Книга объясняет тайны удивительных явлений, связанных с языком, таких как «мозговитые»



страница5/51
Дата22.05.2016
Размер7.92 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   51
Глава 2. Болтушки
Ford looked at me a bit strangely, as if to say, Isn't it patently obvious? He
pointed to his paralyzed arm and said, «Arm no good,» then to his mouth and

said,
«Speech,., can't say... talk, you see.»


«What happened to you to make you lose your speech?»
«Head, fall, Jesus Christ, me no good, str, str... oh Jesus... stroke.»
«I see. Could you tell me, Mr. Ford, what you've been doing in the hospital?»
«Yes, sure. Me go, er, uh, P.T. nine o'cot, speech... two times... read... wr...
ripe, er, rike, er, write... practice... get-ting better.» «And have you been

going home on weekends?» «Why, yes... Thursday, er, er, er, no, er* Friday...

Bar-ba-ra... wife... and, oh,
car.., drive... pumpike... you know... rest and... tee-vee.» «Are you able to

understand everything on television?» «Oh, yes, yes... well... al-most.»


— Я сиг... на... шик... а, нет... сначала, — эти слова были выговорены медленно

и с большим усилием. Звуки артикулировались нечетко; каждый звук произносился

резко, залпом, гортанным голосом...
— Позвольте, я помогу вам, — вмешался я, — вы были сигналь...
— Сиг-налыциком... да, — с триумфом закончил Форд мое предложение.
— Вы служили в Береговой охране?
— Нет, а, да, да... корабль... Массачу... чусетс... Береговая охрана... лет, —

он дважды приподнял обе руки, показывая число «девятнадцать».


— Значит, вы служили в Береговой охране девятнадцать лет.
— Да... парень... верно... верно... — ответил он.
— Почему вы в больнице, мистер Форд?
Форд посмотрел на меня немного странно, как если бы он хотел сказать: «А разве

это не очевидно?» Он указал на свою парализованную руку и сказал: «Рука не

хорошо». Потом указал на рот и сказал: «Говорить... не могу сказать...

разговаривать, видишь?»


— Что привело к тому, что вы потеряли речь?
— Голова, падать, Господи, мне не хорошо, у, у... о, Господи... удар.
— Понятно. Скажите мне, пожалуйста, мистер Форд, чем вы занимаетесь в больнице?
— Да, конечно. Мне идти, э, а, физкультура девять часы, говорить... два раза...

читать... пи... пинать, э, пишать, э, писать... учиться... де-латься лучше.


— Вы возвращаетесь домой на выходные?
— Ну да... четверг, э, э, э, нет, э, пятница... Бар-ба-ра... жена... и, а,

машина... ехать... пирпик... знаешь... отдыхать и... ти-ви.


— Вы понимаете все, что показывают по телевизору?
— А, да, да... ну... по-чти.
Форду явно приходилось с трудом выговаривать слова, но проблема была не в том,

что он не мог совладать с мускулами гортани. Он мог задуть свечу и откашляться,

но его письмо хромало так же, как и речь. Основные помехи были сосредоточены

именно вокруг грамматики. Он опускал окончания, например -ed и - s и служебные

слова типа or 'или', be 'быть', the (определенный артикль), несмотря на их

высокую частоту в речи. При чтении вслух он пропускал функциональные слова, хотя

успешно произносил полнозначные, такие как bee 'пчела' или oar 'весло', в

которых были те же самые звуки. Он прекрасно мог назвать предмет


Свидетельство того, что язык — это инстинкт человека 39
или узнать его по названию. Он понимал вопросы, когда их содержание можно было

вывести из полнозначных слов, например, «Тонет ли камень в воде?» или «Можно ли

что-нибудь отрезать молотком?», но не тогда, когда требовался грамматический

анализ, например: «Лев был убит тигром; кто из зверей погиб?»


Несмотря на грамматические нарушения, у Форда полностью сохранились другие

интеллектуальные функции. Гарднер замечает: «Он был собран, внимателен и

полностью сознавал, где он находился и почему. У него были сохранены все

интеллектуальные функции, не напрямую связанные с языком, например, понимание,

где право, где лево, способность рисовать левой (не использовавшейся для этого

ранее) рукой, считать, читать карты, заводить часы, составлять из предметов

конструкции или исполнять команды. Его коэффициент интеллекта в невербальных

областях был на его обычном уровне». И действительно, приведенный выше диалог

показывает, что у Форда, как и у многих перенесших афазию Брока, было полное

понимание своего тяжелого положения.


Нарушения в зрелом возрасте — это не единственный способ поставить под угрозу

языковой центр мозга. Некоторым здоровым в других отношениях детям не удается в

срок развить речевые способности. Когда они все же начинают говорить, они с

трудом артикулируют слова, и, хотя их артикуляция с возрастом улучшается,

грамматические ошибки обычно преследуют страдающих от этого нарушения и в зрелом

возрасте. Когда нелингвистические причины этого, такие как: нарушение умственной

деятельности, например задержка в развитии; нарушения восприятия, например

глухота, и социальные нарушения, например аутизм, признаются не имеющими

отношения к делу, ребенку присваивается точный, но не слишком помогающий делу

диагноз — Specific Language Impairment — Специфическое расстройство речи (СРР).


У логопедов, которых часто вызывают, чтобы оказать помощь нескольким членам

одной семьи, уже давно создалось впечатление, что СРР передается по наследству.

Недавние статистические исследования показали, что это впечатление может

оказаться реальным фактом. СРР передается членам семьи, и если такой диагноз

отмечен у одного из близнецов, процент вероятности иметь этот недостаток для

другого тоже очень высок. Особенно впечатляющее подтверждение этому наблюдалось

в одной английской семье К., недавно обследованной лингвистом Мирной Гопник и

несколькими генетиками. Бабушка в этой семье страдает расстройством речи. У нее

пятеро взрослых детей. У одной дочери речь в норме, так же как и у ее детей.

Остальные четверо, как и бабушка, имеют расстройство речи. Эти четверо взрослых

имеют в общей сложности двадцать три ребенка; из которых у одиннадцати

наблюдается расстройство речи, а у двенадцати речь в норме. Недуг распределился

по детям случайным образом, вне зависимости от ветви семьи, пола или очередности

рождения.


Конечно, сам по себе факт, что некая модель поведения свойственна для семьи, не

обязательно говорит о том, что она имеет отношение к генетике. Рецепты, акценты

и колыбельные передаются в семье, но они
40
Глава 2. Болтушки
не имеют ничего общего с ДНК. Тем не менее, в приведенном слу-чае генетическая

версия правдоподобна. Если бы причины расстройств! речи заключались в окружающей

среде — плохое питание, восприятие-дефективной речи одного из родителей или

братьев и сестер, слишком > долгое время, проводимое перед телевизором,

отравление воздуха евин*] цом из старых труб, либо еще что-то — тогда почему

этот синдром так! избирательно поразил некоторых членов семьи, в то время, как

их одн<Н| годки (в одном случае — брат-близнец) остались им не задеты? Кстати,!

генетики, работавшие с Гопник, заметили, что для линьяжа харак но наличие черты,

управляемой единственным доминантным геном, что| напоминает розовые цветы на

горохе у Грегора Менделя.


Но в чем заключается деятельность этого предполагаемого Не заметно, чтобы он

ухудшал общий интеллект; большинство страдай щих расстройствами речи членов

семьи набирают средний балл в невер бальных частях тестов на IQ. (И

действительно, Гопник обследовала ев одного, не связанного с этой семьей ребенка

с таким синдромом, кс рый постоянно получал лучшие оценки на уроках математики в

средне! школе.) Расстройства касаются речи, но в отличие от людей, страдам щих

синдромом Брока, носители СНР производят впечатление туристов мучительно

пытающихся говорить за границей. Говорят они медлен» подбирая слова, тщательно

продумывая, что скажут, и вынуждая седников приходить на помощь и заканчивать за

них предложения, рассказывают, что обычная беседа для них — это напряженная

умствен* работа, и они по возможности избегают ситуаций, где нужно говорить. 1

речь содержит частые грамматические ошибки, такие как неправильн использование

местоимений и суффиксов, к примеру, множественнс числа и прошедшего времени.
It's a flying finches they are 'Это летящие зяблики они'.
She remembered when she hurts herself the other day 'Она вспомнила, что себя

тогда поранит'.


The neighbours phone the ambulance because the man fall off the tree 'Соседи

звон| в «скорую», потому что человек падать с дерева'.


7726 boys eat four cookie 'Мальчики едят четыре печенье'. Carol is cry in the

church 'Кэрол плач в церкви'.


В экспериментальных тестах у них наблюдались проблемы с вь нением заданий,

которые нормальные четырехлетки выпаливают, не думываясь. Классический пример —

это вяг-тест, еще одно свидетель того, что обычные дети не усваивают язык,

подражая своим родш Тестируемому ребенку показывают контур похожего на птичку

суще и говорят, что это — ваг. Потом показывают картинку, на которой таких

существа, и ребенку говорят: «А вот их двое. На картинке два Типичный

четырехлетний ребенок тут же выпалит вага, а взрослый с i рушениями речи будет

загнан в тупик. Одна взрослая женщина, кс обследовала Гопник, нервно рассмеялась

и сказала: «О, Господи, дав что-нибудь еще». Когда экспериментатор стала

настаивать, та ответ«


Свидетельство того, что язык — это инстинкт человека 41
«Ваг — вагностъ, да? Нет. Понятно. Вы хотите, чтобы два... два вместе. Хорошо».

О следующем животном зат она сказала: «За... ка... за... за-/с/?ь/». Говоря о

следующем животном сас, она догадалась, что это должно быть два саса. Зардевшись

от успеха, она продолжала обобщать слишком буквально, превращая зуп в зуп-аи и

тоб — в тоба-и, что обнаруживало проявленное ею непонимание английского правила.

Очевидно, что дефектный ген в этой семье каким-то образом влияет на понимание

правил, которые обычный ребенок использует интуитивно. Взрослые делают все

возможное, чтобы возместить это непонимание, сознательно выводя правила и

получая предсказуемо плачевный результат.
Афазия Брока и СРР — это те случаи, когда при расстройствах речи остальной

интеллект оказывается более или менее неповрежденным. Но это не показатель того,

что язык независим от мышления. Вероятно, язык предъявляет к мозгу большие

требования, чем все остальное, что приходится решать путем мышления. Что

касается этого всего остального, то мозг может выполнять свою задачу, не слишком

выкладываясь; но для продуцирования речи все его системы должны работать со

стопроцентной отдачей. Чтобы завершить рассмотрение проблемы, нам нужно

обратиться к расстройству противоположного характера — к «лингвистам

идиотам-гениям» — людям с хорошей речью и плохими когнитивными способностями.
Вот еще одно интервью, взятое у четырнадцатилетней девушки Дени-зы покойным

психолингвистом Ричардом Кромером; стенограмма интервью была расшифрована и

проанализирована коллегой Кромера Сигрид Липка.
Мне нравится доставать открытки из конверта. Сегодня утром я получила целую

стопку почты, но в ней не было ни одной рождественской открытки. Выписку по

счету из банка — вот что я сегодня получила.
[Выписку по счету? Надеюсь, хорошие новости]
Нет, отнюдь. Это не была хорошая новость.
[Я обычно тоже не радуюсь.]
Я ненавижу... Моя мама работает на, там в саду, и она сказала: «Только не новая

выписка по счету!» Я сказала: «Это уже вторая за два дня». А она сказала:

«Хочешь, в обед я за тебя схожу в банк?» Но я сказала: «Нет, на этот раз я пойду

сама и сама все выясню». Понимаете, мои банкиры просто ужасны. Они потеряли мою

расчетную книжку, понимаете, и я нигде не могу ее найти. У меня счет в банке

ТСБ, и я уже думаю о том, чтобы поменять банк, потому что там ужасно ведутся

дела. Они теряют и теряют... [кто-то входит и вносит чай] О, как это мило!
[Да, замечательно.]
У них это просто вошло в привычку. Они теряют, они теряли мою расчетную книжку

уже дважды за месяц, и я готова была просто плакать. Вчера мама ходила в банк за

меня. Она сказала: «Они снова потеряли твою расчетную книжку». Я сказала:

«Можно, я закричу?» я сказала, и она сказала: «Давай!» И я завопила. Но это так

раздражает, когда они делают такие вещи. ТСБ, попечители... это не лучший банк,

в котором можно иметь счет. Они неисправимы.


42
Глава 2. Болтушки
Я видел Дениз на видеопленке, и она производит впечатление словоохотливого

собеседника с изящным стилем ведения разговора; это особенно сильно чувствуется

американским слушателем из-за чисто английского акцента девушки. (Кстати,

сказанная Дениз фраза My bank are awful 'Мои банкиры просто ужасны'

грамматически правильна в британском, но не американском варианте английского.)

И как удивительно узнавать, что все события, о которых она так серьезно

рассказывает — плод ее фантазии. У Дениз нет банковского счета, поэтому она не

могла получить по почте никакой выписки из банка, а банк не мог потерять ее

расчетную книжку. Хотя далее в ее рассказе речь пойдет о совместном счете, общем

с ее молодым человеком, у нее нет никакого молодого человека, а понятие

«совместного счета» очень смутное, поскольку Дениз пожалуется на то, что друг

снимает деньги с ее части счета. В других историях Дениз будет развлекать

слушателей красочным описанием свадьбы своей сестры, рассказом о своих каникулах

в Шотландии с юношей по имени Дэнни и счастливой встрече в аэропорту с долго

отсутствовавшим отцом. Но сестра Дениз не замужем, Дениз никогда не была в

Шотландии и не знает никого по имени Дэнни, а ее отец никогда не отлучался из

дома надолго. На самом деле у Дениз сильная умственная отсталость. Она никогда

не училась читать и писать, и не может обращаться с деньгами или выполнять любое

другое действие, которое требует повседневная жизнь.
Дениз родилась с диагнозом spina bifida (расщепление лозвоночных дужек),

патологией позвоночника, которая оставляет спинной мозг незащищенным. Spina

bifida часто приводит к гидроцефалии, когда из-за повышенного давления в

спиномозговой жидкости последняя заполняет собой желудочки (большие полости)

мозга, оказывая давление на мозг изнутри. По причинам, которые остаются

непонятными, дети-гидроцефалы часто приходят к тому же, что и Дениз — остаются

очень отсталыми, но с ненарушенными, и даже чрезмерно развитыми речевыми

навыками. (Возможно, раздувающиеся полости мозга разрушают большую часть

мозговой ткани, необходимой для повседневной рассудочной деятельности, но

оставляют нетронутыми области, отвечающие за развитие механизмов речи.)

Различные рабочие термины определяют это состояние как «светская болтовня»,

«синдром болтушки», «трепливость».


Свободная и грамматически правильная речь может сопутствовать многим серьезным

умственным расстройствам, например, шизофрении, болезни Альцгеймера, аутизму у

некоторых детей, и некоторым видам афазии. Один из самых впечатляющих синдромов,

недавно получил известность, когда родители умственно отсталой девочки с

синдромом болтушки, живущей в Сан-Диего, прочитали статью о теориях Хомского в

научно-популярном журнале и позвонили ему в Массачусетса и Технологический

Институт, спрашивая, не будет ли ему интересно обследовать их дочь. Хомский —

это кабинетный теоретик, который не отличит


Свидетельство того, что язык — это инстинкт человека 43
Джаббу Хатта от Бисквитного Чудища 9\ поэтому он предложил родителям привезти их

ребенка в лабораторию психолингвиста Урсулы Беллуджи в Л а Джойе.


Беллуджи, совместно с коллегами — молекулярными биологами, неврологами и

радиологами, обнаружила, что ребенок (которого они называли Кристал), как и

некоторые другие дети, прошедшие ряд тестов, страдал редкой формой умственной

отсталости — синдромом Вильямса. Предположительно этот синдром связан с

дефектным геном в 11-й хромосоме, имеющей отношение к регуляции кальция; и этот

ген комплексным образом влияет на мозг, череп и внутренние органы во время их

развития, хотя неизвестно, почему он производит именно этот эффект. У таких

детей необычная внешность: они невысокие и хрупкие, с узкими лицами и широкими

лбами, плоскими переносицами и острыми подбородками, с похожими на звезды

прожилками в радужной оболочке глаза и полными губами. Иногда их называют

«люди-эльфы» или «эльфолицые»10), но по-моему, они больше напоминают Мика

Джаггера. У них сильная умственная отсталость, IQ около 50 и они совершенно не

способны справиться с любой обыденной задачей, такой как например: завязать

шнурки, найти дорогу, достать предмет из шкафа, отличить правую и левую стороны,

сложить два числа, вести рядом с собой велосипед и подавить свою естественную

склонность крепко обнимать первого встречного. Но они, подобно Дениз, владеют

речью свободно, если даже не в совершенстве. Вот две расшифровки стенограммы

Кристал в возрасте восемнадцати лет:


Что такое слон, это такое животное. Что делает слон, он живет в джунглях. Он

может жить еще и в зоопарке. Что есть у слона, у него есть длинные серые уши,

уши-веера, уши, которые могут развеваться по ветру. У него есть длинный хобот,

которым он может срывать траву или поднимать сено... Если они в плохом

настроении, это может быть ужасно... Если слона разозлить, он может топать

ногами, он может бросаться на вас. Иногда слоны могут бросаться, как бросаются

быки. У них большие длинные бивни. Они могут повредить машину... Это может быть

опасно. Когда они в опасности, когда они в плохом настроении, это может быть

ужасно. Никто не хочет держать слона у себя дома. Все хотят кошку, или собаку,

или птицу.


Вот история о шоколадках. Однажды в Шоколадном Мире жила Шоколадная Принцесса.

Это была такая аппетитная принцесса! Она сидела на своем шоколадном троне, и к

ней пришел один шоколадный человек. И человек поклонился ей и сказал ей такие

слова. Человек сказал ей: «Пожалуйста, Шоколадная Принцесса, я хочу, чтобы ты

видела, как я справляюсь со своей работой. Но снаружи в Шоколадном Мире жарко,

ты можешь совсем растаять, как растопленное масло. А если солнце поменяет свой

цвет, тогда Шо-
9) Один из героев-кукол, созданных американским художником-кукольником Дж.

Хен-соном для телепередач. — Прим. ред.


10^ Имеются в виду больные, страдающие синдромом Вильямса-Бойрена, называемым

также синдромом «лица эльфа». У таких больных отмечаются высокий уровень кальция

в сыворотке крови, специфическое лицо, порок сердца и умственная отсталость. Это

заболевание встречается с частотой одно на двадцать тысяч рождений и поражает

как лиц женского, так и мужского пола. — Прим. ред.
44
Глава 2. Болтушки
коладный Мир и ты не растаете. Вы можете спастись, если солнце поменяет цвет. А

если солнце не поменяет цвет, и ты, и Шоколадный Мир обречены».


Лабораторные тесты подтверждают впечатление о хорошем владении речью: такие дети

понимают сложные предложения и на нормальном уровне исправляют грамматически

неправильные предложения. И у них имеется особенно очаровательная особенность:

они обожают необычные слова. Попросите нормального ребенка назвать несколько

животных, и вы получите стандартный ассортимент зоомагазина и скотного двора:

кошка, собака, лошадь, корова, свинья. Попросите о том же ребенка с синдромом

Вильямса, и вы получите настоящую кунсткамеру: единорог, птеранодон, як, ибис,

буйвол, морской лев, саблезубый тигр, стервятник, коала, дракон и то, что должно

быть особенно интересно для палеонтологов — «бронтозавр реке». Один

одиннадцатилетний ребенок вылил стакан молока в раковину и сказал: «Мне придется

эвакуировать его». Другой вручил Беллуджи рисунок и объявил: «Доктор, это

воспоминание о вас».


* * *
Такие люди, как Кирупано, Ларри (плантатор папайи родом с Гавайских островов),

Майела, Саймон, Тетушка Мэй, Сара, Форд» семья К., Дениз и Кристал представляют

собой ориентир для всех говорящих. Они показывают, что сложно организованная

грамматика имеется у всех представителей рода человеческого. Не нужно покидать

каменный век; не нужно принадлежать к среднему классу; не нужно хорошо учиться;

не нужно даже дорастать до школьного возраста. Родителям не нужно погружать вас

в язык, не нужйо даже владеть языком на высоком уровне. Вам не нужен необходимый

для функционирования в обществе умственный минимум, умение ориентироваться в

пространстве или особенно ясное понимание реальности. На самом деле, вы можете

обладать всеми этими преимуществами, но не быть в состоянии бегло говорить, если

у вас не хватает необходимых генов или необходимых участков мозга.
Глава 3 МЫСЛЕКОД
Язык и мышление — какова связь между ними?
Наступил и прошел год 1984 — год несбывшегося тоталитарного кошмара из романа

Джорджа Оруэлла, написанного в 1949 г. Но, возможно, нам еще рано вздыхать с

облегчением. В приложении к «Тысяча девятьсот восемьдесят четвертому» Оруэлл

упоминает одну еще более зловещую дату. В 1984 г. отступника Уинстон Смита

обратили в истинную веру с помощью тюремного заключения, психотропных лекарств и

пыток, ценой потери личности; но к 2050 в мире не будет никаких Уинстонов Смитов

вообще. Поскольку к этому времени в ходу будет куда более действенная технология

контроля за мыслью — язык под названием Новояз.


Новояз должен был не только обеспечить знаковыми средствами мировоззрение и

мыслительную деятельность приверженцев ангсоца, но и сделать невозможными любые

иные течения мысли. Предполагалось, что, когда новояз утвердится навеки, а

старояз будет забыт, неортодоксальная, то есть чуждая ангсоцу, мысль, постольку

поскольку она выражается в словах, станет буквально немыслимой. Лексика была

сконструирована так, чтобы точно^ а зачастую и весьма тонко выразить любое

дозволенное значение, нужное члену партии, а кроме того, отсечь все остальные

значения, равно как и возможности прийти к ним окольными путями. Это достигалось

изобретением новых слов, но в основном исключением слов нежелательных и

очищением оставшихся от неортодоксальных значений — по возможности от всех

побочных значений. Приведем только один пример. Слово «свободный» в новоязе

осталось, но его можно было использовать лишь в таких высказываниях, как

«свободные сапоги», «туалет свободен». Оно не употреблялось в старом значении

«политически свободный», «интеллектуально свободный», поскольку свобода мысли и

политическая свобода не существовали даже как понятия, а следовательно, не

требовали обозначений. Помимо отмены неортодоксальных смыслов, сокращение

словаря рассматривалось как самоцель, и все слова, без которых можно обойтись,

подлежали изъятию. Новояз был призван не расширить, а сузить горизонты мысли, и

косвенно этой цели служило то, что выбор слов сводили к минимуму.
...В сущности, использовать новояз для неортодоксальных целей можно было не

иначе, как с помощью преступного перевода некоторых слов обратно на старояз.

Например, новояз позволял сказать: «Все люди равны», — но лишь в том смысле, в

каком старояз позволял сказать: «Все люди рыжие». Фраза не содержала

грамматических ошибок, но утверждала явную неправду,
46


Каталог: data -> 2011
2011 -> Программа дисциплины «Российский и мировой рынок pr»
2011 -> Программа дисциплины Разработка управленческих решений для направления 080500. 62 «Менеджмент»
2011 -> Профессиональное самоопределение личности сущность профессионального самоопределения
2011 -> Агадуллина Елена Рафиковна
2011 -> Программа дисциплины «Основы социологии»
2011 -> Пояснительная записка. Требования к студентам Программа курса опирается на знания, полученные студентами-психологами при изучении всех предыдущих психологических дисциплин и особенно курсов
2011 -> Пояснительная записка. Аннотация
2011 -> Пояснительная записка Аннотация. Программа дисциплины «Психодиагностика» включает в себя : содержание дисциплины
2011 -> Программа дисциплины [Введите название дисциплины] для направления/ специальности [код направления подготовки и «Название направления подготовки»
2011 -> Индивидуальные ценности в структуре сознания


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   51


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница