Исследование бессознательной проблематики и структуры характера в области психодиагностики и терапии


Дифференциально-диагностические замечания



страница8/22
Дата11.05.2016
Размер1.71 Mb.
ТипОбзор
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   22

Дифференциально-диагностические замечания

Само собой разумеется, что ключевые моменты, которые можно увидеть из подобного представления, носят только вероятностный характер, однако важно вынести такой «приговор», потому что он дает указание, в каком направлении вести дальнейшие исследования в каждом конкретном случае, чтобы они принесли положительный результат. В дальнейшем те утверждения, которые, например, вызваны функциональным своеобразием определенного детского возраста, должны быть сняты.

Все эти объяснения поведения в игре носят предположительный характер. Ни в коем случае нельзя поставить диагноз «невроз» только на этом основании, так как проявлять качественно похожую проблематику могут и здоровые испытуемые. Но если об испытуемом известно, что он реагирует ненормально, но при этом нет точных доказательств или они недостаточны, сценотест позволяет составить довольно верное суждение о данном типе переживания окружающего мира.

Во внешней картине проявлений испытуемых могут найти отражение невротические нарушения поведения: помехи функционального характера, вегетативная дисфункция или желудочно-кишечные проблемы. Бронхиальная астма или такие моторные дисфункции, как тик, заикание, энурез являются проявлением психологических проблем. Они могут в дальнейшем выразиться как навязчивое поведение и поступки, как фобии, как заблуждения или трудности в воспитании, а также как ложь, воровство, бродяжничество, неспособность сконцентрироваться.

Ряд таких симптомов может также означать начало или развитие психоза, телесного заболевания, особенно органо-невроло­гического характера; как выражение психопатии, т. е. отклонения характера, вызванного ошибками воспитания или полным его отсутствием, т. е. запущенностью.

Эти телесные или духовные дисфункции следует считать проявлением невроза только тогда, когда в основе симптомов лежит невротическая структура. Это тот случай, когда они представляют собой внешний признак душевной нехватки уверенного отношения к жизни. Этот недостаток устойчивой манеры поведения обусловлен окружающей средой и находится в несоответствии с осознанной аффективной внутренней жизнью из-за неосознанных желаний и страхов, которые препятствуют адекватному взаимодействию с реальностью и ее неизменностью. В соответствии с этим, задача терапии заключается в том, чтобы обнаружить лежащую в основе симптомов проблематику, сделать так, чтобы пациент ее осознал, проконтролировать его неосознанные внутренние конфликты, помочь ему дистанцироваться, чтобы привести его к свободной от неврозов, деятельной жизни.

При глубинно-психологической оценке представленных сцен, я исхожу из познаний психопатологической науки, основанной Зигмундом Фрейдом, продолженной его учениками Карлом Густавом Юнгом и Альфредом Адлером и получившей развитие в работах Хабарда Шульц-Хенке под влиянием неоаналитических точек зрения. Я приобщаю сюда также экзистенциальный анализ Людвига Бинсвангера.

Экспансивные стремления, которые раньше подавлялись воспитательными мерами и которые потом проявились в ненормальном невротическом поведении, лежат в сфере межчеловеческих отношений – обладания, значимости и сексуальности в широком смысле этих слов. Также сценотест может, как уже было упомянуто, помочь выразить внутренние страхи через представление в ходе психотерапевтического лечения и включить, мобилизировать сдерживаемые импульсы и помочь их преодолению. По тематике, которая доминирует в сцене, можно сделать выводы о проблемах в отдельных областях поведения.

У пациентов с депрессивной структурой поведения, в основе которой лежит непроясненное противоречие между словесным побуждением и миром, сдерживаемые побуждения находят выражение через оральную зону. Исходя из опыта, можно заключить, что в созданных детьми сценах преобладает нечто «оральное», и нередко непосредственно что-то съедобное, или указание на еду и питье. Конечно, оральные импульсы, о которых здесь сообщается, часто в результате не проявляются до конца, так что часто из сцены следует, что пациенты испытывают по отношению к их собственному миру желаний неуверенность и злость.

При структуре невроза навязчивых состояний в сценах находит выражение внутренняя амбивалентность между асоциальностью, с одной стороны, и тенденцией к чрезмерному упорядочиванию, с другой стороны, что, как известно, лежит в основе невроза навязчивых состояний. Так происходит до тех пор, пока пациент не осознает свою асоциальность и не научится сам в ходе терапевтического лечения контролировать и изменять свои бессознательные побуждения. При шизоидной структуре особенно выражены интенциональные расстройства, при истерической – хаотическая активность.

Создаваемая сцена, так же как и сон, может быть объяснена с точки зрения различных глубинно-психологических направлений и подвести к внутренним проблемам, причем судя по тому, что находится в центре внимания, можно понять основную проблематику.

В то время как образование сна ограничено сознанием и формируется у спящего в некоторой степени пассивно, сцена активно строится при полном сознании, при этом бессознательные моменты существенно участвуют в ее формировании. При анализе сна пациенту предлагается – употребляя выражение Шульца-Хенке – говорить все, что взбредет ему в голову, как в отношении общего содержания, так и в отношении деталей.

Сценотест позволяет выразить все, что придет в голову, в создаваемой сцене, которая будет частично отражать содержание аффективной внутренней жизни, частично – реальность.


Области применения сценотеста

Сценотест применяется как дополнительный метод в прикладной психологии:

– для охвата структуры характера при одновременным учете глубинных психологических факторов;

– для получения представления о типичных моделях поведения и специфических особенностях отдельных стадий развития;

– для установления контакта и привыкания детей к новой ситуации (при перемене окружающей среды, в случае пребывания в клинике и т. д.);

– при обсуждении поведения трудновоспитуемых детей;

– при обсуждении выбора профессии, при проверке пригодности к какой-либо профессии, исследовании сенсорных нарушений и т. д.;

– для преодоления определенных жизненных проблем (трудностей в профессии, конфликтах в семье, столкновений с типичными проблемами отдельных возрастных периодов).

Сценотест применяется в психопатологии:

– при неврозах всех возрастных периодов начиная с трехлетнего возраста в качестве психодиагностического и психотерапевтического средства;

– при органо-неврологических и психических заболеваниях как указание на сопутствующие глубинные психологические факторы, особенно относительно психогенных наслоений, и как вспомогательное средство при психотерапевтическом вмешательстве;

– при ошибочном образе поведения и преступном поведении для облегчения исследования посредством налаживания контакта и создания непринужденной обстановки, а также для осознания мотивов через структурные связи.

Возможно также применение сценотеста в научных исследованиях.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   22


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница