Книга известного немецкого психотерапевта, осионлтели по­зитивной психотерапии, посвящена анализу причин и особенно стей конфликтов, возникающих в межличностном общении, и путей их разрешения



страница1/24
Дата22.05.2016
Размер3.55 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
Пезешкиан Н.

Психотерапия повседневной жизни: тренинг разрешения конфликтов. — СПб.: Речь, 2002. — 288 с.

Книга известного немецкого психотерапевта, осионлтели по­зитивной психотерапии, посвящена анализу причин и особенно стей конфликтов, возникающих в межличностном общении, и путей их разрешения.

Книга предназначена для психологов, психотерапевтов, педа­гогов, родителей и всех тех, кого интересуют проблемы общения и взаимопонимания.


Оглавление


Обращение к читателю .......................................

Три основные концепции дифференциального анализа ....

Несколько слов о содержании книги .....................

Психотерапия сегодня...................................

Глава I. Теория дифференциального анализа ..................

Мысли о воспитании .........................................

Тень на солнечных часах (восточная притча)..............

Воспитание и перевоспитание............................

Неуверенность и надежда................................

Изменение функций воспитания и психотерапии..........

Социальные конфликты и нормы..............................

Примеры социальных конфликтных ситуаций в воспитании Примеры социальных конфликтных ситуаций в психо-

Теория дифференциального анализа ..........................

Актуальные способности ................................

Дифференциально-аналитический перечень вторичных и первичных способностей (актуальных способностей)

Актуальные способности и целостность ..................

Значимость актуальных способностей ....................

Актуальные способности и конфликты ...................

Основные способности ..................................

Актуальный и основной конфликты ......................

Типы матерей и отцов...................................

Глава II. Актуальные способности. Первичные и вторичные

способности

Любопытные и слон (по Й. Руми, персидскому поэту)

Каковы функции актуальных способностей..............

Является ли одна актуальная способность более важной, чем другая


Первичные способности.....................................

Развитие первичных способностей в аспекте «Страх—агрессия—подражание»

Образец и подражание .................................

Вера и религиозность...................................

Умение ценить время ...................................

Надежда


Доверие и ожидание....................................

Уверенность

Страх, агрессия и подражание как конфликтные потенциалы
Вторичные способности .....................................

Девочка в красном бархатном платье (из П. Этессами).....

Опрятность и чистоплотность ...........................

Стремление к порядку..................................

Послушание

Вежливость

Прилежание, трудолюбие...............................

Бережливость

Надежность, точность, добросовестность................
Глава III. Неправильные установки, бытующие

в воспитании, партнерстве и психотерапии ...................

Ворона и павлин (из П. Этессами).......................

Цели и содержание воспитания .........................

Относительность ценностей.............................

Фактор времени и образ человека ,......................

Кризис идентичности.............................

Человек и животные..............................

Соотношение врожденного и приобретенного .....

Неповторимость

Идентификация и проекция......................

Предубеждение

Мужчина и женщина .............................

Справедливость и любовь.........................

Секс, сексуальность и любовь.....................

Карикатуры любви ...............................

Потеря единства

Здоровье и болезнь...............................

Вера, религия и церковь ..........................

Предопределенная и возможная судьба ...........

Глава IV. Воспитание, самопомощь и психотерапия .....

Пророк и длинные ложки (восточная притча)......

Введение в самопомощь ..............................

Три основных принципа отношений между людьми Анализ взаимодействия..........................

Самопомощь

Ступень 1. Дистанцирование/наблюдение.........

Ступень 2. Инвентаризация ......................

Ступень 3. Ситуативное одобрение ...............

Ступень 4. Вербализация ........................

Ступень 5. Расширение цели .....................

Семейная, родительская и партнерская группа.........

Заботы других (восточная притча) ..............

Семейная группа ................................

Родительская группа ............................

Партнерская группа.............................

Дифференциально-аналитическая психотерапия .......

Глоссарий

ОТ АВТОРА


У каждой книги есть дата зарождения замысла и дата написа­ния. Процесс создания книги напоминает рост дерева, плоды кото­рого созревают не за один день. Они являются результатом роста и созревания зернышка, которое развивается и благодаря благопри­ятным условиям превращается в то, что позднее мы сможем при­нести к себе домой в качестве урожая.

Точно так же и дифференциальный анализ имеет короткую историю и долгое прошлое; с 1958 г. я работал над новым методом

психогигиены и психотерапии, который стал возможен благодаря обширному опытному материалу, полученному в психосоматически ориентированной психотерапевтической практике.

Хотя плоды созревали на европейском Западе, корни дерева, на котором они росли, находятся на Востоке, там, где я родился и где прошла моя молодость. Таким образом, эта книга и, как я надеюсь, моя психотерапевтическая деятельность представляют собой по­пытку объединить познания Востока с достижениями западной цивилизации. Я отдаю себе отчет в том, что подобная попытка изначально таила в себе массу проблем. Тем не менее, я считаю ее не только полезной, но и необходимой. Наша эпоха, несмотря на многочисленные разногласия, демонстрирует обнадеживающую тя­гу к единству. И. В, Гете выразил это в «Западно-Восточном дива­не» в следующих строчках, смысл которых отражает многое из того, о чем идет речь в этой книге:

Кто знает себя самого и других,

Тот поймет,

Что Восток и Запад уже

Неотделимы друг от друга.

Развитие психотерапии показывает, что нецелесообразно исхо­дить исключительно того, чтобы использовать психодинамику лич-

ности только для распознавания расстройств. Гораздо целесооб­разнее заниматься свойственными человеку способностями и доб­родетелями.

В то время как целью психоанализа Зигмунда Фрейда является

осознание, целью индивидуальной психологии Альфреда Адлера — интенсификация ответственности, а целью экзистенциального ана­лиза Виктора Франкла — осознание и ответственность, дифферен­циальный анализ направлен на то, чтобы совершенствовать процесс различения актуальных способностей человека.

Я благодарю моих сотрудников — дипломированных психоло­гов г-на Д. Шена и г-на Д. Е. Линдена — за их советы и критические замечания, а также благодарю за помощь супругов Нойбергер, фрау Кирш и фрау Шумахер.

Я особенно признателен профессору доктору медицины г-ну Р. Баттегаю из клиники Базельского университета, который в послед­ние годы постоянно поддерживал меня в написании и публикации

этой книги.

Я хотел бы также поблагодарить своих учителей: проф. д-ра

мед. Й. X. Шульца, Берлин; проф. д-ра мед. Р. Дегквица, Франк-фурт-на Майне; проф. д-ра мед. Куленкампфа, Дюссельдорф; проф. д-ра мед. К. Ферверса, Бонн; проф. д-ра мед. М. Брогли, Висбаден; д-ра мед. X. Коха, Бад Швальбах; проф. д-ра мед. X. Руфа, Франкфуртгна Майне; проф. д-ра мед. Томальске, проф. д-ра мед. X. Й. Бохник и проф. д-ра мед. X. Максион, Франкфурт-на Майне; проф. д-ра мед. Д. Лангена, Майнц; проф. д-ра мед. К. Леонхарда и д-ра X. Шмишека, клиника Шаритэ, Берлин; проф. д-ра мед. X. Менга, Базель; проф. д-ра мед. В. Франкля, Вена; проф. д-ра мед. Й. А. Морено, США; проф. д-ра мед. Лопес-Ибор, Мадрид; Д-ра мед. Дерболовски, Гамбург, а также г-на А. Файзи и г-на А. Фрутана, Хайфа и Иран.

Без сотрудничества и открытости пациентов, которые любезно дали мне свое согласие на публикацию описаний их болезни, эта книга не могла бы появиться. Разумеется, имена и даты изменены. В то же время ради сохранения документальной ценности устные и письменные сообщения пациентов переданы почти дословно.

И наконец, я благодарю мою жену Мание и моих сыновей Хамида и Навида за их помощь в работе над книгой.

if. Пезешкиан Висбаден, 1974-1975

ПРЕДИСЛОВИЕ

Восток и Запад в данной книге представлены читателю в своем неразрывном единстве, так что каждый может составить доста­точно полное представление о здоровье и расстройствах душевной жизни и поведения человека. Автору удалось не только предста­вить анализ современных общественных отношений и связанных с ними установок к воспитанию, но и убедительно описать дейст­вующие во все времена «первичные» и «вторичные» способности психики. Автор черпает опыт из своего восточного происхожде­ния и своей психотерапевтической практики. Он не ограничивает­ся простым изложением примера, а всегда умело делает из него полезные для любого человека выводы и встраивает их в свою четкую систему. Особенно оригинальны высказывания, посред­ством которых автор описывает нарушения в развитии детей и неправильные позиции воспитателей, например, неправильные действия родителей в целях наказания ребенка: «Ребенок с малых лет должен учиться быть послушным», «Наказание необходимо», «Нужно силой сломить упрямство у ребенка». Ярки и те высказы­вания, когда он описывает, как напряженные отношения между родителями переносятся на ребенка: «Ты — копия своего отца! Для него пунктуальность — тоже непонятное слово!» Автор пыта­ется интегрировать веру в свою психотерапевтическую деятель­ность с собственной картиной мира и понять религии как выраже­ние своего времени. Религия, которую исповедует автор, является в этом смысле, пожалуй, ступенью к дальнейшему развитию, к совершенству. Автор подчеркивает, что этот путь человек может пройти только с верой. Он показывает различие между первой важной составляющей религии, которая является духовной и трансцендентной, и второй, которая состоит из преходящих цен­ностей и норм. Если в какой-либо религии ле признается принцип времени, то первостепенные и второстепенные явления легко

могут быть перепутаны друг с другом. Важно понять суть религии и не позволить сиюминутным мнениям вытеснить ее. Автор придает большое значение тому, чтобы и в психотерапии выявить эту рели­гиозную суть. Также он делает попытку показать возможные не­доразумения (заблуждения, недопонимания) в отношениях между родителями и ребенком. Родители часто хотят сделать из своих детей совсем не то, чем дети могут быть. Автор подчеркивает уникальность каждого человека и вытекающую из этого необхо­димость развивать то особенное, что есть в каждом человеке. Опираясь на восточные притчи, он описывает воспитание, равно как и психотерапию, как процесс, содержание которого — разви­тие способности к самопомощи и «расширению цели» в смысле как можно более полного раскрытия психических, соматических и

социальных способностей.

Эта книга должна заинтересовать не только тех, кто профес­сионально связан с психотерапией. Она также окажется сокро­вищницей богатого психологического и педагогического опыта для родителей и воспитателей, для всех, кто посвящает себя педа­гогическим задачам.

Профессор, доктор медицины

Раймонд Баттегай

Обращение к читателю

Эта книга ведет читателя к источнику, но испить из него должен он сам.

Термин «воспитание» обычно воспринимается как нечто само собой разумеющееся, в то время как «самопомощь» многим ка­жется не очень понятным словом.

Многие люди предполагают, что если у них возникнут пробле­мы или болезни, врач узнает об этом по их глазам и с абсолютной уверенностью пропишет им именно те таблетки, которые устранят все неприятности. Сталкиваясь с такими ожиданиями, психотера­пия пытается создать эффективное лекарство против внутренних и внешних конфликтных ситуаций. «Сейчас у нас нет времени заниматься ребенком, позднее мы сходим с ним к психотерапев­ту»,— так говорила мать 5-летнего малыша, который страдал ноч­ным недержанием мочи, заиканием и нарушениями поведения. Тем самым психотерапевту навязывают роль спасителя-чудотворца, роль, с которой он при всей своей добросовестности нередко не в состоянии справиться.

Встречаются и такие люди, которые не доверяют медикам: «Моя мать лечилась у врачей и умерла. Я хочу еще немного по­жить и поэтому предоставляю оптимистам ходить к врачу!» Это так называемые сами-себе-врачи, которые с подкупающей наив­ностью дают советы другим: «Мне это помогло, наверное, и вам, поможет». Если бы это только было возможно, они могли бы пойти на то, чтобы самостоятельно удалить себе аппендикс. Меж­ду двумя крайностями — пассивным ожиданием чуда и упрямым недоверием к искусству врачей — должна лежать область, в кото­рой сочетались бы воля пациента к исцелению и его готовность выполнить совет специалиста.

Самопомощь должна служить руководством к действию. По­этому в ее арсенале находятся лишь некоторые основополагаю­щие методы, которые эффективны для относительно большого круга людей и проблем. Необходимо помнить, что каждая про­блема в отношениях между партнерами неповторима, что нужно иметь в виду и при самопомощи. Этот практический подход не следует считать медицинским рецептом. Выражаясь фигурально, он должен показать, как уменьшить опасность, чтобы «ребенок не упал в колодец», и как ему помочь, если он в этот колодец все-таки упал.

Кого считать здоровым человеком?

Психологическая помощь нужна многим. Если люди признают ее необходимость, они, возможно, пойдут к психотерапевту. В его кабинете, правда, иногда происходит непредвиденное: пациент не понимает врача, поэтому и себя чувствует непонятым. Если он пытается прочесть книгу на какую-то психологическую тему, то очень часто откладывает ее с чувством разочарования после пер­вых прочитанных страниц. Она остается для него тайной за семью печатями. Психотерапия в большинстве случаев должна стимули­ровать самопомощь для устранения начинающегося психического расстройства. Если человек не помогает себе сам, то со временем могут появиться заболевания или, по крайней мере, то, что в народе называют «трещинами» в отношениях.

Довольно часто человеку хочется получить ответы на волную­щие его вопросы: «Как мне воспитывать своих детей?», «Почему я ненавижу что-то или кого-то?», «Как я должен вести себя по отношению к моей жене в той или иной ситуации?» Все эти вопро­сы относятся к области психогигиены. Если спросить об этом нескольких людей, то ответы будут самыми разными, и в итоге мы

не станем умнее, чем были до этого.

Все мы «больны» конфликтами, проблемами и трудностями, которые связаны с нами самими, с нашими партнерами, другими окружающими нас людьми и, наконец, с нашими жизненными целями. Это обусловливает потребность в новых подходах и мето­дах психотерапии и самопомощи, которые должны быть столь же эффективными, сколь и практичными.

Здоров не тот, у кого нет проблем, а тот, кто в состоянии с

ними справиться.

Учитесь различать!

В своей психотерапевтической практике я часто сталкиваюсь с таким явлением: если у ребенка повышенная температура, голов­ная боль, желудочные расстройства или боли в сердце, его начина­ют лечить с особым терпением. Но если он ведет себя, на наш взгляд, странно (то есть не так, как обычно) и к тому же груб и неряшлив, то в подобной ситуации нам подчас изменяет выдерж­ка. Мы часто не понимаем того, что подобное поведение ребенка может быть вызвано болезнью. И в связи с тем, что право на существование признается преимущественно за болезнями тела, логически вытекает решение: если человек плохо себя чувствует, он знает, что надо сходить к врачу, который лечит соматическое заболевания. О психотерапевте же, даже при явных психических расстройствах, вспоминают очень редко.

Психотерапия вместо психопатологии

О том, что и как нужно сделать лучше, говорят редко. Гораздо чаще приходится слышать о том, чего делать нельзя. Рассказыва­ют, что английская королева Виктория в одном своем письме жаловалась, что ее воспитатели постоянно напоминают ей, чего она как будущая королева не должна делать. «Но что я как буду­щая королева должна делать и как мне это делать, мне никто не говорит».

С тем же принципом мы сталкиваемся в психотерапии и в медицине. Говорят о болезнях и молчаливо предполагают, что здоров тот, у кого болезнь отсутствует. Философ Лихтенберг сказал об этом так: «Ощущение здоровья приобретается лишь благодаря болезни». Фрейд ту же мысль сформулировал несколь­ко иначе: «Лишь изучив болезненное, начинаешь понимать нор­мальное».

Как правило, люди занимаются тем, что лечат болезни и пыта­ются устранить их последствия, и гораздо меньше внимания уде­ляют тому, что можно сделать для укрепления здоровья. Наши межличностные отношения, партнерство и воспитание, по всей видимости, тоже подчиняются этому принципу. Наша речь, при помощи которой мы объясняемся со своими партнерами, обычно тоже строится на этом принципе «негатива»: «Не делай этого!», «Почему ты опять опоздал?», «Такой беспорядок невозможно терпеть», «Ты опять солгал», «Почему ты мне изменил?», «Твоя

лень меня с ума сведет», «С таким извергом я не хочу иметь ничего общего», «Он не умеет себя вести» и т. д.

За такими фразами, как слово «аминь» за молитвой, всегда следуют ссоры. И люди обычно не отдают себе отчета в том, насколько серьезными могут быть их последствия.

Разве обязательно нужно сначала развестись, чтобы понять, насколько хорошим был брак? Разве нужно сначала пережить ин­фаркт, чтобы научиться ценить физическое здоровье? Разве нужно совершить попытку самоубийства для того, чтобы понять важность душевного здоровья? Разве нужно сначала отсидеть в тюрьме, чтобы понять, как хороша свобода? Разве нужно сначала превратить свой автомобиль в груду металла, чтобы понять, что чрезмерное увлече­ние скоростью таит в себе риск аварии?

Конфликты и психические расстройства возникают не в мо­мент обращения к психотерапевту, а в повседневной жизни. На­пример, семейные проблемы возникают в отношениях между суп­ругами, а если посмотреть глубже, они кроются в отношении каждого супруга к самому себе и в его социальных контактах. Если, например, супруг ушел к другой, не обязательно восстанав­ливать «справедливость» и «честь» с ружьем или ножом в руке, можно прореагировать и по-другому. Можно начать пить и в алкоголе утопить свое горе; можно начать принимать наркотики и с их помощью попытаться найти лучший мир; можно отомстить и самой «уйти на сторону». Но можцо решить эту проблему и ра­ционально. Все перечисленное выше и есть самопомощь. Правда, некоторые из этих мер самопомощи имеют тот недостаток, что создают еще больше неприятностей и трудностей. Поэтому задача состоит в том, чтобы выбрать такие способы самопомощи, кото­рые приемлемы и осуществимы для обоих партнеров. Много этих

способов приведено в данной книге.

Наша цель заключалась в том, чтобы написать такую книгу, которую можно было бы дать в руки клиентам, используя ее в качестве вспомогательного средства в ходе лечения или консуль­тирования. Необходимо особо подчеркнуть, что книга предназна­чена не только для специалистов, но и для широкого круга читате­лей: студентов, родителей, бизнесменов, учителей, воспитателей.

Все возрастающие сложности современной жизни и сегодняш­ний уровень развития психотерапии привели к необходимости описать психотерапию повседневной жизни вместо психопатоло­гии повседневной жизни, как ее назвал Зигмунд Фрейд. При этом автор не мог ограничиться формами проявления бессознательно-

го, а исходил в первую очередь из межличностных отношений и человеческих способностей. Подавленные и односторонне выра­женные способности являются потенциальными источниками кон­фликтов и расстройств в личностной и межличностной сферах. Они могут выражаться в депрессии, страхах, агрессии, необычно­сти поведения и психосоматических расстройствах:

«С детства меня настраивали на успехи,.. Моя профессия мне даже нравится, но у меня нет контакта с другими людьми. Со своими детьми я тоже не могу найти общего языка. Свободное

время для меня — мучение...» (42-летний адвокат, страдающий депрессией).

Еще раз напомню, что конфликты возникли лишь в процессе противоборства человека с окружающим миром; они не являются чем-то неизбежным и роковым, а представляют собой проблемы и задачи, которые мы пытаемся разрешить.

&ая чего нужна самопомощь

Основной характеристикой психотерапевтической модели, ос­нованной на дифференциальном анализе, является то, что воспи­тание и самопомощь представляют собой интегральные состав­ляющие самой психотерапии. Психотерапия как перевоспитание занимается непосредственно тем, что первоначально было сфор­мировано и усвоено в процессе воспитания. Благодаря самопомо­щи пациент из объекта, испытывающего внешнее воздействие, пре­вращается в активного партнера. Иными словами, самопомощь является методом предупреждения болезни, то есть методом пре­вентивной медицины и психогигиены, и, кроме того, важным эле­ментом психотерапевтических процедур.

При лечении внутренних болезней похожую жизненную по­мощь оказывают оздоровительные программы, тренировки, диеты и таблицы контроля. В этом случае под руководством врача па­циенты активно учатся восстановлению и укреплению своего здо­ровья. Точно так же посредством самопомощи можно научиться преодолевать проблемы воспитания, служебные конфликты и трудности партнерских отношений.

Самопомощь необходима и при воспитании детей, поскольку мы в качестве родителей и воспитателей должны помнить о по­следствиях нашего поведения. Часто к расстройствам приводят не большие события в жизни ребенка, а повторяющиеся изо дня в день мелкие душевные травмы, в конечном итоге формирующие

характер, предрасположенность к определенного вида конфлик­там.. Если, например, мать постоянно ругает ребенка за беспоря­док, то она не помогает ни ему, ни себе. Было бы гораздо целе­сообразнее, если бы мать узнала, каким образом формируется привычка ребенка к порядку, если бы она смогла осознать, что порядок можно понимать по-разному. Для ребенка было бы на­много полезнее, если бы его не только критиковали, но объясняли ему и на своем жизненном примере показывали, как действитель­но лучше себя вести.

Другой пример. Человек привык считать, что он только тогда чего-то стоит, когда добивается профессиональных и личных ус­пехов. И поэтому, не справившись с какой-то одной стоящей перед ним задачей, он испытывает чувство тяжелого поражения.

Здесь мы подходим к вопросу, который связан с проблемой воспитания как таковой. Сравним вождение автомобиля и воспи­тание детей. Каждый из вас, конечно, согласится со мной, что воспитание детей по меньшей мере столь же трудное дело, сколь и управление автомобилем. Но для того чтобы получить право управлять автомобилем, нам необходимо посещать специальную школу, выучить правила дорожного движения и сдать труднейший экзамен. А вот для того чтобы воспитывать ребенка, достаточно просто его иметь. Все остальное получается, как нам кажется, само собой. Мне иногда приходит в голову мысль, что некоторые родители ведут себя подобно шоферу автомобиля, который, не имея водительских прав, с завязанными глазами пытается про­ехать в час пик по большому городу. Поэтому одной из важней­ших задач этой книги является стремление убедить читателя в необходимости самопомощи.

Зачем нужны примеры из реальной жизни, притчи и мифы

В своей психотерапевтической практике, а также участвуя в семинарах и выступая с докладами, я постоянно убеждался в том, что именно восточные притчи и мифы хорошо воспринимались слушателями и пациентами. Притчи для меня — это картинки в слове. Подобно иллюстрациям, они облегчают понимание и обла­дают большой дидактической ценностью. Многим людям слишком трудно воспринимать психотерапевтическую тематику в абстракт­ном изложении. Но поскольку психотерапия является сегодня не только врачебной специальностью, но и мостом к неспециалистам,

пациентам, она обязательно должна быть понятной. Примеры из реальной жизни, мифы, притчи в той или иной форме рассказыва­ют о личностных, межличностных и общественных конфликтах и показывают возможные решения, облегчая понимание психотера­певтических задач. Будучи весьма далекими от непосредственного жизненного опыта пациента, от его конфликтов и слабостей, при­меры из жизни, мифы, при целенаправленном их использовании, помогают создать дистанцированное отношение к собственным проблемам. Человек мыслит не только в абстрактных и теоретиче­ских понятиях. Понимание собственных проблем скорее достига­ется благодаря наглядному, образному мышлению и эмоциональ­но окрашенному воображению. Осознание этого факта привело меня к тому, чтобы попытаться включить образное мышление пациента, используя мифологические истории и восточные притчи в качестве опоры для понимания. Именно поэтому я объединил в книге мудрость и интуицию Востока с новыми достижениями психо­терапии на Западе. Сквозь призму современной психотерапии в ней не только рассмотрены мудрые изречения восточных и западных фи­лософов и ученых, но даже затронуты основы великих религий.

Как возник дифференциальный анализ

Начиная с 1968 года я работаю над новой концепцией психоги­гиены и психотерапии — дифференциальным анализом. Основным мотивом для начала моего исследования было, пожалуй, то, что я находился в некоторой степени в транскультурной ситуации. Я родился в Иране, но с 1954 года живу в Европе. В этой связи я обратил внимание на важность психосоциальных норм при воз­никновении межличностных и внутренних конфликтов. При этом, наблюдая за симптомами как восточных, так и западных и амери­канских пациентов, я обнаруживал конфликты, источником кото­рых был целый ряд общепринятых норм поведения. Поэтому я попытался создать картотеку этих норм, объединить взаимосвя­занные понятия и составить перечень, с помощью которого можно было бы описывать основные области конфликтов. Эти поведенче­ские нормы я назвал актуальными способностями. Данное поня­тие я ввел по той причине, что оно обозначает нормы, которые постоянно действуют в наших ежедневных межличностных отно­шениях и поэтому всегда сохраняют актуальное значение. Диффе­ренциальный анализ считает актуальные способности действенны­ми потенциалами развития личности и конфликтов. В этих случаях

речь идет не о каких-либо специальных таинственных понятиях, а о нормах и стилях поведения, с которыми каждый человек сталки­вается изо дня в день. Когда мы сердимся, испытываем раздраже­ние, с возмущением отстраняемся, обижаемся, выходим из себя и так далее — что стоит за этим? Я стал заниматься этим вопросом и, анализируя жалобы и конфликты пациентов, попытался вы­явить содержательные причины этих жалоб и конфликтов. На составление перечня актуальных способностей в его сегодняшнем виде я затратил более восьми лет. Сначала я обратил внимание на психотерапевтическое значение вежливости и честности. Эти две категории послужили основой для дополнения перечня актуаль­ных способностей, который постоянно проверялся на практике. Результаты исследований, которые проводил не только я, но и мои сотрудники и коллеги, были получены после примерно 50 000 пси­хотерапевтических сеансов. Приведу несколько примеров. Когда мать говорит: «Мой сын — исчадие ада», то под этим следует понимать, что он непослушный и неряшливый.

Когда замужняя женщина говорит: «Мой муж и я, мы не подходим друг другу. Мы абсолютно разные люди», за этим скры­вается то, что муж много времени проводит на работе, что жене приходится часами его ждать и что к тому же он не так аккуратен, как ей хотелось бы. Один молодой человек страдал депрессией. Его, хотя он и был очень старательным работником, уволили, так как он почти никогда не появлялся на рабочем месте в нужное

время.


Если мы обратим внимание на эти взаимосвязи, то увидим,

какие содержательные категории имели место в приведенных вы-ше примерах: верность, честность, вежливость, справедливость, успешность, старательность и многие другие. Можно сказать, что практически все конфликты проистекают из этих содержательных категорий. И несмотря на то, что мы ежедневно сталкиваемся с этим и наше поведение и наши переживания постоянно находятся под влиянием перечисленных категорий, такую взаимозависимость мы, как правило, не осознаем. Если кто-либо в определенной

ситуации терпит поражение, мы говорим, что он неудачник; если мы не можем достичь желаемого успеха, то считаем, что никуда не годимся. Если ребенок ленится, мы его сразу называем лентяем, а человека, который относится к чистоте и вежливости иначе, чем

мы, считаем асоциальным и дурным.

Для того чтобы можно было составить представление об этих социальных нормах и критически рассмотреть свое отношение к

ним, я обобщил центральные, практически повсеместно действую­щие поведенческие нормы, на базе которых развивается большин­ство наших конфликтов, и включил их в дифференциально-анали-тический перечень (ДАП).

Теперь при возникновении проблем и конфликтов мы можем обратиться к ДАП. Мы уже не говорим: «Мой партнер — изверг, я не выношу его, он меня постоянно злит, он меня доконает», а пытаемся выявить конкретные содержательные признаки пробле­мы. Так, из высказывания: «Мой партнер — изверг», возможно, получится следующее заключение: «Я чувствую, что мой партнер обошелся сегодня со мной невежливо и несправедливо. Он заста­вил себя долго ждать и даже не извинился передо мной. Я придаю большое значение вежливости, а мой партнер — отнюдь не всегда. Почему я говорю именно о вежливости? Почему мой партнер именно сегодня так поступил?» Таким образом, становится оче­видной разница между двумя высказываниями: с одной стороны, перенасыщенное эмоциями обобщение, которое часто делает не­возможным деловой подход к конфликту; с другой стороны, по­пытка выявить различия: выяснить причины ссоры, определить действительную значимость проблемы и найти новые возможно­сти. Это выявление различий, или дифференцирование, является одной из основных функций самопомощи.

Дифференциальный анализ представляет собой новый подход в психотерапии, занимающейся конфликтами, и содержит ряд ме­тодов, которые имеют значение и для самопомощи.

Определяя предрасположенность пациента к конфликтам, дан­ный подход рекомендует проводить опрос, направленный на выяв­ление его актуальных способностей. Предположим, у пациентки страхи возникают в том случае, когда по вечерам ей приходится ждать своего мужа. В данном случае страхи содержательно вызы­ваются такой психосоциальной нормой, как пунктуальность. Разве не напрашивается мысль провести работу именно в этом направле­нии? Такой образ действий был бы радикальным в самом лучшем смысле этого слова: он исходит из корня, а не из симптомов, иначе говоря, не из листьев.

Сроки лечения сокращаются?

За прошедшее время мой психотерапевтический подход, к раз­работке которого я приступил в 1968 году, был усовершенствован; он хорошо зарекомендовал себя как метод лечения и был пред-

ставлен общественности на национальных и международных кон­грессах.

В процессе психотерапии, основанной на дифференциальном

анализе, мы направляем свое внимание главным образом на спо­собности, вызывающие появление конфликтных ситуаций, и пыта­емся осуществить реинтеграцию человека как физического, ду­шевного и духовного единства. Это происходит в ходе многосту­пенчатого лечения. Ступени лечения я попытаюсь описать на одном примере из обычной жизни. Если мы сердимся на кого-то из-за его невежливости, то ощущаем внутреннее беспокойство, хотим в открытую отругать его или поговорить с другими о его недостатках. И спустя некоторое время мы перестаем восприни­мать его как человека с разнообразными способностями, а видим в нем только невежливого грубияна, который оскорбил нас своей невоспитанностью. Мы уже не в состоянии думать о его положи­тельных качествах, так как отрицательные эмоции легли, как тень, на наше отношение к нему. В итоге нам становится тяжело об­щаться с таким человеком, и каждый спор будет в конце концов превращаться в борьбу за власть или аффективную вспышку. При этом возможности коммуникации в любом случае будут ограниче­ны. И наконец дело зайдет так далеко, что для того, чтобы нака­зать этого человека, мы будем действовать себе в ущерб. Учитывая эту цепочку развития событий, которые в дальнейшем могут при­вести к психическим и психосоматическим расстройствам, можно определить следующие ступени лечебного процесса.

Ступень наблюдения. Пациент предоставляет, желательно пись­менно, сведения о том, из-за чего, на кого и когда он сердился.

Ступень инвентаризации. На базе перечня актуальных способ­ностей (ДАП) мы определяем, в каких сферах поведения сам паци­ент и его партнер, помимо способностей, вызывающих недоволь­ство, имеют и положительные способности. Благодаря этому мы

можем противостоять обобщению.

Ступень ситуативного ободрения. Чтобы установить довери­тельные отношения с партнером, мы преувеличиваем его отдель­ные положительные качества, а именно те, которые связаны с

критикуемыми отрицательными качествами.

Ступень вербализации. Чтобы выйти из конфликта, характери-зуемого прекращением или искажением речевых контактов, мы проводим постепенную тренировку коммуникации с партнером по установленным правилам. При этом обсуждаются как положи­тельные, так и отрицательные качества и эмоции.

Ступень расширения цели. Целенаправленно минимизируется невротическое сужение поля зрения. Пациент учится не перено­сить конфликт на другие сферы поведения, а ставить перед собой новые, возможно, неизвестные цели.

Таковы вкратце основные шаги дифференциально-аналитиче­ской психотерапии. Был систематизирован большой опыт исполь­зования описанной методики для помощи при возникновении кон­фликтов в партнерских отношениях, трудностях в воспитании, депрессиях, фобиях, сексуальных расстройствах, а также при та­ких психосоматических расстройствах, как заболевания желудоч­но-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы, ревматизм и астма. Кроме того, было проведено лечение нескольких случаев психопатии и шизофрении.

Успехи в лечении показали, что, как правило, уже через корот­кое время (после 6-10 сеансов) наблюдалось или значительное уменьшение жалоб, или полное выздоровление. Контрольные об­следования, проведенные через год, показали в большинстве слу­чаев стойкий терапевтический эффект. Особенно успешным ока­залось лечение невротических и психосоматических расстройств. Таким образом, психотерапия, основанная на дифференциальном анализе, вполне может быть использована наряду с другими при­нятыми методами психотерапии.

ТРИ ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОГО АНАЛИЗА

Если попытаться кратко сформулировать метод дифференци­ального анализа, то можно сказать, что он базируется на трех основных концепциях.

1. Причиной возникновения конфликтов, проблем, разногла­сий и таких расстройств, как внутреннее беспокойство, страх, агрессия и нарушения сна, а также психосоматических расстройств являются постоянно повторяющиеся конфликтные потенциалы, которые приведены в перечне актуальных способностей. Таким образом, существует возможность изучать конфликты и расстрой­ства с точки зрения их основного содержания. К актуальным способностям относятся следующие психосоциальные категории: пунктуальность, стремление к порядку, аккуратность, послушность, вежливость, честность, верность, справедливость, бережливость,

старательность, надежность, точность, а также подражание, тер­пение, умение ценить время, контактность, сексуальность, дове­рие, ожидание, вера, религиозность, сомнение, уверенность и це­лостность.

2. Актуальные способности - это центральные факторы разви­тия личности. Они формируются на основе свойственных каждо­му человеку качеств в процессе воспитания и затем дифференци­руются или тормозятся в своем развитии. В этом смысле можно быть организованным, но не пунктуальным, или организованным, ко не терпеливым. Актуальные способности могут стать причи­ной расстройств, если не выполняются определенные ожидания, относящиеся к актуальным способностям. «Для меня чистоплот­ность — очень важная черта,— жалуется одна женщина,— если мой муж не вымоется, как надо, у меня нет ни малейшего желания вступать с ним в сексуальный контакт. Тогда я начинаю испыты­вать к нему глубокое отвращение и не хочу его больше видеть». В то время как для одного человека самое важное — это аккурат­ность, то для другого — вежливость, а для третьего — честность или стремление к порядку.

3. В связи с тем, что актуальные способности проявляются под влиянием окружающего мира, их тенденцию выступить в качестве конфликтных потенциалов можно устранить посредством:

а) профилактики в процессе воспитания;

б) самопомощи;

в) психотерапии.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О СОДЕРЖАНИИ КНИГИ

Глава I. В начале главы дано описание теории дифференциаль­ного анализа. При этом особое внимание уделяется тенденциям современного воспитания, которые в основных своих чертах могут быть охарактеризованы с помощью таких категорий, как беспо­мощность и надежда. На примерах конфликтных социальных си­туаций в воспитании и психотерапии разъясняется понятие акту­альных способностей как центрального аспекта теории дифферен­циального анализа. Вводятся понятия основных способностей, способностей к познанию и любви. Актуальные способности обоб­щаются в типологию, удобную для практического применения.

Глава 2. После объяснения понятия «актуальные способно­сти» предпринимается попытка показать их значение и развитие.

Особую роль здесь играют примеры из психотерапевтической практики. Первичные способности представляются читателю в ви­де цепочке развития. Вторичные способности, поскольку они со­относятся с практикой, представляются на примерах конфликтов как реальные и заданные реакции. Примеры реальных и заданных реакций взяты из психотерапевтической практики. Заданная реак­ция — это не предписание, не рецепт и не универсальное средство, а альтернатива, которая для пациента в его особой ситуации могла бы стать наиболее подходящей. Читатель может сам ввести поня­тия реального и заданного значения в «контрольную ситуацию», руководствуясь своими собственными проблемами.

Глава III. На основе многочисленных примеров описаны 22 наиболее типичные неправильные установки. Большинство внут-риличностных и межличностных конфликтов возникают на основе подобных установок. На них же продемонстрировано значение

актуальных способностей, хотя об этом не всегда говорится явно. Все перечисленные в этой главе неправильные установки подраз­деляются следующим образом: общие установки, установки в вос­питании, в межличностных отношениях, в сексуальных отношени­ях, а также установки, касающиеся религии и смерти.

Глава IV. Рассмотрены возможности применения дифферен­циального анализа в воспитании и самопомощи. При этом самопо­мощь не должна заменять психотерапию, осуществляемую специа­листом. Самопомощь учит справляться с теми конфликтами и проблемами, с которыми человек сталкивается ежедневно. Само­помощь, основанная на дифференциальном анализе, подразделя­ется на пять ступеней: наблюдение, дистанцирование, инвентари­зация, ситуативное одобрение, вербализация и расширение цели. Эти пять ступеней подробно описываются на примерах. Особое внимание уделяется возможностям групповой психотерапии: се­мейной, родительской и партнерской. И наконец рассказывается о дифференциально-аналитической психотерапии, которая была ис­пользована в таких важных случаях, как расстройства поведения у детей и сексуальные расстройства. В конце книги, после списка литературы, объяснены психологические, социологические и ме­дицинские термины с точки зрения дифференциального анализа.

Отдельные места книги, особенно восточные притчи и раздел о

реальных и желательных реакциях, вполне могут заинтересовать детей.

Автор этой книги не мог, да и не стремился к тому, чтобы решить все проблемы и дать запатентованные рецепты. Он попы­тался разъяснить читателю отдельные, можно сказать, классиче­ские обстоятельства и проблемы, обострить его восприятие и по­казать возможности дифференцирования. Таким образом, книгу надо рассматривать не как четкое руководство к действию, а как изложение методики, находящейся в процессе непрерывного раз­вития.

ПСИХОТЕРАПИЯ СЕГОДНЯ

В настоящее время от 60 до 80 % всех заболеваний обусловле­ны психически или, по крайней мере, связаны с психикой.

В ФРГ каждый день оформляется примерно 200 разводов. Количество людей, больных алкоголизмом, постоянно растет. При­мерно 40 % мужчин и 70 % женщин выпадают из трудового про­цесса по причине ранней инвалидности. На 9 миллионов потен­циальных пациентов приходится примерно 500 практикующих вра­чей-психотерапевтов, тогда как, по предварительным "подсчетам, нужны примерно 20 000 психотерапевтов.

Для того чтобы получить психотерапевтическое лечение, па­циент должен ждать примерно 1-2 года, и примерно 6 лет нужно пациенту с психосоматическими расстройствами, чтобы попасть — если он вообще попадет — к компетентному врачу.

Почему так происходит

Потому что лечат симптом, а не человека. Потому что занимаются формой конфликтов, а не их содер­жанием.

Потому что психотерапевт и пациент говорят на разных языках. Потому что сами психотерапевты крайне редко понимают друг друга.

Что можно сделать

Вывести психотерапию из башни из слоновой кости и освобо­дить ее от дурной репутации науки, окутанной тайной.

Использовать все потенциальные возможности, которые таит в себе самопомощь.

Работать с конфликтами не только абстрактно, но и конкрет­но, исходя из того, что представляет собой каждый отдельный конфликт.

Основные цели этой книги

Помочь человеку, не имеющему психотерапевтической подго­товки (книга предназначена для широкого круга читателей).

Дать полезную информацию практикующим врачам и психо­логам.

Познакомить психиатров и психотерапевтов с новой теорией и новыми психотерапевтическими методами.

Дать терапевту возможность обращаться к пациенту на понят­ном языке, а также дать пациенту почувствовать, что врач понима­ет все его проблемы. Метод дифференциального анализа предос­тавляет всем людям равные условия в области психотерапии.

Чем скорее мы поймем, что психические и психосоматические расстройства содержательно связаны с актуальными способно­стями, то есть с психосоциально значимыми категория, тем в большей степени дифференциальный анализ будет использоваться как теоретиками, так и практиками психотерапии.


Каталог: ckfinder -> userfiles -> files
files -> Российская академия наук
files -> Панюкова Юлия Геннадьевна, профессор кафедры философии Сибир­ского юридического института мвд россии, доктор психологических наук, профессор. Евтихов О. В. Е27 Тренинг лидерства: монография
files -> Т. В. Зайцева теория психологического тренинга психологический тренинг как инструментальное действие
files -> Проблема тревоги и тревожности в современной психологии
files -> 1 глава общие вопросы 4


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница