Исследование игры по социализированным сюжетам (1-я серия)



страница4/7
Дата15.05.2016
Размер1.2 Mb.
#12913
ТипИсследование
1   2   3   4   5   6   7
Отличие этого и подобных ему сюжетов от обычных (социализированных) заключается в том, какие стороны действительности в них воспроизводятся. В качестве основного момента в игре здоровых детей всегда отражается деятельность взрослых людей. Содержание спонтанных игр больных детей совершенно иное. В них отражаются именно те стороны действительности, которые по аффективным причинам зафиксировались в сознании детей и выступили на первый план. В описанной выше игре Кати Т-ес главным является отражение раз и навсегда установленной иерархии родственных отношений. Девочка без конца поясняла, что Кряк - это сын Ути Утюшевны, а Утка - сестра его матери. В игре выделялись дяди, тети и прочие родственники. В качестве второго основного момента сюжета разбираемой игры выделяется отражение агрессивных отношений между лисой и утиным семейством.
Таким образом, в сюжете переплетаются реальные события и отношения с темами известных ребенку сказок. Эта особенность отчетливо проявляется в сюжете спонтанной игры Веры И-и, 6 лет.
Это была игра в бабу-ягу, которая превращалась в маму, приходила к детям, заманивала их, затем "связывала и запутывала", причем обязательно нитками из катушек, уносила к себе в дом, превращалась в бабу-ягу и съедала детей.
Связь сюжета с реальными ситуациями, вызвавшими сильные эмоциональные переживания у детей, иногда выступала совершенно отчетливо. Например, излюбленной игрой Сережи М-ва, который действительно с особым восторгом наблюдал разрушение старого дома, стала после этого игра "в разрушение", заключающаяся в разрушении домов или в изображении автомобильной аварии.
В других случаях сюжеты были настолько странными, что трудно было даже предположить, какие реальные события в них отражаются. Такой, к примеру, была игра Славы Г-ва "в стукалку". Стукалка была особым предметом, придуманным ребенком. Мальчик стучал стукалкой и сообщал, что "стук прошел на 25 метров, это медленный стук, а вот если на 300 метров - это хороший, быстрый, а вот сейчас хороший стук прошел на 80 метров под водой".
Таким образом, в сюжетах аутистических игр деятельность взрослых, повседневная, окружающая детей жизнь совершенно игнорируются. Поэтому, учитывая факты отражения в сюжетах такой игры индивидуально-значимых моментов действительности, они могут быть названы аутистическими.
Особенно важным моментом, различающим социализированную и аутистическую игру, является соотношение двух планов игры: плана, связанного с воспроизведением роли, и плана собственного поведения ребенка. Как известно, взяв на себя определенную роль, здоровые дети всегда понимают условность игры, у них сохраняется "взгляд со стороны". Более того, именно это внешнее контролирование позволяет детям оценивать, что в игре "по правде", а что "понарошку", что "как настоящее" и что "так не бывает". Известно, что чем правдивее и точнее изображается ребенком реальность, тем интереснее игра. Оказалось, что аутистические игры больных детей лишаются этого критического "взгляда со стороны". В них мы встречаемся не с разыгрыванием роли, а с перевоплощением в тот или иной игровой персонаж. Об этом говорят многочисленные факты потери детьми ощущения собственной индивидуальности. Границы игры и реальности, своего Я и игровой роли, правды и вымысла размываются. Подобные моменты особенно часты в период обострении, однако мы наблюдали у детей потерю "чувства игры" также и в относительно спокойные периоды болезни. Спонтанная игра по аутистическим сюжетам характеризуется эмоциональной захваченностью, одержимостью, доходящей до экстаза.
Так, например, больной Дима К-ко, 5 лет 4 мес., постоянно играл "в костер". Сюжет его игры заключался в воспроизведении сжигания сухих листьев, веток, мусора.
Мальчик собирал мелкие игрушки в кучу, приносил кубики, бруски, коробки, затем как будто поджигал эти предметы. Такой сюжет многократно повторялся в течение одного игрового сеанса, при этом постепенно нарастало возбуждение мальчика, ускорялся темп речи, увеличивалась громкость, движения становились хаотичными, суетливыми. Ребенок переставал отвечать на замечания экспериментатора, не реагировал на изменения в игровой комнате, переставал использовать игрушки. Его игровое поведение совершенно утрачивало черты подконтрольности и осознанности.
Вся игровая деятельность превращалась в беспорядочную действенную и речевую активность.
"О! Тут жгут все, листья жгут, костер горит". Дима приносит кубики, бруски, строительный материал и вываливает посреди комнаты. Прыгает вокруг этой кучи. "0гонь зажегся, костер горит... Костер горит! Все горит, ой, горит!" Приносит в кучу кукольную мебель: шкаф, стульчики. Сверху бросает одеяло и подушки. "И весь дом сгорит! Костер я видел, его мальчики разложили там. Ж-ж-ж-ш-н. Вот шкаф горит, видишь огонь. Пф-пф-пф", Начинает бегать, произносить разнообразные звуки, размахивает руками. Не отвечает на вопросы экспериментатора, "О! Так! Ж-ж-ж-пх-пх. Во! Огонь какой!" Приседает на корточки, размахивает руками.
Э.: "Дима, уже пора тушить костер! Давай зальем его водой!" Дима не реагирует на реплики экспериментатора.
"Огонь! Горит все! Так! Весь дом сгорел! Все вот как горит!"
Игра была прервана экспериментатором.
"Иной стала игра детей во 2-й серии эксперимента и в аспекте динамики. В отличие от крайней неустойчивости игры по социализированным сюжетам, артистическая игра необычайно стабильна. Детей трудно отвлечь, они практически не поддаются переключению на иную деятельность. Так, в рисунках, выполненных в финале игрового сеанса, неизменно повторялись сюжеты аутистической игры. Весьма трудно было прекратить игровой сеанс, дети отказывались закончить игру, продолжали ее в группе или на улице. Более того, анамнестические данные показывают, что аутистические сюжеты прослеживаются в игре детей на протяжении нескольких лет, оставаясь излюбленными и часто вообще единственными темами, могущими привлечь внимание ребенка. Игра по аутистическим сюжетам приобретает характер непресыщаемой деятельности.
У детей с более выраженными проявлениями аутизма спонтанная игра не носит сюжетного характера, а представляет собой действия с предметами. Причем у каждого ребенка выделяется свой, особый крут предпочитаемых игровых предметов. Одни играли только с электрическими игрушками, с игрушками на "батарейках", другие - исключительно с паровозами. Некоторые дети, игнорируя обычные игрушки, использовали бытовые предметы, такие, как телефон, часы, киноаппарат, кофемолка, мясорубка.
Так, например, больной Глеб Я-ев, 5 лет 6 мес., в течение нескольких лет играл только "электричками".
Глеб ходит по комнате, играть не начинает, безразлично осматривает игрушки.
Г.: "А в субботу мама приедет ко мне?"
Э.: "Конечно, придет".
Г.: "Если я буду хорошо вести?"
Э.: "Мама обязательно приедет. А игрушки тебе нравятся?"
Г.: "Нет, я только домой хочу!" Продолжает ходить по комнате. Такое хождение длится 10-12 мин. Время от времени, не ожидая ответа, произносит одну фразу: "Мама в субботу приедет?" Играть не начинает, игрушки не привлекают мальчика.
Э. приносит электричку.
Г.: "Это электричка. Я буду играть".
Э.: "А как нужно играть?"
Глеб возит электричку вперед-назад. Опускается на колени. Возит электричку от окна до стены. "Так играть". Берет электричку в руки, рассматривает. Продолжает возить.
Г.: Ж-ж-ж-з-з-з-н-н-н. Возит электричку. Постоянно произносит разнообразные звуки.
Подобная игра продолжалась в течение всего игрового сеанса.
Олег Ю-н, б лет. Игнорируя разнообразные игрушки, играл только с часами.
Э. приносит часы.
О.: "Вот они, часы мои". Поворачивает ручки, заводит часы. "Вот они, часы, как быстро идут. Без пятнадцати двенадцать!" Ставит стрелки на 11.45. "Без пятнадцати минут двенадцать". Переводит стрелки. "Вот, 12 часов ровно!" Переводит стрелки. "25 минут первого, а теперь 36 минут шестого".
Весьма часто возникали игры мебелью, обувью, бумажками, веревочками, тряпочками.
На игровых сеансах мы наблюдали также игры, представляющие собой открывание и закрывание дверей, включение и выключение настольной лампы.
Б. Выбор игрушек и состав игровых действий.. Описанные выше игры по аутистическим сюжетам резко отличаются от социализированных игр и в отношении выбора и использования игрушек. Для разыгрывания аутистического сюжета детям требовалось всего один-два игровых предмета. Таким образом, количество игрушек резко сокращается по сравнению с игрой в структурированной ситуации. Более того, часто больные дети обходились вообще без игрушек, манипулируя в игре своими руками, пальцами. Так, девочка играла своими пальцами, рассказывая при этом различные истории, как "пальчик поехал на поезде попал в гости к другому пальчику".
Качественный состав используемых в аутистических сюжетах игрушек бывает разнообразным. Встречались игры со специализированными игрушками, но преобладали действия с неоформленными предметами.
Данные анализа игровых действий в сюжетной аутистической игре отражены в табл. 2.
Таким образом, в отличие от игры по заданным сюжетам (ср. табл. 1), в аутистической сюжетной игре преобладали действия в речевом плане, а также замещающие действия, в то время как предметные действия полностью исчезали.
Значительное уменьшение неадекватных манипуляций связано с ограничением числа используемых в спонтанной игре функциональных игрушек.
В игре по аутистическим сюжетам обнаружилось довольно интересное явление, которое было названо "редукцией предметного действия". Дело в том, что первоначально развернутое предметное действие, часто со специализированной игрушкой, на протяжении игрового сеанса упрощалось, теряло ряд вспомогательных звеньев, отрывалось от предмета и превращалось в примитивную и часто неадекватную функциям предмета манипуляцию. С таким явлением мы столкнулись, например, в игре Сережи М-ва. Сначала мальчик строил дом из кубиков или рассаживал кукол, устраивал кукольный дом. Затем экскаватором разрушал построенное. В дальнейшем при усилении возбуждения мальчик уже ничего не строил, не использовал рычаги экскаватора, а беспорядочно возил его по комнате, наезжая на кукол, зверей и на все другие игрушки. Затем экскаватор отбрасывался, и ребенок собственными руками и ногами рушил, разваливал, опрокидывал все, что попадалось ему на глаза. Он стучал шкафом по тарелкам, пытаясь их разбить, бросался куклами, наступал на них ногами.
Таблица 2

Виды игровых действий

От общего числа действий (в %)

аутистическая сюжетная игра







аутистическая предметная игра

игра здоровых детей







Манипуляции адекватные

6

36

-

Манипуляции неадекватные

12

58

-

Предметные действия

-

6

56

Замещающие действия

15

-

36

Действия в речевом плане

67

-

18

Каталог: book -> psychotherapy
psychotherapy -> Психотерапия в особых состояниях сознания
psychotherapy -> Юлия Алешина Индивидуальное и семейное психологическое консультирование
psychotherapy -> Учебное пособие «Психотерапия»
psychotherapy -> Серия «золотой фонд психотерапии»
psychotherapy -> Психопрофилактика стрессов
psychotherapy -> Книга предназначена для психологов, педагогов, воспитателей, дефектологов, социальных работников, организаторов детского и семейного досуга, родителей. Л. М. Костина, 2001 Издательство
psychotherapy -> Искусство выживания
psychotherapy -> Ялом Групповая психотерапия
psychotherapy -> Карвасарский Б. Д. Групповая психотерапия ббк 53. 57 Г90 +616. 891] (035)
psychotherapy -> Аарон Бек, А. Раш, Брайан Шо, Гэри Эмери. Когнитивная терапия депрессии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница