Клиническая психология в системе психологических наук. Клиническая и юридическая психология. Структура юридической психологии



страница13/13
Дата12.05.2016
Размер2 Mb.
ТипИсследование
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

РЕЗЮМЕ


Во многих случаях мощными детерминантами агрессии могут являться некоторые устойчивые характеристики потенциальных агрессоров — те личностные черты, индивидуальные установки и склонности, которые остаются неизменными вне зависимости от ситуации. Что касается агрессии «нормальных» (то есть не страдающих явной психопатологией) личностей, то в качестве аффектирующих агрессивное поведение психологических характеристик обычно рассматриваются такие личностные черты, как боязнь общественного неодобрения, раздражительность, тенденция усматривать враждебность в чужих действиях (предвзятость атрибуций враждебности), убежденность индивидуума в том, что он в любой ситуации остается хозяином своей судьбы (локус контроля), модель поведения типа «А» и склонность испытывать чувство стыда, а не вины во многих ситуациях.

Важную категорию агрессоров составляют экстремисты, то есть мужчины и женщины, проявляющие агрессию либо крайне часто, либо в крайних формах. Экстремисты отчетливо подразделяются на две группы, к первой из которых относятся лица со сниженным, а ко второй — с повышенным самоконтролем. У агрессоров первого типа внутренние сдерживающие механизмы развиты весьма слабо, и поэтому агрессоры со сниженным самоконтролем прибегают к насилию чрезвычайно часто. Агрессоры второго типа, напротив, обладают необычайно развитыми внутренними сдерживающими механизмами и способны воздерживаться от агрессивных проявлений даже в случае чрезвычайно мощной провокации. Когда же ресурс внутренних ингибиторов иссякает, агрессия, проявляемая лицами с повышенным самоконтролем, может принимать крайние, а порой даже фатальные формы.

Поведенческие реакции идивидуума зависят также от его установок и внутренних стандартов. К числу наиболее важных установок, аффектирующих агрессивное поведение, относятся различные формы предрассудков. Например, расовые предрассудки являются одним из важнейших источников межрасовой агрессии: так, лица питающие сильное предубеждение против представителей другой расы, ведут себя гораздо более агрессивно с вызывающими у них неприязнь «чужаками», нежели с членами собственной группы. За последние годы расовые установки как белых, так и черных американцев претерпели достаточно серьезные изменения. С одной стороны, это привело к снижению уровня агрессии, проявляемой белым населением Америки по отношению к черному меньшинству, а с другой, к тому, что в некоторых случаях черные стали вести себя по отношению к белым более агрессивно, чем прежде. Однако в ситуации стресса или повышенного эмоционального возбуждения обе группы могут возвращаться к своим более ранним установкам относительно межрасовой агрессии. Это явление получило название регрессивного расизма.

Одна и та же поведенческая реакция разными индивидами может восприниматься и как недопустимо агрессивная и как нормальная — все зависит от системы норм и ценностей конкретного индивида. Такого рода внутренние стандарты наиболее ярко проявляются, а значит, и оказывают наиболее сильное влияние на поведение в ситуации повышенного личностного самоосознания. Повышение степени личностного самоосознания подталкивает индивида к агрессии, если он считает подобное поведение допустимым, и наоборот, удерживает его от совершения агрессивных действий, если он относится к такому поведению как к недопустимому.

Исследования показали, что если сравнивать мужчин и женщин, то первые демонстрируют более высокие уровни прямой, а последние — непрямой, то есть не выраженной в физических действиях агрессии. Кроме того, мужчины чаще, чем женщины, выступают в качестве объекта физического нападения, в то время как женщины чаще становятся жертвами сексуальных домогательств и грубости в супружеских отношениях. Гендерные различия в агрессии иногда объясняются влиянием генетических или биологических факторов. Действительно, существуют определенные данные, свидетельствующие о том, что влияние этих факторов как детерминант агрессии весьма значительно, однако ясно, что уже само по себе противопоставление гендерных ролей (то есть представление о том, что мужчины «круче»), является очень важным фактором. Кроме того, даже если гендерные различия, проявляющиеся в агрессии, действительно в какой-то степени порождаются именно биологическими факторами, это отнюдь не означает, что мужчины неизбежно должны будут демонстрировать более высокий уровень агрессивности, нежели женщины. Напротив, агрессия во всех своих формах может быть предотвращена или редуцирована с помощью соответствующих средств.
37. Особенности агрессивных деликтов при групповых преступлениях. Психологическая модель индуцированных психозов.

Криминальная агрессия, совершенная под влиянием групповых воздействий. Большое количество агрессивных преступлений в типо­логической группе 2 совершается совместно с другими правонаруши­телями, при этом сами обвиняемые (лица с органическим психичес­ким расстройством, расстройством личности мозаичного круга) при совершении общественно опасных деяний выступают в пассивной роли ведомых, подчиненных воле лидера.

Обычно такого рода преступления, когда обвиняемый участвует в групповых преступлениях, не принимая осознанно роль подчиненно­го лидеру и преследуя свои цели (в основном корыстные), а попадая в своеобразную психологическую зависимость от субъективно значи­мого авторитета, обсуждаются в плане «суггестивной мотивации» или с привлечением для объяснения таких понятий, как «внушение», «подражание», «психическое заражение» и т.п. При таком понимании акцент делается не на межличностном взаимодействии, а на воздействии одного лица на другое, причем последнее описывается как пассивный, не обладающий какой-либо психической активностью и свободой воли, субъект. Не всегда учитывается, что при подобных правонарушениях не только повторяется внешний рисунок поведения лидера, но и усваивается та или иная часть глубинной мотивации. В лабораторных условиях аналогичный механизм криминальной агрессии описан С.Милграмом: добропорядочные испытуемые-добовольцы, повинуясь давлению экспериментатора, наносили удары током за ошибочное выполнение заданий «ученику» (в роли которого выступал помощник экспериментатора), при этом 65 % испытуемых доводили силу удара до 450 вольт, несмотря на демонстрацию их жертвой нестерпимых страданий. Р.Чалдини считает, что определяю­щим фактором в этих случаях проявления агрессии является снятие личной ответственности за свои действия.

В основе этого процесса лежит механизм идентификации вменяе­мых лиц с лидерами, субъективно значимыми авторитетами. Нами с Е.В.Макушкиным было показано, что именно динамика идентифи­кации определяет формирование индуцированных психозов (а обви­няемые с такими психозами являются невменяемыми). Идентифика­ция у вменяемых лиц имеет свои особенности. Лидер в отличие от душевнобольного индуктора осуществляет не бессознательное, а чаще осознанное воздействие. Идентификация с авторитетом также происходит с большей степенью осознания и включает не только эмпатию, но и осознанный интерес к его системе взглядов. В основе та­кой идентификации, как отмечал еще З.Фрейд, лежит более или ме­нее осознанная идентификация с Я-идеалом, сопровождающаяся подчинением лидеру и восприятием прямого контроля над собой как законного. Самым важным отличием является глубина идентифика­ции: у психически здоровых лиц и лиц с пограничными психически­ми расстройствами идентификация не доходит до третьей стадии — полного отождествления с лидером. Но при второй стадии — частич­ной идентификации мы можем говорить о наличии механизма груп­пового воздействия на криминальную агрессию.

38.Роль психических аномалий в генезе криминального поведения.

Типы и механиз­мы криминальной агрессии носят в целом вненозологический харак­тер и зависят в большей мере не от формы пограничной психической патологии, а от взаимодействия определенных индивидуально-психо­логических особенностей с ситуативными переменными. Психические расстройства не столько влияют на своеобразие поведения при совершении агрессивных преступле­ний, сколько оказываются факторами, обусловливающими те или иные индивидуально-психологические особенности.



Мотивация криминальной агрессии.

  1. Непосредственная реализация агрессивности.

  2. Агрессия совершенная под влиянием алкогольного опьянения

  3. А, под влиянием групповых воздействий

  4. А. как результат неверной оценки ситуации

  5. Инструментальная агрессия.

  6. Отсроченная агрессия

  7. Ситуативная агрессия

  8. А. под влиянием эмоционального возбуждения

- находящ не в сост алкогольного опьянения

- находящ в сост алкогольного опьянения



  1. А. как разрядка накопленного эмоционального напряжения

-в структуре стресса

-в структуре личностного конфликта (ревности и нежелательной беременности)



  1. А. в состоянии декомпенсации

Агрессивность у лиц с личностными расстройствами свя­зана с определенными чертами характера — демонстративностью, возбудимостью, эксплозивностью, эпилептоидностью, паранойяльностью. Криминальные действия реализуют их высокую базовую агрессивность, связанную с патологическими чертами личности, и не контро­лируемую какими-либо тормозящими тенденциями. Агрессия обвиня­емых с расстройствами личности во многом формируется под влияни­ем диспозиционной регуляции действий (т. е. черт личностей). При психопатиях регуляция поведения реализуется личностными структурами более низкого уровня, они не умеют использовать прошлый опыт=>несформированность ценностно-смысловой сферы. Наиболее характерны непосредственная (1) или ситуативная(7) реализация собственной агрессивности, а также агрессия в состоянии декомпенсации (10) (в основном, это психопаты истеровозбудимого и мозаичного круга), а также все типы мотивации, кроме 9, очень редко, 8 тип мотивации.

Агрессивность у лиц с органическим психическим расстройством выступает практически во всех типах мотивации, т. к., в качестве психоорганических синдромов могут выступать:



  • психоорганический

  • органическое личностное расстройство (психопатоподобные
    состояния);

  • несформированное личностное расстройство (эмоционально-
    волевая неустойчивость);

  • легкое когнитивное расстройство (интеллектуальная незре­
    лость).

Основные типы мотиваций:1 – агрессивность потребностного уровня (часто изнасилования). 2 – лица с хроническим алкоголизмом (недостаточность контроля, эмоц и волевая неустойчивость). 4 – интеллектуальная незрелость и недооценка ситуации (4 мотивация также часта при олигофрениях в стадии дебильности). 8 – недостаточность развития личностных структур, тормозящих агрессию.

При анализе других механизмов ярко выраженной специфики влияния органического психического расстройства на особенности мотивации не выявлено.

Для лиц с алкоголизмом наиболее специфичны агрессивные прес­тупления, совершенные под влиянием алкогольного опьянения. Ведущим расстройством у лиц, страдающих хроническим алкого­лизмом 2-й стадии, является недостаточность личностных структур, тормозящих проявления агрессии (коррелирует с эгоцентризмом, эмоциональным огрублением, интеллектуальным снижением).

Психический инфантилизм, или недоразвитие интеллектуальной и личностной (эмоциональной, волевой, мотивационной) сфер) характерно для многих психических заболеваний, сформированных влиянием дизонтогенеза: умственная отсталость (олигофрения в и умеренно выраженной дебильности), органическое психическое расстройство и др. Психически незрелые обвиняемые совершают агрессивные действия по разным механизмам, но влияние патологии наиболее явно прослеживается при недостаточной когнитивной и смысловой оценкой ситуации, их реализация обуслов­лена прежде всего недостаточной сформированностью личностных структур, тормозящих агрессию и несформированностью ценностной сферы (основная мотивация: 2, 3, 4).

Парафилия (патология сексуального влечения) редко явля­ется самостоятельным психическим расстройством. Реализация агрессивности на потребностном уровне, предпологающее агрессивный способ удовлетворения влечения.

Наиболее тесные связи с агрес­сивным поведением имеет такая форма парафилий, как садизм, оп­ределяемая по МКБ-10 как «предпочтение сексуальной активности, включающей причинение боли, унижение или установление зави­симости»(эго-синтонная форма – нет тормозящих агрессию структур, агрессивные побуждения принимаются личностью). При эго-дистонической форме парафилий у больного существует внутриличностный конфликт и он осозна­ет свое нарушенное сексуальное влечение как нечто «чуждое» его структуре личности, есть тормозящие агрессию структуры .

Для психически здоровых наиболее характерны преступления, со­провождающиеся либо осознанным выбором агрессивных способов достижения мотивов неагрессивного характера в относительно нейт­ральных ситуациях (5), либо длительным оттормаживанием возникаю­щих агрессивных побуждений (кумулятивные аффективные реакции и состояния) в психотравмирующих условиях, которое связано с по­зитивной социальной ориентацией их ценностной сферы и с наличи­ем личностных черт, контролирующих поведение(9). И в том, и в другом случаях в генезе криминальной агрессии прослеживается влияние ценностной (смысловой) регуляции поведения

В целом характерной особенностью агрессивных преступлений, совершенных обвиняемыми с психическими аномалиями в отличие от психически здоровых, является недостаточность регуляторного влияния на поведение системы ценностей, способных преодолевать диспозиционную, ситуативную и потребностную логику поведения. С этим же связана другая их особенность: большее влияние, чем у здоровых, ситуативных факторов на формирование мотивации кри­минальной агрессии. Психически здоровые люди даже в условиях длительной психотравмирующей ситуации стремятся не применять агрессивные способы разрешения экстремальных условий — за счет выбора стратегии совладающего поведения, формирования психоло­гических защитных механизмов, сдерживания эмоционального на­пряжения. Для аномальных личностей более характерны непосред­ственные формы реагирования на незначительные ситуационные воздействия. Даже при невысокой их личностной агрессивности несформированность у них ценностных регуляторных механизмов легко проявляется в агрессивном поведении под воздействием различных экзогенных факторов — алкогольного опьянения, групповых воздей­ствий, психотравмирующих обстоятельств.


39. Мотивация преступлений при психических аномалиях

«уровень агрессивности личности» (А)

«уровень выраженности тормозящих агрессию структур»(Т)

Цифры – обозначение групп, лиц с разной выраженностью агрессивных черт, структур, тормозящих агрессивность, совершивших преступления в нейтральных (рис 5) и психотравмирующих (рис 6) ситуациях.



Выделяется в качестве оснований психологической типологии крими­нальной агрессии три базовых измерения: «уровень агрессивности личности» (А), «уровень выраженности тормозящих агрессию структур»(Т) и «уровень выраженности психотравмирующего воздействия ситуа­ции». Основываясь на данной типологии, можно выявить разновиднос­ти механизмов агрессивных преступлений.

1. Непосредственная реализация агрессивности. У обвиняемых группы 1 (с высокой агрессивностью (А), низкими самоконтролем и спо­собностью к опосредованию своих действий даже в нейтральных ситуациях(Т)) наиболее универсальным механизмом криминальной агрессии является стремление к реализации собственной агрессивности вне за­висимости от внешних стимулов. Такие преступления чаще совершают истерические, возбудимые, истеровозбудимые, эпилептоидные и мозаичные психопатические личности, лица органическим психическим расстройством, осложненным психопатизацией личности, а также психически здоровые. Это м. б. связано с антисоциальными ценностями у здоровых, с чертами личности при психопатиях, с потребностями биол уровня без опосредорвания их ценностями и соц нормами.(органики – часто, секс. насилие).

2. Агрессия, совершенная под влиянием алкогольного опьянения. в основном это 2 группа, у них низкая агрессивность, в нейтральных ситуациях влияет алкогольная интоксикация . Агрессивное поведение реализуется вследствие усиления субъективной оценки си­туации как угрожающей, опасной (влияние алкоголя на сознание и когнитивные процессы), при отсутствии или слабой выраженности компенсаторных защитных механизмов, способных или сни­зить уровень субъективной значимости ситуации, или препятствовать прямому проявлению агрессии, независимо от исходного уровня агрессивно­сти. Раньше объясняли снятием контроля по физиологической и психодинамической модели. Часто это хронические алкоголики и органики.

3. Криминальная агрессия, совершенная под влиянием групповых воздействий. Большое количество агрессивных преступлений в группе 2 совершается совместно с другими правонаруши­телями, при этом сами обвиняемые (лица с органическим психичес­ким расстройством, расстройством личности мозаичного круга) выступают в пассивной роли ведомых, подчиненных воле лидера. Обвиняемый попадает в своеобразную психологическую зависимость от субъективно значи­мого авторитета, подвергается «суггестивной мотивации» «внушению», или это происходит по механизму «подражания», «психическое заражения» в группе. В основе лежит механизм идентификации. Опыты Милграма (испытуемые должны были бить ученика током, доходили до 450 вольт). Возможно, здесь механизм снятия ответственности за свои действия. В основе индуцированных психозов тоже лежит идентификация. Самым важным отличием для здоровых является глубина идентифика­ции: у психически здоровых лиц и лиц с пограничными психически­ми расстройствами идентификация не доходит до третьей стадии — полного отождествления с лидером. Но при второй стадии — частич­ной идентификации мы можем говорить о наличии механизма груп­пового воздействия на криминальную агрессию.

4. Агрессия как результат неверной оценки ситуации. Некоторые случаи криминальной агрессии у неагрессивных субъектов с несформированностью личностных структур, сдерживающих агрессивные побуждения, (2 гр), развиваются по механизму несоответствия лич­ностных ресурсов внешним, ситуационным. Несформированность отражательных и регуляторных функций яв­ляется следствием психического расстройства. Обвиняемые характе­ризуются и интеллектуальной, и личностной незрелостью в структуре органического психического расстройства или умственной отсталости (олигофрении в стадии умеренно выраженной дебильности).

5. Инструментальная агрессия. Большинство случаев в группе 3, у обвиняемых с низким уровнем исходной агрессивности и с наличием различных личностных структур, тормозящих проявления агрессии в относительно нейтральных, не психотравмирующих ситуациях. Агрессия в данных случаях может быть только осознанной и реализующей какие-то намерения, не обязательно носящие агрессивный характер. Различение враждебной (с агрессивными намерениями) и инструментальной ( с другими намерениями)агрессии, введено С.Фешбахом. По данному механизму совершают агрессивные деяния психически здоровые лица, значительно реже — с органичес­ким психическим расстройством (преимущественно резидуального генеза). Заказные убийства, с целью завладения имуществом, убийства финансовых конкурентов

6. Отсроченная агрессия Группа 4, 8. Здесь тормозящие влияния не позволяют непосредственно реализовать агрессивные побуждения, возникшие у обвиняемых в ситуации конфликтного взаимодействия с близкими людьми(при этом конфликты часто были инициированы самими об­виняемыми). Но через некоторое время они все же совершают убий­ства, возвращаясь на место конфликта. Одновременно влияют тормозящие агрессию структуры личности, и склонность к самовзвинчиванию. Характерно для лиц с психопатией или акцентуацией по возбудимому типу, с органическим психическим расстройством с психопатизацией или хроническим алкоголизмом. Тормозящие механизмы: высокая тревожность, страх возмездием за совершенную агрессию.

7. Ситуативная агрессия. У обвиняемых группы 5 Актуализацию ситуативных агрессивных мотивов в ответ на психотравмирующие воздействия, даже незначительные, облегчает высокая базовая аг­рессивность в сочетании с невыраженностью тормозящих личност­ных механизмов. Большинство правонарушений совершается в состо­янии алкогольного опьянения. Жертвы преступлений — в основном родственники и знакомые. Преобладают психопатия возбудимого и истеровозбудимого круга, а также органическое психическое расстройство, нередко осложенное психо­патизацией личности. Около четверти обвиняемых — психически здоровые. У таких лиц есть агрессивность, но она реализуется не в нейтральных, а в психотравмирующих ситуациях, контроль и опосредование у таких лиц снижено. Для психопатов большее кол-вол ситуаций может быть психотравмирующими, чем у здорового.

8. Агрессия, совершаемая под влиянием эмоционального возбуж­дения. У обвиняемых группы 6 криминальные агрессивные действия возникают в ответ на психотравмирующие обстоятельства. Несмотря на невыраженность базовой агрессивности, редуцированность тор­мозящих личностных механизмов обусловливает непосредственный характер реализации реактивно возникающих агрессивных побуж­дений в структуре эмоционального возбуждения.

-у лиц не находящихся в состоянии алкогольного опьянения. Эмоц возбуждение может достигаить выраженности аффекта (по смыслу ст.ст.107, 113 УК РФ). Среди аф­фектов преобладают классические физиологические аффекты, они не сопровождаются накоплением (кумуляцией) эмоциональной напряженности.

Характерно для психически здоровых и лиц с орга­ническими поражениями головного мозга с эмоциональной неустой­чивостью, повышенной сензитивностью.



-совершенная под влиянием не только эмоционального возбуждения, но и алкогольного опьянения. В этой группе преобладают лица с органическим психическим расстройством и психически здоровые, значительно реже, с расстройствами личности, сформирован­ными на органически неполноценной почве. Влияние алкоголя: усилиние смыслового вос­приятие ситуации как реально психотравмирующей, опасной. и эмоционального возбуждения, ослабляющее влияние сдерживаю­щих структур.

9. Агрессия как разрядка накопленного эмоционального напря­жения. Группа 7. Агрессию тормозят личностные структуры разного уровня — ценностно-нормативные, эмоциональные (связан­ные со склонностью к чувству вины и тревожностью), диспозиционные, коммуникативные, интеллектуальные, а также черты, связанных с подчиняемостью, осторожностью и интровертированностью.

-— агрессия как разрядка эмоциональной напряжен­ности кумулятивного генеза в структуре стресса, развившегося в усло­виях длительной психотравмирующей ситуации. Характерно для лиц с развитыми тормозящими агрессию личностными структурами и с невысокой исходной агрессивностью. В условиях длительной психо­травмирующей ситуации, связанной с противоправными или амо­ральными действиями потерпевших, у таких обвиняемых развивается психологический стресс. Это психически здоровые, лица с органическим психическим расстрой­ством и значительно реже — психопаты. В подавляющем большинстве случаев у таких обвиняемых выявляются эмоциональные реакции и состояния кумулятивного генеза, ограничивающие способ­ность к осознанию и регуляции своих действий.

агрессия как разрядка эмоциональной напряжен­ности кумулятивного генеза в структуре личностного конфликта, раз­вившегося в условиях длительной психотравмирующей ситуации. 2 типа личностных конфликтов: 1. ревность: обвиняемые ревнуют к своим супругам, но жертвами убийства в большинстве случаев явля­ются не жены, а реальные или мнимые «соперники» самих обвиняе­мых. Большинство таких обвиняемых страдают органическим психи­ческим расстройством или психопатией, гораздо реже встречаются психически здоровые. 2. Нежелательная беременность. По описанному механизму развиваются агрессивные действия против новорожденных детей у женщин (как правило, от 18 до 30 лет), за­беременевших вне брака или в результате изнасилования.


  1. Агрессия в состоянии декомпенсации. Этот механизм агрессии связан со срывом компенсатор­ных и гиперкомпенсаторных механизмов, выработанных аномальной личностью. Эти компенсаторные механизмы сдерживают проявле­ния дезадаптивных черт личности, в частности, и агрессивности. При изменениях ситуационных условий, особенно при психотравмируюших воздействиях попытка адаптации к ним за счет компенсаторных характерологических свойств оказывается неэффективной и приводит к декомпенсации. Срыву компенсаторных структур личности нередко предшествует гиперкомпенсация и псевдокомпенсаци. Все признанные вменяемыми обвиняемые (с расстройствами личности, нередко на фоне органического психического расстрой­ства), совершающие правонарушения в состоянии декомпенсации, не могут в криминальной ситуации в полной мере осознавать значе­ние своих действий и руководить ими, в отношении них устанавлива­ется «ограниченная вменяемость».


40. Проблема ограниченной вменяемости.

В настоящее время стало общепризнанным и не требующим особых доказательств фактом реальное существование психических расстройств и состояний, обусловливающих ограничение способности осознавать значение своих действий или руководить ими при совершении субъектом противоправных поступков. Однако в рамках судебно-психиатрической экспертизы признание этого факта в онтологическом плане до последнего времени не приводило к каким-либо значимым практическим правовым последствиям: юридическое значение имели только взаимополярные экспертные выводы - мог или не мог обвиняемый отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими вследствие психического расстройства.

В ст. 22 нового УК РФ, введенного в действие с 1 января 1997 г., учитывается уже и ограниченная способность вменяемого лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие психического расстройства. Правовые последствия анализируемой ограниченной способности являются сложными, состоящими по меньшей мере из двух элементов. Первый из них - учет ограниченной вменяемости при назначении наказания - относится прежде всего к способности быть субъектом уголовной ответственности и выражается, в частности, в квалификации ограниченной вменяемости в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность.

Второй элемент обозначен в УК РФ как сочетание применения наказания с принудительными мерами медицинского характера, т.е. учитывается и способность человека быть субъектом отбывания наказания. Осужденный с психическими аномалиями нуждается в применении дополнительных медико-психологических мер не только и не столько потому, что в прошлом, в момент совершения преступления имеющиеся психические расстройства ограничивали его способность к осознанию и руководству своими поступками (а именно к этому сводятся критерии ограниченной вменяемости), а скорее потому, что ко времени отбывания наказания его психические отклонения будут затруднять применение «обычных», стандартных исправительных мер, препятствуя тем самым достижению целей наказания. Поэтому не случайно в названии ст. 22 УК РФ не упоминается понятие «ограниченной вменяемости» - данная статья регулирует вопросы уголовной ответственности лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. Очевидно, что для решения этих вопросов необходимы специальные познания в области судебной психиатрии.



Вместе с тем, существуют факторы, которые не сводятся к болезненным психическим расстройствам, не являются в строгом смысле психопатологическими (как этого требует медицинский критерий ограниченной вменяемости), но в то же время могут также обусловить у человека, совершившего правонарушение, ограничение способности к полноценному произвольному и осознанному контролю своих действий. Анализом этих факторов и занимается судебно-психологическая экспертиза.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница