История развития психодиагностики на Западе и в России



Скачать 239.94 Kb.
Дата15.05.2016
Размер239.94 Kb.

  1. История развития психодиагностики на Западе и в России.

Становление научной психодиагностики связано в первую очередь с проник­новением в психологическую науку эксперимента, идеи измерения. Идея квантификации психологических наблюдений родилась достаточно давно, в 30-х гг. XIX столетия. Впервые об этом заговорил немецкий исследователь Вольф, ко­торый полагал, что можно продолжительностью аргументации, за которой мы в состоянии проследить, измерить величину внимания. Этим же ученым было вве­дено понятие психометрии.

Реализация идеи измерения психических явлений, начавшись с работ по психофизике Э. Вебера и Г. Фехнера (середина XIX столетия), определила важ­нейшее направление исследований в экспериментальной психологии того време­ни. Очень скоро психология попытается, и небезуспешно, говорить на «матема­тическом языке» не только в области ощущений, ее взгляд обратится к измерению более сложных психических функций. В связи со сказанным интересно отметить, что стимулы к изучению индивиду­альных различий исходили и от ученых, весьма далеких от психологии, физиоло­гии и медицины.

В 1816 г. Фридрих Бессель, астроном из Кенигсберга, прочел в «Астрономическом журнале» о том, что ассистент Королевского астронома был уволен из Гринвичской обсерватории из-за профессиональной непригодности. Причина его увольнения была в том, что он неоднократно отмечал время «паде­ния» звезд почти на секунду позже своего начальника. Заинтересовавшись этой историей, Бессель провел исследование и обнаружил заметную разницу между временем реакции на «падение» звезды у различных людей. Он предложил вычис­лять своего рода «уравнение наблюдателя», которое существует для каждого из тех, кто наблюдает за звездами. Таким образом, астрономия в известном смысле побудила физиологов и психологов к изучению индивидуальных различий во времени реакции.

Наиболее значительный вклад в направление, получившее название «менталь­ной хронометрии», внес голландский физиолог Ф. Дондере (1818-1889), Он пред­положил, что время, затрачиваемое на реакцию свыше определенной Гельмгольцем скорости прохождения нервного импульса (определялась при раздражении участков нерва, отстоящих от мышцы на разных расстояниях), следует относить к психическим процессам. Он выделил несколько типов реакций. Реакция Л — испытуемый знает, какой раздражитель будет воздействовать и какой реакцией нужно на него отвечать. Реакция В — на разные раздражители обследуемый отве­чает разными движениями. Реакция Спри предъявлении нескольких стимулов необходимо было реагировать только на один из них. Вычитая А из В (простая психическая реакция), Дондере получал, как он предполагал, скорость таких пси­хических процессов, как выбор и представление. В том случае, когда из С вычита­лось А, получалось время различения, а при вычитании С из В — время выбора. Основным в этих исследованиях является то, что психическое становилось осо­бой областью экспериментального исследования, отличной от физиологии.

М. Г. Ярощевский (1976) высказывает мнение о том, что дифференциально-психологическое изучение человека не простое логическое развитие эксперимен­тальной психологии, оно складывается под влиянием запросов практики, в пер­вую очередь медицинской и педагогической, затем - индустриальной. С этим в какой-то мере следует согласиться, но необходимо помнить и о том, что экспери­ментальная психология не может быть противопоставлена психологии индивиду­альных различай. Процесс развития экспериментальной психологии, а сегодня это очень хорошо видно, неумолимо приводит ее к проблеме личности, а тем са­мым — к индивидуальным различиям.

Родоначальником научного изучения индивидуальных различий был англичанин Френсис Гальтон, создавший инструмент для их измерения — тест.

Одна из основных целей Ф. Гальтона — измерение человеческих способностей. Будучи убежденным в том, что человеческая раса подвержена вырождению и нуждается в улучшении путем целенаправленного отбора, он стремится создать метод измерения способностей для селекции людей. Основываясь как на собственных наблюдениях, так и положениях философ­ского учения Дж. Локка, Ф. Гальтон предположил, что с помощью особенностей сенсорного различения можно оценить ум (интеллект) человека. Идея измерения интеллекта была сформулирована Гальтоном в 1883 году.

Ф. Гальтон совершенствует уже известные экспериментально-психологиче­ские приемы определения порогов чувствительности, времени реакции, создает новые. Некоторые из них, такие как свисток для определения предела восприя­тия высоты звука и линейка для зрительного различения длины, существуют до сих пор и названы его именем.

Особо следует отметить, что Ф. Гальтон оказался новатором ив области статистических процедур в психологии, без которых невозможен анализ данных по индивидуальным различиям. В1888 г. он предлагает метод вычисления коэффи­циента корреляции (статья на основе доклада 1888 г. опубликована в следующем году). Гальтон вычислял коэффициент корреляции в антропометрии и в исследова­ниях наследственности. Статистическое изучение явления регрессии в наслед­ственности непосредственно связано с понятием корреляции

Карл Пирсон (1857-1936) совершенствовал математический аппарат для вы­числения корреляции. В результате появился широко известный сегодня коэффициент корреляции по Пирсону. Им также был разработан не­параметрический коэффициент. Эти коэффициенты широко использу­ются в психодиагностических исследованиях, благодаря им устанавливается тра­диция использования количественных методов в разработке и применении пси­хологических тестов.

Являясь создателем первых тестов интеллекта, Ф. Гальтон также был первым, кто поставил вопрос об измерении личностных (характерологических) особен­ностей. В1884 г. Ф. Гальтон публикует статью «Измерение характера», в которой отмечает необходимость изучения не только ума, но и прочих психических свойств.

Исследования Ф. Гальтона, его тесты привлекли внимание ученых-психологов разных стран, у него появились ученики и последователи. Одним из наиболее из­вестных приверженцев гальтоновских идей и методов измерения индивидуаль­ных различий являлся американский ученый Джеймс Мак-Кин Кеттелл.

В 1890 г. Дж. Кеттелл в журнале Mind публикует одну из самых известных в психодиагностике работ — «Умственные тесты и измерение» с по­слесловием Ф. Гальтона. Понятие - «умственный тест» вскоре приоб­ретает популярность, становится своего рода символом той области психологии, которая изучает и стремится измерить индивидуальные различия.

К концу XIX в. тесты типа гальтоновско-кеттелловских получили широчайшее распространение. Только в США для координации тестологических исследований г понадобилось создание двух национальных комитетов (1895-1896). Наиболее активно тесты используются в образовании, однако очень скоро выясняется, что фактически отсутствует связь между результатами, полученными с их помощью, и независимой оценкой интеллектуального уровня учащихся педагогами. Не со­гласовывались тестовые данные и с успехами в обучении.

Один из основоположников экспериментальной психологии Альфред Бине счи­тал, что в центре внимания этой науки должны быть высшие психические процес­сы. На раннем этапе исследования интеллекта Бине пытался понять взаимоот­ношения между интеллектом и теми «переменными», которые рассматривались в хиромантии и френологии. Кроме того, он проводил эксперименты с такими же тестами, которые использовали Гальтон и Кеттелл. Однако в начале 1890-х гг. Бине пришел к убеждению, что для изучения индивидуальных различий в интел­лекте необходимо обратиться к более сложным психическим процессам. В статье, имеющей большое значение для тестирования умственных способностей, Бине и Анрй в 1896 году описали серии тестов, предназначенных для измерения внима­ния, понимания, памяти, воображения, эстетической оценки, морального сужде­ния и визуального ощущения пространства. В течение следующих лет Бине про­должал акцентировать внимание на важности качественных умственных перемен­ных, в частности влиянии личности на интеллектуальную деятельность. Наиболее важной работой Бине в этот период (1902) была книга «Экспериментальное ис­следование интеллекта».

Предложение из­мерять сложные психические процессы было сделано еще в XVIII столетии Чарльзом Боне. Он полагал, что умственные процессы могли бы измеряться на основе заключений, сделанных из одного и того же суждения, но его предложение не было замечено. В 1889 г. А. Орн, ученик Эмиля Крепелина, разработал тесты для измерения умственных способностей, разделенных им на четыре типа: воспри­ятие, память, ассоциация и моторные функции. Немного позже (1895), Крепелин создает длинный ряд тестов, предназначенных для измерения того, что он рассмат­ривал как базовые умственные функции. Заинтересованный в психологическом исследовании пациентов психиатрических больниц, Крепелин применил простые арифметические операции в своих тестах, которые он изобретал для оценки ре­зультатов тренировки, памяти, а также восприимчивости к усталости и раздра­жению. В1891 году Хуго Мюнстерберг из Гарвардского университета подготовил 14 тестов для использования с детьми школьного возраста. Среди них были тесты на чтение, вербальные ассоциации, память, а также простые арифметические за­дачи. Выдающийся немецкий психолог Герман Эббингауз, экспериментально ис­следуя человеческую память, открывает различия между двумя ее формами: им­плицитной, выражающейся в облегчении заучивания, и эмплйцитной, выражаю­щейся в непосредственном воспроизведении. Он разработал тесты имплицитного запоминания и показал, что материал, который не воспроизводится непосредствен­но и не узнается, тем не менее присутструет в памяти, так как облегчает повторное научение. Изучая умственные способности детей, Г. Эббингауз создает в 1897 г. тест, впоследствии названный его именем. Он полагал важной характеристикой интеллекта способность комбинировать и составлять слова в значимое целое, Примененный в конструировании теста принцип дополнения по сегодняшний день широко используется в психодиагностике. Однако лишь многолетний труд А. Бине и его сотрудников привел к созданию тестов интеллекта, которым была суждена долгая жизнь. В известной мере этому способствовало участие А. Бине в деятельности Комиссии по разработке средств выявления умственно отсталых детей, созданной Министерством народного просвещения Франции в 1904 г.

В1905 г. А. Бине совместно с Теодором Симоном создают первую шкалу, пред­назначенную для измерения интеллекта детей и состоящую из 30 заданий, распо­ложенных в зависимости от возрастания трудности. Количество баллов, получен­ных ребенком, зависело от числа решенных заданий. Бине утверждал, что шкала представляет собой «грубый» способ дифференциации. В этой шкале, несмотря на при­сутствие перцептивно-сенсорных заданий, особое место было отведено вербаль­ному материалу, позволяющему раскрыть способности к суждению, пониманию и рассуждению, которые полагались основными компонентами интеллекта.

В1908 г. была опубликована усовершенствованная шкала Бине—Симона. Она содержала 59 тестов, сгруппированных по возрастному признаку от 3 до 13 лет в соответствии с процентом детей определенного возраста, которые прошли данный уровень. Этот определяющий процентный диапазон был от 67 % до 75.

Первой теорией организации интеллекта, основанной на статистическом анализе показателей тестов, была теория Чарльза Эдварда Спирмена, исследования ко­торого во многом стимулировались его несогласием с существовавшими данны­ми о том, что предназначенные для измерения разных сторон интеллекта тесты не коррелируют друг с другом, а, следовательно, отсутствует основание для расчета общего, суммарного показателя.

В 1901 г. Ч. Спирмен обращает внимание на проблему взаимосвязи разных интел­лектуальных способностей, а в 1904 г. публикует ставшие сегодня классическими работы: «Общий интеллект, объективно детерминированный и измеренный» и «Доказательность и измерение связи между двумя предметами».

Исследования Ч. Спирмена приводят к появлению двухфакторной теорий интеллекта. В этой концепции положительные корреляции объясняются только наличием генерального фактора. Чем сильнее насыщенность тестов этим фактором, тем выше корреляции между ними. Специфические факторы играют ту же роль, что и ошибки измерения. Исходя из этого теорию Ч. Спирмена правильнее считать монофакторной.

Американский психолог Льюис Мэдисон Термен в сотрудничестве с X. Д. Чайлдз предложил свою адаптацию теста Бине. Его подход заключался в проверке валидности и надежности заданий шкалы так же, как это делал сам Бине, но на этот раз в США. Многие задания теста были моди­фицированы, а также добавлены новые.



Стэндфордская версия шкалы вскоре стала наиболее используемой для опре­деления умственных способностей в Соединенных Штатах. Более двух десятиле­тий труд Термена считался в США классическим образцом шкалы интеллекта. Благодаря своей надежности и достоверности она была определенным улучшени­ем шкалы Бине.

В начале XX в. тест как инструмент измерения индивидуальных различий все более активно вторгается в прикладные исследования. Массовое использование тестов заставляет исследователей перейти к групповому тестированию.

Создание и развитие группового тестирования связано с именем Артура Синтона Отиса (1886-1964), одного из аспирантов Термена. Несомненной заслугой Отиса была разработка таких приемов предъявления материала испытуемому, которые требовали мини­мального использования письма, а также разработка группового тестирования. Работа была завершена в 1918 г.

После Первой мировой войны, несмотря на сохраняющуюся популярность в США Стэнфордской версии шкалы Бине—Симона, разрабатывались и другие варианты этого теста. К наиболее известным из них относятся шкалы Кульмана (1922), Йеркса (1923), а также оригинальная версия Геринга (1922). Появилось также много новых, ориентированных на обследование нескольких человек, тес­тов: классификационный тест уже нами упоминавшегося Отиса (1923), формы А и Б; групповые тесты Диарбона (1922); шкала CAVD на определение умственных способностей Института исследований в области образования (1925), разработан­ная под руководством Торндайка; тест аналогий Миллера (1926); тесты на опре­деление умственных способностей Кульмана-Андерсена (1927); групповой тест Термена (1920); пользовавшийся популярностью в Англии, тест «Нортхамбер-ленд» на испытание умственных способностей (1920), созданный Гофреем Томсоном и названный впоследствии тестом Мори Хаус (1925). В Европе также пло­дотворно работал в области диагностики интеллекта Ришар Мейли. Разработан­ный им Аналитический тест интеллекта (1928) базировался на развиваемой в его исследованиях теории о четырех важнейших факторах интеллекта: доступной трудности, пластичности, целостности и беглости. На учебниках психодиагностики Мейли, неоднократно переизданных на разных языках, воспитывались многие поколения европейских психологов.

Большое значение для развития психодиагностики как науки имели доски форм Ферпосона (1920); сборный тест общих механических способностей, изобре­тенный Дж. Стенквистом в 1923 г. (это был первый тест, предназначенный для измерения способностей детей и взрослых к сборке частей механических при­боров); тест рисования человека (1926), созданный Флоренс Лаурой Гудинаф, в котором определение умственного уровня ребенка осуществлялось с помощью полученных им оценок за завершенность рисунка, точность и моторную коорди­нацию; лабиринты Стэнли Портеуса, первоначально разработанные в Австралии (1913). Автор первых «диагностических лабиринтов» заслуживает того, чтобы его биография, наряду с другими, принадлежащими ученым, стоящим у истоков со­временной психодиагностики, попала на эти страницы.

Личностный опросник Роберта Сесеиона Вудвортса (1917), был первым опросником, разработанным для выявления и измерения анормального поведения (по мнению некоторых психологов, первый опросник был разработан голландца­ми Г. Хеймансом и Е. Вирсмой, которые в 1909 г. использовали стандартизирован­ный опрос для получения сведений о сочетаниях разных черт личности- «Лич­ный листок данных» Вудвортса стал предшественником нескольких подобных опросников. Была разработана сокращенная версия — Вудвортс—Кади с 85 во­просами вместо 116. Предлагался также вариант этого опросника для обследова­ния детей от 12 лет и старше. Опросник Д. Лэйрда содержал 75 вопросов, пред­назначался для студентов колледжа и претендовал на диагностику следующих типов: шизоидного, неврастеиоидного (ипохондрия и усталость), истероидного (конвульсии и амнезия) и психастеноидного (навязчивые идеи и страх). Был так­же создан «Опросник умственной гигиены» Вудвортс—Хаус.

В1924 г. Л. Марстон пополняет перечень опросников своим, предназначенным для диагностики интроверсии—экстраверсии (20 вопросов, по которым дети, на­чиная с двухлетнего возраста, могли быть соответствующим образом охарактери­зованы в зависимости от ответов, данных их родителями). Джуна Довней (1875-1932) пыталась измерить импульсивность, волеизъявление, решительность, на­стойчивость, внимательность к деталям и соответственно антиподы этих качеств. Тесты Довней для диагностики «воли-темперамента» появились в 1919 г. и послужили стимулом для многочисленных исследований.

В истории отечественной психодиагностики можно выделить три основных этапа. Первый этап – это время зарождения российской психодиагностики (Г. И. Россолимо – 1909, Ф. Е. Рыбаков – 1910 и др.) из экспериментальной и клинической психологии (Н. Н. Ланге, А. А. Токарский). Под влиянием психодиагностического бума в Европе и Америке она прошла свое бурное развитие (Т. П. Соколов, А. П. Болтунов, М. Ю. Сыркин, И. Н. Шпильрейн и др.) до середины 30-х годов. За это время идеи стандартизованного изменения психических явлений нашли широкое применение в педагогике (педология) и профессиональном отборе (психотехника).

Слабая еще в то время научная база психодиагностики, методическое несовершенство и количественная ограниченность диагностического инструментария, недопустимо широкое распространение тестов среди непрофессионалов – с одной стороны, неоправданно большое  стремление практиков (педагогов, руководителей предприятий) получить «объективные данные» и извлечь из них практическую выгоду – с другой стороны, вызвало негативную реакцию общества. Одним не оправдано категоричным и жестоким следствием всего этого стало печально известное постановление ВКПб 1936 года.

 Постановление вызвало глубочайший кризис психодиагностики. Было фактически запрещено не только практическое использование тестов, но под идеологическим нажимом были разработаны теории о ненужности и буржуазности тестов.



 Второй этап – это медленное возрождение психодиагностики после почти 40 летнего перерыва под влиянием общего идеологического потепления 60-х годов. Выдающуюся роль в этот период сыграло: 1) широкое использование тестов в комплексном лонгитюдном исследовании студентов ЛГУ под руководством Б. Г. Ананьева; перевод и адаптация некоторых зарубежных тестов сотрудниками психоневрологического института им. В. М. Бехтерева – в Ленинграде; 2) деятельность К. М. Гуревича и сотрудников Психодиагностического института психологии РАО – в Москве; 3) работы В. М. Блейхера и Л. Ф. Бурлачука – в Киеве; 4) проведение первых Всероссийских конференций по психодиагностике – в Таллинне. В след за этим в 80-е годы начался период интенсивного развития психодиагностики. Постепенно происходило преодоление ее отставания от развивавшейся в более спокойных условиях зарубежной психодиагностики.

Третий этап развития психодиагностики начался в конце 90-х годов ХХ века. Во-первых, и это, пожалуй, самое главное, специалисты-профессионалы осознали критическое положение психодиагностики и на последних конференциях (2002, 2003) и в их кулуарах неоднократно обсуждались самые острые проблемы, требующие своего обязательного решения. Во-вторых, за последние годы неоднократно расширилось знакомство с тестами всего общества и педагогов в частности, в связи с внедрением в образование тестов достижения по учебным предметам сначала через Централизованное тестирование, проводимое Центром тестирования Минобразования РФ, а затем благодаря введению ЕГЭ – единого государственного экзамена в форме тестирования. Для России – это беспрецедентный случай – тестирование стало государственным актом.
За последние годы разработано несколько методик, удовлетворяющих всем психометрическим требованиям и пригодных для массового использования практическими психологами, – это Универсальный и Подростковый интеллектуальные тесты – УИТ СПЧ-М и ПИТ СПЧ – (Санкт-Петербург – Челябинск) (2001, 2003), Личностный вопросник 16РФ-Б (2002), Тест практического мышления взрослых ТПМВ (2004) и многие другие.


  1. Тесты интеллекта. 

С конца 19 века для оценки интеллекта человека используются стандартизованые психологические тесты, основанные на вычислении т.н. коэффициента интеллектуальности (IQ). Для психологов он привлекателен тем, что позволяет количественно выразить уровень интеллектуальных способностей как в общем, так и по отдельным его составляющим, которые выделяются разработчиками тестов. Тесты интеллекта методики психологической диагностики, предназначенные для выявления умственного потенциала индивида. В большинстве тестов интеллекта испытуемому на специальном бланке предлагается установить указанные инструкцией логические отношения классификации, аналогии, обобщения и др. между терминами и понятиями, из которых составлены задачи теста. Свои решения он сообщает либо в письменном виде, либо отмечая один из нескольких вариантов, имеющихся на бланке. Иногда задачи строятся из рисунков, геометрических фигур и т. п. В задачах тестов действия для решения нужно сложить из представленных деталей изображение предмета, геометрическую фигуру, собрать из кубиков с разноокрашенными сторонами заданный рисунок и т. п. Успешность испытуемого определяется числом правильно выполненных задач, по нему выводится коэффициент интеллектуальности.

Тест структуры интеллекта был разработан немецким психологом Р. Амтхауэром в 1953 году для задач профессионального отбора и профориентации. Тест позволяет получить полное, целостное представление об интеллекте человека. Автор ставил перед собой задачу разработать такой метод, который мог бы использоваться для профессиональной ориентации и консультирования по проблемам выбора профессии. Амтхауэр включил в свой тест задания на диагностику следующих компонентов интеллекта: вербального, счетно-математического, пространственного, мнемического. Среднее значение взаимных корреляций методу этими факторами в тесте равно 0,36. Тест был разработан в трех параллельных формах. Стандартизация проводилась на выборке из 4076 испытуемых, средний показатель по сырым баллам равнялся 82. Надежность теста равна 0,97 (корреляция четных и нечетных заданий), при повторном тестировании через год коэффициенты надежности оказались равными 0,83 (по отдельным субтестам 0,50). Валидность теста по критерию успешности обучения в школе равна 0,62.

Тест состоит из девяти субтестов, ориентированных на исследование основных составляющих вербального и невербального интеллекта: лексический запас, общая осведомленность, способность к абстрагированию, способность к обобщению, математические способности, комбинаторное мышление, пространственное воображение, способность к кратковременному запоминанию наглядно-образной информации.

Результаты, полученные с помощью теста Р. Амтхауэра, позволяют: прогнозировать успешность учебной деятельности; помочь в выборе профессии, выборе уровня обучения; прогнозировать успешность профессиональной деятельности, в том числе требующей специальных интеллектуальных навыков.

Тест широко используется в сфере образования, профориентации и занятости, в практике клинических психологов, в сфере бизнеса и в силовых структурах.

Стимульный материал содержит альбомы с заданиями по 9 субтестам в двух параллельных формах A и B. Возможно как индивидуальное тестирование, так и групповое. Предусмотрена как компьютерная, так и ручная обработка результатов тестирования. Тест предназначен для работы с людьми от 13 до 60 лет.

Тест Айзенка — психологический тест коэффициент интеллекта, разработанный английским психологом Гансом Айзенком. Один из тестов разработанных Гансом Айзенком, так называемый, "вербальный тест Айзенка". Методика предназначена для оценки интеллектуальных способностей, определения, в какой мере испытуемый обладает нестандартным мышлением. Этот тест предназначен для людей в возрасте от 18 до 50 лет, имеющих образование не ниже среднего. Решая проблему соотношения скорости переработки информации и когнитивной дифференцированности, Айзенк объединяет фактор сложности (зависящий от успешности выполнения сложных задач за ограниченное время) и фактор скорости (зависящий от скорости выполнения простых заданий), так как существует корреляция результатов простых тестов, выполненных с ограничением времени и таких же тестов без ограничения времени, близкая к единице. Делая выводы из результатов своих исследований, Айзенк предполагает наличие трех основных параметров характеризующих IQ. Это - скорость, настойчивость (зависит от числа попыток решения задачи) и число ошибок. Главным параметром, характеризующим уровень интеллекта по Айзенку, является скорость переработки информации, поэтому на выполнение теста дается определенное время (30 минут).

Тест социального интеллекта Гилфорда. Согласно Дж. Гилфорду, социальный интеллект — это система интеллектуальных способностей, связанных с познанием поведенческой информации. Социальный интеллект является профессионально важным качеством для профессий типа "человек-человек" и позволяет прогнозировать успешность деятельности педагогов, психологов, психотерапевтов, журналистов, менеджеров, юристов, следователей, врачей, политиков, бизнесменов. Субтесты диагностируют 4 способности в структуре социального интеллекта: познание классов, систем, преобразований, результатов поведения. Тест Дж. Гилфорда позволяет измерять общий уровень развития социального интеллекта, а также оценивать частные способности понимания поведения людей: способность предвидения последствий поведения, адекватность отражения вербальной и невербальной экспрессии, понимание логики развития сложных ситуаций межличностного взаимодействия, понимание внутренних мотивов поведения людей.

Методика рассчитана на весь возрастной диапазон, начиная с 9 лет. Общее время психологического тестирования, включая ознакомление с инструкцией, составляет 30-35 минут.

Тест Бине–Симона — средство для диагностики развития интеллекта, предложенное в 1905 г. А.Бине и Т.Симоном. Сначала тест состоял из 30 вербальных, перцептивных и манипулятивных задач, которые были расположены по критерию повышения трудности в соответствующие возрастные когорты: каждая задача определенной возрастной когорты должна была решаться 75% детей этого возраста с нормальным интеллектуальным развитием. По количеству правильно решенных ребенком задач определялся его умственный возраст. В последующем были созданы модификации этого теста, из которых наибольшей популярностью пользовался тест Станфорд–Бине, сконструированный американским психологом Л. Терменом в Станфордском университете. Тест Станфорд—Бине предназначен для детей старше 2 лет и позволяет определить «умственный возраст» и IQ. Поскольку тест включает в основном вербальные задания, он не годится, если у ребенка имеются специфические коммуникативные расстройства (например, аутизм, дислексия) или недоразвитие (в силу внешних факторов) вербальных функций.

Тест прогрессивных матриц (Raven Progressive Matrices) разработан в 1936 г. в Англии Дж. Равеном (совместно с Л. Пенроузом). Предназначен для измерения фактора общего интеллекта (фактора g по Спирмену).

 Состоит из 5 серий по 12 заданий:

серии A (взаимосвязи в матрице, состоящей из единого изображения);

серии B (аналогия между парами фигур матрицы);

серии C (прогрессивные изменения в фигурах матрицы по вертикали и горизонтали);

серии D (перегруппировка фигур матрицы);

серии E (разложение фигур матрицы на составные элементы).
   В каждой серии подобраны однотипные задания, выстроенные по все более возрастающей сложности.  Каждая из 60 матриц черно–белого варианта теста представляет собой геометрическое изображение с отсутствующим фрагментом, который необходимо выбрать из 6–8 предложенных вариантов. Время проведения теста не ограничено и в среднем занимает 30 мин. В тестировании могут участвовать испытуемые от 8 до 65 лет.



  1. Описать теории Векслера, Равена, Амтхауэра

Д. Векслер отказался от представлений об интеллекте, как об «умственном возрасте», которые ввел А. Бине, создатель первого теста умственных способностей, а затем развил В. Штерн (он придумал формулу для определения IQ как отношения умственного возраста к физическому).

Векслер опирался на идею своего учителя Ч. Спирмэна: интеллект является общей способностью (умственной энергией), влияющей на успешность выполнения любых задач на основе выявления отношений и связей между явлениями и предметами реальности. Сам Векслер определял интеллект как комплексную глобальную способность индивида целенаправленно вести себя, разумно мыслить и успешно взаимодействовать с внешней средой.Д. Векслер выделил в интеллекте две составляющих, а также две сферы его проявления: вербальный интеллект и интеллект действия.

Векслер предположил, что помимо общего интеллекта существуют вербальный и невербальный интеллекты, которые также следует измерять.

Векслер ввел понятие «возрастная норма». Испытуемый получал тестовый балл на основании сопоставления его результатов со средними результатами той возрастной группы, к которой он принадлежал. Коэффициент интеллекта выражался в единицах стандартного отклонения. Тест предназначался для комплексного обследования пациентов психиатрической клиники. Главная цель применения теста — тонкая диагностика психических нарушений при различных заболеваниях (психозах, неврозах и пр.), а также определение уровня интеллектуального дефекта у лиц с врожденным интеллектуальным недоразвитием и со старческим слабоумием. Поэтому важнейшее значение при обработке тестовых результатов имеет выделение коэффициента интеллектуального дефекта, который характеризует снижение умственных способностей при старении.

Векслер никогда не был ограниченным «психометристом», он всегда осознавал недостатки своего теста. Опытный клиницист и консультант, Векслер рассматривал свой тест как способ многостороннего исследования пациента и обращал внимание на необходимость наблюдения за дополнительными признаками поведения (пониманием инструкции, мимикой и пантомимикой и т.д.), а также за процессом решения заданий.
Несмотря на свою сложность, тест стандартизирован, и отклонение от нормы при его проведении считается недопустимым. При этом существуют и сокращенные варианты теста, предназначенные для быстрой и грубой оценки уровня развития умственных способностей.

Тест Векслера сразу после своего появления стал широко применяться за пределами клиники: при профессиональном отборе, для оценки уровня интеллекта «нормальных», то есть психически здоровых взрослых и детей, и даже для оценки уровня интеллектуальной одаренности.

Д. Векслер полагал, что невербальный интеллект в большей мере, чем вербальный, зависит от психофизиологических особенностей работы головного мозга и в большей мере наследуется. В свою очередь, уровень вербального интеллекта, по мнению Векслера, определяется индивидуальными знаниями человека, степенью его приобщенности к культуре.
Данные психогенетических исследований дают противоположную картину: в большей мере генетически детерминированы индивидуальные различия в вербальном интеллекте, а уровень невербального интеллекта зависит от индивидуального опыта. Вербальный интеллект нельзя смешивать со знанием естественного (родного) языка: такой интеллект предполагает, в первую очередь, понимание смысла высказываний и оперирование значениями.

Вербальный интеллект, как любая специфичная для человека функция, выделяющая его из мира животных, подлежит более жесткому генетическому контролю, чем невербальный интеллект. Важно, что при повторном проведении теста показатели по невербальной шкале возрастают больше, чем по вербальной, то есть интеллект действия более тренируем.

Результаты по тесту «Словарный запас» являются самыми устойчивыми, они не зависят от ситуации, мотивации, эмоционального состояния испытуемых. Поэтому при оценке индивидуальной структуры интеллекта рекомендуют использовать показатели «словарного разброса» — разницу между выполнением каждого субтеста и теста «Словарный запас». Применяют также индексы «общего словарного разброса» (сумма всех отклонений), «вербального разброса», «невербального разброса» и т.д. Существуют довольно точные диагностические характеристики этих показателей, но чаще всего они используются в клинической практике.

Дж.К.Равен не разделял предположение многих психологов о врожденности и неизменности интеллекта, или общей когнитивной способности. Занимаясь в начале 1930-х годов исследованиями причин умственных отклонений, он столкнулся с необходимостью разработки таких тестов, посредством которых можно было бы оценить как генетические, так и средовые причины интеллектуальной недостаточности. Дж.К.Равен сознательно ставил перед собой задачу создания тестов, которые были бы теоретически обоснованы, однозначно интерпретируемы, и оценки которых минимально зависели бы от различий в образовании, происхождении и в жизненном опыте людей.

Теоретической основой Теста Равена является модель Спирмана (Spearman, 1927), который первый подметил, что результаты тестирования многих учебных способностей коррелируют между собой на довольно высоком уровне — от 0,7 до 0,8. На основании этого он сделал вывод, что о существовании некоего «общего», или «g–фактора», состоящего из двух компонентов, а именно, продуктивной и репродуктивной способностей.

Продуктивная умственная деятельность включает целостное восприятие проблемной ситуации, ее анализ, выделенние проблемы, выход за пределы имеющихся данных и формирование (чаще в невербальной форме) понятийных конструктов, облегчающих осмысление сложных задач со многими взаимозависимыми переменными. Другими словами, это процесс, связанный с построением нового видения сложных, неформализованных ситуаций, к которому приходят скорее через инсайт, активный, целенаправленный поиск, чем через перебор возможных вариантов. Для оценки продуктивной способности были сконструированы Прогрессивные Матрицы Равена, серии заданий, построенных по принципу нарастающей сложности.

Что же касается репродуктивной деятельности, то она включает способность к заучиванию, воспоминанию и воспроизведению преимущественно вербального материала и для ее оценки предназначены Словарные Шкалы, являющиеся составной частью теста Равена.

Первые серии экспериментально использовавшихся матриц представляли собой девятифигурные композиции, напоминающие стимульный материал Спирмана, с той лишь разницей, что в заданиях Дж.К.Равена нужно было найти пропущенную фигуру, а не описать правило, лежащее в основе композиции. Поскольку маленькие дети, в отличии от взрослых, часто не могли уяснить суть проблемы, были созданы похожие задачи с сплошным структурированным рисунком, в котором был вырезан отдельный фрагмент. В этой форме задача стала понятна детям начиная с возраста примерно 5 лет.

При создании прогрессивных матриц значительное внимание было уделено также таким вопросам как четкость и привлекательность дизайна заданий, выполненных профессиональным художником, их размеру и пространственному взаимоотношению между незавершенной матрицей и набором альтернативных вариантов решения. Пилотажные исследования показали, что, с точки зрения самого процесса решения задачи, альтернативы лучше располагать снизу матрицы, а не сбоку от нее. Кроме того, значительные усилия были потрачены на коррекцию негативных тенденций, связанных с влиянием стратегии рассматривания всего изображения на вероятность выбора альтернативы, находящейся в той или иной позиции.

Воспроизводимость психометрических свойств ПМР на разных социо-экономических и этнических группах, постоянное увеличение оценок со временем и сходство нормативных данных, полученных в разных странах в один и тот же момент времени, — все это подтверждает высокий научный статус и практическую важность измерений продуктивной способности.

Р. Амтхауэр рассматривал интеллект как подструктуру в целостной структуре личности, он понимал его как структурированная целостность психических способностей, формирующихся и проявляющихся в различных формах деятельности, за счет чего человек становится способным действовать как активный субъект в окружающей среде. Поскольку Амтхауэр прежде всего ставил задачу исследования интеллекта в связи с проблемой выбора специальности и профессиональной пригодности, тест структуры интеллекта, разрабатывался и как групповой. Автором подчеркивалось, что интеллект можно познать только по его проявлениям в той или иной деятельности. Деятельность и способности находятся во взаимных отношениях, образуя всегда некоторую определенную структуру, в которой отдельные элементы иерархически упорядочены. Эта структура характеризуется наличием определенных центров тяжести, доминирующих центров, проявляющихся в деятельности, таких центров или ведущих факторов интеллекта Р. Амтхауэр выделил четыре: вербальный, счетно-арифметический, пространственный и мнемический. На их диагностику и на­правлены 9 субтестов методики.

БИБЛИОГРАФИЯ


  1. Бодалев А.А., Столин В.В., Общая психодиагностика, СПб, 2002

  2. Бурлачук Л.Ф., Психодиагностика, М., 2008

  3. Бурлачук Л.Ф., Словарь-справочник по психодиагностике, М., 2007

  4. Гуревич Г.М., Дифференциальная психология и психодиагностика, М., 2008

  5. Ждан А.Н., История психологии, Екатиренбург, 2002

  6. Истратова О.Н., Эксакусто Т.В., Психодиагностика. Коллекция лучших тестов, М., 2008

  7. Носс И.Н., Введение в технологию психодиагностики, М., 2003

  8. Райгородский Д.Я., Практическая психодиагностика. Методики и тесты, М., 2006

  9. Реан А.А., Психология и психодиагностика личности. Теория, методы, исследования, практикум, М., 2007

  10. Психодиагностика и психокоррекция//под ред. Александрова А.А., СПб, 2008

 

 










Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница