случаях это может намекать, в переносном смысле, на недостаток глубины и стремление достигнуть этого только во внешнем плане. Это проявилось у одного 16-летнего юноши, который страдал заиканием и строил у домов только фасады. Когда его спросили об этом, он выказал свое пристрастие к внешней представительности. Непроизвольно к нему пришло осознание того, что жизнь в его родительском доме была лишь фасадом: воскресная прогулка, красивые жесты перед людьми, за которыми не было настоящего чувства семейного единства.

Противоположные темы и особенно отличающиеся друг от друга объекты очень часто выстраиваются в диагонально противоположных углах, что выдает внутреннее напряжение и диаметрально противоположные способы переживания.

Так, одна пятилетняя малышка поставила в один угол колотушку, а в другой, диагонально противоположный, – фигурку матери. При таком расположении ребенок невольно показал значительное отчуждение от матери. В двух других диагонально противоположных углах девочка посадила с одной стороны фигурку принцессы в праздничном платье за красиво накрытым кофейным столиком, а в другой угол – девочку такого же возраста в игрушечном туалете. Значимыми для оценки диагонального расположения являются антиномии: «действительное – желаемое», которые в детском представлении находятся в расположенных по диагонали друг напротив друга углах.

Если испытуемый заполняет всю игровую площадку строительными кубиками и фигурками, то в стремлении заполнить все пустые места проявляется извечный страх перед одиночеством, изолированностью в мире. Это соответствует толкованию Вильгельма Ворингера в его труде «Проблема формы в готике», который в заполнении всех углов и краев на готических картинах видит выражение внутреннего страха готического человека перед окружающим миром.

При такой оценке формального в построении сцены, так же, как и при оценке содержания, нужно отметить, что здесь следует видеть только указания на проблему. Подробнее об этом будет рассказано далее.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   22


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница