Исследование «Новая наркоситуация в Вооруженных Силах России состояние, тенденции изменения, причины и проблемы эффективности борьбы»


Необходимые пояснения по исследованию



страница2/4
Дата12.05.2016
Размер372 Kb.
ТипИсследование
1   2   3   4

Необходимые пояснения по исследованию


1. Настоящее исследование основывается на материалах собственных криминологических исследований и данных официальной статистики – прежде всего Главной военной прокуратуры (ГВП) – структурного подразделения Генеральной прокуратуры РФ, а также Минобороны России по вопросам учета преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, лиц, их совершивших, лих, злоупотребляющих наркотиками. Все сведения и статистические данные, вовлеченные в исследование, носят открытый характер.

2. Автор исследует наркоситуацию непосредственно в Вооруженных Силах Российской Федерации, не охватывая анализ наркопреступности в других войсках и воинских формированиях России (Внутренние войска МВД РФ, Пограничные войска, инженерно-строительные войска при Спецстрое России и др.). В тоже время, анализируя опыт наркопрофилактики, мы привлекаем в свое исследование соответствующий материал по этим воинским формированиям.

При написании настоящей рукописи были использованы материалы следующих специально организованных криминологических исследований, проведенных автором:

- проанкетированы 210 военнослужащих общевойскового объединения Сухопутных войск 1 и 2 годов службы, проходящие службу по призыву и состоящие, по данным командования, в «группе риска», т.е. характеризующиеся соответствующими девиантологическими признаками (май 2002 года);

- анкетирование 74 уголовных дел об уклонениях военнослужащих от военной службы на почве наркотизма, рассмотренных военными судами в 1997 - 2001 гг. и прошедших кассационное (надзорное) разбирательство в Московском окружном военном суде (март-апрель 2002 года);

- проведено анонимное анкетирование 290 курсантов 1-3 курсов, офицеров курсового звена одного из факультетов Военного университета (2002 г.);

- проведено анонимное анкетирование 41 офицера-слушателя факультета заочного обучения того же университета (2001 г.).

Также использован личный работы автора в качестве члена рабочей группы - консультанта Заместителя Генерального прокурора РФ – Главного военного вопроса по вопросам борьбы с незаконным оборотом наркотиков в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации (с 1999 г.).




Введение


Проблема наркотизма (злоупотребления наркотическими средствами и психотропными веществами в социально-правовом аспекте) актуальна для воинских формирований всех стран, в том числе для Вооруженных Сил России. В эпоху научно-технического прогресса, оснащения войск современным оружием вопрос о психологическом здоровье личного состава стоит особо остро. Накопленный опыт военного строительства, многочисленные войны и вооруженные конфликты свидетельствуют о необходимости активизации борьбы с наркотизмом и связанной с ним преступностью среди военнослужащих.

Начиная с 90-х годов ХХ века, отмечается устойчивая тенденция к росту преступлений, связанных с наркотиками, совершаемых практически во всех воинских формированиях России, включая Вооруженные Силы, растет количество выявленных среди военнослужащих лиц, допускающих злоупотребление наркотиками и совершающих преступления в сфере незаконного оборота наркотиков. Помимо этого, на почве потребления наркотических средств в войсках совершается и другие преступления, прежде всего корыстно-насильственной (хищения, грабежи, разбои) и легкомысленной (самовольные оставления места службы, дезертирства) мотиваций, в т.ч. тяжких. Крайне опасными тенденциями для России и мирового сообщества являются прямая связь между наркотизацией населения (включая военнослужащих) и такими явлениями, как распространение ВИЧ-инфекции, терроризм. Только в нашей стране, по некоторым данным, в 2002 году регулярно употребляли наркотики не менее 3 млн. граждан; 80% всех ВИЧ-инфицированных – наркоманы (Из интервью Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации О.О. Миронова российскому антинаркотическому сайту «Нет - наркотикам», 2 июля 2002 г.).

В силу изложенного государство и общество серьезно озабочены современным состоянием безопасности в России и ее Вооруженных Силах, что находит свое отражение в системе новых нормативно-правовых актов. Так, новая редакция Концепции национальной безопасности к важнейшим задачам страны относит противодействие незаконному обороту наркотиков и профилактику злоупотребления ими; подчеркивается приоритетное значение формирования системы мер действенной социальной профилактики и воспитания законопослушных граждан, необходимость консолидации усилий, направленных на борьбу с преступностью, на обеспечение безопасности человека («О концепции национальной безопасности Российской Федерации». Указ Президента Российской Федерации N 24 от 10 января 2000 года – Российская газета, 2000, 18 января).

На диссертационном и монографическом уровне вопросы, связанные с профилактикой наркотизма в Вооруженных Силах (средствами прокурорского надзора) получили освещение в работе Н.Н. Карпова (1994 г.). Криминологическая и уголовно-правовая проблематика данной темы исследовалась К.В. Харабетом (1996), криминалистическая – И.А. Мурашкиным (1999). Некоторые аспекты деятельности органов военного управления и военной юстиции по предупреждению наркоманий и токсикоманий в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях рассмотрены в докторских диcсертациях Б.Ф.Старова, И.М. Мацкевича, С.М. Иншакова. На имеющуюся связь между потреблением наркотиков и совершением правонарушений в войсках, опасность наркотизма для армии указывали Б.Ф. Калачев (1988 г.), Г.Н. Драган (1993 г.), И.М. Мацкевич (1996, 1999 г.).

Теоретической базой для рассмотрения вопросов темы послужили труды отечественных ученых-юристов в области криминологии и отклоняющегося поведения, уголовного и административного права, военного законодательства.

Раздел 1. Наркомания и преступность в сфере НОН в условиях Вооруженных Сил как опасное военно-криминологическое явление (1). Криминологическая характеристика наркомании и преступности в сфере НОН среди военнослужащих (состояние, структура, динамика в период с 1997 по 2002 годы, новые тенденции развития, влияние изменений, происшедших в антинаркотическом законодательстве России в 1998-2001 гг., на наркоситуацию. Особенности личности военнослужащего – потребителя наркотиков (2). Наркотизм как фактор преступности в войсках (3).
(1) Наркомания и преступность в сфере НОН в условиях Вооруженных Сил как опасное военно-криминологическое явление.

Сложившаяся непростая наркоситуация в Вооруженных Силах требует от государства, органов военного управления и военной юстиции принятия адекватных комплексных мер по нейтрализации наркомании среди военнослужащих. Такая потреб­ность определяется прежде всего:

- особо важными задачами, выполняемыми Вооруженными Силами по обеспечению обороны и национальной безопасности России;

- негативным влиянием наркомании на состояние воинской дисцип­лины и правопорядка, а в конечном счете - на состояние боеготов­ности и боеспособности Вооруженных Сил;

- сосредоточением в войсках различных видов вооружений и бое­вой техники, в том числе оружия массового уничтожения, иных источ­ников повышенной опасности и сравнительно большой их доступностью для военнослужащих всех категорий;

- спецификой военной службы, ее строгой регламентацией, высо­ким уровнем сплоченности военнослужащих, обусловленной организаци­онным строением Вооруженных Сил.

Задача профилактики наркотизма и наркопреступности неразрывно связана с обеспечением безопасности человека. Конституция Российской Федерации 1993 года провозгласила Человека, его права и свободы высшей ценностью (ст.2 Конституции). Потребности и интересы национальной безопасности России вызвали необходимость теоретической разработки концепции безопасности личности. Систему духовно-нравственной безопасности России в целом можно определить как устойчивость и рациональность решения таких жизненно-важных проблем, как социальные гарантии, социальная обеспеченность, защита духовно-нравственных ценностей, свободное развитие личности Человека и др. Для обеспечения прежде всего духовно-нравственной, а также социально-экономической, военной безопасности (ее элементом выступает безопасность военной службы, которую можно определить как состояние надежной защищенности военнослужащего от действующих и потенциальных угроз его жизненно важным интересам со стороны различных источников) необходимо правильно определить виды и характер негативных аспектов деятельности Человека, к числу которых мы и относим детерминанты, порождающие наркотизм, в нашем случае - в условиях Вооруженных Сил России. Причины, порождающие наркотизм, в числе других приводят к появлению так называемых "опасных состояний", к которым отнесены гибель человека и расстройство его здоровья (психическое и физическое), духовная деградация личности, изменения генотипа человека и другие. Для нейтрализации опасных состояний необходимо использование всех средств обеспечения безопасности: социально-экономических, политических, юридических и др., которые воздействуют на негативные аспекты условий безопасности человека (материальные, социально-психологические, духовные, экологические и др.).

Приведу только один пример большой актуальности рассматриваемой проблемы. По наблюдениям автора, из 11 имевших место за последние четыре года случаев «самосуда» среди российских военнослужащих (в караульных помещениях, в составе воинских эшелонов), повлекших гибель многих людей, каждый из которых имел сильнейший общественный резонанс, в 9-ти трагедиях совершению преступления сопутствовало либо предшествовало наркопотребление.



(2) Криминологическая характеристика наркомании и преступности в сфере НОН среди военнослужащих (состояние, структура, динамика в период с 1997 по 2002 годы, новые тенденции развития, влияние изменений, происшедших в антинаркотическом законодательстве России в 1998-2001 гг., на наркоситуацию). Особенности личности военнослужащего – потребителя наркотиков.

В 80-е годы прошлого века социологическая и криминологическая науки обогатились созданием нового междисциплинарного направления - теории социальных отклонений (В.Н. Кудрявцев, С.В. Бородин и др., 1984; они же, 1989). Был выделен совокупный предмет этой теории - социальные отклонения, к которым отнесены преступность, наркомания, проституция, суицидология, алкоголизм и некоторые другие. Авторы теории обосновали общие элементы в этиологии названных явлений, генезисе, действии причинного комплекса, опасности последствий их распространения для человека и общества. Указанная теория, получившая, применительно к наркотизму, свою детальную разработку в рамках соответствующей частной криминологической теории (Т. Боголюбова, 1991) является научной базой настоящего исследования.

Наркотизм как криминолого-социологическое явление, имеет свою феноменологию, в рамках которой наибольшее значение, на наш взгляд, имеют следующие параметры:

- степень наркотизации населения и виды потребляемых одурманивающих средств, "география" распространения;

- социолого-демографическая и социально-психологическая характеристики лиц, допускающих потребление указанных средств;

- количество преступлений, совершаемых потребителями одурманивающих средств и иными лицами, их структура, динамика, соотношение между собой и уровень латентности и др.

Рассмотрим каждый из названных показателей наркотизма в Вооруженных Силах РФ.

1. На территории Российской Федерации зафиксировано распространение и потребление наркотических и других одурманивающих средств, представляющих все классификационные группы. По степени популярности они расположены следующим образом (по данным МВД РФ, 2001 г.): препараты конопли, т.е. гашиш (анаша) и др. (потребляют 90 % обследованных), сильнодействующие наркотики (18 %), наркотики группы опиатов (5 %); далее следуют галлюциногены, амфетамины, героин. Многие из названных наркотиков употребляют в сочетании друг с другом, что свидетельствует о росте полинаркомании.



    Помимо наличия своей "сырьевой" наркотической базы, значительная часть наркотических средств поступает в Россию из-за рубежа: 70 % этого товара приходит из стран ближнего и дальнего зарубежья, относящихся к азиатскому региону (Азербайджан, Турция, Пакистан, Афганистан, Китай, Северная Корея). Значительная часть наркотиков поступает к нам с территории Украины, некоторых стран Западной Европы и др.

    Для наркотизма характерен такой показатель как очень высокий уровень латентности. По различным данным, на 1-го выявленного потребителя наркотика приходится от 5 до 15 человек потребляющих наркотики, неизвестных статистике (т.е. в среднем не менее 10 человек - Авт.). В 2000-2001 годах в стране имелось свыше 2 млн. человек, потреблявших наркотические средства с различной степенью интенсивности (без учета латентности, а также показателей потребления токсикоманических средств, вообще трудно поддающихся учету), 70 % из них - молодые люди в возрасте до 30 лет. 14,5 % подростков хотя бы раз пробовали наркотики или одурманивающие вещества, из них каждый 5-й делает это систематически (Аргументы и факты, 2001, N 18). По результатам межрегионального исследования, проведенного сотрудниками ВНИИ МВД РФ, около 50 % опрошенных молодых граждан страны (учащиеся 8-11 классов общеобразовательных школ, учащиеся ПТУ, студенты ВУЗов) заявили, что потребляли наркотики. При этом каждый четвертый из них принимает наркотики более-менее регулярно (раз в месяц), а 13 % - постоянно. Эти данные представляют интерес для нас еще и потому, что речь идет о лицах, по возрасту относимых к призывному контингенту и становится очевидно, что в ближайшем будущем Вооруженные Силы "пополнятся" значительным количеством потребителей (распространителей) наркотиков. Всего же, по данным того же исследования, около 21-22 млн. человек в России хотя бы раз пробовали наркотики, изготовленные из растений конопли, из них – 7,5-8 млн. человек потребляют их эпизодически (примерно один раз в месяц), еще около 2,45 млн. граждан потребляют наркотики постоянно, а примерно 400-500 тыс. человек больны наркоманией (Калачев Б.Ф., Целинский Б.П. 1998, 54-55). Данные другого исследования свидетельствуют, что расчетное число потребителей гашиша (по стране) превышает число состоящих на учете в 19,3 раза, потребителей опия - в 3,1 раз, потребителей других опиатов - в 25,7 раз (Пахомов В.Д., Казакова В.А., Фирсаков С.В. 1995, 54-58).

    По данным наших исследований (2002 г.), каждый 4-й военнослужащий, проходящий службу по призыву, допускает эпизодическое или регулярное потребление одурманивающих средств, чаще всего наркотические средства в сочетании с токсикоманическими (вдыхание паров лаков и красок, бензина, пятновыводителей и др. предметов промышленной и бытовой химии), либо в сочетании с алкоголем, либо токсикоманические средства и алкоголь.

    Статистические данные по линии ГВП за 1997-2001 годы свидетельствуют, что по уголовным делам, возбужденным в связи с совершением преступлений, предусмотренных ст. 228 УК РФ, у военнослужащих чаще всего изымались марихуана (55 %), маковая соломка и маковые головки (11,5 %), гашиш (8 %), медицинские препараты, содержащие наркотики (7 %) и другие наркотики. Статистические данные во многом подтверждаются результатами исследований (2002 гг.): к наиболее "популярным" наркотическим средствам относились препараты, изготовленные из растений конопли – гашиш (анаша), марихуана и др. (63 % наркопотребителей), наркотические средства группы препаратов опия, включая синтетические заменители с морфиноподобным действием - морфин, промедол (28,1 % наркопотребителей). Однако чаще всего (примерно 85%) в своих анкетах респонденты называли, помимо наркотиков, одурманивающие вещества (прежде всего – лаки, краски, растворители), используемые в повседневной жизни войск. Другие наркотические средства встречаются в ответах респондентов крайне редко. По-видимому, такая ситуация на "потребительском рынке" наркотиков связана, с относительной доступностью, в т.ч. по цене, и большей распространенностью (по сравнению с ЛСД, героином и др.) вышеуказанных средств. В тоже время 6,5 % наркопотребителей-военнослужащих (2002 г.) указали на факт «знакомства» с героином. Ранее (1991,1993 1996 гг.) ни в одном из наших исследований героин опрашиваемыми не упоминался. Переход к «тяжелым» наркотикам – наблюдаемая тенденция среди российских наркоманов, «пришла» (с очередными контингентами «призывников») она и в казармы, что не может не беспокоить.



2. К важнейшим показателям социально-демографической и социально-психологической характеристик лиц, потребляющих одурманивающие средства, следует отнести: пол, возраст, образование, семейное положение и воспитание, служебное положение, воинское звание, судимость; отношение лица к системе социальных и моральных ценностей, самому себе, своему долгу и его основные социальные ориентиры, потребности, интересы, взгляды, убеждения, состоящие в основе мотивов поведения.

    Пол. Согласно наших исследований, все 100 % обследованных военнослужащих - потребителей одурманивающих средств относились к мужскому полу. Исследования Безнасюка А.С. и Харабета К.В. (2000, 34) содержат такие же результаты. По данным А.А. Габиани, 91,7 % лиц, приобщенных к наркотизации, составляют мужчины (Габиани А.А. 1990, 55).

    Возраст. По данным нашего исследования (2002 г.), 86 % всех военнослужащих-потребителей наркотиков (все 100 % проходили службу по призыву, т.е. имели возраст 18-27 лет) составляют лица, которые начали употреблять одурманивающие средства до призыва на военную службу. При этом в возрасте до 16 лет начали употреблять наркотики около 49 % обследованных военнослужащих, 26 % - возрасте 16-17 лет. Более раннее исследование (1993 г.) показало: примерно 94 % военнослужащих, потребителей наркотиков и токсикоманических средств, получили "первый опыт" приобщения к "дурману" в возрасте 12-17 лет - т.е. до призыва на военную службу (Харабет К.В. 1996, 63). Таким образом, прослеживается тенденция, когда все большее количество лиц из числа военнослужащих вовлекается в наркотизацию непосредственно в период службы.

    По данным иных научных исследований, больше всего лиц, приобщенных к наркотизации, приходится на возрастную группу 25-30 лет - около 35 % (Габиани А.А. 1990, 56; Алиев В.М. 1993, 9). По данным этих же источников, всего на долю граждан до 30 лет приходится 65-70 % всех потребителей наркотиков. Примерно 50,4 % наркоманов начали потреблять наркотики, будучи несовершеннолетними, остальные в возрасте 18-30 лет. В возрастной группе 18-25 лет (она нас интересует более других в связи с призывным возрастом), 39,2 % начали употреблять наркотики в возрасте до 16 лет, 35,3 % - в возрасте 16-17 лет, 25,5 % - в возрасте 18-25 лет (Алиев В.М. 1993, 9-10).



    Образовательный уровень. По данным наших исследований (2001, 2002 г.), в среднем около 97 % военнослужащих-потребителей наркотиков имели среднее, среднее специальное, незаконченное среднее образование. Более половины обследованных потребителей наркотиков - 63,1 % имели оконченное среднее образование, 31 % - незаконченное среднее, среднее специальное образование - 3 %. Примерно аналогичные данные и у других исследователей (Габиани А.А. 1990, Алиев В.М. 1993, Харабет К.В. 1996, Мурашкин И.А. 1999). Исследования также свидетельствуют, что образовательный уровень потребителей наркотиков выше, чем у лиц, совершающих преступления насильственной мотивации (прежде всего хулиганство), преступления против личной собственности граждан (кражи, грабежи, разбои) и иных категорий преступников (Криминология 1995 : 354, 374).

    Таким образом, еще раз подтверждается тезис, что распространение наркотизма не зависит только от образовательного уровня; наличие относительно высокого образовательного уровня не препятствует приобщению к наркотизации. В тоже время установлено, что наибольшая интенсивность наркотизации (частота приема наркотика) наблюдается у лиц с самым низким образованием (Алиев В.М 1993, 14).



Воспитание, предшествующее поведение и семейное положение.

Интересная "картина" выявилась в ходе специально-организованных исследований автора (2002 г.): 27 % обследованных составили лица, имевшие судимость до поступления на военную службу, 19 % - допускали различного рода асоциальные поступки, 22 % - состояли на различных учетах в связи с потреблением одурманивающих средств, а всего в отношении более 65 % потребителей одурманивающих средств установлено антиобщественное поведение. Примерно 55 % обследованных составили лица, страдающие различными психическими заболеваниями (не считая наркомании) и умственно отстававшие от сверстников. У 23 % военнослужащих-потребителей наркотиков наследственность отягощена алкоголизмом отца, еще 21 % из обследованного контингента воспитывался в условиях неполной семьи. В силу контингентных и возрастных особенностей (военнослужащие срочной службы), все респонденты были холосты. Согласно нашего раннего исследования, из числа лиц, потреблявших одурманивающие средства, 44 % военнослужащих состояли на учете в милиции за совершение административных проступков и асоциальное поведение, 31,8 % - выросли в неполных семьях, 82 % - употребляли на "гражданке" наркотики либо одурманивающие средства, а также в сочетании друг с другом или спиртными напитками (Харабет К.В. 1996, 35). По данным Алиева В.М., 3/4 обследованных им потребителя наркотиков составляют лица с семейной патологией. У более половины обследованных обнаружились патохарактерологические расстройства, психические аномалии и иные заболевания (алкоголизм, психопатии, травмы ЦНС в пределах вменяемости) (Алиев В.М. 1993: 16,32). Социальная деградация личности родителей-наркоманов обнаружена у более чем половины обследованных, распад семьи, воспитание в неполной семье - в 92,4 % наблюдений, наследственная отягощенность алкоголизмом и др. заболеваниями - в 57 % (Пятницкая И.Н. 1975, 36).

Оценивая результаты собственных исследований, считаем необходимым констатировать, что "контингент" военнослужащих, употребляющих одурманивающие средства, характеризуется крайне низкими "качественными" показателями (прежде всего применительно к нравственно-правовому уровню) - среди них высок процент лиц со стойким правонарушающим поведением; имеющих отклонения в психике и др.

Воинское звание. По данным Главного военно-медицинского управления МО РФ, среди военнослужащих Минобороны, находившихся на излечении по поводу наркомании, 99 % составили лица, проходившие службу по призыву (солдаты, матросы, сержанты, старшины и военные строители), доля лиц офицерского состава составила менее 1 %. По данным наших исследований (2002 г.), все военнослужащие, потребляющие одурманивающие средства, относятся к категории проходящих службу по призыву.

Такие показатели социального статуса личности как социальное положение, наличие специальности, на наш взгляд, не имеют существенного значения для исследования криминологической характеристики наркотизма в условиях Вооруженных Сил России, поэтому мы их оставим без специального рассмотрения.

Теперь перейдем к рассмотрению социально-психологической характеристики лиц, потребляющих наркотики.

A. Рассматривая мотивы первичного потребления одурманивающих средств, целесообразно обратиться к мотивировке, т.е. объяснению причин наркотизации, данной самими потребителями.



    По данным наших исследований (2001, 2002 г.г.), примерно 85 % всех мотивов первичной наркотизации является "удовлетворение любопытства", 60 % назвали в качестве мотива "желание забыться", т.е. получить наркотический "кайф", 77 % заявили о "влиянии посторонних - друзей, сокурсников, сослуживцев" при первичной наркотизации (респонденты чаще всего в ответах указывали несколько мотивов). Наши данные во многом коррелируют с результатами других исследований. Так, мотив потребления наркотических средств часто был не один – «подражание другим» нередко сопровождалось «любопытством», «желанием испытать необычные ощущения»; гедонистические устремления усиливались снобистскими побуждениями. Первое место среди мотивов занимает «желание испытать чувство эйфории» (68,3 %), далее следуют "подражание другим" (25,3 %),"неудовлетворенность жизнью, желание забыться" (9,6 %), "незнание тяжких последствий " (7,5 %), "психическая травма" (2,3 %) и др. (Габиани А.А. 1990, 104-105). У Алиева В.М. (1993, 27) имели место следующие причины (мотивы) потребления наркотиков (с точки зрения опрашиваемых): "влияние других лиц" - 77,7 %, "любопытство" - 22,9 %, "средство для обеспечения совершения преступления" - 6,4 %, "средство преодоления физической травмы" - 1,9 %, "средство преодоления душевной травмы " - 2,5 %. Эксперты ВОЗ к числу важнейших мотивов приобщения к наркотизму относят: испытание чувства принадлежности, с целью быть принятой определенной группой; выражение своей независимости, а иногда враждебного настроения по отношению к окружающим; удовлетворение любопытства относительно действия наркотического средства и др. (ВОЗ, Серия докладов 1988: 22-28.)

Б. По данным нашего исследования (2002 г.), 92 % всех обследованных военнослужащих-потребителей наркотиков командованием характеризовались только с отрицательной стороны как систематически нарушавшие воинскую и трудовую дисциплину; у большинства из них в военно-служебных документах особо отмечено "отсутствие установок на прохождение военной службы". "Картина" результатов наших исследований во многом совпадает с той, что получена при изучении личности осужденных наркоманов. Большинство осужденных военнослужащих - наркоманов (75 %) характеризуется повышенной конфликтностью, враждебностью к окружающим, невыдержанностью, несамостоятельностью поведения, легкомысленностью, эмоциональной неустойчивостью и недостаточностью самоконтроля. Абсолютному большинству обследованных свойственна ярко выраженная антиобщественная установка (В.М. Алиев, 1993).

    "География" наркотизма в настоящее время охватывает практически все регионы страны, что является существенной особенностью изменений, происшедших в динамике наркотизации населения за последние годы (увеличилась в 22 раза по сравнению с 1990 годом). Для сравнения: в 80-е годы - начале 90-х ХХ века статистика ГВП указывала на "очаговый" характер «воинского» наркотизма, называя в качестве "очагов поражения» наркотизма СКВО, ДВО, МВО. Респонденты (офицеры-слушатели факультета заочного обучения) (2001 г.), которые представляли все без исключения округа (флота), виды Вооруженных Сил России, указали на «существование» в их воинских частях проблемы незаконного употребления и распространения наркотиков. Эта информация находится в полном единстве с данными статистических учетов ГВП по линии учета преступности в сфере НОН 90-х годов.

Автором в процессе изучения криминологической характеристики военнослужащих, вовлеченных в наркотизацию и с целью уяснения мотивов первичного приема наркотиков, в январе 2002 года было про­ведено "пилотажное" исследование вышеназванной проблемы путем проведения анонимного анкетирования курсантов 1-3 курсов одного из факультетов Военного университета (всего опрошено 290 военнослужащих). Для обеспечения достоверности про­ведения криминологического исследования, анкетирование было "подк­реплено" "экспертными" оценками - опросом офицеров курсового и фа­культетского звена, а также представителей отдела воспитательной работы и медицинской службы ВВУЗа. Целями криминологического исследования по вопросам распрост­ранения наркотизма среди военнослужащих-курсантов являлись: определение реального состояния наркотической проблемы в курсантской среде (1); выявление мотивов и причин первичного употребления одурма­нивающих средств в курсантской среде, установление причин злоупотребления курсантами одурманива­ющими средствами, каналов проникновение наркотиков к курсантам (2); оценка антинаркотической профилактической деятельности, осуществляемой в ВВУЗе (3); выработка предложений, направленных на предупреждение нар­котизма среди военнослужащих-курсантов (4).

Соответственно поставленных задач нами были получены следующие результаты.

I. Комплексный анализ полученных от респондентов социологи­ческих данных (включая сопоставление основных и контрольных вопро­сов, вопросов -"ловушек" позволяет оценивать уровень распростра­ненности наркотизма среди военнослужащих-курсантов примерно в 15 % (т.е. лиц, употребляющих наркотики и иные одурманивающие средства, включая первичную наркотизацию; совершающих правонарушения в сфере незаконного оборота наркотиков). Это несколько ниже, чем экспертная оценка уровня распространенности наркотизма среди военнослужащих, проходя­щих службу по призыву в подразделениях Сухопутных войск, что совершенно естественно и объясняется отбором военнос­лужащих, поступающих в ВВУЗ, значительно более высоким "качеством" призывного контингента и некоторыми другими причинами. Примерно 3-5 % курсантов в нашем исследовании являются активными участника­ми наркотической субкультуры со всеми вытекающими последствиями (регулярно потребляют наркотики, являются их распространителями, пропагандируют наркотические "идеи" среди сослуживцев и др.). Не менее тревожными представляются полученные результаты об отношении курсантского общественного мнения к наркотикам. Примерно каждый 4-й курсант считает употребление наркотиков "модным", нор­мальным явлением среди современной молодежи, т.е. речь идет о фак­тическом оправдании употребления наркотиков и действий по их незаконному обороту.

Абсолютное большинство опрошенных составили молодые люди мужского пола в возрасте 17-20 лет, т.е. входящие в наиболее наркоопасную половозрастную группу (14 - 20 лет­ние). Именно влиянием этого криминоло-гического фактора во-многом объясняется высокая степень распространен-ности нарко­тизма среди "курсантской" молодежи. Как свидетельствуют ранее приведенные данные криминологических исследований, свыше 80% военнослужащих-потребителей наркотиков приобщаются к наркокультуре до призыва на службу. Свидетельство тому - доминирование среди потребителей наркотиков из числа военнослужащих “новобранцев” первого года службы. Установление фактов приобщения к наркотизации на более поздних периодах службы свидетельствовало, во-первых, о существовании "сугубо воинских" мотивов и причин нар­котизации, либо могло свидетельствовать о большом латентном (скры­том) периоде вовлечения в активную наркотизации, характерном для некоторых так называемых "легких" наркотиков (прежде всего гашиш (анаша). С этих позиций не могут не беспокоить следующие данные: на вопрос "есть ли среди вашего близкого окружения (сослуживцев) наркоманы" 26 % среди курсантов 1 и 2 курса ответили утвердительно, а среди курсантов старшего, 3 курса, такой ответ выдали 82 % (!) опрошен­ных. Таким образом, именно ситуация на старшем курсе представляет наибольшую опасность. Тревожная ситуация в этих подразделениях обусловлена целым рядом факторов: наличие большого количества сво­бодного времени, включая возможность посещения наркоопасных мест в городе Москве, прежде всего молодежных дискотек; большая "сме­лость" в выборе своих поступков, нежели у младших товарищей; соз­дание (за три года) законспирированной и неизвестной командованию сети распространения наркотиков; активность "наркодиллеров"; ослабленный конт­роль со стороны командования курсантских подразделений.

Тревожная картина наблюдается при изучении вопроса отношения курсантов к оценке наркотиков как социальной проблемы, возможности альтернативы наркотической субкультуры. Общим выводом является очевидное "обеднение" мотивационно-побудительной сферы будущих офицеров, неумение противопоста­вить асоциальному поведению идеи и традиции здорового образа жизни (занятие спортом, желание занимать общественно-полезной деятель­ностью, интересы карьерного роста и др.). Около 34 % опрошенных считают альтернативой употребления наркотиков алкоголь, 18 % - проведение досуга с подругой, 15 % - спорт, 5 % - работу (службу).

Следующим обстоятельством, выявленным в ходе исследования, и которое должно вызвать самую серьезную тревогу и озабоченность, является установление «медицинского невежества и нигилизма» относительно свойств и степени опасности того или иного наркотика. Этому свидетельствуют следующие данные:

- 35 % опрошенных считают, что существуют наркотики, не вызы­вающие зависимости организма - "легкие" наркотики (современной ме­дицинской науке наркотики, не вызывающие зависимость организма, как таковые неизвестны);

- к "легким" наркотикам ("не вызывающим зависимость") кур­сантами отнесены анаша (50%), марихуана (25%), экстази (13%), ЛСД (10%) (последние два наименования наркотиков во всех мировых клас­сификациях отнесены к "тяжелым", т.е. наиболее опасным наркотикам - прим. Авт.).

Не менее тревожны результаты полученные относительно самых "популярных" наркотиках в курсантской среде. "По популярности" на первом месте находится героин (на него указали 30 % опрошенных), относящийся во всем мире к группе самых опасных наркотиков. Как хорошо известно специалистам, героин как правило распространяется через хорошо за­конспирированные сети наркоторговцев, имеет весьма высокую цену, поэтому «по карману» не каждому наркоману. Приобщение к героину - свидетельство, что проблема наркомании среди курсантов ВУ перешла в очень опасную стадию. Далее по степени распространенности следуют: анаша (14%), "экстази" (13%) (бытовой термин наркотика МДМА, еще в 1971 признанного особо опасным психотропным препаратом, запрещен в США и большинстве западноевропейских стран; в России в последние годы распространен в молодежной наркотической "тусовке", распространя­ется прежде всего через дискотеки - прим. Авт.), марихуана (12%), амфетамины (10%). Также получены сведения об отдельных фактах употребления ЛСД.

Ценны результаты анкетирования в части оценки респондентами степени "пораженности" наркотиками различных курсантских подразде­лений. Опрошенные полагают, что наркотики распространены практи­чески в равной степени среди курсантов всех факультетов. В проблеме наркотизма среди курсантов существенную роль играет этничес­ки-регионный фактор - подавляющее число потребителей наркотиков составляют представители народов Кавказского региона.

Места употребления наркотиков:

- в увольнении, вне стен ВВУЗа (дома, на дискотеках, ночных клу­бах). Среди наркоопасных мест, пользовавшихся популярностью среди курсантов, особенно в 1998-2000 г. г., называлась дискотека "Голодная Утка" (м. "Кузнецкий мост");

- на территории учебного заведения (умывальные помещения казарм в ночное вре­мя).

Частота употребления наркотиков:

- анаша (гашиш) и марихуана - несколько раз в неделю;

- героин, "экстази" - несколько раз в месяц.

II. К числу основных мотивов первичного потребления наркоти­ческих средств курсантами отнесены:

- стремление утвердиться среди товарищей - 21 %;

- влияние авторитета сослуживцев (попробовал "за компанию") - 27 %;

- «просто так» (т.е. без видимого повода и причины) - 10 %;

- первое предложение бесплатно употребить наркотик - 5 %;

- наличие провоцирующей ситуации (конфликт с товарищем, коман­диром, разрыв отношений с подругой, проблемы в семье и в быту, финансовые неурядицы) - 32 %;

- любопытство относительно воздействия наркотика на организм- 70 % случаев.

Анкетирование показало, что многие респонденты указали на су­ществование нескольких мотивов первичного приобщения к наркотикам. Это совершенно объяснимо и свидетельствует о сложном и неоднознач­ном характере механизма первичной наркотизации. В целом, получен­ные данные коррелируют с результатами других исследований, в т.ч. полученных экспертами Всемирной организации здравоохранения.

К причинам "привычной" наркотизации относятся: недостатки деятельности командования по профилактике нарко­маний – 30 %; наличие в близком окружении распространителей наркотиков - 51%; постоянное общение в наркотической "среде" - 34 %; потребности организма - 23 %; вредная привычка - 17 %.

Среди условий, способствующих злоупотреблению наркотиками в курсантской среде, можно выделить следующие детерминанты:

- недостатки в отборе лиц, поступающих в ВВУЗ как на стадии от­борочной комиссии военкомата по месту жительства, так и приемной комиссии;

- хороший материальный достаток большинства семей курсан­тов-потребителей наркотиков;

- пониженный контроль либо полное его отсутствие (особенно в ночное время) со стороны офицеров курсового звена;

- недостаточный контроль со стороны суточного наряда по под­разделению за личным составом в помещении казармы;

- нежелание (боязнь) курсантов информировать командование о фактах употребления сокурсниками наркотических средств;

- нежелание со стороны командования курсов "выносить сор из избы", т.е. предавать огласке факты наркотизации в подчиненных им подразделениях.

III. К нижеприведенным выводам по результатам исследования в части оценки курсантами степени эффективности деятельности командования по пре­дупреждению наркотизма следует подходить особенно осторожно, имея в виду свойственное курсантской среде в определенном смысле насто­роженно-негативное отношение к командованию, часто выражающееся в поверхностной оценке деятельности последних. Однако даже с поправ­кой на "субъективный" фактор выводы не могут не беспокоить: 43 % (т.е. почти каждый второй) опрошенных считает, что с распростране­нием наркотиков в ВВУЗе никто не борется. Эффективность проводимых антинаркотических мероприятий оценивают как "нулевую" 33 % опро­шенных, "высокую" - 17 % опрошенных. Среди категорий (служб) ко­мандования наиболее активное участие в борьбе с наркотиками прини­мают: командование курсов и факультетов – 33 %, отдел военной конт­рразведки - 10 %, медицинская служба - 8 %, командование ВВУЗа - 6 %. Следует обратить внимание на чрезвычайно низкую оценку, данную де­ятельности медицинской службе. А ведь именно меди­цинская служба воинской части в тесном сотрудничестве с командова­нием подразделений призвана сыграть главную роль в вопросе предуп­реждения наркотизма среди военнослужащих, профилактике первичной наркотизации и выявлении фактов злоупотребления наркотиками.

Вышеописанная ситуация с антинаркотической профилактикой в стенах ВВУЗа позволила 20 % среди опрошенных курсантов 2 курса указать, что ар­мейская среда способствует (!) употреблению наркотиков, а анало­гичный ответ среди курсантов 3 курса вырос в два раза (42 %).

IY. Наибольший интерес для нас представляют результаты исс­ледования в части мнения респондентов о необходимых мерах антинар­котической пропаганды. Так как большая часть курсантов как потре­бителей наркотиков поступает в ВВУЗ, наиболее ло­гичным (и правильным) представляется кардинальное изменение работы именно на этапе отбора абитуриентов. Наиболее значимыми будут яв­ляться, по мнению опрошенных, следующие меры:

- максимально использовать предоставленную законом возмож­ность получать компромитирующие абитуриентов сведения от призывных комиссий военкоматов, правоохранительных и медицинских органов по месту жительства призывников;

- повышенный контроль, в т.ч. со стороны медицинского персо­нала за абитуриентами, прибывшими в расположение лагерного сбора, с целью выявления лиц, склонных к потреблению наркотиков;

- внедрить методики по выявлению лиц, склонных к потребле­нию наркотических средств и включить их в систему тестов по про­фессиональному отбору;

- организовать с участием территориальных наркологических уч­реждений экспресс-тестирование всех абитуриентов на предмет выяв­ления в организме наркотиков.


    Выводы. Проведенные исследования свидетельствуют о схожести статистических и иных показателей социально-демографической и психологической характеристик потребителей наркотических и иных одурманивающих средств на "гражданке" и в Вооруженных Силах РФ. В масштабах страны и армии ежегодно происходит увеличение количества лиц, вовлеченных в наркотизацию. В тоже время возможно выделить ряд особенностей, характеризующих распространение наркотизма как социального явления в армии и на флоте.

    Во-первых, это преобладание (не менее 99 %) в Вооруженных Силах среди потребителей и распространителей наркотиков и других одурманивающих средств лиц, проходящих службу по призыву - мужчин 18-27 лет, что обусловлено возрастом призыва на военную службу, в большинстве своем с социально-образовательным уровнем не выше среднего. Наибольшей "популярностью" среди них пользуются наркотики, получаемые из растений конопли. Далее следуют препараты группы опия, медицинские наркотикосодержащие препараты, а также лако-красящие (токсикома-нические) вещества, не относящиеся к категории наркотиков. "География" распространения "военного" наркотизма включает всю страну. Согласно проведенных автором исследований наркотизма в условиях Минобороны, реальное количество лиц, потребляющих с различной интенсивностью (эпизодически, регулярно) одурманивающие средства, среди основного контингента военнослужащих - проходящих службу по призыву, составляет около 15-20 %. Около 85% лиц, употребляющих наркотики, в качестве побудительного мотива назвали "желание удовлетворить любопытство относительно воздействия наркотика на организм".

    Во-вторых, это решающее влияние на показатели "военного" наркотизма "внешнего регулятора" - ежегодный призыв на военную службу значительного количества лиц, употреблявших одурманивающие средства, характеризующихся девиантным поведением (в т.ч. ранее привлекавшихся к уголовной ответственности), имеющих психические отклонения.



(3) Наркотизм как фактор преступности в войсках.

Одной из основных задач нашего исследования является изучение связи наркотизма и преступности.

Наркотизм имеет прямую связь с преступностью, которая выявляется, по мнению автора, в 2-х группах преступлений:

1) совершение преступлений наркоманами и лицами, допускающими немедицинское потребление наркотиков и других одурманивающих средств (что непосредственно относится к показателям наркотизма).

2) совершение на почве наркотизма преступлений иными лицами (не потребителями наркотиков).

Первую группу преступлений в свою очередь можно разделить на:

а) связанные с незаконным изготовлением, приобретением, пересылкой, хранением и сбытом наркотических средств;

б) корыстные и корыстно-насильственные посягательства, направленные на овладение наркотиками, а также получение средств на приобретение последних;

в) совершаемые в состоянии наркотического опьянения.

Существует зависимость направленности совершаемых потребителями наркотиков преступлений от типа одурманивающих средств. Так, преступления насильственной мотивации свойственны злоупотребляющим снотворными, гашишем, стимуляторами. Для злоупотребляющих стимуляторами особенно характерно совершение насильственных преступных посягательств на сексуальной почве. Не склонны к насилию потребители опиатов (Пятницкая И.Н. 1994, 16).

В ходе нашего исследования (2002 г.) не удалось «диагностировать» направленность криминальной мотивации в зависимости от вида потребляемого наркотика. Сведения об этих показателях также отсутствуют и в официальной статистике ГВП и Минобороны.

По неоднократном опубликованным данным МВД, в 2001 году в Российской Федерации выявлено свыше 231 тыс. преступлений, связанных с наркотиками. Уровень наркопреступности в стране вырос в более чем 15 раз по сравнению с 1990 годом. Разоблачено свыше 10 тыс. преступных групп, занимавшихся распространением наркотиков.

Применительно к ситуации с преступностью в сфере незаконного оборота наркотиков по Вооруженным Силам, то в 1996 году военными прокурорами учтено более двухсот таких преступления (их удельный вес составил 0,76% от общего количества зарегистрированных преступлений военнослужащих); в 1997 году их количество увеличилось на 97,9%. Удельный вес этих преступлений также возрос - до 1,75%. В состоянии наркотического опьянения в 1997 году совершено около ста преступлений. В 1998 году зафиксировано дальнейшее ухудшение наркоситуации в поднадзорных войсках. Всего в указанном периоде зарегистрировано на 31,5% больше преступлений, чем в 1997 году. Рост количества иных преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения, составил 27,8% . Тогда же в общей структуре преступности удельный вес преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, впервые за последние годы превысил 2% (2,4% или каждое 40-е из всех зарегистрированных в войсках преступлений). При некотором снижении количества указанных преступлений в 1999 году на 17,8 %, а также преступлений в состоянии наркотического опьянения (на 78,3 %), их удельный вес остается высоким – 2,2 % (каждое 45-е преступление из всех зарегистрированных в поднадзорных войсках). По Вооруженным Силам РФ по итогам 1999 г. наиболее неблагополучная обстановка отмечалась в воинских частях, дислоцирующихся на Северном Кавказе, Урале и Дальнем Востоке. Несмотря на некоторое снижение, по-прежнему, высоким сохранился уровень преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, в частях и соединениях, дислоцирующихся на Балтике и в Сибири. Анализ статистической отчетности за 2000 г. свидетельствует о некоторой стабилизации наркоситуации в Вооруженных Силах. Впервые за предшествовавшие 3 года произошло сокращение удельного веса этих преступлений в общей структуре преступности: с 2,2 % по итогам 1999 г. до 1,8 % в 2000 году, что соответствует их уровню, зафиксированному в 1997 году. В 2001 году преступления в сфере НОН уменьшились еще на 7,9%, а их удельный вес составил 1,3 % всей преступности военнослужащих. Всего же зарегистрированная наркопреступность среди военнослужащих снизилась в сравнении с 1999 годом на 28, 5%. Следует иметь ввиду, что за указанный период численность Вооруженных Сил (согласно данных, размещенных на официальном сайте Минобороны России) уменьшилась с 1,8 млн. до 1,274 млн. военнослужащих (на 1 января 2002 года).

К сравнению, за аналогичный период ситуация с преступностью в сфере НОН в Российской Федерации развивалась следующим образом. В 1996 году зарегистрировано 96,6 тыс. преступлений, в 1997 – 185 тыс., в 2000 - 233 тыс., в 2001 – 231 тыс. преступлений; доля наркопреступлений в общей структуре зарегистрированной преступности составляла соответственно 3,7%, 7,7%, 7,9%, 7,9%. (данные МВД РФ по материалам СМИ). Население России в 2002 году составляло менее 148 млн. человек, и оно и также неуклонно уменьшалось на протяжении последнего десятилетия.

В Вооруженных Силах РФ, где ежегодно регистрируется более половины от общего количества рассматриваемой категории преступлений, совершаемых военнослужащими всех войск и воинских формирований (в 1998 г. - 55,6 %, в 1999 г. - 57,1%, 2000 г. – 62,0%, 2001г. – 68,1 %), наиболее неблагополучная, характеризующаяся негативной динамикой, обстановка отмечается в Сибири - рост в 3,5 раза (в сравнении с 1998 годом), на Дальнем Востоке - рост на 80,0 % и в некоторых видах Вооруженных Сил.

Таким образом, при некотором снижении абсолютных количественных показателей этих преступлений (в 2001 г. - на 3,7%) в Вооруженных Силах отмечается устойчивый рост их удельного веса (более 2/3 от всех зарегистрированных преступлений данного вида).

Анализ структуры преступлений, совершенных в 1998-2001 г.г. в состоянии наркотического опьянения, показывает, что из них наибольшее количество приходится на долю: а) преступлений насильственной мотивации, в основном тяжких преступлений против личности (убийство, причинение тяжкого вреда здоровью, различные формы неуставных проявлений с тяжкими последствиями и т.п.) – ежегодно в среднем до 30- 40 %, б) корыстной направленности – до 20% и в) связанных с хищением, приобретением, хранением, сбытом наркотических средств; при этом удельный вес этих преступлений неуклонно возрастает: в 1998 г. – 23,5 %, в 1999 г. - 56,0 %, в 2000 г. - более 60 %, в 2001 году – 62,5% (данные статистических отчетов и докладных записок ГВП).

Только в 1998-2001 г.г. участниками преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков стали более 1000 военнослужащих. Ежегодно не менее 70 % всех участников данных преступлений являются военнослужащими по призыву из числа солдат и сержантов (70,5 % и 72,6 % соответственно в 1998 и 1999 г.г.). В 2001 году сократилось на треть количество участников этих преступлений из числа офицеров, на 40,9% - прапорщиков (мичманов), на долю которых в настоящее время в общей сложности приходится менее 10 % от всех участников (5,2% + 4,3 %) с тенденцией ее дальнейшего снижения.

Обобщенные статистические данные за период 1997-2001 г.г. показывают, что ежегодно 15-20 % всех военнослужащих (каждый 5-6-й) совершают указанные преступления, действуя в группе.

Из числа участников преступлений этой категории в 1997-2001 г.г. к уголовной ответственности привлечено 96,8 % военнослужащих.

Совершенно естественно, что применительно к наркопреступности в условиях Вооруженных Сил России, наибольшую категорию (группу) преступлений составляют предусмотренные ст. 228, ч.1 УК РФ - незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или пересылка наркотических средств и психотропных веществ в крупном размере без цели сбыта. Все потребители наркотиков в той или иной форме периодически (в зависимости от частоты приема наркотиков) совершают одно или в совокупности из названных преступлений, т.к. вынуждены изготовлять либо приобретать их, а нередко и хранить.

Анализ уголовных дел, возбужденных в военных прокуратурах в 2001 году в связи с совершением преступлений, связанных с наркотиками (ст.ст.228-232 УК РФ) показывает, что наибольшее их количество имело место в воинских частях, дислоцирующихся на территориях ряда округов. Почти 2/3 всех уголовных дел было возбуждено по ст.228, ч. 1 УК РФ, остальные - по ст. 228, ч.2 и 3 УК РФ (Архив ГВП, 2001). 78 % лиц, совершивших преступления указанной группы, составляют военнослужащие, проходящие службу по призыву, 5 % - офицеры, 3 % - прапорщики, остальные - солдаты и матросы, проходящие службу по контракту (2001 г.). В целом "контингентный" состав лиц, совершивших наркопреступления, по усредненным данным 1995-2001 гг. среди военнослужащих Министерства обороны РФ следующий: военнослужащие, проходящие службу по призыву- 54,8 %; военные строители - 17,7 %; прапорщики и мичманы - 6,5 %; офицеры - 6,8 %.

Об уровне наркотизации и наркопреступности дополнительно можно судить по количеству (массе) изымаемых наркотиков, оценке наркоплантаций, выявленных площадей с посевами наркокультур и др. К сожалению, в статистическом учете по линии ГВП и Минобороны такие показатели практически не отслуживаются, а показатели изъятия военными прокурорами наркотиков по уголовным делам не репрезентативны, так как в своем большинстве уголовные дела поступают в военные прокуратуры из территориальных правоохранительных органов, с изъятыми ранее наркотиками силами этих правоохранительных органов.

Анализ официальной статистики свидетельствует об обратной корреляционной связи общегражданской и воинской преступности в сфере НОН: на фоне устойчивого роста зарегистрированной (о фактической мы скажем ниже) наркопреступности и ее удельной доли в массе общеуголовной преступности, в вооруженных силах мы видим устойчиво-благоприятные тенденции по ее снижению.

В тоже время оценка автором характеристик фактической преступности в сфере НОН в Вооруженных Силах за указанный период иная, нежели это представляется в официальной отчетности ГВП.

Длительное изучение автором данного явления и антинаркотического российского законодательства, региональные и межрегиональные криминологические исследования, анализ общемировых и национальных тенденций развития наркоситуации, позволяют сделать предположение, что общие тенденции преступности в сфере НОН в рамках Вооруженных Сил и России по меньшей мере совпадают.

К такому выводу нас приводит анализ следующих основных десяти факторов.

1) В стране и в Вооруженных Силах, как было рассмотрено ранее, наблюдаются общие тенденции и зафиксированы близкие показатели по таким позициям как характеристика наркопотребления и структура наркопреступности, «география» распространенности наркотизма, мотивы приобщения к наркотикам, характеристика личности потребителя наркотиков.

2) Основу потребителей наркотиков и лиц, совершающих наркопреступления, в Воруженных Силах составляют военнослужащие, проходящие службу по призыву, «вчерашние» несовершеннолетние. Именно в этот период (12-16 лет) около 70 % опрошенных потребителей наркотиков в России приобщается к наркотикам (Калачев Б.Ф. и др. 2000, 47). Развитие наркоситуации среди данной группы населения самое неблагоприятное и по оценкам экспертов - с тенденцией к ухудшению (если не будут приняты кардинальные меры по финансированию антинаркотической федеральной Программы в текущем и последующих годах).

3) До настоящего времени не создана эффективная правовая база профилактики наркотизма в Вооруженных Силах, других воинских формированиях, с учетом особенностей военной службы.

4) В Вооруженных Силах отсутствует наркологическая служба и в повседневную деятельность войск не внедрены эффективные методики по выявлению потребителей наркотиков (необходимые медицинские методики разработаны, их повсеместное внедрение зависит от финансирования данного вопроса).

5) В армии нет своей спецслужбы (военной полиции), способной оперативно бороться с пресечением каналов поступления наркотиков к военнослужащим и выявлением лиц, причастных к НОН.

6) В армии имеет место увеличение массива регистрируемых криминальных правонарушений военнослужащих – разновидности социальных отклонений (к коим относится и наркотизм), имеющих, как известно, общие феноменологию и этиологию.

7) В условиях все уменьшающегося призывного контингента и ухудшения его «качества», военкоматы по всей видимости будут вынуждены, в целях выполнения планов по призыву на военную службу, «закрывать глаза» на поступление в армию лиц с аддиктивным поведением.

8) В России, и прежде всего среди молодежных групп населения (призывного контингента), неуклонно растет алкоголизация, о чем свидетельствуют данные статистики и результаты многочисленных исследований. По многолетним исследованиям наркологов, социологов и криминологов, пьянство и алкоголизм – «спутники» и «провокаторы» наркомании и преступности.

9) Сам психологический «климат» и социальная «атмосфера» в современных Вооруженных Силах иногда характеризуются как «запредельные» и не позволяют кадровому составу армии и флота на надлежащем уровне исполнять свои обязанности по обеспечению воинской дисциплины и правопорядка, воспитанию подчиненных военнослужащих.

10) Кроме общих для России причин наркопреступности, в условиях Вооруженных Силах дополнительно имеется ряд специфических криминогенных факторов, оказывающих негативное воздействие на наркопреступность и наркотизм среди военнослужащих.

Одновременно считаем необходимым отметить, что с вступлением в силу с 1 июля 2002 года Административного кодекса РФ часть правонарушений в сфере НОН (приобретение или хранение наркотиков без цели сбыта – ст.6.8.) перейдет в разряд административных проступков. В силу распространенности квалификации этого вида деяний среди военнослужащих, мы, соответственно, можем получить и общее снижение зарегистрированной наркопреступности.

Наркопотребление выступает в качестве детерминант общеуголовных преступлений военнослужащих и преступлений против военной службы.

По всем изученным нами уголовным делам уклонения от военной службы совершены потребителями одурманивающих средств. По этим уголовным делам на первом месте среди мотивов ухода военнослужащего с территории в/части было желание военнослужащего любым способом приобрести и употребить одурманивающие средства (данный мотив был выявлен в 35% случаев). Всего же, по данным изучения уголовных дел, около 30 % лиц, совершивших уклонения от военной службы на почве наркотизма, находясь вне части, совершили общеуголовные преступления (в подавляющем большинстве - 86 % - хищения чужого имущества) в целях приобретения средств для приобретения наркотиков. Так, военным судом гарнизона (2000, МВО) осужден курсант ВТУ Машковский, который находясь в самовольных отлучках приобретал у неустановленных лиц на железнодорожном вокзале наркотические средства (анашу и др.) с целью личного потребления, а также сбыта среди сослуживцев (Архив военного суда Московского гарнизона, 2000).

В нашем исследовании (2001 г.) каждый 3-й анкетируемый офицер сообщил об известных ему фактах совершения военнослужащими, проходящими службу по призыву и потребляющими наркотические и иные одурманивающие средства, неуставных взаимоотношений, выходящих за рамки дисциплинарных проступков, т.е. преступлений, предусмотренных ст. 335 УК РФ (естественно, речь идет прежде всего о латентных правонарушениях).

Результаты регионального исследования автора (2002г.) подтвердили известное теоретическое положение о схожести феноменологии и этиологии различных видов отклоняющегося поведения (Социальные отклонения 1989, 6-17). Значительное количество лиц, вовлеченных в наркотизацию, было замечено в суицидальном поведении (покушении на лишение себя жизни либо изъявлении соответствующего намерения). Автор считает, что прием наркотиков сам по себе может рассматриваться в качестве скрытой формы самоубийства, поскольку в таком поведении лица проявляется саморазрушительная тенденция, связанная с субъективной неспособностью должным образом адаптироваться в социальной среде. Наблюдения специалистов показали, что каждая новая доза наркотиков не всегда снимает суицидальную установку, а напротив, в некоторых случаях ускоряет ее реализацию (Антонян Ю.М. 1995, 151-152). По данным нашего раннего исследования (1996 г.), 29,1 % военнослужащих, находившихся на лечении в связи с наркоманией, в расположении воинских частей совершали суицидальные попытки. Практически все они были вызваны абстинентным синдромом на фоне отсутствия одурманивающих средств. Согласно результатов исследования (2002 г.), суицидальные попытки и намерения имели 21,6 % лиц, допускавших немедицинское потребление одурманивающих средств. Также установлено наличие связи между наркотизацией военнослужащих и таким видом социальных отклонений как пьянство и алкоголизм. Пьянство в наркологии традиционно рассматривается в качестве «провокатора", предшественника наркотизации. В нашем исследовании (2002г.), в 82 % случаев до начала потребления одурманивающих средств активно употреблялись крепкие алкогольные напитки, чаще всего самогон и водка. Эти данные, полученные эмпирическим путем, свидетельствуют, что такие явления как наркотизм с одной стороны, пьянство и алкоголизм, с другой, тесно сосуществуют и взаимосвязаны между собой, что влечет необходимость применения комплексного подхода к изучению и предупреждению этих асоциальных явлений.

Результаты наших исследований содержат данные применительно к распространению наркотиков в "гражданском" обществе, анализ которых позволяет автору сделать вывод, что приобщение к наркопотреблению в войсках в настоящее время способно в ближайшем будущем оказывать все возрастающее воздействие на наркоситуацию в обществе, выступая в качестве «самодостаточного» канала распространения наркотизма в стране. Так, около 6% респондентов, представляющих контингент потребителей наркотиков, признали, что приняли первую дозу наркотика во время службы в армии (Калачев Б.Ф. 1989 : 58). По данным более позднего исследования, на начало наркотизации в рядах армии указали 1,0 % респондентов (Пахомов В.Д., Казакова В.А., Фирсаков С.В. 1995, 15-16). Наше исследование (2002 г.) выявило 14 % таковых военнослужащих, из числа лиц, в той или иной степени вовлеченных в наркопотребление.

Наркоситуация и проблема распространения ВИЧ-инфекции.

По причине существующих в действующем законодательстве ограничений при проведении тестирования на ВИЧ, ненадлежащего финансирования профилактических мероприятий, снижения уровня материально-технической обеспеченности призывных комиссий и военно-медицинских органов в войска все чаще проникают не выявленные носители ВИЧ-инфекции, подавляющее большинство которых являются потребителями наркотиков.

Помимо непосредственной угрозы жизни и здоровью, которую они представляют для сослуживцев, вовлекая их в потребление наркотических средств, эти лица несут особую, скрытую опасность для Вооруженных Сил, поскольку, будучи допущены к оружию, боеприпасам и другим средствам вооружения, эти военнослужащие из-за своей убежденности в неизлечимости заболевания, зачастую психологически и эмоционально нестабильны, предрасположены к неадекватным действиям и поступкам.

По данным Минобороны, начиная с 1990 года в войсковых частях и учреждениях Министерства обороны выявлено несколько сот случаев ВИЧ-инфекции, из них офицеров и прапорщиков (22%); солдат и матросов по призыву (79,8%). Наибольшее распространение ВИЧ получил в военно-морских и сухопутных частях.

Однако статистические данные, по нашему убеждению, не отражают истинного положения дел. Одной из причин сложившегося положения дел является неудовлетворительная работа медицинских комиссий при проведении призыва в армию и на флот. Прокурорские проверки ГВП показали, что ни Департаменты здравоохранения администраций на местах, ни соответствующие органы военного управления не предусматривают по смете расходов денежные средства, необходимые на обследование каждого призывника, в то время, как только одно лабораторное исследование крови на наличие ВИЧ-инфекции требуется порядка 100 рублей.

Самым распространенным фактором риска заражения на сегодняшний день являются (по данным военных медиков) внутривенное введение наркотиков (59,5%) и половые контакты с ВИЧ-инфицированными, что определяет основные направления профилактики данного заболевания – борьба с распространением наркотиков в частях и подразделениях и усиление контроля за личным составом в местах дислокации войск, в которых СПИД широко распространен среди гражданского населения.

Отсутствие стопроцентного тестирования на предмет наркопотребления и ВИЧ- инфекцию (охвачено не более 15% всех военнослужащих) приводит к тому, что ВИЧ-инфицированные выявляются порою случайно, в основном в ходе расследования совершенных ими преступлений, исследования крови при подготовке к операциям.

Так, по одному из изученных нами уголовных дел призванный на военную службу в 1998 г. Тимирязевским ОВК г. Москвы рядовой Г., проходя службу в войсковой части войск ПВО, будучи наркоманом, вовлек в употребление героином пятерых своих сослуживцев, один из которых, рядовой А. 27 декабря 1998 г. скончался от передозировки. В ходе расследования было выявлено, что Г. является носителем ВИЧ-инфекции, и заражение остальных военнослужащих не произошло только в результате пресечения его противоправной деятельности.

Из анализа рассмотренных данных о наркотизме как "факторе" ("фоновом" явлении) преступности в войсках; состоянии преступности, связанной с наркотиками, по Вооруженным Силам России, можно сделать следующие выводы:

1. Наркотизм имеет прямую связь с преступностью военнослужащих, выступая как ее "фоновым" явлением, так и в виде самостоятельного вида правонарушений. Распространение наркотизма оказывает негативное воздействие на состояние уровня дисциплины и законности в войсках. Наибольшее влияние в качестве криминогенного фактора наркотизм имеет на совершение военнослужащими, проходящими службу по призыву, уклонений от военной службы, выступая примерно в 35 % случаев в качестве их причин. Помимо совершения потребителями наркотиков незаконных действий, связанных с приобретением, изготовлением либо хранением наркотических средств, определенное распространение получило совершение лицами, потребляющими одурманивающие средства, хищений чужого имущества и нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими.

2. Наблюдается тенденция к росту фактической преступности, связанной с наркотиками, совершаемой военнослужащими, что совпадает с общей тенденцией наркопреступности в масштабах страны. Свыше 70 % лиц, совершивших преступления этой группы, составляют военнослужащие, проходящие службу по призыву.

3. Если ранее (2-я половина 80-х - начало 90-х годов ХХ века) основной контингент военнослужащих, потреблявших наркотики и совершивших связанные с ними преступления, был связан с "наркоопасными" регионами, то в настоящее время "география" воинской наркопреступности расширилась, охватив все регионы страны.

4. Начало потребления наркотиков в период военной службы потенциально опасно в качестве «нового» канала распространения наркотизма и преступности в сфере НОН в "гражданском" обществе.

5. Наркотизация военнослужащих напрямую связана и оказывает воздействие на распространение в войсках других «социальных болезней», прежде всего ВИЧ-инфекции.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница